$pringfield (Or, How I Learned to Stop Worrying and Love Legalized Gambling)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><th width="33%">Надпись на доске</th><td>«Я не буду говорить „Спрингфилд“ только, чтобы получить аплодисменты» (англ. I will not say 'Springfield' just to get applause)</td></tr><tr><th width="33%">Сцена на диване</th><td>Симпсоны бегут к дивану, но разбиваются, как стекло</td></tr><tr><th width="33%">Приглашённая звезда</th><td>Джерри Куни в роли самого себя, Роберт Гулет в роли самого себя</td></tr>
«$pringfield (Or, How I Learned to Stop Worrying and Love Legalized Gambling)»
«$прингфилд (или Как я перестал бояться и полюбил легальные азартные игры)»
Эпизод «Симпсонов»

<tr><th style="font-size: 100%;" align="center" colspan="2"></th></tr>

<tr><th align="center" colspan="2">Мардж играет в казино</th></tr>

Номер эпизода 91
Код эпизода 1F08
Первый эфир 16 декабря 1993 года
Исполнительный продюсер Дэвид Миркин
Сценарист Билл Оукли и Джош Вайнштейн
Режиссёр Уэс Арчер
[www.snpp.com/episodes/1F08 SNPP capsule]

«$pringfield (Or, How I Learned to Stop Worrying and Love Legalized Gambling)» (рус. $прингфилд (или Как я перестал бояться и полюбил легальные азартные игры)), также известный, как «$pringfield» — десятый эпизод пятого сезона мультсериала «Симпсоны»





Сюжет

Экономика Спрингфилда находится в упадке, и мэр Куимби слушает предложения граждан, о том, как её улучшить. Директор Скиннер утверждает, что легализация азартных игр поможет Спрингфилду. Всем, даже Мардж, идея нравится. Мистер Бёрнс вместе с мэром Куимби вместе создают казино, в котором Гомер становится дилером блэкджека. Мардж ждёт конца смены Гомера и находит двадцать пять центов, на которые играет в игровом автомате. Она выигрывает и становится зависимой от азартных игр. Тем временем, Барт создаёт в своём домике на дереве казино для друзей и перехватывает Роберта Гулета, чтобы он выступил в его казино. Мистер Бёрнс становится ещё богаче и начинает вести себя, как Говард Хьюз.

Из-за своей зависимости Мардж каждую свободную минуту проводит в казино и пренебрегает семьёй. Например, она забывает помочь Лизе сделать костюм для географического конкурса. В ярости Гомер врывается в казино и начинает искать Мардж. Мистер Бёрнс через камеры видеонаблюдения видит Гомера и понижает его до прежней работы на атомной электростанции. Мистер Бёрнс, поняв, что он сильно скучает по электростанции, решает вернуться. Гомер убеждает Мардж в том, что у неё проблемы с игроманией. Она, поняв страдания семьи, возвращается домой, а Лиза получает вместе с Ральфом Виггамом на конкурсе специальный приз за то, что им не помогали родители, хотя на самом деле костюм Лизе сшил Гомер.

Культурные отсылки

Отношение критиков и публики

В своём первоначальном американском вещании эпизод стал 35-м, получив 11 миллионов из 11,7 возможных по рейтингу Нильсена. Это был самый высокий рейтинг шоу на сети Fox за ту неделю. Эпизод получил в основном положительные отзывы от критиков. Гид DVD Movie Колин Якобсон отметил: «Этот отличный эпизод включает в себя множество параллельных сюжетов. Гомер работает в казино и пытается заботиться о семье без Мардж. Это ловко уравновешивает их и обеспечивает большой смех на пути»[1]. Адам Сураф из Dunkirkma.net назвал его третьим лучшим эпизодом сезона и высоко оценил культурные отсылки[2]. Авторы книги «I Can’t Believe It’s a Bigger and Better Updated Unofficial Simpsons Guide» Уэрэн Мартин и Адриан Вуд написали: «Там прекрасная дань ранним эпизодам, в которых Мардж протестует против идеи сумасбродных граждан на заседаниях. Это серия странных моментов, а не история, но было весело. Нам больше всего понравились фотографическая память Гомера и спуск мистера Бёрнса в безумие»[3]. Патрик Бромли из DVD Verdict дал эпизоду A[4]. Билл Гиброн из DVD Talk дал 4 из 5[5]. Сара Калп из The Quindecim признала эпизод одиннадцатым из самых любимых[6]. Лэс Уинэн из Box Office Prophets назвала его одним из своих любимых эпизодов пятого сезона[7]. Сцена, в которой Генри Киссинджер разговаривает с мистером Бёрнсом, была включена в документальный фильм «Испытания Генри Киссинджера».

Напишите отзыв о статье "$pringfield (Or, How I Learned to Stop Worrying and Love Legalized Gambling)"

Примечания

  1. [www.dvdmg.com/simpsonsseasonfive.shtml The Simpsons: The Complete Fifth Season (1993)]
  2. [www.dunkirkma.net/inreview/features/simpsons_5.html The Simpsons]
  3. [www.bbc.co.uk/cult/simpsons/episodeguide/season5/page10.shtml BBC — Cult — The Simpsons: Season Five Episode Guide — $pringfield]
  4. [www.dvdverdict.com/reviews/simpsonsseason5.php DVD Verdict Review — The Simpsons: The Complete Fifth Season]
  5. [www.dvdtalk.com/reviews/13784/simpsons-the-complete-fifth-season-the/ The Simpsons — The Complete Fifth Season: DVD Talk Review of the DVD Video]
  6. [www.thequindecim.com/2.10808/the-simpsons-top-25-episodes-1.1507333 The Simpsons' Top 25 Episodes — Arts and Entertainment — The Quindecim]
  7. [www.boxofficeprophets.com/column/index.cfm?columnID=8736 How to Spend $20]

Ссылки

  • [www.thesimpsons.com/recaps/season5/#episode10 «$pringfield (Or, How I Learned to Stop Worrying and Love Legalized Gambling)»] на The Simpsons.com
  • [www.tv.com/shows/the-simpsons/pringfield-or-how-i-learned-to-stop-worrying-and-love-legalized-gambling-1376/ «$pringfield (Or, How I Learned to Stop Worrying and Love Legalized Gambling)»] на TV.com
  • $pringfield (англ.) на сайте Internet Movie Database

Отрывок, характеризующий $pringfield (Or, How I Learned to Stop Worrying and Love Legalized Gambling)

Голос ее задрожал, она чуть не заплакала, но оправилась и спокойно продолжала: – И совсем я не хочу выходить замуж. И я его боюсь; я теперь совсем, совсем, успокоилась…
На другой день после этого разговора Наташа надела то старое платье, которое было ей особенно известно за доставляемую им по утрам веселость, и с утра начала тот свой прежний образ жизни, от которого она отстала после бала. Она, напившись чаю, пошла в залу, которую она особенно любила за сильный резонанс, и начала петь свои солфеджи (упражнения пения). Окончив первый урок, она остановилась на середине залы и повторила одну музыкальную фразу, особенно понравившуюся ей. Она прислушалась радостно к той (как будто неожиданной для нее) прелести, с которой эти звуки переливаясь наполнили всю пустоту залы и медленно замерли, и ей вдруг стало весело. «Что об этом думать много и так хорошо», сказала она себе и стала взад и вперед ходить по зале, ступая не простыми шагами по звонкому паркету, но на всяком шагу переступая с каблучка (на ней были новые, любимые башмаки) на носок, и так же радостно, как и к звукам своего голоса прислушиваясь к этому мерному топоту каблучка и поскрипыванью носка. Проходя мимо зеркала, она заглянула в него. – «Вот она я!» как будто говорило выражение ее лица при виде себя. – «Ну, и хорошо. И никого мне не нужно».
Лакей хотел войти, чтобы убрать что то в зале, но она не пустила его, опять затворив за ним дверь, и продолжала свою прогулку. Она возвратилась в это утро опять к своему любимому состоянию любви к себе и восхищения перед собою. – «Что за прелесть эта Наташа!» сказала она опять про себя словами какого то третьего, собирательного, мужского лица. – «Хороша, голос, молода, и никому она не мешает, оставьте только ее в покое». Но сколько бы ни оставляли ее в покое, она уже не могла быть покойна и тотчас же почувствовала это.
В передней отворилась дверь подъезда, кто то спросил: дома ли? и послышались чьи то шаги. Наташа смотрелась в зеркало, но она не видала себя. Она слушала звуки в передней. Когда она увидала себя, лицо ее было бледно. Это был он. Она это верно знала, хотя чуть слышала звук его голоса из затворенных дверей.
Наташа, бледная и испуганная, вбежала в гостиную.
– Мама, Болконский приехал! – сказала она. – Мама, это ужасно, это несносно! – Я не хочу… мучиться! Что же мне делать?…
Еще графиня не успела ответить ей, как князь Андрей с тревожным и серьезным лицом вошел в гостиную. Как только он увидал Наташу, лицо его просияло. Он поцеловал руку графини и Наташи и сел подле дивана.
– Давно уже мы не имели удовольствия… – начала было графиня, но князь Андрей перебил ее, отвечая на ее вопрос и очевидно торопясь сказать то, что ему было нужно.
– Я не был у вас всё это время, потому что был у отца: мне нужно было переговорить с ним о весьма важном деле. Я вчера ночью только вернулся, – сказал он, взглянув на Наташу. – Мне нужно переговорить с вами, графиня, – прибавил он после минутного молчания.
Графиня, тяжело вздохнув, опустила глаза.
– Я к вашим услугам, – проговорила она.
Наташа знала, что ей надо уйти, но она не могла этого сделать: что то сжимало ей горло, и она неучтиво, прямо, открытыми глазами смотрела на князя Андрея.
«Сейчас? Сию минуту!… Нет, это не может быть!» думала она.
Он опять взглянул на нее, и этот взгляд убедил ее в том, что она не ошиблась. – Да, сейчас, сию минуту решалась ее судьба.
– Поди, Наташа, я позову тебя, – сказала графиня шопотом.
Наташа испуганными, умоляющими глазами взглянула на князя Андрея и на мать, и вышла.
– Я приехал, графиня, просить руки вашей дочери, – сказал князь Андрей. Лицо графини вспыхнуло, но она ничего не сказала.
– Ваше предложение… – степенно начала графиня. – Он молчал, глядя ей в глаза. – Ваше предложение… (она сконфузилась) нам приятно, и… я принимаю ваше предложение, я рада. И муж мой… я надеюсь… но от нее самой будет зависеть…
– Я скажу ей тогда, когда буду иметь ваше согласие… даете ли вы мне его? – сказал князь Андрей.
– Да, – сказала графиня и протянула ему руку и с смешанным чувством отчужденности и нежности прижалась губами к его лбу, когда он наклонился над ее рукой. Она желала любить его, как сына; но чувствовала, что он был чужой и страшный для нее человек. – Я уверена, что мой муж будет согласен, – сказала графиня, – но ваш батюшка…
– Мой отец, которому я сообщил свои планы, непременным условием согласия положил то, чтобы свадьба была не раньше года. И это то я хотел сообщить вам, – сказал князь Андрей.
– Правда, что Наташа еще молода, но так долго.
– Это не могло быть иначе, – со вздохом сказал князь Андрей.
– Я пошлю вам ее, – сказала графиня и вышла из комнаты.
– Господи, помилуй нас, – твердила она, отыскивая дочь. Соня сказала, что Наташа в спальне. Наташа сидела на своей кровати, бледная, с сухими глазами, смотрела на образа и, быстро крестясь, шептала что то. Увидав мать, она вскочила и бросилась к ней.
– Что? Мама?… Что?
– Поди, поди к нему. Он просит твоей руки, – сказала графиня холодно, как показалось Наташе… – Поди… поди, – проговорила мать с грустью и укоризной вслед убегавшей дочери, и тяжело вздохнула.
Наташа не помнила, как она вошла в гостиную. Войдя в дверь и увидав его, она остановилась. «Неужели этот чужой человек сделался теперь всё для меня?» спросила она себя и мгновенно ответила: «Да, всё: он один теперь дороже для меня всего на свете». Князь Андрей подошел к ней, опустив глаза.
– Я полюбил вас с той минуты, как увидал вас. Могу ли я надеяться?
Он взглянул на нее, и серьезная страстность выражения ее лица поразила его. Лицо ее говорило: «Зачем спрашивать? Зачем сомневаться в том, чего нельзя не знать? Зачем говорить, когда нельзя словами выразить того, что чувствуешь».
Она приблизилась к нему и остановилась. Он взял ее руку и поцеловал.
– Любите ли вы меня?
– Да, да, – как будто с досадой проговорила Наташа, громко вздохнула, другой раз, чаще и чаще, и зарыдала.
– Об чем? Что с вами?