АОН

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

АОН (англ. CLI - сокращение от «Calling Line Identification») — устаревшая технология Автоматического Определения Номера. Этот термин, после массового появления бытовых устройств с определением номера вызывающего абонента в начале 90-х годов, был так же перенесен и на эти устройства. Информация о номере вызывающего абонента передаётся в виде кода, носящего название "Безинтервальный Пакет" (код 2 из 6) в виде одновременной передачи 2-х частот из 6-ти доступных в этом коде в интервале от 700 до 1700Гц, посылаемый телефонной станцией вызывающего абонента при одновременном ответе на исходящий вызов и получении сигнала запроса (с входящей стороны) в виде однотональной посылки 500Гц. Данный метод передачи номера вызывающего абонента распространён в телефонных сетях, построенных на оборудовании бывшего СССР. Не являлся услугой АТС, поскольку не был предназначен для абонентов. Мог использоваться только при выходе на междугородную связь и для спецслужб, но, практически, выдавался телефонной станцией, особенно старых аналоговых (декадно-шагового и координатного) типов.





История

Определители номера звонящего абонента получили широкое распространение в середине 1990-х годов. В то время большинство АТС не могли обеспечивать такую функцию, поэтому в России и странах СНГ стали разрабатываться так называемые «русские АОН». Выпускали их небольшие частные кооперативы. Радиолюбители делали АОН самостоятельно, пользуясь схемами и описаниями конструкций в журналах: «Радиолюбитель» (первая публикация в № 8 за 1991 год), «Радио», «Радiоаматор».

Появление массовых и доступных АОНов на рубеже 1990-х годов стало возможным благодаря двум особенностям. Во-первых, это использование ставших доступными к тому времени отечественных микропроцессоров серии К580ВМ80А (копия микропроцессора Intel 8080), чуть позже и клонов Z80. Во-вторых, использование вместо классического аналого-цифрового преобразователя (АЦП) существенно более дешевого и доступного аналогового компаратора. Вся цифровая обработка осуществлялась в течение разумного периода времени (в первых версиях 5-7 секунд, в последующих — в реальном времени).

Низкое качество обработки сигнала первых моделей АОН вследствие уменьшения числа уровней квантования компенсировалось тем, что такие АОНы были дешевы в производстве и не содержали дефицитных компонентов. В качестве алгоритмов обработки аналогового сигнала применялись цифровые рекурсивные фильтры (БИХ фильтры), затем алгоритмы цифрового когерентного приема и далее алгоритмы частичного дискретного преобразования Фурье, алгоритм Герцеля.

Изначально АОН требовали применения отдельного источника питания (сетевого адаптера). С переходом на более современную элементную базу и снижением потребляемого тока, стало возможным использовать для питания непосредственно телефонную линию; сетевой (~220 В) адаптер при этом уже становится ненужным и не используется.

В России первые АОН представляли собой доработанные стандартные кнопочные телефоны (в частности, VEF-TA12 и Technics), из которых удалялась штатная электроника и встраивалась плата АОН.

Среди ранних версий плат большое распространение имели платы, предназначенные для установки в телефон VEF-TA12 — они имели вырезы, соответствующие изгибам корпуса, а выводы цифровых кнопок припаивались непосредственно на эту монтажную плату. Окно для индикатора прорезалось вручную в месте логотипа производителя, имевшего подходящую форму, и закрывалось светофильтром, обычно — красного цвета, поскольку применявшийся в конструкции светодиодный микрокалькуляторный индикатор так же имел красное свечение элементов. Минимальное количество модификаций оригинального аппарата обеспечивало механическую надёжность, близкую к немодифицированному аппарату.

Для импортных телефонов использовались платы разных типов, не предназначенные специально для установки в их корпуса. В зависимости от ситуации штатная плата могла удаляться либо оставлялась полностью или частично для использования микрофонного усилителя, отсутствовавшего на плате АОН (он мог также устанавливаться в виде новой отдельной платы). Клавиатуры импортных телефонных аппаратов были выполнены в виде резиновой формы с клавишами и участками токопроводящей резины (аналогично калькуляторам) и имели отдельную плату, которая модифицировалась для подключения к плате АОН (изменялась схема соединения клавиш путём перерезания дорожек и добавления проводов). Новые платы по возможности крепились шурупами на штатных стойках корпуса, при отсутствии возможности такого крепления использовался горячий клей. Эти факторы существенно снижали механическую надёжность модифицированного аппарата.

Ранние АОН были построены на основе микропроцессора КР580ВМ80 и использовали светодиодные девятиразрядные семисегментные индикаторы типа АЛС318 (красный цвет свечения) или аналогичный набор из одиночных семисегментных индикаторов АЛС320. Программное обеспечение, прошитое в ПЗУ устройства, постепенно совершенствовалось, выходили версии с разными названиями (в частности «Лобь», «Арктур», «Лира», «Селена», «Эллис», «Julia»).

Более поздние модели имели аналогичную конструкцию, но были построены на микропроцессоре Z80, что позволило сократить количество элементов и упростить схему (в частности, убрать необходимость в 12-вольтовом источнике питания). ПО для АОН этой конструкции называлось «Русь» и имело много разных версий (до 27, для Z80 до 23), а также работало на платах нескольких разных типов.

Помимо функции определения номера, АОН имели различные дополнительные функции — часы, будильник, список телефонных номеров для быстрого набора, «чёрный» и «белый» списки (запрещающие и разрешающие принятие вызовов от определённых абонентов), автоответчик (требовалась дополнительная плата для записи воспроизводимого при звонке сообщения и опционально магнитофон для записи входящих сообщений). За счёт этого функциональность устройств определялась производителями как «Электронный секретарь» (указывалось в инструкции).

Изначально АОН только отображали определённый номер на индикаторе. Впоследствии появились версии ПО с синтезатором речи, проговаривающие определяемый номер и реализующие ряд других сервисных возможностей — в частности, проговаривание списка поступивших вызовов по нажатию кнопки и удалённое управление АОН с помощью телефонного аппарата с тональным набором (АОН ожидает тональный набор пароля для перехода в режим удалённого управления, команды передаются нажатием клавиш удалённого аппарата, обратная связь с помощью синтезатора речи). При отсутствии тонального набора также мог использоваться «бипер» — устройство, генерирующее сигналы тонального набора и воспроизводящее их через динамик (при использовании подносилось к телефонной трубке).

Также существовали АОН в виде отдельных приставок, подключавшихся параллельно основному телефонному аппарату любого типа. Их возможности обычно ограничивались определением номера и отображением времени, отсутствие собственной клавиатуры не давало реализовать некоторые сервисные возможности (список номеров, калькулятор и т. п.). Приставки также использовали разные платы и ПО, в частности, существовало ПО «Эллис» в версии для АОН-приставок.

Современные АОН строятся на основе микроконтроллеров, что позволяет упростить и удешевить конструкцию. Известно много видов плат и ПО — «Венус», «Gella», «Soul», «KPL» и другие. Поздние версии ПО «Русь» существуют и для АОН на основе микроконтроллеров 80C31. В конце 2003 года российская компания «Русь Телеком» разработала микроконтроллер R100-XP специально для применения в АОН, производимых этой компанией (система команд MCS51, встроенный аналог микросхемы синтезатора звука AY-3-8910).

Недостатки старого АОН

  • Имитирует поднятие трубки телефона для выполнения определения номера и таким образом может создать расходы звонящему, даже если никто не ответил
  • СтандартомК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4359 дней] предусмотрено определение всего 7 цифр номера и категории, поэтому невозможно определить код страны/области/мобильного оператора; в некоторых модификациях, устанавливаемых на более современные АТС с другим принципом идентификации входящего абонента, напротив, может «срезать» последние цифры номера за счёт добавления спереди номера кода страны/области/мобильного оператора, как это было в случае экспериментального использования подобных систем у украинского оператора «Оптима Телеком» (ныне работающего под брендом «Vega»)
  • Наличие АОН легко определить на слух, по щелчку и набору коротких сигналов разной тональности после нескольких гудков (снятие трубки и запрос определения номера) и последующей подмене гудков АТС их имитацией (изменяется тональность и громкость гудков).

Постепенно по мере замены АТС на электронные — АОН перестаёт действовать, и вместо него телефонная станция предоставляет платную гарантированную услугу Caller ID. Абоненты имеют возможность подключить цифровой АОН в том случае, если их АТС поддерживает технологию CLIP FSK — для этого необходимо позвонить в контактный центр оператора и проверить свой номер. Кроме того для пользования услугой «Цифровой АОН» необходим телефонный аппарат, поддерживающий функцию CLIP FSK АОН. В большинстве выпускаемых известными фирмами-производителями телефонных аппаратов (такими, как Panasonic, Siemens, Philips, GE, LG, «Палиха» и др.) данная функция реализована. Как правило, эта информация указывается в документации на телефон.

Преимущества цифрового АОН

  • Определение номера происходит без установления соединения. Абонент не тратит деньги при дозванивании.
  • На дисплее телефона высвечивается десятизначный номер. Не нужно перебирать префиксы для ответного дозвона.
  • Для подключения используются телефонные аппараты без дополнительных доработок и изменений фирменных внутрисхемных решений. Благодаря этому работа аппарата более устойчива.

Интересные факты

  • В первых приставках АОН программное обеспечение было написано таким образом, что, сняв трубку на аппарате с АОН, нельзя было сразу набрать телефонный номер: сперва надо было нажать кнопку префикса для перехода в режим набора городского номера; как правило, это была "3" (тройка). Это вызывало столь большое количество вопросов пользователей, что данное программное обеспечение было изменено.
  • Есть аналоговые АТС, на которых отсутствует аппаратура АОН. Абоненты таких станций в ответ на запрос АОН'а вызываемого абонента имеют возможность "подставить" абсолютно любой номер, воспроизведя в трубку безинтервальний пакет, созданный с помощью звукового редактора или генератора безынтервальных пакетов, ошибочно называемого "blue box". Известны случаи обмана подобным образом аппаратуры АОН на междугородних АТС. В этом случае счёт за междугородние или международные переговоры приходил другому абоненту, номер которого мошенники воспроизвели в линию в ответ на запрос станции. К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3935 дней]

Напишите отзыв о статье "АОН"

Примечания

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

См. также

Ссылки

  • [www.belti.ru/~electron/telephon/schems/aon-faq.htm АОН FAQ]

Отрывок, характеризующий АОН

Люди собрались около Наташи и до тех пор не могли поверить тому странному приказанию, которое она передавала, пока сам граф именем своей жены не подтвердил приказания о том, чтобы отдавать все подводы под раненых, а сундуки сносить в кладовые. Поняв приказание, люди с радостью и хлопотливостью принялись за новое дело. Прислуге теперь это не только не казалось странным, но, напротив, казалось, что это не могло быть иначе, точно так же, как за четверть часа перед этим никому не только не казалось странным, что оставляют раненых, а берут вещи, но казалось, что не могло быть иначе.
Все домашние, как бы выплачивая за то, что они раньше не взялись за это, принялись с хлопотливостью за новое дело размещения раненых. Раненые повыползли из своих комнат и с радостными бледными лицами окружили подводы. В соседних домах тоже разнесся слух, что есть подводы, и на двор к Ростовым стали приходить раненые из других домов. Многие из раненых просили не снимать вещей и только посадить их сверху. Но раз начавшееся дело свалки вещей уже не могло остановиться. Было все равно, оставлять все или половину. На дворе лежали неубранные сундуки с посудой, с бронзой, с картинами, зеркалами, которые так старательно укладывали в прошлую ночь, и всё искали и находили возможность сложить то и то и отдать еще и еще подводы.
– Четверых еще можно взять, – говорил управляющий, – я свою повозку отдаю, а то куда же их?
– Да отдайте мою гардеробную, – говорила графиня. – Дуняша со мной сядет в карету.
Отдали еще и гардеробную повозку и отправили ее за ранеными через два дома. Все домашние и прислуга были весело оживлены. Наташа находилась в восторженно счастливом оживлении, которого она давно не испытывала.
– Куда же его привязать? – говорили люди, прилаживая сундук к узкой запятке кареты, – надо хоть одну подводу оставить.
– Да с чем он? – спрашивала Наташа.
– С книгами графскими.
– Оставьте. Васильич уберет. Это не нужно.
В бричке все было полно людей; сомневались о том, куда сядет Петр Ильич.
– Он на козлы. Ведь ты на козлы, Петя? – кричала Наташа.
Соня не переставая хлопотала тоже; но цель хлопот ее была противоположна цели Наташи. Она убирала те вещи, которые должны были остаться; записывала их, по желанию графини, и старалась захватить с собой как можно больше.


Во втором часу заложенные и уложенные четыре экипажа Ростовых стояли у подъезда. Подводы с ранеными одна за другой съезжали со двора.
Коляска, в которой везли князя Андрея, проезжая мимо крыльца, обратила на себя внимание Сони, устраивавшей вместе с девушкой сиденья для графини в ее огромной высокой карете, стоявшей у подъезда.
– Это чья же коляска? – спросила Соня, высунувшись в окно кареты.
– А вы разве не знали, барышня? – отвечала горничная. – Князь раненый: он у нас ночевал и тоже с нами едут.
– Да кто это? Как фамилия?
– Самый наш жених бывший, князь Болконский! – вздыхая, отвечала горничная. – Говорят, при смерти.
Соня выскочила из кареты и побежала к графине. Графиня, уже одетая по дорожному, в шали и шляпе, усталая, ходила по гостиной, ожидая домашних, с тем чтобы посидеть с закрытыми дверями и помолиться перед отъездом. Наташи не было в комнате.
– Maman, – сказала Соня, – князь Андрей здесь, раненый, при смерти. Он едет с нами.
Графиня испуганно открыла глаза и, схватив за руку Соню, оглянулась.
– Наташа? – проговорила она.
И для Сони и для графини известие это имело в первую минуту только одно значение. Они знали свою Наташу, и ужас о том, что будет с нею при этом известии, заглушал для них всякое сочувствие к человеку, которого они обе любили.
– Наташа не знает еще; но он едет с нами, – сказала Соня.
– Ты говоришь, при смерти?
Соня кивнула головой.
Графиня обняла Соню и заплакала.
«Пути господни неисповедимы!» – думала она, чувствуя, что во всем, что делалось теперь, начинала выступать скрывавшаяся прежде от взгляда людей всемогущая рука.
– Ну, мама, все готово. О чем вы?.. – спросила с оживленным лицом Наташа, вбегая в комнату.
– Ни о чем, – сказала графиня. – Готово, так поедем. – И графиня нагнулась к своему ридикюлю, чтобы скрыть расстроенное лицо. Соня обняла Наташу и поцеловала ее.
Наташа вопросительно взглянула на нее.
– Что ты? Что такое случилось?
– Ничего… Нет…
– Очень дурное для меня?.. Что такое? – спрашивала чуткая Наташа.
Соня вздохнула и ничего не ответила. Граф, Петя, m me Schoss, Мавра Кузминишна, Васильич вошли в гостиную, и, затворив двери, все сели и молча, не глядя друг на друга, посидели несколько секунд.
Граф первый встал и, громко вздохнув, стал креститься на образ. Все сделали то же. Потом граф стал обнимать Мавру Кузминишну и Васильича, которые оставались в Москве, и, в то время как они ловили его руку и целовали его в плечо, слегка трепал их по спине, приговаривая что то неясное, ласково успокоительное. Графиня ушла в образную, и Соня нашла ее там на коленях перед разрозненно по стене остававшимися образами. (Самые дорогие по семейным преданиям образа везлись с собою.)
На крыльце и на дворе уезжавшие люди с кинжалами и саблями, которыми их вооружил Петя, с заправленными панталонами в сапоги и туго перепоясанные ремнями и кушаками, прощались с теми, которые оставались.
Как и всегда при отъездах, многое было забыто и не так уложено, и довольно долго два гайдука стояли с обеих сторон отворенной дверцы и ступенек кареты, готовясь подсадить графиню, в то время как бегали девушки с подушками, узелками из дому в кареты, и коляску, и бричку, и обратно.
– Век свой все перезабудут! – говорила графиня. – Ведь ты знаешь, что я не могу так сидеть. – И Дуняша, стиснув зубы и не отвечая, с выражением упрека на лице, бросилась в карету переделывать сиденье.
– Ах, народ этот! – говорил граф, покачивая головой.
Старый кучер Ефим, с которым одним только решалась ездить графиня, сидя высоко на своих козлах, даже не оглядывался на то, что делалось позади его. Он тридцатилетним опытом знал, что не скоро еще ему скажут «с богом!» и что когда скажут, то еще два раза остановят его и пошлют за забытыми вещами, и уже после этого еще раз остановят, и графиня сама высунется к нему в окно и попросит его Христом богом ехать осторожнее на спусках. Он знал это и потому терпеливее своих лошадей (в особенности левого рыжего – Сокола, который бил ногой и, пережевывая, перебирал удила) ожидал того, что будет. Наконец все уселись; ступеньки собрались и закинулись в карету, дверка захлопнулась, послали за шкатулкой, графиня высунулась и сказала, что должно. Тогда Ефим медленно снял шляпу с своей головы и стал креститься. Форейтор и все люди сделали то же.
– С богом! – сказал Ефим, надев шляпу. – Вытягивай! – Форейтор тронул. Правый дышловой влег в хомут, хрустнули высокие рессоры, и качнулся кузов. Лакей на ходу вскочил на козлы. Встряхнуло карету при выезде со двора на тряскую мостовую, так же встряхнуло другие экипажи, и поезд тронулся вверх по улице. В каретах, коляске и бричке все крестились на церковь, которая была напротив. Остававшиеся в Москве люди шли по обоим бокам экипажей, провожая их.
Наташа редко испытывала столь радостное чувство, как то, которое она испытывала теперь, сидя в карете подле графини и глядя на медленно подвигавшиеся мимо нее стены оставляемой, встревоженной Москвы. Она изредка высовывалась в окно кареты и глядела назад и вперед на длинный поезд раненых, предшествующий им. Почти впереди всех виднелся ей закрытый верх коляски князя Андрея. Она не знала, кто был в ней, и всякий раз, соображая область своего обоза, отыскивала глазами эту коляску. Она знала, что она была впереди всех.
В Кудрине, из Никитской, от Пресни, от Подновинского съехалось несколько таких же поездов, как был поезд Ростовых, и по Садовой уже в два ряда ехали экипажи и подводы.
Объезжая Сухареву башню, Наташа, любопытно и быстро осматривавшая народ, едущий и идущий, вдруг радостно и удивленно вскрикнула:
– Батюшки! Мама, Соня, посмотрите, это он!
– Кто? Кто?
– Смотрите, ей богу, Безухов! – говорила Наташа, высовываясь в окно кареты и глядя на высокого толстого человека в кучерском кафтане, очевидно, наряженного барина по походке и осанке, который рядом с желтым безбородым старичком в фризовой шинели подошел под арку Сухаревой башни.
– Ей богу, Безухов, в кафтане, с каким то старым мальчиком! Ей богу, – говорила Наташа, – смотрите, смотрите!
– Да нет, это не он. Можно ли, такие глупости.
– Мама, – кричала Наташа, – я вам голову дам на отсечение, что это он! Я вас уверяю. Постой, постой! – кричала она кучеру; но кучер не мог остановиться, потому что из Мещанской выехали еще подводы и экипажи, и на Ростовых кричали, чтоб они трогались и не задерживали других.
Действительно, хотя уже гораздо дальше, чем прежде, все Ростовы увидали Пьера или человека, необыкновенно похожего на Пьера, в кучерском кафтане, шедшего по улице с нагнутой головой и серьезным лицом, подле маленького безбородого старичка, имевшего вид лакея. Старичок этот заметил высунувшееся на него лицо из кареты и, почтительно дотронувшись до локтя Пьера, что то сказал ему, указывая на карету. Пьер долго не мог понять того, что он говорил; так он, видимо, погружен был в свои мысли. Наконец, когда он понял его, посмотрел по указанию и, узнав Наташу, в ту же секунду отдаваясь первому впечатлению, быстро направился к карете. Но, пройдя шагов десять, он, видимо, вспомнив что то, остановился.
Высунувшееся из кареты лицо Наташи сияло насмешливою ласкою.
– Петр Кирилыч, идите же! Ведь мы узнали! Это удивительно! – кричала она, протягивая ему руку. – Как это вы? Зачем вы так?
Пьер взял протянутую руку и на ходу (так как карета. продолжала двигаться) неловко поцеловал ее.
– Что с вами, граф? – спросила удивленным и соболезнующим голосом графиня.
– Что? Что? Зачем? Не спрашивайте у меня, – сказал Пьер и оглянулся на Наташу, сияющий, радостный взгляд которой (он чувствовал это, не глядя на нее) обдавал его своей прелестью.
– Что же вы, или в Москве остаетесь? – Пьер помолчал.
– В Москве? – сказал он вопросительно. – Да, в Москве. Прощайте.
– Ах, желала бы я быть мужчиной, я бы непременно осталась с вами. Ах, как это хорошо! – сказала Наташа. – Мама, позвольте, я останусь. – Пьер рассеянно посмотрел на Наташу и что то хотел сказать, но графиня перебила его:
– Вы были на сражении, мы слышали?
– Да, я был, – отвечал Пьер. – Завтра будет опять сражение… – начал было он, но Наташа перебила его:
– Да что же с вами, граф? Вы на себя не похожи…
– Ах, не спрашивайте, не спрашивайте меня, я ничего сам не знаю. Завтра… Да нет! Прощайте, прощайте, – проговорил он, – ужасное время! – И, отстав от кареты, он отошел на тротуар.