Абдул-Маджид ибн Абдул-Азиз Аль Сауд

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
Абдул-Маджид ибн Абдул-Азиз Аль Сауд<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Губернатор провинции Мекка
2000 — 2007
Предшественник: Маджид бин Абдулазиз
Преемник: Халид бин Фейсал
Губернатор провинции Медина
1986 — 1999
Предшественник: Абдул Мухсин бин Абдулазиз
Преемник: Мукрин ибн Абдул-Азиз Аль Сауд
Губернатор провинции Табук
1980 — 1986
Предшественник: Сулайман бин Турки бин Сулейман Аль Судайри
Преемник: Мамдох бин Абдулазиз
 
Вероисповедание: ислам
Рождение: 1942(1942)
Смерть: 5 мая 2007(2007-05-05)
Место погребения: 7 мая 2007, Эр-Рияд
Род: Аль Сауд
Отец: Абдул-Азиз ибн Абдуррахман Аль Сауд
Мать: Хайя бинт Саад Аль-Судайри
Супруга: Сара бинт Абдул-Мохсен Аль-Aнгари

Абдул Маджид бин Абдул Азиз (1942 — 5 мая 2007) — принц Саудовской Аравии, член королевской семьи Саудовской Аравии, политический деятель Саудовской Аравии, Губернатор провинций Мекки, Медины и Табука. Союзник короля Абдаллы ибн Абдул-Азиза, но при это также являлся союзником «Семёрки Судайри».





Молодость и образование

Принц Абдул Маджид родился в Эр-Рияде в 1942 году 33-й сын короля Абдель Азиза. Его мать была десятой женой короля Абдул-Азиза, Хайя бинт Саад Аль Судайри, которая умерла 18 апреля 2003 года в возрасте 90. Она была членом могущественной ветви рода Саудидов — Аль Судайри.

Абдул Маджид бин Абдул-Азиз получил начальное образование в Эр-Рияде в традиционных школах. Он вступил в Королевский военно-морской флот Саудовской Аравии в 1954 году, а затем учился в Соединённом Королевстве.

Карьера

Абдул Маджид был губернатором трёх важных провинций в Саудовской Аравии — Табука, Медины и Мекки.

После учёбы он был назначен губернатором провинции Табук в 1980 году и находился в должности до 1986 года. Его основной задачей было развитие сельского хозяйства в провинции. Во время его правления Табук стал основным производителем зерновых культур и фруктов.

После смерти в 1986 году своего сводного брата — принца Абдул-Мухсина — принц Абдул-Маджид сменил его на посту губернатора провинции Медина. Мечети Пророка в Медине и прилегающих районах были перепрофилированы в течение его 14-летний срок полномочий.

В 2000 году он был назначен губернатором Мекки. Была проведена амбициозная программа развития в Мекке под его руководством на сумму более $27 млрд. Разработки были сосредоточены на двух Святынях — Масджид аль-Харам в Мекке и Масджид-э-Набави в Медине, — ключевых направлений ежегодного хаджа паломников, привлекающие миллионы туристов каждый год. Огромные коммерческие разработки проросли в прилегающих районах, таких как схемы Джебель-Омар, включая отели, конвенции и конференц-центры и молитвенные сооружения. Архитектурные историки критиковали, сопровождающей разрушение исторических мест. С другой стороны, каналы связи были улучшены, включая портовые сооружения в Джидде, аэропортов и дорог. Кроме того, Абдул-Маджид инициировал восстановление и развитие планов старого города Джидда.

Он также работал над многими общественными и благотворительными комитетами. Он настаивал на создании автодромов в Джидде, первом автодроме в Королевстве. Он также был одним из первых сторонников тестирования крови до вступления в брак, с тем, чтобы избежать болезней крови, сделав процедуру обязательной.

Интересный факт

Принц Абдул-Маджид считался одним из потенциальных кандидатов на престол в начале 2000-х годов. Он был также рассмотрен в качестве претендента, имеющего право на престол, после смерти короля Фахда в августе 2005 года.

Семья

  • Жена: Сара бинт Абдул-Мохсен Аль Ангари
  • Сын: Фейсал ибн Абдул-Меджид Аль Сауд — бизнесмен

Смерть

Принц Абдул Маджид страдал от лейкемии и перенес операцию в США и после операции отправился в Саудовскую Аравию, но он был доставлен обратно в США, когда его состояние ухудшилось. Он умер в Сиэтле 5 мая 2007 года в возрасте 65 лет. Его тело было взято из США в Эр-Рияд на 6 мая 2007 года. Похоронные молитвы за него были проведены имамом Турки в мечети ибн Абдулла в Эр-Рияде.

Память

В честь принца был назван внутренний аэропорт в Медине.

Напишите отзыв о статье "Абдул-Маджид ибн Абдул-Азиз Аль Сауд"

Отрывок, характеризующий Абдул-Маджид ибн Абдул-Азиз Аль Сауд

При виде странного города с невиданными формами необыкновенной архитектуры Наполеон испытывал то несколько завистливое и беспокойное любопытство, которое испытывают люди при виде форм не знающей о них, чуждой жизни. Очевидно, город этот жил всеми силами своей жизни. По тем неопределимым признакам, по которым на дальнем расстоянии безошибочно узнается живое тело от мертвого. Наполеон с Поклонной горы видел трепетание жизни в городе и чувствовал как бы дыханио этого большого и красивого тела.
– Cette ville asiatique aux innombrables eglises, Moscou la sainte. La voila donc enfin, cette fameuse ville! Il etait temps, [Этот азиатский город с бесчисленными церквами, Москва, святая их Москва! Вот он, наконец, этот знаменитый город! Пора!] – сказал Наполеон и, слезши с лошади, велел разложить перед собою план этой Moscou и подозвал переводчика Lelorgne d'Ideville. «Une ville occupee par l'ennemi ressemble a une fille qui a perdu son honneur, [Город, занятый неприятелем, подобен девушке, потерявшей невинность.] – думал он (как он и говорил это Тучкову в Смоленске). И с этой точки зрения он смотрел на лежавшую перед ним, невиданную еще им восточную красавицу. Ему странно было самому, что, наконец, свершилось его давнишнее, казавшееся ему невозможным, желание. В ясном утреннем свете он смотрел то на город, то на план, проверяя подробности этого города, и уверенность обладания волновала и ужасала его.
«Но разве могло быть иначе? – подумал он. – Вот она, эта столица, у моих ног, ожидая судьбы своей. Где теперь Александр и что думает он? Странный, красивый, величественный город! И странная и величественная эта минута! В каком свете представляюсь я им! – думал он о своих войсках. – Вот она, награда для всех этих маловерных, – думал он, оглядываясь на приближенных и на подходившие и строившиеся войска. – Одно мое слово, одно движение моей руки, и погибла эта древняя столица des Czars. Mais ma clemence est toujours prompte a descendre sur les vaincus. [царей. Но мое милосердие всегда готово низойти к побежденным.] Я должен быть великодушен и истинно велик. Но нет, это не правда, что я в Москве, – вдруг приходило ему в голову. – Однако вот она лежит у моих ног, играя и дрожа золотыми куполами и крестами в лучах солнца. Но я пощажу ее. На древних памятниках варварства и деспотизма я напишу великие слова справедливости и милосердия… Александр больнее всего поймет именно это, я знаю его. (Наполеону казалось, что главное значение того, что совершалось, заключалось в личной борьбе его с Александром.) С высот Кремля, – да, это Кремль, да, – я дам им законы справедливости, я покажу им значение истинной цивилизации, я заставлю поколения бояр с любовью поминать имя своего завоевателя. Я скажу депутации, что я не хотел и не хочу войны; что я вел войну только с ложной политикой их двора, что я люблю и уважаю Александра и что приму условия мира в Москве, достойные меня и моих народов. Я не хочу воспользоваться счастьем войны для унижения уважаемого государя. Бояре – скажу я им: я не хочу войны, а хочу мира и благоденствия всех моих подданных. Впрочем, я знаю, что присутствие их воодушевит меня, и я скажу им, как я всегда говорю: ясно, торжественно и велико. Но неужели это правда, что я в Москве? Да, вот она!»
– Qu'on m'amene les boyards, [Приведите бояр.] – обратился он к свите. Генерал с блестящей свитой тотчас же поскакал за боярами.
Прошло два часа. Наполеон позавтракал и опять стоял на том же месте на Поклонной горе, ожидая депутацию. Речь его к боярам уже ясно сложилась в его воображении. Речь эта была исполнена достоинства и того величия, которое понимал Наполеон.
Тот тон великодушия, в котором намерен был действовать в Москве Наполеон, увлек его самого. Он в воображении своем назначал дни reunion dans le palais des Czars [собраний во дворце царей.], где должны были сходиться русские вельможи с вельможами французского императора. Он назначал мысленно губернатора, такого, который бы сумел привлечь к себе население. Узнав о том, что в Москве много богоугодных заведений, он в воображении своем решал, что все эти заведения будут осыпаны его милостями. Он думал, что как в Африке надо было сидеть в бурнусе в мечети, так в Москве надо было быть милостивым, как цари. И, чтобы окончательно тронуть сердца русских, он, как и каждый француз, не могущий себе вообразить ничего чувствительного без упоминания о ma chere, ma tendre, ma pauvre mere, [моей милой, нежной, бедной матери ,] он решил, что на всех этих заведениях он велит написать большими буквами: Etablissement dedie a ma chere Mere. Нет, просто: Maison de ma Mere, [Учреждение, посвященное моей милой матери… Дом моей матери.] – решил он сам с собою. «Но неужели я в Москве? Да, вот она передо мной. Но что же так долго не является депутация города?» – думал он.