Аванесов, Рубен Иванович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Рубен Иванович Аванесов
Место рождения:

Шуша Елизаветпольской губернии

Научная сфера:

лингвистика

Место работы:

Институт русского языка АН СССР

Альма-матер:

МГУ

Научный руководитель:

Д. Н. Ушаков

Известные ученики:

В. Г. Орлова,
О. А. Князевская,
Н. Н. Пшеничнова,
С. В. Бромлей,[1]
К. В. Горшкова

Известен как:

один из основателей московской фонологической школы

Награды и премии:

Рубе́н Ива́нович Аване́сов (14 февраля 1902, Шуша Елизаветпольской губернии — 1 мая 1982, Москва) — советский языковед, основоположник хронологической школы, один из основателей московской фонологической школы, член-корреспондент АН СССР (1958), профессор МГУ (1937).

Почётный член лингвистического общества Чехословацкой АН (1965), почётный доктор Варшавского университета (1973), иностранный член Академии наук и литературы в Майнце (1978), Саксонской АН (1978).

Председатель комиссии Общеславянского лингвистического атласа при Международном комитете славистов. Председатель Научного совета по диалектологии и истории языка Отделения литературы и языка АН СССР. Председатель Комиссии по фонологии и фонетике Отделения литературы и языка АН СССР. Вице-президент Международного общества фонетических наук (1967).





Биография

Родился в армянской семье, раннее детство провёл в Нагорном Карабахе. В 1909 году поступил в Лазаревский институт, после его закрытия учился в школе, которую окончил в 1919 году. Поступил на историко-филологический факультет МГУ, где учился с перерывом, в 1925 году окончил Факультет общественных наук МГУ по специальности «славяно-русское языкознание». Работал в школе, на рабфаках, в рабочем университете.

В 1940 году оглох, до конца жизни пользовался слуховым аппаратом.

Основные труды посвящены исторической и описательной русской диалектологии, истории русского языка, исторической и описательной фонетике, фонологической теории, русской орфоэпии и орфографии.

Многие годы возглавлял всю диалектологическую работу в Москве. Аванесов ежегодно участвовал в диалектологичеких экспедициях, а потом и руководил ими. Был вдохновителем грандиозной работы по сбору сведений о русских говорах, созданию Диалектологического атласа русского языка (ДАРЯ) и Общеславянского лингвистического атласа (ОЛА).

Теоретические взгляды Аванесова в области диалектологии нашли отражение в его «Теории лингвистической географии», а также в «Программе собирания сведений для составления диалектологического атласа русского языка» (1945). Вступительные статьи Аванесова к «Атласу русских народных говоров» легли в основу теоретических постулатов Московской школы лингвистической географии.

По его программе изучали русские говоры на огромной территории — от юга Архангельской области до Дона, от территорий вокруг Новгорода, Пскова, Смоленска до восточных берегов Волги и прилегающих районов Заволжья. Эту работу проводил сектор диалектологии Института русского языка АН СССР в тесном сотрудничестве с Рубеном Ивановичем, который после слияния этого сектора с сектором истории русского языка возглавил исследования. По учебнику Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой «Русская диалектология» готовят филологов и сейчас.

Вместе с П. С. Кузнецовым, В. Н. Сидоровым, А. А. Реформатским разработал теорию фонем, которая легла в основу концепции фонетики и фонологии Московской фонологической школы. Чрезвычайно полезным оказался данный подход для развития теории письма. Классический труд Аванесова — «Фонетика современного русского литературного языка» (1956).

Уникален вклад Аванесова в теорию русской орфоэпии: до сих пор настольной книгой любого лингвиста-русиста является его «Русское литературное произношение» (1950), выдержавшее шесть изданий. Под редакцией Аванесова издавался «Словарь древнерусского языка XI—XIV вв.»

Семья

Библиография

  • «Программа собирания сведений для составления диалектологического атласа русского языка»
  • «Теория лингвистической географии»
  • «Общеславянский лингвистический атлас»
  • «Фонетика современного русского литературного языка»
  • Словарь древнерусского языка (XI—XIV вв.): В 10 т./ С48 АН СССР. Ин-т рус. яз.; Гл. ред. Р. И. Аванесов. — М.: Рус. яз., 1988
  • Аванесов Р. И. Русское литературное произношение. — М.: Просвещение, 1972. (5-е изд.; 1-е изд. в 1950)
  • «Очерки русской диалектологии»
  • Аванесов Р. И., Орлова В. Г. «Русская диалектология»
  • Аванесов Р.И. О Московской фонологической школе. // Незабытые голоса России: Звучат голоса отечественных филологов. Вып. I. — М.: Языки славянских культур, 2009. — С. 16—25. ISBN 978-5-9551-0327-3 Аудиозапись Р. Ф. Пауфошимы (Касаткиной), 25 сентября 1969 года.

Напишите отзыв о статье "Аванесов, Рубен Иванович"

Примечания

  1. Булатова Л. Н. Софья Владимировна Бромлей — ученица Рубена Ивановича Аванесова и продолжительница его дела. // Аванесовский сборник. — М. : Наука, 2002. — С. 157—166.

Литература

  • Алпатов В. М. Москва лингвистическая / Научный совет Российской Академии наук по изучению и охране культурного и природного наследия. — М.: Изд-во Института иностранных языков, 2001. — С. 74 - 78. — 104 с. — (Природное и культурное наследие Москвы). — 500 экз. — ISBN 5-88966-028-4.
  • Потапов В. В. Рубен Иванович Аванесов (к 100-летию со дня рождения) // Вопросы языкознания. 2002. № 4. — С. 119—131.
  • Потапов В. В. Рубен Иванович Аванесов // Отечественные лингвисты ХХ века. Часть 1 / Отв. ред. Ф. М. Березин. М.: ИНИОН РАН, 2002. С. 51-76.
  • Аванесовский сборник: к 100-летию со дня рождения члена-корреспондента АН СССР Р. И. Аванесова / Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН; ред. Л. Э. Калнынь и др. — М.: Наука, 2002. — 413 с. ISBN 5-02-006389-4

Ссылки

  • Аванесов Рубен Иванович // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-49282.ln-ru Профиль Рубена Ивановича Аванесова] на официальном сайте РАН
  • [slavatlas.org/avanesov.html Статья] на сайте Общеславянского лингвистического атласа
  • [about-msu.ru/next.asp?m1=person1&type=kor&fio=%C0%E2%E0%ED%E5%F1%EE%E2%20%D0%F3%E1%E5%ED%20%C8%E2%E0%ED%EE%E2%E8%F7 Статья] на сайте «Всё о Московском университете»
  • [fonetica.philol.msu.ru/bibl/ava.htm Статья] на сайте «Русская фонетика»
  • [yarus.aspu.ru/?id=33 Статья] на сайте «Ярус»
  • [www.megabook.ru/Article.asp?AID=607776 Статья] в «Энциклопедии Кирилла и Мефодия»
  • [isaran.ru/?q=ru/person&guid=3FEAFC00-AAE0-1330-316E-0D23391D3815 Историческая справка] на сайте Архива РАН
  • Никитин О. В. [portal-slovo.ru/philology/45080.php Рубен Иванович Аванесов: портрет лингвиста]
  • [libfl.ru/about/dept/reading_room_services/person/avanesov.php 110 лет со дня рождения Р. И. Аванесова]
  • [danefae.org/lib/avanesov Работы Р. И. Аванесова в сети]
  • [slavatlas.org/gallery_avanesov.html Фотогалерея]
  • [philology.ru/linguistics1/avanesov-52.htm К вопросу о фонеме]
  • [philology.ru/linguistics2/avanesov-58.htm Достижения советского языкознания в области русской диалектологии]

Отрывок, характеризующий Аванесов, Рубен Иванович

В то время как мать с сыном, выйдя на середину комнаты, намеревались спросить дорогу у вскочившего при их входе старого официанта, у одной из дверей повернулась бронзовая ручка и князь Василий в бархатной шубке, с одною звездой, по домашнему, вышел, провожая красивого черноволосого мужчину. Мужчина этот был знаменитый петербургский доктор Lorrain.
– C'est donc positif? [Итак, это верно?] – говорил князь.
– Mon prince, «errare humanum est», mais… [Князь, человеку ошибаться свойственно.] – отвечал доктор, грассируя и произнося латинские слова французским выговором.
– C'est bien, c'est bien… [Хорошо, хорошо…]
Заметив Анну Михайловну с сыном, князь Василий поклоном отпустил доктора и молча, но с вопросительным видом, подошел к ним. Сын заметил, как вдруг глубокая горесть выразилась в глазах его матери, и слегка улыбнулся.
– Да, в каких грустных обстоятельствах пришлось нам видеться, князь… Ну, что наш дорогой больной? – сказала она, как будто не замечая холодного, оскорбительного, устремленного на нее взгляда.
Князь Василий вопросительно, до недоумения, посмотрел на нее, потом на Бориса. Борис учтиво поклонился. Князь Василий, не отвечая на поклон, отвернулся к Анне Михайловне и на ее вопрос отвечал движением головы и губ, которое означало самую плохую надежду для больного.
– Неужели? – воскликнула Анна Михайловна. – Ах, это ужасно! Страшно подумать… Это мой сын, – прибавила она, указывая на Бориса. – Он сам хотел благодарить вас.
Борис еще раз учтиво поклонился.
– Верьте, князь, что сердце матери никогда не забудет того, что вы сделали для нас.
– Я рад, что мог сделать вам приятное, любезная моя Анна Михайловна, – сказал князь Василий, оправляя жабо и в жесте и голосе проявляя здесь, в Москве, перед покровительствуемою Анною Михайловной еще гораздо большую важность, чем в Петербурге, на вечере у Annette Шерер.
– Старайтесь служить хорошо и быть достойным, – прибавил он, строго обращаясь к Борису. – Я рад… Вы здесь в отпуску? – продиктовал он своим бесстрастным тоном.
– Жду приказа, ваше сиятельство, чтоб отправиться по новому назначению, – отвечал Борис, не выказывая ни досады за резкий тон князя, ни желания вступить в разговор, но так спокойно и почтительно, что князь пристально поглядел на него.
– Вы живете с матушкой?
– Я живу у графини Ростовой, – сказал Борис, опять прибавив: – ваше сиятельство.
– Это тот Илья Ростов, который женился на Nathalie Шиншиной, – сказала Анна Михайловна.
– Знаю, знаю, – сказал князь Василий своим монотонным голосом. – Je n'ai jamais pu concevoir, comment Nathalieie s'est decidee a epouser cet ours mal – leche l Un personnage completement stupide et ridicule.Et joueur a ce qu'on dit. [Я никогда не мог понять, как Натали решилась выйти замуж за этого грязного медведя. Совершенно глупая и смешная особа. К тому же игрок, говорят.]
– Mais tres brave homme, mon prince, [Но добрый человек, князь,] – заметила Анна Михайловна, трогательно улыбаясь, как будто и она знала, что граф Ростов заслуживал такого мнения, но просила пожалеть бедного старика. – Что говорят доктора? – спросила княгиня, помолчав немного и опять выражая большую печаль на своем исплаканном лице.
– Мало надежды, – сказал князь.
– А мне так хотелось еще раз поблагодарить дядю за все его благодеяния и мне и Боре. C'est son filleuil, [Это его крестник,] – прибавила она таким тоном, как будто это известие должно было крайне обрадовать князя Василия.
Князь Василий задумался и поморщился. Анна Михайловна поняла, что он боялся найти в ней соперницу по завещанию графа Безухого. Она поспешила успокоить его.
– Ежели бы не моя истинная любовь и преданность дяде, – сказала она, с особенною уверенностию и небрежностию выговаривая это слово: – я знаю его характер, благородный, прямой, но ведь одни княжны при нем…Они еще молоды… – Она наклонила голову и прибавила шопотом: – исполнил ли он последний долг, князь? Как драгоценны эти последние минуты! Ведь хуже быть не может; его необходимо приготовить ежели он так плох. Мы, женщины, князь, – она нежно улыбнулась, – всегда знаем, как говорить эти вещи. Необходимо видеть его. Как бы тяжело это ни было для меня, но я привыкла уже страдать.
Князь, видимо, понял, и понял, как и на вечере у Annette Шерер, что от Анны Михайловны трудно отделаться.
– Не было бы тяжело ему это свидание, chere Анна Михайловна, – сказал он. – Подождем до вечера, доктора обещали кризис.
– Но нельзя ждать, князь, в эти минуты. Pensez, il у va du salut de son ame… Ah! c'est terrible, les devoirs d'un chretien… [Подумайте, дело идет о спасения его души! Ах! это ужасно, долг христианина…]
Из внутренних комнат отворилась дверь, и вошла одна из княжен племянниц графа, с угрюмым и холодным лицом и поразительно несоразмерною по ногам длинною талией.
Князь Василий обернулся к ней.
– Ну, что он?
– Всё то же. И как вы хотите, этот шум… – сказала княжна, оглядывая Анну Михайловну, как незнакомую.
– Ah, chere, je ne vous reconnaissais pas, [Ах, милая, я не узнала вас,] – с счастливою улыбкой сказала Анна Михайловна, легкою иноходью подходя к племяннице графа. – Je viens d'arriver et je suis a vous pour vous aider a soigner mon oncle . J`imagine, combien vous avez souffert, [Я приехала помогать вам ходить за дядюшкой. Воображаю, как вы настрадались,] – прибавила она, с участием закатывая глаза.
Княжна ничего не ответила, даже не улыбнулась и тотчас же вышла. Анна Михайловна сняла перчатки и в завоеванной позиции расположилась на кресле, пригласив князя Василья сесть подле себя.
– Борис! – сказала она сыну и улыбнулась, – я пройду к графу, к дяде, а ты поди к Пьеру, mon ami, покаместь, да не забудь передать ему приглашение от Ростовых. Они зовут его обедать. Я думаю, он не поедет? – обратилась она к князю.
– Напротив, – сказал князь, видимо сделавшийся не в духе. – Je serais tres content si vous me debarrassez de ce jeune homme… [Я был бы очень рад, если бы вы меня избавили от этого молодого человека…] Сидит тут. Граф ни разу не спросил про него.
Он пожал плечами. Официант повел молодого человека вниз и вверх по другой лестнице к Петру Кирилловичу.


Пьер так и не успел выбрать себе карьеры в Петербурге и, действительно, был выслан в Москву за буйство. История, которую рассказывали у графа Ростова, была справедлива. Пьер участвовал в связываньи квартального с медведем. Он приехал несколько дней тому назад и остановился, как всегда, в доме своего отца. Хотя он и предполагал, что история его уже известна в Москве, и что дамы, окружающие его отца, всегда недоброжелательные к нему, воспользуются этим случаем, чтобы раздражить графа, он всё таки в день приезда пошел на половину отца. Войдя в гостиную, обычное местопребывание княжен, он поздоровался с дамами, сидевшими за пяльцами и за книгой, которую вслух читала одна из них. Их было три. Старшая, чистоплотная, с длинною талией, строгая девица, та самая, которая выходила к Анне Михайловне, читала; младшие, обе румяные и хорошенькие, отличавшиеся друг от друга только тем, что у одной была родинка над губой, очень красившая ее, шили в пяльцах. Пьер был встречен как мертвец или зачумленный. Старшая княжна прервала чтение и молча посмотрела на него испуганными глазами; младшая, без родинки, приняла точно такое же выражение; самая меньшая, с родинкой, веселого и смешливого характера, нагнулась к пяльцам, чтобы скрыть улыбку, вызванную, вероятно, предстоящею сценой, забавность которой она предвидела. Она притянула вниз шерстинку и нагнулась, будто разбирая узоры и едва удерживаясь от смеха.
– Bonjour, ma cousine, – сказал Пьер. – Vous ne me гесоnnaissez pas? [Здравствуйте, кузина. Вы меня не узнаете?]
– Я слишком хорошо вас узнаю, слишком хорошо.
– Как здоровье графа? Могу я видеть его? – спросил Пьер неловко, как всегда, но не смущаясь.
– Граф страдает и физически и нравственно, и, кажется, вы позаботились о том, чтобы причинить ему побольше нравственных страданий.
– Могу я видеть графа? – повторил Пьер.
– Гм!.. Ежели вы хотите убить его, совсем убить, то можете видеть. Ольга, поди посмотри, готов ли бульон для дяденьки, скоро время, – прибавила она, показывая этим Пьеру, что они заняты и заняты успокоиваньем его отца, тогда как он, очевидно, занят только расстроиванием.
Ольга вышла. Пьер постоял, посмотрел на сестер и, поклонившись, сказал:
– Так я пойду к себе. Когда можно будет, вы мне скажите.
Он вышел, и звонкий, но негромкий смех сестры с родинкой послышался за ним.
На другой день приехал князь Василий и поместился в доме графа. Он призвал к себе Пьера и сказал ему:
– Mon cher, si vous vous conduisez ici, comme a Petersbourg, vous finirez tres mal; c'est tout ce que je vous dis. [Мой милый, если вы будете вести себя здесь, как в Петербурге, вы кончите очень дурно; больше мне нечего вам сказать.] Граф очень, очень болен: тебе совсем не надо его видеть.
С тех пор Пьера не тревожили, и он целый день проводил один наверху, в своей комнате.
В то время как Борис вошел к нему, Пьер ходил по своей комнате, изредка останавливаясь в углах, делая угрожающие жесты к стене, как будто пронзая невидимого врага шпагой, и строго взглядывая сверх очков и затем вновь начиная свою прогулку, проговаривая неясные слова, пожимая плечами и разводя руками.