Абжанов, Сергали

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Сергали Абжанов
каз. Серғали Әбжанов
Дата рождения

7 декабря 1912(1912-12-07)

Место рождения

Аксуский район,
Алматинская область

Дата смерти

12 сентября 1976(1976-09-12) (63 года)

Место смерти

Алма-Ата,
Казахская ССР, СССР

Профессии

камерный певец,
оперный певец,
композитор

Награды

Сергали Абжанов (каз. Серғали Әбжанов; 7 декабря 1912 — 12 сентября 1976) — казахский советский певец (баритон). Народный артист Казахской ССР (1954).





Биография

Сергали Абжанов родился 7 декабря 1912 года в Аксуском районе Алматинской области. В 1939 окончил вокальную студию при Казахском театре оперы и балета. В 1937—1976 годах солист Казахского театра оперы и балета им. Абая. С 1953 года член КПСС.

На сцене Казахского театра оперы и балета исполнил партии Бекежана в «Қыз Жібек», Таргына в «Ер Тарғын», Сугура в «Жамбыл» Е. Г. Брусиловского, Жанботы в «Биржан и Сара» М. Тулебаева, Жиренше в «Абай» А. Жубанова и Л. Хамиди и другие. Известен как исполнитель народных песен «Сұржелгенше», «Сәулем-ай», «Гүлдер-ай», «Жеті арал», «Угай-ай» и других. Написал музыку к песням «Батыр қыз», «Солдат сағынышы», «Жастық жыры», «Ер Төлеген», «Көкшетау», «Астанам» и другим.

Награды

Напишите отзыв о статье "Абжанов, Сергали"

Литература

Источники

При написании этой статьи использовался материал из издания «Казахстан. Национальная энциклопедия» (1998—2007), предоставленного редакцией «Қазақ энциклопедиясы» по лицензии Creative Commons [creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0/deed.ru BY-SA 3.0 Unported].

Отрывок, характеризующий Абжанов, Сергали

Петя отер руками пот, покрывавший его лицо, и поправил размочившиеся от пота воротнички, которые он так хорошо, как у больших, устроил дома.
Петя чувствовал, что он имеет непрезентабельный вид, и боялся, что ежели таким он представится камергерам, то его не допустят до государя. Но оправиться и перейти в другое место не было никакой возможности от тесноты. Один из проезжавших генералов был знакомый Ростовых. Петя хотел просить его помощи, но счел, что это было бы противно мужеству. Когда все экипажи проехали, толпа хлынула и вынесла и Петю на площадь, которая была вся занята народом. Не только по площади, но на откосах, на крышах, везде был народ. Только что Петя очутился на площади, он явственно услыхал наполнявшие весь Кремль звуки колоколов и радостного народного говора.
Одно время на площади было просторнее, но вдруг все головы открылись, все бросилось еще куда то вперед. Петю сдавили так, что он не мог дышать, и все закричало: «Ура! урра! ура!Петя поднимался на цыпочки, толкался, щипался, но ничего не мог видеть, кроме народа вокруг себя.
На всех лицах было одно общее выражение умиления и восторга. Одна купчиха, стоявшая подле Пети, рыдала, и слезы текли у нее из глаз.
– Отец, ангел, батюшка! – приговаривала она, отирая пальцем слезы.
– Ура! – кричали со всех сторон. С минуту толпа простояла на одном месте; но потом опять бросилась вперед.
Петя, сам себя не помня, стиснув зубы и зверски выкатив глаза, бросился вперед, работая локтями и крича «ура!», как будто он готов был и себя и всех убить в эту минуту, но с боков его лезли точно такие же зверские лица с такими же криками «ура!».
«Так вот что такое государь! – думал Петя. – Нет, нельзя мне самому подать ему прошение, это слишком смело!Несмотря на то, он все так же отчаянно пробивался вперед, и из за спин передних ему мелькнуло пустое пространство с устланным красным сукном ходом; но в это время толпа заколебалась назад (спереди полицейские отталкивали надвинувшихся слишком близко к шествию; государь проходил из дворца в Успенский собор), и Петя неожиданно получил в бок такой удар по ребрам и так был придавлен, что вдруг в глазах его все помутилось и он потерял сознание. Когда он пришел в себя, какое то духовное лицо, с пучком седевших волос назади, в потертой синей рясе, вероятно, дьячок, одной рукой держал его под мышку, другой охранял от напиравшей толпы.