Абдыраманов, Шабданбай

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Шабданбай Абдыраманов
кирг. Шабданбай Абдыраманов
Дата рождения:

24 декабря 1930(1930-12-24)

Место рождения:

с. Кыз-Кёль, Сузакский район, Джалал-Абадская область

Дата смерти:

1998(1998)

Место смерти:

Бишкек, Киргизия

Гражданство:

СССР СССРКиргизия Киргизия

Род деятельности:

поэт, прозаик, драматург, переводчик

Язык произведений:

киргизский

Шабданба́й Абдырама́нов (1930—1998) — киргизский писатель, поэт, драматург и переводчик. Народный писатель Киргизии (1995)[1].





Биография

Родился 24 декабря 1930 года в с. Кыз-Кёль Ошского района Киргизской АССР (сейчас в Сузакском районе Джалал-Абадский район Киргизии) в крестьянской семье. В 1943 году окончил семилетнюю школу и начал трудиться в колхозе. В 1948 году окончил Джалал-Абадское педагогическое училище, а в 1950 — годичный Джалал-Абадский учительский институт, после чего 2 года работал учителем. С 1952 по 1959 год директор Кыз-Кёльской средней школы[2], также заочно обучался на филологическом факультете Киргизского государственного университета (окончил в 1959 году). В 1953 году вступил в КПСС[3], с 1958 — член Союза писателей СССР[2].

В 1964 году назначен литературным консультантом, а в 1966 — ответственным секретарем Ошского областного отделения Союза писателей Киргизии. В дальнейшем работал корреспондентом Ошской областной газеты «Ленин жолу» (рус. Ленинский путь). Активно выступал с очерками в защиту экологии юга Киргизии[2].

В 1993 году ему присвоено звание народного писателя Киргизии.

Умер в 1998 году в Бишкеке[1].

Творчество

Печататься начал в 1949 году[3]. В 1956 году опубликовал поэму «Сказание об озере» (кирг. Көл жөнүндө баян), вышедшую в русском переводе в 1958. С 1959 года работал как прозаик. Также писал пьесы, занимался переводами.

Поэтические сборники

  • "Таинственное надгробие" (кирг. "Сырдуу күмбөз", 1950)
  • "Сказание об озере" (кирг. Көл тууралу баян 1957)
  • «В майскую ночь»: Поэмы (кирг. Май түнүндө, 1957)
  • «Журавли» (кирг. Каркыра, 1959)

Романы и повести

  • «Знакомые люди» (кирг. Тааныш адамдар, 1964; рус. пер. «Мои знакомые», 1969)
  • «У подножья Арстанбапа» ( роман, кирг. Арстанбал аймагында, 1965)
  • «Приговор» (повесть, кирг. Өкум, 1966)
  • «Дехкане» (роман, кирг. Дыйкандар, журн. вариант в 1968 году; 1977; рус. пер. «Дехкане», 1977)
  • "Люди с открытым сердцем» (роман, кирг. Ак жүрөк адамдар, 1973)
  • "Волшебная пища" (роман, кирг "Гүлазык" 1976).«Судьба» (роман кирг. Тагдыр, 1980)
  • «Зелёная планета» (роман, кирг. Жашыл аалам"", 1982)
  • "Дамоклов меч" (роман, кирг. "Домоктүн кылычы", 1982)
  • «Ткачи» (роман, кирг. Токуучулар, 1985)
  • "Тайны жизни " (роман, кирг. Турмуш сырлары. 1988)
  • "Белые пятна истории" (роман, кирг. Тарыхтагы ак тактар, 2007)
  • "Токтогул и Андижанское восстание" (истор. эссе, кирг. Токтогул жана Анжиян көтөрүлүшү. 2014)

В русском переводе

  • Мои знакомые: рассказы. Повесть / пер. с кирг. С. Виленского. — М.: Советский писатель, 1964. — 182 с.
    • Солдат: рассказ
    • Далекий сын. рассказ
    • Самар: рассказ
    • Кюмуш: рассказ
    • Аманат: рассказ
    • Единственное окно, из которого падает свет : рассказ
    • Аскар: рассказ
    • Иные племена: рассказ
    • Весна: рассказ
    • Приговор: повесть
  • Жизнь нам открыла глаза: повести и рассказы / пер. с кирг. С. Виленского. — М.: Советский писатель, 1969. — 199 с.
    • У подножия Арстан-Боба: повесть
    • Жизнь нам открыла глаза: повесть
    • Солдат: рассказ
    • Аскар рассказ
    • Память: рассказ
    • Утро: рассказ
    • Мады: рассказ
  • Белый свет: романы / пер. с кирг.. — Советский писатель, 1983. — 448 с.
    • Ткачи
    • Белый свет
  • Судьба земли предков: романы и рассказы / пер. с кирг. С.Виленского, В.Цыбина. — Фрунзе: Кыргызстан, 1987. — 478 с.
    • Судьба: роман
    • Дехкане: роман
    • Память: рассказ
    • Солдат: рассказ

Напишите отзыв о статье "Абдыраманов, Шабданбай"

Примечания

  1. 1 2 [www.bizdin.kg/elib/kitepter/pdf/enclpdia_%20kg_adabyat.pdf Кыргыз адабияты (энциклопедиялык окуу куралы)  (киргиз.)]
  2. 1 2 3 [literator.co.kg/20-abdyramanov-shabdanbay.html Шабданбай Абдыраманов]
  3. 1 2 [feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke9/ke9-0192.htm?cmd=2&istext=1 «Краткая литературная энциклопедия»]

Отрывок, характеризующий Абдыраманов, Шабданбай

– Кого, ma tante? – спросил Николай.
– Княжну сосватаю. Катерина Петровна говорит, что Лили, а по моему, нет, – княжна. Хочешь? Я уверена, твоя maman благодарить будет. Право, какая девушка, прелесть! И она совсем не так дурна.
– Совсем нет, – как бы обидевшись, сказал Николай. – Я, ma tante, как следует солдату, никуда не напрашиваюсь и ни от чего не отказываюсь, – сказал Ростов прежде, чем он успел подумать о том, что он говорит.
– Так помни же: это не шутка.
– Какая шутка!
– Да, да, – как бы сама с собою говоря, сказала губернаторша. – А вот что еще, mon cher, entre autres. Vous etes trop assidu aupres de l'autre, la blonde. [мой друг. Ты слишком ухаживаешь за той, за белокурой.] Муж уж жалок, право…
– Ах нет, мы с ним друзья, – в простоте душевной сказал Николай: ему и в голову не приходило, чтобы такое веселое для него препровождение времени могло бы быть для кого нибудь не весело.
«Что я за глупость сказал, однако, губернаторше! – вдруг за ужином вспомнилось Николаю. – Она точно сватать начнет, а Соня?..» И, прощаясь с губернаторшей, когда она, улыбаясь, еще раз сказала ему: «Ну, так помни же», – он отвел ее в сторону:
– Но вот что, по правде вам сказать, ma tante…
– Что, что, мой друг; пойдем вот тут сядем.
Николай вдруг почувствовал желание и необходимость рассказать все свои задушевные мысли (такие, которые и не рассказал бы матери, сестре, другу) этой почти чужой женщине. Николаю потом, когда он вспоминал об этом порыве ничем не вызванной, необъяснимой откровенности, которая имела, однако, для него очень важные последствия, казалось (как это и кажется всегда людям), что так, глупый стих нашел; а между тем этот порыв откровенности, вместе с другими мелкими событиями, имел для него и для всей семьи огромные последствия.
– Вот что, ma tante. Maman меня давно женить хочет на богатой, но мне мысль одна эта противна, жениться из за денег.
– О да, понимаю, – сказала губернаторша.
– Но княжна Болконская, это другое дело; во первых, я вам правду скажу, она мне очень нравится, она по сердцу мне, и потом, после того как я ее встретил в таком положении, так странно, мне часто в голову приходило что это судьба. Особенно подумайте: maman давно об этом думала, но прежде мне ее не случалось встречать, как то все так случалось: не встречались. И во время, когда Наташа была невестой ее брата, ведь тогда мне бы нельзя было думать жениться на ней. Надо же, чтобы я ее встретил именно тогда, когда Наташина свадьба расстроилась, ну и потом всё… Да, вот что. Я никому не говорил этого и не скажу. А вам только.
Губернаторша пожала его благодарно за локоть.
– Вы знаете Софи, кузину? Я люблю ее, я обещал жениться и женюсь на ней… Поэтому вы видите, что про это не может быть и речи, – нескладно и краснея говорил Николай.
– Mon cher, mon cher, как же ты судишь? Да ведь у Софи ничего нет, а ты сам говорил, что дела твоего папа очень плохи. А твоя maman? Это убьет ее, раз. Потом Софи, ежели она девушка с сердцем, какая жизнь для нее будет? Мать в отчаянии, дела расстроены… Нет, mon cher, ты и Софи должны понять это.
Николай молчал. Ему приятно было слышать эти выводы.
– Все таки, ma tante, этого не может быть, – со вздохом сказал он, помолчав немного. – Да пойдет ли еще за меня княжна? и опять, она теперь в трауре. Разве можно об этом думать?
– Да разве ты думаешь, что я тебя сейчас и женю. Il y a maniere et maniere, [На все есть манера.] – сказала губернаторша.
– Какая вы сваха, ma tante… – сказал Nicolas, целуя ее пухлую ручку.


Приехав в Москву после своей встречи с Ростовым, княжна Марья нашла там своего племянника с гувернером и письмо от князя Андрея, который предписывал им их маршрут в Воронеж, к тетушке Мальвинцевой. Заботы о переезде, беспокойство о брате, устройство жизни в новом доме, новые лица, воспитание племянника – все это заглушило в душе княжны Марьи то чувство как будто искушения, которое мучило ее во время болезни и после кончины ее отца и в особенности после встречи с Ростовым. Она была печальна. Впечатление потери отца, соединявшееся в ее душе с погибелью России, теперь, после месяца, прошедшего с тех пор в условиях покойной жизни, все сильнее и сильнее чувствовалось ей. Она была тревожна: мысль об опасностях, которым подвергался ее брат – единственный близкий человек, оставшийся у нее, мучила ее беспрестанно. Она была озабочена воспитанием племянника, для которого она чувствовала себя постоянно неспособной; но в глубине души ее было согласие с самой собою, вытекавшее из сознания того, что она задавила в себе поднявшиеся было, связанные с появлением Ростова, личные мечтания и надежды.
Когда на другой день после своего вечера губернаторша приехала к Мальвинцевой и, переговорив с теткой о своих планах (сделав оговорку о том, что, хотя при теперешних обстоятельствах нельзя и думать о формальном сватовстве, все таки можно свести молодых людей, дать им узнать друг друга), и когда, получив одобрение тетки, губернаторша при княжне Марье заговорила о Ростове, хваля его и рассказывая, как он покраснел при упоминании о княжне, – княжна Марья испытала не радостное, но болезненное чувство: внутреннее согласие ее не существовало более, и опять поднялись желания, сомнения, упреки и надежды.