Августовский путч

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Августовский путч
Часть процесса распада СССР
Дата 1821 августа 1991 года
Место СССР СССР, РСФСР РСФСР, Москва
Цели
Результат
  • провал и самороспуск ГКЧП;
  • победа Бориса Ельцина;
  • срыв подписания нового Союзного договора;
  • отставка Кабинета министров СССР; упразднение Президиума Верховного Совета СССР и поста вице-президента СССР; фактический самороспуск Съезда народных депутатов СССР;
  • образование Государственного совета;
  • реорганизация Верховного Совета СССР с переводом союзного парламента в раздельную работу по палатам (Совет Республик и Совет Союза);
  • утрата КПСС статуса правящей партии и её запрет.
Изменения Ликвидация СССР
(с 8 по 26 декабря 1991 года)
Стороны конфликта
Ключевые фигуры
Участвующие силы
    • Демонстранты — защитники ВС РСФСР
    • Танковая рота под командованием Сергея Евдокимова, перешедшая на сторону Ельцина
Потери
    • три человека

А́вгустовский путч — политические события 18 — 21 августа 1991 года в Советском Союзе, получившие оценку со стороны официальных лиц и органов государственной власти в СССР как заговор, государственный переворот и антиконституционный захват власти (путч) [комм.- 1].





Краткая характеристика событий

18 августа 1991 года с целью «стабилизации обстановки в стране»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 816 дней] создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), в состав которого вошли: вице-президент СССР Геннадий Янаев, ряд партийных функционеров и руководителей из ЦК КПСС, правительства СССР, армии и КГБ.

ГКЧП провозгласил себя органом «для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения», решения которого общеобязательны для исполнения на всей территории СССР[10], а также объявил, что Г. Янаев становится и. о. президента СССР «в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Михаилом Горбачевым своих обязанностей Президента СССР».

Основной целью создания ГКЧП, по словам одного из его активных участников — Геннадия Янаева, было недопущение подписания договора о Союзе Суверенных Государств, который, по мнению участников ГКЧП, упразднял Союз ССР[11][12].

Другой ведущий участник комитета — председатель КГБ СССР Владимир Крючков, на своём первом допросе в день ареста 22 августа 1991 года заявил, что члены ГКЧП не ставили своей задачей лишить Горбачёва поста президента СССР[13][14].

Действия ГКЧП сопровождались объявлением чрезвычайного положения в Москве, приостановлением деятельности политических партий, общественных организаций и массовых движений, препятствующих нормализации обстановки; запретом проведения митингов, уличных шествий, демонстраций, а также забастовок; установлением контроля над СМИ, временным приостановлением выпусков некоторых центральных, московских городских и областных общественно-политических изданий[15]. Основное противостояние непосредственно в период описываемых событий проходило между ГКЧП и высшими органами власти РСФСР[16].

Через 20 лет после этих событий, в августе 2011 года, Михаил Горбачёв заявил, что заранее знал о планируемых действиях будущих членов ГКЧП[17][18]. Однако в сентябре 1991 года на следствии по делу ГКЧП он показывал противоположное[12].

С 22 по 29 августа 1991 года члены ГКЧП и ряд лиц, формально в комитет не входивших, но способствовавших его деятельности, были арестованы[19], но с июня 1992 года по январь 1993 года всем им мера пресечения была изменена на подписку о невыезде[20][21][22][23][24]. В апреле 1993 года началось судебное разбирательство[24][25].

23 февраля 1994 года подсудимые по делу ГКЧП были амнистированы Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации[26][27], несмотря на возражение Ельцина[28][29]. Один из подсудимых, Валентин Варенников, отказался принять амнистию, и судебное следствие в отношении него было возобновлено[25]. 11 августа 1994 года Военная коллегия Верховного Суда России вынесла оправдательный приговор[25] В. Варенникову.

Цели и задачи ГКЧП

Основная цель ГКЧП, по версии его членов, была не допустить распада СССР и подписания нового союзного договора, создающего вместо СССР конфедерацию — Союз Советских Суверенных Республик (Союз Суверенных Государств)[1][2][30][31]. В 23-й статье союзного договора говорилось:

Настоящий Договор одобряется высшими органами государственной власти государств, образующих Союз, и вступает в силу с момента подписания их полномочными делегациями.

Для государств, его подписавших, с той же даты считается утратившим силу Договор об образовании Союза ССР 1922 года[комм.- 2].

С вступлением Договора в силу для государств, подписавших его, действует режим наибольшего благоприятствования.

Отношения Союза Советских Суверенных Республик и республик, входящих в состав Союза Советских Социалистических Республик, но не подписавших настоящий Договор, подлежат урегулированию на основе законодательства Союза ССР, взаимных обязательств и соглашений.[32]

20 августа в Ново-Огарёве договор о создании ССГ должны были подписать представители Белорусской ССР, Казахской ССР, РСФСР, Таджикской ССР и Узбекской ССР, а осенью договор должны были подписать — Азербайджанская ССР, Киргизская ССР, Украинская ССР и Туркменская ССР[33]. На скорейшем подписании этого договора настаивал Борис Ельцин[34].

Одним из первых заявлений ГКЧП, распространённых советскими радиостанциями и центральным телевидением, в стране вводилось чрезвычайное положение:

В целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего Отечества; исходя из результатов всенародного референдума о сохранении Союза Советских Социалистических Республик; руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей Родины, всех советских людей заявляем:

В соответствии со статьёй 127-3 Конституции СССР и статьёй 2 Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» <…> ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 4 часов по московскому времени 19 августа 1991 года

«Обращение к советскому народу». 18 августа 1991 г.[35].

Закон СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» был принят в апреле 1990 года. Согласно которому, чрезвычайное положение на территории союзных, автономных республик либо в их одной отдельной местности мог объявить Верховный Совет этой союзной или автономной республики; на всей территории СССР чрезвычайное положение мог объявить Верховный Совет СССР. Президент СССР (или исполняющий его обязанности) мог вводить чрезвычайное положение только в отдельных местностях и только с согласия Президиума Верховного Совета или высшего органа государственной власти союзной республики (в РСФСР — это Съезд народных депутатов, в остальных союзных республиках — это Верховный Совет). При отсутствии такого согласия вводил чрезвычайное положение с незамедлительным внесением принятого решения на утверждение Верховного Совета СССР[36].

В случае подписания нового договора и упразднения существовавшей структуры управления СССР члены ГКЧП могли лишиться своих высших государственных должностей[37]. Однако, Янаев отрицал, что члены ГКЧП держались за свои должности[11][12]. В июле 1991 года на конфиденциальной встрече Горбачёва, Ельцина и Назарбаева была достигнута договорённость, что премьер-министром нового Союза должен стать Назарбаев, а состав кабинета министров должен быть радикально обновлён; по версии Горбачёва разговор был записан сотрудниками КГБ, и его содержание стало известно членам ГКЧП[38].

24 января 1992 года Крючков написал письмо, в котором утверждал, что КГБ не подслушивал Горбачёва, Назарбаева и Ельцина:

22 декабря 1991 года в программе Российского телеканала (19:30 — 20:15) демонстрировалась очередная серия британского телефильма «Вторая русская революция». В этой серии показывались кадры интервью с М. С. Горбачёвым и Н. А. Назарбаевым. Последние утверждали, что 29-30 июля 1991 года мною, Крючковым В. А., (а также Плехановым Ю. С.) было организовано прослушивание их переговоров с Б. Ельциным в Ново-Огарево. Заявляю, что это утверждение является полностью надуманным. Не случайно, даже следствие по делу ГКЧП упомянутое «прослушивание» мне не вменяет в вину. Мне не известно, что послужило основанием для такого заявления М. Горбачева, Н. Назарбаева. Возможно, они были введены кем-то в заблуждение.<…>

В. Степанков, Е. Лисов: «Кремлёвский заговор: Версия следствия».

Согласно опросу 1500 человек, проведённому в 1993 году фондом «Общественное мнение», наибольшее число респондентов (29 %) выбрали из предложенных на выбор вариантов, что целью ГКЧП был захват власти, а для этого они хотели «свергнуть Горбачёва» и «не допустить Ельцина к власти», а 18 % выбрали вариант, что члены ГКЧП хотели изменить политическое устройство общества: «сохранить Советский Союз», «вернуть обратно прежний, социалистический строй», а для этого «установить военную диктатуру»[39].

Выбор момента

Члены ГКЧП выбрали момент, когда Президент СССР находился в отъезде — на отдыхе в госрезиденции «Форос» на Украине в Крыму, — и объявили о том, что он не может исполнять свои обязанности по состоянию здоровья.

Силы ГКЧП

Активные члены и сторонники ГКЧП

Знаком * отмечены лица, формально не входившие в состав ГКЧП, но активно его поддержавшие и впоследствии привлекавшиеся в качестве обвиняемых по «делу ГКЧП», рассматривавшемуся Военной коллегией Верховного Суда РФ[40].

Также в связи с августовскими событиями 1991 года находились под следствием следующие лица, которые перед судом по различным причинам не предстали:

Силовая и информационная поддержка ГКЧП

ГКЧП опирался на силы КГБ (Альфа), МВД (ОМОН и Дивизия им. Дзержинского) и МО (106-я (Тульская) воздушно-десантная дивизия, Таманская мотострелковая дивизия, Кантемировская танковая дивизия. Всего в Москву было введено около 4 тыс. военнослужащих, 362 танка, 427 бронетранспортёров и БМП. Дополнительные части ВДВ, мотострелковые войска и флот[41] были переброшены в окрестности Ленинграда, Таллина, Тбилиси, Риги.

Воздушно-десантными войсками командовал генерал-лейтенант П. С. Грачёв. При этом Грачёв поддерживал телефонную связь как с Язовым, так и с Ельциным[42]. Однако ГКЧП не имел полного контроля над своими силами; так, в первый же день части Таманской дивизии перешли на сторону защитников Белого дома. С танка этой дивизии произнёс своё знаменитое послание к собравшимся сторонникам Ельцин.

Информационную поддержку ГКЧП оказывало Гостелерадио СССР (в течение трёх суток выпуски новостей изобиловали разоблачениями различных актов коррупции и нарушений законности, совершённых в рамках «реформистского курса»), ГКЧП заручилось также поддержкой ЦК КПСС, однако эти институты не смогли оказать заметного влияния на положение в столице и в стране.

Предводитель ГКЧП

Несмотря на то, что номинальным главой ГКЧП был Г. И. Янаев, по мнению ряда экспертов (например, бывшего депутата Ленсовета, политолога и политтехнолога Алексея Мусакова), «подлинной душой» комитета являлся Владимир Крючков[43][44]. О ведущей роли Крючкова неоднократно упоминается и в материалах служебного расследования, проведённого КГБ СССР в сентябре 1991 г.[45].

Глава российского правительства Иван Силаев называл «главным идеологом переворота» спикера союзного парламента Анатолия Лукьянова[46].

Несмотря на это, по мнению Президента России Бориса Ельцина[47]:

В ГКЧП не было лидера. Не было авторитетного человека, чьё мнение становилось бы мотором и сигналом к действию

Противники ГКЧП

Сопротивление ГКЧП возглавило политическое руководство РСФСР (президент Борис Ельцин, вице-президент Александр Руцкой, председатель правительства Иван Силаев, и. о. председателя Верховного Совета Руслан Хасбулатов).

В обращении «К гражданам России» от 19 августа Борис Ельцин, Руслан Хасбулатов и Иван Силаев, охарактеризовав действия ГКЧП как государственный переворот, заявили:

Мы считали и считаем, что такие силовые методы неприемлемы. Они дискредитируют СССР перед всем миром, подрывают наш престиж в мировом сообществе, возвращают нас к эпохе холодной войны и изоляции Советского Союза от мирового сообщества. Всё это заставляет нас объявить незаконным пришедший к власти так называемый комитет (ГКЧП). Соответственно объявляются незаконными все решения и распоряжения этого комитета[48].

Хасбулатов был на стороне Ельцина, хотя через 10 лет в интервью «Радио Свобода» он заявил, что, как и ГКЧП, был недоволен проектом нового Союзного договора:

Что касается содержания нового Союзного договора, так, помимо Афанасьева и кого-то ещё другого, я сам был страшно недоволен этим содержанием. Мы с Ельциным много спорили — идти нам на совещание 20 августа? И, наконец, я убедил Ельцина, сказав, что, если мы даже не пойдём туда, не составим делегацию, это воспримут, как наше стремление развалить Союз. Был же референдум, в конце концов, в марте о единстве Союза. Шестьдесят три, кажется, процента или 61 процент населения высказались за сохранение Союза. Я говорю: «Мы с вами не имеем права…». Поэтому я говорю: «Давайте мы пойдём, составим делегацию, а там мотивированно изложим свои замечания к будущему Союзному договору».

Интервью 12.08.2001[49].

Более того, он считал идею о новом союзном договоре провокационной с самого начала:
Самая большая опасность возникла, когда появилась идея заключения нового Союзного договора. Идея совершенно пагубная. Первый Союзный договор, объединивший Российскую Федерацию, Украину, Закавказье, был заключён в 1922 году. Он послужил основой первой советской Конституции в 1924 году. В 1936 году была принята вторая, а в 1978 — третья Конституция. И Союзный договор в них окончательно растворился, о нём помнили только историки. И вдруг он возникает вновь. Своим появлением он ставил под сомнение все предыдущие конституции, как бы признавал СССР нелегитимным. С этого момента дезинтеграция начала набирать силу.

Беседа с Русланом Хасбулатовым[50].

Защитники Белого дома

По призыву российских властей, у Дома Советов Российской Федерации («Белого дома») собрались тысячи россиян, среди которых были представители самых разных социальных групп — от демократически настроенной общественности, студенческой молодёжи, интеллигенции до ветеранов Афганской войны и представителей националистического общества «Память». Основную массу составляли москвичи, но заметное число защитников были иногородними, оказавшимися в те дни в столице или специально приехавшими.

По словам лидера партии «Демократический союз» Валерии Новодворской, несмотря на то, что она в эти дни содержалась в СИЗО, члены её партии приняли активное участие в уличных протестах против ГКЧП в Москве[51].

Среди тех, кто пришёл защищать Дом Советов от возможного штурма, были Мстислав Ростропович, Андрей Макаревич, Константин Кинчев, Александр Городницкий, Маргарита Терехова, Борис Хмельницкий, Татьяна Друбич, Анатолий Крупнов, Лев Гудков, Сергей Пархоменко, будущий террорист Шамиль Басаев и будущий руководитель компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский[52][53], вице-мэр Москвы Ю. М. Лужков и его беременная жена Е. Н. Батурина[47], бывший министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварнадзе[54], а также телеведущая Татьяна Миткова, поэт Евгений Евтушенко и режиссёр Никита Михалков[55].

Предыстория

  • 28 марта 1991 года, на совещании у Горбачёва была создана комиссия во главе с Янаевым, которая должна была подготовить введение чрезвычайного положения[2][34]. В комиссию входили все будущие члены ГКЧП, за исключением двух человек — Тизякова и Стародубцева[24][56]. В этот же день в Москву были введены войска[57][58].
  • 17 июня Горбачёв и лидеры девяти республик согласовали проект Союзного договора. Сам проект вызвал резко отрицательную реакцию у силовиков из Кабинета Министров СССР: Язова (Минобороны), Пуго (МВД СССР) и Крючкова (КГБ).
  • 20 июня в Берлине, Госсекретарь США Джеймс Бейкер предупреждает министра иностранных дел СССР Александра Бессмертных со ссылкой на разведданные о возможном заговоре с целью отстранения Горбачёва от власти[12][59] и причастности к нему премьер-министра Павлова, министра обороны Язова и председателя КГБ Крючкова[2][33][58]. Аналогичную информацию посол США в СССР Джэк Мэтлок передаёт Горбачёву, встретившись с ним[2][33][60]. В 2016 году Горбачев подтвердил факт разговора с Мэтлоком[61].
  • 20 июля Президент РСФСР Борис Ельцин издал указ «о департизации», то есть о запрещении деятельности парткомов на предприятиях и в учреждениях.
  • 29 июля в Ново-Огарёве конфиденциально встретились Горбачёв, Ельцин и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Там же была намечена и дата подписания нового Союзного договора, — 20 августа 1991 г.
  • 2 августа Горбачёв в телеобращении объявил, что подписание Союзного договора намечено на 20 августа. На следующий день это обращение было опубликовано в газете «Правда».
  • 3 августа на заседании Кабинета министров СССР, Горбачев заявляет о том, что в стране чрезвычайная ситуация и надо принимать меры, включая введение чрезвычайного положения[24][62][33].
  • 4 августа Горбачёв отправился отдыхать в свою резиденцию в районе посёлка Форос в Крыму.
  • 16 августа председатель Верховного Совета СССР А. И. Лукьянов, находящийся в отпуске на Валдае, разговаривает по телефону с секретарем ЦК КПСС О. С. Шениным, работает над текстом своего заявления о недопустимости подписания договора о Союзе Суверенных Государств.

По данным британской телерадиовещательной корпорации Би-би-си принимаются решения ввести ЧП с 19 августа, потребовать от Горбачёва подписать соответствующие указы или уйти в отставку и передать полномочия вице-президенту Янаеву, Ельцина задержать на аэродроме «Чкаловский» по прилёте из Казахстана для беседы с Язовым, дальше действовать в зависимости от результатов переговоров[58].

Варенников на суде заявил, что при его присутствии на объекте «АБЦ», рассматривались только две проблемы: первая — оценка обстановки в стране и вторая — какие надо принять меры. И никто не говорил о лишении Горбачева власти[25].

Версия Геннадия Янаева

По версии члена ГКЧП Геннадия Янаева, 16 августа на одном из спецобъектов КГБ СССР в Москве состоялась встреча Министра обороны СССР Язова и Председателя КГБ Крючкова, на которой обсуждалась ситуация в стране. 17 августа на том же объекте прошла встреча в том же составе, на которую был также приглашен Председатель правительства СССР Валентин Павлов. На ней было решено направить группу членов Политбюро ЦК КПСС в Форос, чтобы потребовать от Михаила Горбачёва немедленного введения чрезвычайного положения и не подписывать новый Союзный договор без проведения дополнительного референдума. 18 августа около 20:00 Янаев прибыл в Кремль, где прошла встреча с группой членов Политбюро, вернувшихся из Фороса от Горбачёва.

…мне несколько раз звонили в автомашину начальник аппарата президента Болдин В. И., премьер-министр СССР Павлов В. С., председатель КГБ СССР Крючков В. А. Каждый из них, за исключением Болдина, просил меня приехать в Кремль для того, чтобы обсудить какие-то срочные вопросы… Зная тяжелейшую ситуацию в стране, зная, что предстоит подписание Союзного договора и неоднозначную реакцию в обществе по этому поводу, приехал на эту встречу весьма встревоженным и не знал, о чём пойдет речь

Г. Янаев, материалы уголовного дела по ГКЧП т. 48 л.д. 4-45[63].

Хронология основных событий

18 августа

  • В 08:00 Д. Язов проводит совещание в Министерстве обороны. Командующему войсками Московского военного округа генералу Н. Калинину приказано подготовить ввод в Москву 2-й гвардейской мотострелковой дивизии и 4-й гвардейской танковой дивизии, командующему ВДВ П. Грачёву — 106-й воздушно-десантной дивизии. Ввод войск, по словам Язова, мог произойти в тот же день.

Для оказания помощи командующим войсками округов по указанию Язова в Ленинград, Ригу, Ташкент, Кировабад и Каунас вылетели представители Министерства обороны.

  • 11:00 Крючков проводит совещание с руководством КГБ и приказывает направить группы сотрудников центрального аппарата в Латвию, Эстонию и Литву; передаёт своему заместителю Валерию Лебедеву список из 69 лидеров демократического движения, за которыми нужно установить слежку, а по получении приказа — арестовать[58]. Начальник 7-го управления Расщепов должен был обследовать обстановку вокруг дачи Бориса Ельцина, куда тот, судя по имеющейся в КГБ информации, собирался прибыть после прилёта из Алма-Аты.
  • 13:00 О. Д. Бакланов, О. С. Шенин, В. И. Болдин, генерал В. И. Варенников и начальник 9-го управления КГБ Ю. С. Плеханов[2] вылетели с аэродрома «Чкаловский» на военном самолёте Ту-154 (бортовой номер 85605)[64], закреплённом за министром обороны Язовым, в Крым для переговоров с Президентом СССР Горбачёвым, чтобы заручиться его согласием на введение чрезвычайного положения. Около 17 часов они встретились с Горбачёвым. По некоторым данным, Горбачёв отказался дать им своё согласие[58][65][66]
Мы в Чрезвычайном комитете договорились, что группа поедет в Крым к Горбачёву для того, чтобы его склонить к принятию решения о введении чрезвычайного положения. … Другой целью нашего приезда в Форос к Горбачёву было сорвать намеченное на 20 августа подписание нового союзного Договора, который, по нашему мнению, не имел никаких правовых основ. 18 августа мы с ним встретились, где, как известно, ни о чём не договорились.

В. Варенников.

Варенников уточняет, что Горбачёв всё же не возражал против введения чрезвычайного положения, а лишь только не хотел сам принимать такое решение:

Словом, наша встреча закончилась ничем. Её результаты были весьма туманными, как это бывало вообще в большинстве случаев, когда Горбачёву приходилось принимать решение по острым вопросам или просто говорить на тяжёлую тему. В заключение он сказал: «Чёрт с вами, делайте, что хотите. Но доложите моё мнение». Мы переглянулись — какое мнение? Ни да, ни нет? Делайте что хотите — а мы предлагали ввести чрезвычайное положение в определённых районах страны, где гибли люди, а также в некоторых отраслях народного хозяйства (на железной дороге например). То есть он давал добро на эти действия, но сам объявлять это положение не желал.

В. Варенников[25].

В оправдательном приговоре, который был вынесен Варенникову Военной коллегией Верховного суда РФ говорится следующее:

По показаниям Варенникова В. И., Бакланова О. Д., Шенина О. С. и Болдина В. И., Горбачёв М. С. хотя и назвал попытку спасти страну от развала путём введения чрезвычайного положения авантюрой и говорил о возможности принятия чрезвычайных мер через съезд народных депутатов или Верховный Совет СССР, однако закончил встречу рукопожатиями и словами: «Чёрт с вами, делайте, что хотите, но доложите мое мнение». Эти слова Президента СССР они расценили как фактическое согласие на введение в стране чрезвычайного положения при одновременном его желании остаться в стороне от принятия такого решения. Признав правильность оценки прибывшими ситуации в стране, своё высказывание о возможности введения чрезвычайного положения решением съезда народных депутатов или Верховным Советом СССР, а также рукопожатия при расставании, свидетель Горбачёв М. С. отрицал произнесение указанных слов или одобрение каким-то иным способом введения чрезвычайного положения неконституционным путём.

Проанализировав доказательства, суд пришёл к выводу, что, несмотря на высказывания Горбачёва М. С. об антиконституционности и авантюризме предложений прибывших, непринятие им мер к их задержанию, его предложение созвать съезд народных депутатов или сессию Верховного Совета для обсуждения вопроса о введении чрезвычайного положения, рукопожатия при расставании давали Варенникову В. И. основания полагать, что Президент СССР если и не одобряет, то и не возражает против попытки спасти страну от развала путём введения чрезвычайного положения.

Этот вывод подтверждается также объективными действиями членов ГКЧП, которые после провала задуманного полетели к Горбачеву М. С. для обсуждения возможного выхода из создавшейся ситуации.

[25].

По словам Олега Бакланова[67] Горбачев заявил членам ГКЧП, что не может лететь в Москву, так как «сидит в корсете и у него отнялась нога». Также президент сказал, что «в любом случае прилетит в Москву на подписание договора, даже если ему отрежут ногу»[2][68].

Варенников на суде заявил, что Горбачев был болен, о чём он сам нам говорил. Внешне президент СССР производил удручающее впечатление и в физическом, и в морально-психологическом плане[25]. Как заявил на следствии лечащий врач президента СССР И. Борисов, 14 августа у Горбачева случился приступ радикулита, в связи с чем проводилась интенсивная активная терапия[69].

  • 16:32: на президентской даче были отключены все виды стационарной связи, включая канал, обеспечивавший управление стратегическими ядерными силами СССР[58].

По другим данным, сохранялась связь в домике охраны Горбачёва, которой тот воспользовался несколько раз. Позвонил, например, А. И. Вольскому[70]. Варенников утверждал, что связь была отключена только в кабинете дачи Горбачева. Все виды связи работали в административном доме дачи (это в одной-двух минутах ходьбы от главного дома), а автомобили были оборудованы закрытой космической связью[25].

Лукьянов в своих воспоминаниях, ссылаясь на материалы уголовного дела, пишет, что работали радиоприёмники, телевизоры, переносные рации, два междугородних телефона. Кроме того, на даче находились президентские автомашины, оснащённые спутниковой связью. Сотрудники охраны звонили по междугороднему телефону своим семьям уже вечером 19 августа[24].

Адвокат Варенникова Дмитрий Штейнберг заявлял: в Форосе у Горбачева имелись все виды правительственной связи, вплоть до выхода на радиостанцию по системе «Казбек». По его словам следствие установило, что 19, 20, 21 августа эта система работала[71].

Депутат Верховного Совета Крымской АССР Юрий Мешков:
Мы, крымские депутаты — я, Юра Розгонюк и Борис Кизилов — предприняли попытку освобождения Горбачева. Реальную. Пытались прорваться, во всяком случае, убедиться, что происходит в Форосе. Охрана жестко перехватила нас у самых ворот, на въезде на дачу. На рейде стояли два сторожевых корабля «Зубр», которые курсом атаки шли к берегу, разворачивались и повторяли манёвр. Вокруг дачи по периметру — плотная охрана. Офицер, который командовал нашими конвоирами, стал рассказывать о семье своей, двух детях. Клятвенно заверил, что никакого насилия к Горбачеву не применяют. И что он сам не желает с нами встречаться.

— ria.ru/ussr25/20160819/1474752574.html

  • 20:00: Янаев, Павлов, Крючков, Язов, Пуго, Лукьянов собираются в кремлёвском кабинете премьер-министра, обсуждают и правят документы ГКЧП[58].
  • 23:25: Янаев, сославшись на статью 127. 7 Конституции СССР[комм.- 3], подписывает указ о временном возложении на себя президентских полномочий[58] со следующего дня, 19 августа, «в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем своих обязанностей Президента СССР»[35].

19 августа

  • 01:00: Янаев подписывает документы о формировании Государственного комитета по чрезвычайному положению в составе себя, Павлова, Крючкова, Язова, Пуго, Бакланова, Тизякова и Стародубцева (в числе этих документов «Обращение к советскому народу»)[12].

Присутствующие члены ГКЧП подписывают Постановление ГКЧП № 1, в котором говорится о введении «в отдельных местностях СССР» чрезвычайного положения сроком на шесть месяцев с 04:00 по московскому времени 19 августа, о запрете митингов, демонстраций и забастовок, о приостановке политических партий, общественных организаций и массовых движений, препятствующих нормализации обстановки, а также о выделении всем желающим жителям городов 15 соток земли в личное пользование[15][58].

  • 04:00: Севастопольский полк погранвойск КГБ СССР блокирует президентскую дачу в Форосе. По распоряжению начальника штаба войск ПВО СССР генерал-полковника Игоря Мальцева двумя тягачами перекрыта взлётная полоса, на которой расположены лётные средства Президента — самолёт Ту-134 и вертолёт Ми-8[42].
  • В 06:00 средства массовой информации СССР объявляют о неспособности Президента СССР Горбачёва М. С. выполнять свои функции по состоянию здоровья, и о переходе всей полноты власти согласно союзной конституции к вице-президенту страны Геннадию Янаеву. Также было объявлено, что для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). Комитет объявил о введении в отдельных местностях страны чрезвычайного положения (на самом деле ГКЧП ввёл чрезвычайное положение только в Москве[15]). В этот же момент, в 06:00 Министр обороны СССР Д. Язов собирает на совещание командующих войсками военных округов, которые были проинструктированы обеспечивать порядок в зависимости от обстановки, и усилить охрану военных объектов. «Об остальном, — сказал министр, — узнаете из сообщений радио и газет»[42].

Ночью «Альфа» выдвинулась к даче Ельцина в Архангельском, но не блокировала президента и не получила указания предпринять по отношению к нему каких-либо действий. Язов отрицает, что готовилась акция против Ельцина[30].

Тем временем, Ельцин в экстренном порядке мобилизовал всех своих сторонников в верхних эшелонах власти, самыми видными из которых оказались Хасбулатов Р. И., А. А. Собчак, Г. Э. Бурбулис, М. Н. Полторанин, С. М. Шахрай, В. Н. Ярошенко. Коалиция составила и рассылала по факсу воззвание «К гражданам России». Ельцин Б. Н. подписал указ «О незаконности действий ГКЧП»[73]. Рупором противников ГКЧП стало «Эхо Москвы».

Президент России Б. Н. Ельцин в 09:00 прибывает в «Белый дом» (Верховный Совет РСФСР) и организует центр сопротивления действиям ГКЧП. Сопротивление принимает форму митингов, которые собираются в Москве у Белого дома на Краснопресненской набережной и в Ленинграде на Исаакиевской площади у Мариинского дворца.

  • В 08:00 десантными войсками берётся под охрану Телецентр в Останкино. Отключаются телепередатчики Российского ТВ. Все каналы перекоммутируются на 1 программу, где передаётся заявление Лукьянова и документы ГКЧП, в перерывах — классическая музыка, большей частью в миноре[74].
  • С 09:30 в Москве начинается передвижение отдельных военных колонн — армейских грузовиков, БТР, танков[42].
  • С 10:00 с помощью выделенных по указанию Пуго экипажей ГАИ, войска в течение дня занимают отведённые им позиции в центре Москвы. Надлежало взять под охрану Центральный телеграф, ТАСС, телецентр в Останкино, радиостанции, ТЭЦ, водонапорные станции, мосты и подъезды к ним. Подразделения специального назначения КГБ и МВД СССР блокируют Манежную площадь и Кремль[75].

Между тем, непосредственно у Белого дома располагается бронетехника 137-го парашютно-десантного полка 106-й воздушно-десантной дивизии под командованием генерал-майора А. И. Лебедя и танки Таманской дивизии.

  • С 11:00 на Манежной площади начинают собираться люди с трёхцветными флагами, портретами Сахарова и Ельцина. Народные депутаты России и Моссовета призвали собравшихся к бессрочной забастовке. Раздаётся призыв: «Все на защиту Белого дома!»[76].

Подразделениями мотострелков из Таманской дивизии занят Центральный телеграф, всем находившимся приказано покинуть помещение. В то же время по телетайпам, находящимся вне операционного зала, продолжает передаваться информация, в том числе из Белого дома[74].

  • В 11:30 многотысячная колонна направляется по Тверской к Белому дому. В 12:00 в Москве на Манежной площади начался стихийный митинг, в котором пока принимает участие несколько тысяч человек, однако толпа постоянно увеличивается. Было зачитано заявление руководства России, в котором происшедшие ночью 19 августа события названы «антиконституционным переворотом» и содержится призыв к всеобщей бессрочной забастовке. Вскоре после начала митинга к Манежной площади со стороны Большого театра начала движение колонна БТР, однако несколько тысяч человек, взявшись за руки, остановили их перед площадью[42].На Манежную площадь со стороны ул. Герцена, Тверской, Нового Арбата, Лубянки пытаются пробиться колонны бронетраспортеров. Люди остановили их на подступах к площади и начали воздвигать заслоны из автобусов и троллейбусов[74].
  • В 12:15 у Белого дома собрались несколько тысяч человек, к ним вышел Борис Ельцин. Перед парадной лестницей Белого дома Ельцин зачитал с танка № 110 Таманской дивизии[42] «Обращение к гражданам России», в котором назвал действия ГКЧП «реакционным, антиконституционным переворотом» и призвал граждан страны «дать достойный ответ путчистам и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию». Из среды митингующих создаются безоружные отряды ополченцев под командованием депутата К. И. Кобца. Деятельное участие в ополчении принимают ветераны-афганцы и сотрудники частного охранного предприятия «Алекс».
  • 14:00: ГКЧП издал постановление о временном ограничении перечня выпускаемых центральных, московских городских и областных общественно-политических изданий следующими газетами: «Труд», «Рабочая трибуна», «Известия», «Правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Московская правда», «Ленинское знамя», «Сельская жизнь»[15] и по некоторым данным, требовал от Ельцина и его сторонников к 16 часам очистить Белый дом[76].
  • 15:30: Собравшиеся у Белого дома начали строительство баррикад. Люди разбирали камни и кирпичи из мостовой для отражения, по слухам, намеченного на 16:00 штурма. Как сообщил РИА председатель госкомитета РСФСР по вопросам обороны, народный депутат республики генерал-полковник Константин Кобец, в Доме Советов России создан штаб по обороне этого здания[42].
  • В 16:00 указом Янаева в Москве вводится чрезвычайное положение, комендантом города назначается командующий военным округом Николай Калинин[15][76].
  • В 17:00 в пресс-центре МИД состоялась пресс-конференция членов ГКЧП. На ней отсутствовал один из организаторов ГКЧП премьер-министр В. С. Павлов, у которого накануне произошло алкогольное отравление[63]. Участники ГКЧП заметно нервничали; весь мир обошли кадры трясущихся рук Г. Янаева.

24-летняя журналистка Татьяна Малкина открыто назвала происходящее «переворотом» и задала вопрос: «Скажите, пожалуйста, понимаете ли вы, что сегодня ночью вы совершили государственный переворот? И какое из сравнений вам кажется более корректным — с 1917-м или 1964-м годом?»[77].

Слова членов ГКЧП были больше похожи на оправдания (Г. Янаев: «Горбачёв заслуживает всяческого уважения…»). Янаев заявил, что начатый в 1985 году курс на демократические преобразования (Перестройка) будет продолжен, а Горбачёв находится на отдыхе и лечение в Форосе и ему ничто не угрожает. Он назвал Горбачёва своим другом и выразил надежду, что тот после отдыха вернётся в строй и они будут вместе работать[78].

  • В 17:00 бронетранспортёры расчистили подступы к Манежной площади. Убраны развёрнутые демонстрантами поперёк Тверской улицы троллейбусы, бронетехника встала на всех вливающихся в Манежную площадь улицах. Движение транспорта невозможно, но препятствий пешеходам, желающим попасть на площадь, не чинится.

С одного из бронетранспортёров выступил не назвавший себя генерал с просьбами к собравшимся расходиться. Однако поредевшая было с уходом части людей к Дому Советов толпа вновь растёт. На Тверской из окон Моссовета разбрасываются в собравшуюся у здания толпу размноженные на ксероксе сегодняшние Обращение и Указ Президента РСФСР[42].

  • 17:15: Для строительства баррикад вокруг Дома Советов РСФСР на Краснопресненской набережной используются мусорные баки, ограда расположенного рядом детского парка и самого Дома Советов, бетонные блоки, скамейки, спиленные деревья, арматура, трубы. Организован передвижной медпункт. В здание прибыли подразделения, подчиняющиеся МВД РСФСР и стоящие на стороне правительства России. Попыток штурма пока предпринято не было. К зданию подошли представители российского казачества, встреченные овациями, и колонна московских студентов с лозунгами «Свобода!»[42].

Вокруг всего комплекса Дома Советов РСФСР выстраивается цепочка из нескольких тысяч москвичей, пришедших на защиту Президента и Верховного Совета Российской Федерации. Организуются пикеты[42].

  • В 19:38 с севастопольского аэропорта Бельбек по команде начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-полковника Владимира Денисова в Москву вылетает самолёт Ту-134 Президента СССР (бортовой номер 65904) с группой офицеров, в том числе руководителем абонентского комплекта управления ядерными силами Президента СССР полковником Виктором Васильевым[79]. Вертолёт Президента Ми-8 (бортовой номер 25137) в 21:00 перегоняется в Симферополь[80].
  • 20:52. Борис Ельцин выступил вечером 19 августа на многотысячном митинге у Дома Советов РСФСР. Президент РСФСР ознакомил собравшихся с последними решениями российского руководства. Он сообщил также, что руководители России будут круглосуточно находиться в Доме Советов.

Из воспоминаний народного депутата РСФСР, члена Верховного Совета РСФСР Сергея Бабурина:

В августе 91-го я был в Верховном Совете РСФСР и, как и большинство людей, честно вам скажу, не мог понять, что происходит. Где Президент Горбачев? Я его терпеть не мог, но я хотел понять, что происходит. Конечно, была надежда, что выполнение Конституции СССР будет обеспечено. Трагедия того же ГКЧП в том, что люди, вошедшие в этот комитет, действовали как дилетанты в политике. Имея огромный партийный и хозяйственный опыт, они не понимали, что в политике нужно немедленно искать союзников и работать жестко, работать, не думая о том, что или пан или пропал. Других вариантов быть не должно. Я увидел, как Президента Ельцина подсаживают на танк, он начинает выступать, его перебивают и говорят: «Господин Президент, у вас невыгодный ракурс. Смените ракурс, мы же съемку ведем!» Он меняет ракурс и начинает заново свое «историческое» обращение зачитывать… Я почувствовал, что это, конечно, театр… Я сказал: никаких штурмов Верховного Совета РСФСР не будет, и изображать здесь оборону нечего. Но, беда, в то время информация полностью отсутствовала, о том, что и где происходит, даже мы, депутаты, не знали[81]
  • 23:00: Через баррикады к Белому дому пропустили танковую роту Таманской гвардейской дивизии. Прибытие десяти танков под командованием майора С. Евдокимова было встречено ликованием многих тысяч москвичей. Экипажи машин заявили о верности российскому правительству. На танках — трёхцветные флаги, но нет боекомплекта[82].

Около 23:30 рота десантников 106-й воздушно-десантной дивизии на 10 БРДМ прибыла в окрестности Дома Советов. Вместе с бойцами прибыл заместитель командующего ВДВ генерал-майор А. И. Лебедь[83].

По данным иностранных СМИ и газеты «Известия», за несколько дней до объявления чрезвычайного положения члены ГКЧП приказали одному из псковских заводов послать в Москву 250 тыс. пар наручников[84][85][86], а также «предварительно отпечатали стопки бланков ордеров на арест» (англ. they thought to ... preprint stacks of blank arrest orders)[87][88].

Председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов принимает решение о созыве 26 августа внеочередной сессии союзного парламента[89].

Сюжет в программе «Время»

Центральное телевидение СССР в вечернем[90] выпуске программы «Время» неожиданно пропускает в эфир сюжет, подготовленный своим корреспондентом Сергеем Медведевым об обстановке у Белого Дома, в который попадает Ельцин, зачитывающий подписанный накануне Указ «О незаконности действий ГКЧП». В завершение звучит комментарий С. Медведева, в котором прямо высказывается сомнение по поводу возможности выхода этого сюжета в эфир. Тем не менее, сюжет увидела огромная аудитория телезрителей всей страны, он резко контрастировал с остальным содержанием программы (с сюжетами в поддержку действий ГКЧП) и позволил усомниться в действиях ГКЧП[91].

Автор сюжета Сергей Медведев так объясняет его выход[92]:

…мой сюжет был единственным, рассказывающим стране, что же происходит в Москве. Это стало возможным во многом благодаря мужеству и профессионализму моих коллег. Но меня сразу же уволили с работы. К счастью, ненадолго…

Стоит отметить, что в 1995 году Сергей Медведев стал пресс-секретарем Бориса Ельцина и занимал этот пост до 1996 года[93].

20 августа

  • 00:40: Народные депутаты РСФСР разъехались по расквартированным в Подмосковье военным частям, чтобы привлечь их на свою сторону.

В связи с госпитализацией утром с гипертоническим кризом премьера Павлова, временное руководство Кабинетом министров СССР было возложено на первого вице-премьера Виталия Догужиева[94], который не делал никаких публичных заявлений по этому поводу.

  • 09:30: Строительство баррикад у Белого дома в основном закончено. Подъезды перегорожены грузовиками[82].
  • 10:00—11:30: группа российских руководителей (А. В. Руцкой, Р. И. Хасбулатов, И. С. Силаев) встречалась в Кремле с А. И. Лукьяновым. В ходе встречи с российской стороны были выдвинуты требования, сводившиеся «к прекращению деятельности ГКЧП[95], возвращению в Москву Горбачёва, но особых угроз при этом не высказывалось. У Лукьянова создалось впечатление, что эти требования не носили ультимативного характера». Отсутствие ультимативности в требованиях посетителей Кремля говорило об их желании не обострять ситуацию и тем самым удержать гэкачепистов от попыток силовых действий, а также не торопить события, то есть продлить неопределённость ситуации, выгодной Белому дому[96].
  • 11:30: Десантники генерала Лебедя покидают площадь перед Белым домом[97].
  • 12:00: Митинг у Моссовета — около 50 тысяч участников.
  • В 12 часов возле Белого дома начался митинг, санкционированный городскими властями Москвы. На нём собрались по оценкам более 200 000 человек. Организаторы митинга — демократические объединения и Советы трудовых коллективов Москвы и Московской области[42]. Официально заявленный лозунг митинга — «За законность и правопорядок». Все пространство вокруг Белого дома заполнено десятками тысяч людей. Митинг длился пять часов. Вместе с Ельциным с балкона Белого дома выступали И. Силаев, Р. Хасбулатов, А. Руцкой, Г. Попов, А. Яковлев, Э. Шеварднадзе и многие другие[97].
  • В 13:00—16:00, по данным «Би-би-си», генералами министерства обороны, КГБ и МВД В. А. Ачаловым, В. Ф. Грушко, Г. Е. Агеевым, Б. В. Громовым, А. И. Лебедем, В. Ф. Карпухиным, В. И. Варенниковым и Б. П. Бесковым, по приказу ГКЧП, была проведена подготовка не планировавшегося ранее захвата здания Верховного Совета РСФСР подразделениями силовых структур. По оценкам экспертов, разработанный ими план захвата был безукоризнен с военной точки зрения[98].

Начать должны были танки. Как планировалось, они произведут устрашающие выстрелы с близкой дистанции и проделают проходы в завалах. Затем бойцы отдельной мотострелковой дивизии имени Дзержинского вклинятся в ряды защитников, раздвинут их, расчистят путь к подъездам Белого дома и будут удерживать «коридоры». В «коридоры» пойдут тульские десантники, которые с помощью техники взломают двери и застекленные проемы в стенах, после чего завяжут бой на этажах здания. В этот момент бойцы «Альфы», действующие по самостоятельному плану, будут осуществлять внутри Белого дома поиск и нейтрализацию руководителей сопротивления[99]. Для проведения операции были выделены подразделения общей численностью около 15 тыс. человек[98]. Однако у генералов, ответственных за подготовку штурма, появились сомнения в целесообразности. Александр Лебедь перешёл на сторону защитников Белого дома. Командиры «Альфы» и «Вымпела» Карпухин и Бесков якобы просили заместителя председателя КГБ Агеева отменить операцию.

Штурм был отменён[98]. Однако, Варенников в свой книге «Дело ГКЧП» со ссылкой на материалы уголовного дела отрицает, что готовился штурм Дома Советов[25], — Варенников пишет, что на совещании в Генштабе обсуждалась возможность изолировать и разоружить боевиков, нагнетавших обстановку в районе Белого дома и стрелявших из боевого оружия в районе Смоленской площади и гостиницы «Украина»[25]. Решение не было принято, так как это могло привести к жертвам среди лиц, находившихся у Дома Советов[25]. Тем более, что здание охраняли подразделения ВДВ[25]. Янаев разговаривал с Ельциным по телефону и сообщил ему, что никто не собирается штурмовать Белый дом[12].

На суде по делу ГКЧП Карпухин заявил, что не получал приказ о штурме Верховного Совета РСФСР[25]. Его показания упоминаются в оправдательном приговоре В. Варенникову[25]. В августе 2006 бывший командир спецподразделения «Вымпел» Борис Бесков заявил, что не получал приказ о штурме Белого дома[100].

В 15 часов на первом канале ЦТ СССР в программе «Время», в условиях строгой цензуры на других каналах, вышел неожиданный сюжет, позднее так описанный журналистом Евгением Киселёвым[101].

…Я тогда работал в «Вестях». «Вести» были отключены от эфира. Сидим, смотрим первый канал (…) И появляется в кадре диктор, и вдруг начинает читать сообщения информационных агентств: президент Буш осуждает путчистов, премьер-министр Великобритании Джон Мейджор осуждает, мировая общественность возмущена — и под занавес: Ельцин объявил ГКЧП вне закона, прокурор России, тогда был Степанков, возбуждает уголовное дело. Мы в шоке. И я представляю себе, как много людей, и в том числе участников событий, которые ловили в тот момент малейший намёк на то, в какую сторону качнулась ситуация, побежали в Белый дом к Ельцину расписываться в верности и лояльности. На третий день, под вечер, встречаю Танечку Сопову, которая тогда работала в Главной редакции информации Центрального телевидения, ну, объятия, поцелуи. Я говорю: «Татьян, что произошло у вас?» — «А это я Мальчиш-плохиш, — говорит Таня. — Я была ответственным выпускающим». То есть она собирала папку, подбирала новости. А был порядок: пойти все согласовать. «Захожу, — говорит, — раз, а там сидит весь синклит и какие-то люди, совсем незнакомые. Обсуждают, что передавать в 21 час в программе „Время“. А тут я, маленькая, суюсь со своими бумажками». Она действительно такая крохотная женщина. «Мне прямым текстом говорят, куда я должна пойти со своими трёхчасовыми новостями: „Сама верстай!“ — ну, я пошла и сверстала»…

По мнению Киселёва, Татьяна Сопова — «Маленькая женщина, из-за которой, возможно, провалился путч в августе 91-го года».

  • По утверждению шеф-корреспондента московского бюро норвежской телекомпании NRK Ханса-Вильгельма Штейнфельда, рано утром 20 августа ему удалось взять интервью у Ельцина, в котором путч был назван уголовным, и, используя прямой кабель корпункта финского телевидения, передать интервью в Хельсинки. В считанные часы интервью было распространено по всему миру[102]:
В одном здании с нами находился корпункт финского телевидения, и у них был подземный кабель, позволявший транслировать картинку прямо в Хельсинки. Финнам полагались такие привилегии, они считались вашими младшими братьями. В разгар путча КГБ перекрыл абсолютно все телевизионные точки, но они забыли о финском кабеле. 20 августа 1991 года в Белом доме Борис Ельцин дал мне интервью — я был единственным, кто удостоился такой чести. Ночь с 19 на 20 августа я провел в кабинете Хасбулатова. В четыре утра меня разбудили и повели в кабинет Ельцина. КГБ вырубил в Белом доме электричество, и мы долго шли по длинным коридорам, освещенным лишь свечками. Хасбулатов собирается разбудить Ельцина и доложить, что армия выбрала его, а значит и демократическую Россию. Рядом с его кабинетом спали на стульях два человека — молодой солдат с ружьем и Мстислав Ростропович. Потом Ельцин дал мне интервью. Многие западные лидеры признавали ГКЧП, и я сказал: «Борис Николаевич, скажите Западу, что этот путч — уголовный». Он ответил: «Да, это так. И ещё одно дело. Только через такие передачи, как ваша, мы сможем достучаться до всего мира. И, что особенно важно, мы сможем сообщить Горбачеву в Форосе, что бьемся за нашу свободу». Я понял, что получил чистое золото, помчался в финский корпункт и моментально отправил интервью в Хельсинки. Спустя час его увидел весь мир.
  • 16:00: Митинг у Белого дома закончился, начинается формирование народного ополчения — «добровольческих сотен»[82]. Около 16:00 Иван Силаев позвонил Анатолию Лукьянову и сказал, что, по имеющимся у него сведениям, полученным из нескольких достоверных источников, ночью войска будут штурмовать Дом Советов РСФСР, и просит его во что бы то ни стало предотвратить штурм. Лукьянов тут же позвонил руководителям министерств обороны, внутренних дел и КГБ. Каждый из них ответил, что ни о каком штурме речи не идёт[24].
  • В 17:00 Ельцин издал указ о временном принятии на себя обязанностей главнокомандующего Вооружёнными силами на территории России, назначив Константина Кобеца министром обороны РСФСР[103].

Спустя два часа Кобец издал приказы об отмене комендантского часа и возврате войск в места постоянной дислокации[98]. Ещё в предыдущую ночь К. Кобец возглавил штаб обороны Дома Советов, его аппарат образовали 15 генералов и офицеров. Основную ставку в штабе Белого дома делали на поддержку населения. 19 августа у Белого дома людей было не много, но к вечеру 20 августа к зданию Верховного Совета пришли тысячи. Десятки и сотни тысяч людей образовали живое кольцо вокруг Белого дома, чтобы помешать возможному штурму. По периметру здания уже были возведены внушительные баррикады.

У защитников Дома Советов (включая милиционеров и охрану) имелось до 1000 стволов оружия. Но главная ставка была сделана на агитацию войск, верных ГКЧП. В ней участвовало десять групп народных депутатов и офицеров штаба[104].

  • 17:30: По внутренней радиосети передано обращение к депутатам-мужчинам срочно спуститься во двор Белого дома, чтобы на автомашинах выехать навстречу войскам. На первом этаже ведётся раздача автоматов, бронежилетов и касок службе внутренней охраны и добровольцам[105].

После 18 часов Лукьянову позвонили Хасбулатов и полковник Н. Столяров из приёмной Руцкого и сообщили о якобы готовящемся штурме Белого дома. Лукьянов уверенно сказал им, что по заверениям, полученным им от военных, никакого штурма быть не должно[106], и просил передать это Ельцину и Силаеву. Этот разговор со спикером российского парламента происходил в присутствии одиннадцати членов межрегиональной депутатской группы, с которыми Лукьянов тогда беседовал о предстоящей сессии. Позже вечером спикер союзного парламента перезвонил Язову, Крючкову, а потом и Янаеву. Все они однозначно и твёрдо заявили, что никаких указаний и приказов по этому поводу не давалось[24].

  • 20:43: Командующий Московским военным округом Николай Калинин заявил, что с 23:00 до 5:00 в городе объявлен комендантский час, но одновременно начнется вывод из столицы военной техники[42].
  • 21:00: От сотрудников ГАИ поступают сообщения, что к центру города идут танки[98].
  • 22:00: Руцкой и Кобец дают защитникам Белого дома последние инструкции. Разносятся слухи о возможном применении химического и психотропного оружия и засевших на крышах соседних домов снайперах.
  • 23:00: Моторизованные подразделения Таманской дивизии приступают к патрулированию центра Москвы для обеспечения комендантского часа. Ни один человек в течение ночи задержан не будет[98].

21 августа

  • В 00:00 по московскому времени, так не получив письменного приказа, группа «Альфа» не пошла на штурм парламента[107][108].
  • 00:05—00:15: На Садовом кольце происходит столкновение моторизованного армейского патруля с демонстрантами, солдаты стреляют поверх голов[107]. Стрельба на площади Дзержинского[105].
  • 00:31: При попытке демонстрантов остановить колонну восьми БМП в туннеле на пересечении Садового кольца с Новым Арбатом, гибнут трое защитников Белого дома[98][107][108]. Демонстранты попытались остановить передвижение колонны боевой техники, которая двигалась на Смоленскую площадь. В результате хаотичного маневрирования боевой техники и применения солдатами боевого оружия двое человек были застрелены, а один случайно задавлен. Как позднее выяснилось, в тоннеле погибли Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский (подробнее...).

По воспоминаниям советника президента Ельцина Сергея Станкевича, во время этих событий работавшего в Белом доме в политическом штабе Бурбулиса, трагическая новость о первых столкновениях и жертвах пришла в штаб одновременно с сообщением о том, что группа десантников заняла помещение радиостанции «Эхо Москвы» на Никольской улице и заставила журналистов прекратить передачи. Кроме того, наблюдатели сообщили, что за Калининским мостом, напротив фасада Белого дома, сосредоточилась группа танков и боевых машин десанта, а рядом в грузовиках укрыты боеприпасы, включая снаряды для танков. В Белом доме в очередной раз объявили тревогу и готовность номер один[109].

  • 01:03: По радио Верховного Совета РСФСР к защитникам Дома Советов обратился вице-президент России Александр Руцкой. Во избежание кровопролития и ненужных жертв он призвал граждан отойти на 50 метров от Дома Советов и не вступать в столкновения с военными. Руцкой также предупредил собравшихся о возможности прорыва в здание сотрудников КГБ, одетых в штатское. Он приказал охране Дома Советов открыть огонь по нападающим. На подходе к российскому парламенту один БТР подожжён бутылками с зажигательной смесью. Как сообщил корреспондент РИА, со стороны Кутузовского проспекта к «Белому дому» подходят части Кантемировской дивизии. Офицеры предупреждают, что ими получен приказ стрелять боевыми патронами[42].

Организаторы обороны «Белого дома» призывают собравшихся около него граждан взяться за руки, встать цепью и действовать только методом уговоров. По имеющейся информации, солдаты Кантемировской дивизии ничего не знают о сути происходящих событий[110].

  • 01:00: Со стороны Калининского проспекта в сторону Белого дома движутся танки. По ориентировочным оценкам — 15 БТР и около 30 танков. На Калининском проспекте они легко смяли баррикады[111].
  • Около 01:00: Колонна бронетехники, шедшая со стороны Нового Арбата (15 БТР и около 30 танков), остановлена народными депутатами. Кое-где в городе военные отбирают рации у милиционеров (многие сотрудники московской милиции и ГАИ передают в Верховный совет РСФСР сведения о передвижениях войск)[112].
  • 01:17: На крышах соседних с Белым домом зданий замечены снайперы[113].
  • 02:26: Части ОМОН, окружавшие здание Моссовета, покинули его[112].
  • 02:30—04:30: На Лубянке проходит совещание с участием Крючкова, Бакланова, Шенина, Ачалова, Варенникова, Громова и около 20 высших офицеров КГБ. Генерал Громов объявляет, что дивизия Дзержинского в центр Москвы не выдвигалась, и внутренние войска в штурме участвовать не будут[107].
  • 03.00 главком ВВС Е. И. Шапошников предлагает министру обороны Язову вывести войска из Москвы, а ГКЧП «объявить незаконным и разогнать»[107].
  • 03:01: Обстановка на площади перед Белым домом остается прежней. Организаторы его обороны сообщили по мегафону, что солдаты одной из воинских частей заверили народных депутатов РСФСР, что они не будут стрелять в народ[42].
  • 03.05: Подмосковье. Движение Витебской дивизии ВДВ КГБ замечено на 40 км Минского шоссе[74].
  • 03.50: В Белом доме объявляют, что штурм может начаться через 10 минут. В здании гаснет свет. Защитники образуют живую цепь, взявшись за руки[107].
  • 04:30: В Москву согласно указанию МВД России на защиту Белого дома прибывают вооружённые курсанты Орловской, Рязанской, Брянской, Владимирской и Волгоградской школ милиции[107][114].
  • 05.00: Колонна Витебской дивизии останавливается у МКАД[107]. Позже выяснилось, что Витебская дивизия ВДВ появилась в окрестностях Санкт-Петербурга и была остановлена под Гатчиной. На Москву же двигались подразделения Витебского танкового училища. В районе окружной дороги они были остановлены группой народных депутатов РСФСР. Командиры не препятствовали агитации[115].
  • 05:00: Открывается заседание коллегии Министерства обороны. Главком ВМФ Игорь Чернавин и главком РВСН Юрий Максимов поддерживают главкома ВВС Шапошникова. Министр обороны Язов отдает приказ о выводе войск из Москвы[107].
  • 05:25: Две бригады КГБ, одна из которых двигалась по Ленинскому проспекту, а вторая — по Минскому шоссе к центру, после звонка Бурбулиса Крючкову развёрнуты назад. По мнению Бурбулиса, «перелом произошел»[113].
  • 05:35: От гостиницы «Украина» отходят БТРы и танки[116].
  • 06.07. Вмешательство народных депутатов РСФСР помогло ранним утром 21 августа вызволить шесть боевых машин пехоты /БМП/ и их экипажи, блокированные распаленной толпой в районе Смоленской площади. Эти машины оказались вовлеченными ночью в случайное столкновение с пикетами москвичей, охраняющими подступы к Дому Советов РСФСР. Этот трагический инцидент, повлекший за собой человеческие жертвы, был ошибочно принят за начало штурма «Белого дома». После переговоров, проведенных народными депутатами РСФСР с обеими сторонами, все БМП выведены из зоны столкновения с пикетами и под российским флагом направились к «Белому дому». Предполагается, что они и их экипажи включатся в систему обороны Дома Советов РСФСР[111].
  • 07:00: На Можайском шоссе депутатам и населению удалось задержать военную технику двух полков Болградской дивизии ВДВ, накануне переброшенных из Молдавии[113].
  • 08:00: Войска начинают покидать город. Штаб обороны Белого дома призывает защитников не терять бдительность и не расходиться, а москвичей — заменить уставших[107].
  • 08:00: Последнее заседание ГКЧП в здании Минобороны на Арбатской площади. Язов предлагает лететь в Форос. Бакланов и Тизяков набрасываются на него с упреками. Крючков призывает продолжать «вязкую борьбу», затем поддерживает Язова со словами: «Может быть, идея и неплохая. Должен же он [Горбачев] понимать, что без нас он ничто!»[107].
  • В 9:00 на совещании у Янаева было принято решение направить делегацию в Форос к Горбачёву в составе: Лукьянов, Язов, Ивашко и Крючков[117].
  • В 10:00 начинается сессия Верховного совета РСФСР[107] под председательством Хасбулатова, которая почти сразу же принимает заявления, осуждающие ГКЧП.
  • В 14:15 самолётом Ил-62 (бортовой номер 86540) Президента СССР в Крым вылетают некоторые члены ГКЧП (Крючков, Язов, Бакланов и Тизяков) вместе с Лукьяновым и Ивашко для переговоров с Горбачевым, приземлившись на аэродроме Бельбек в 16:08[107].
  • Около 16:00 Президиум Верховного Совета СССР принял постановление, в котором объявил незаконным фактическое отстранение президента СССР от исполнения его обязанностей и передачу их вице-президенту страны, и в связи с этим потребовал от вице-президента Янаева отмены указов и основанных на них постановлений о чрезвычайном положении[24] как юридически недействительных с момента их подписания[118][комм.- 4].
  • В 16:52 Вице-президент РСФСР А. В. Руцкой, премьер-министр И. С. Силаев, Примаков, Бакатин, Дунаев, министр юстиции России Федоров и 36 вооруженных автоматами офицеров милиции вылетают в Форос к Горбачёву, приземлившись в Бельбеке в 19:16[107] (после неудачной попытки воспрепятствовать посадке со стороны военных).
  • 17:00: На президентскую дачу в Крым прибыла делегация ГКЧП[107]. М. С. Горбачёв отказался её принять и потребовал восстановить связь с внешним миром[107]. В это же время[1] вице-президент Янаев подписал указ, в котором ГКЧП объявлялся распущенным[120][121], а все его решения недействительными[24].
  • За Горбачевым в 9-м часу вечера прибывает делегация РСФСР.
  • 22:00: Генеральный прокурор РСФСР Валентин Степанков выносит постановление об аресте бывших членов ГКЧП[107].

22 августа

  • В 00:04 (мск) Михаил Горбачёв, вылетев из Бельбека в Москву вместе с Руцким, Силаевым и Крючковым[52] на самолёте Аэрофлота Ту-134[42] (командир воздушного судна Анатолий Суходольский)[122][123], благополучно приземляется во Внуково-2.
  • В 00:17 за ним вылетел самолёт Ил-62 Президента СССР[42] с членами ГКЧП на борту. Члены распущенного ГКЧП — Крючков, Язов и Тизяков — после прилёта из Фороса были арестованы. Первоначально они содержались в санатории МВД РСФСР у озера Сенеж, где и проводились первые допросы[124].
Советник президента РСФСР Сергей Станкевич:
Меня вместе с Сергеем Шахраем Ельцин отправил в аэропорт. Вместе с нами туда выехали министр внутренних дел РСФСР Виктор Баранников, глава российского КГБ Виктор Иваненко и генпрокурор России Валентин Степанков. Сначала встретили самолет с Горбачевым. «Ну, вот, Сергей, вы не верили в президента, а президент всё выдержал», — сказал он мне. Следом прибыли два самолета с членами ГКЧП, и тут же были произведены задержания. Крючкова по трапу несли буквально на руках — видимо, ему стало плохо. Вместе с большой группой вооруженной охраны я поехал сопровождать его. Дмитрия Язова сопровождал Шахрай. Их разместили тогда в подмосковных пансионатах — везти в город во избежание возможных эксцессов не решились.

— ria.ru/ussr25/20160819/1474723399.html

  • Защитников Белого дома поддерживают рок-группы («Машина времени», «Алиса», «Круиз», «Шах», «Коррозия Металла», «Монгол Шуудан», «Черный обелиск»), которые 22 августа организуют концерт «Рок на баррикадах»[42].
  • В 06:00 вице-президент Геннадий Янаев был задержан в своем рабочем кабинете в Кремле и доставлен в прокуратуру РСФСР[12]. Понятыми при его задержании были сотрудник Аппарата президента СССР Вячеслав Никонов и заместитель коменданта Кремля Михаил Барсуков[125].
  • В 10:00 состоялось заседание Президиума Верховного Совета СССР под руководством председателей палат ВС СССР И. Лаптева и Р. Нишанова. Президиум дал согласие на привлечение к уголовной ответственности и арест народных депутатов СССР Олега Бакланова, Василия Стародубцева, Валерия Болдина, Валентина Варенникова и Олега Шенина[126][127] [комм.- 5].
  • 11:05—14:48. Состоялись первые допросы Язова и Крючкова. Язов заявил, что никакого заговора не было, а было решение организовать поездку к Горбачеву, чтобы тот согласился временно возложить свои полномочия на Янаева и никто не обсуждал вопрос о физической ликвидации Горбачева [13]. Вместе с тем, он заявил, что чувствует себя виноватым перед Горбачевым и его женой, а также перед народом и КПСС. И назвал действия ГКЧП «глупостью», которая не должна повториться[128]. Крючков в свою очередь заявил, что ни разу не обсуждался вопрос о лишении Горбачева поста президента СССР, а речь шла о том, чтобы Горбачев временно возложил свои полномочия на вице-президента Геннадия Янаева[13]. Также он сообщил следователям, что по линии ГКЧП не было предпринято никаких действий, направленных против руководства России. По его словами члены ГКЧП понимали, что это может привести к непредсказуемым последствиям (так он ответил на вопросы про штурм Дома Советов и воспрепятствование выезду Ельцина из Архангельского)[129].
  • Уже днем 22 августа начались манифестации на Красной площади, все больше и больше москвичей собиралось на Старой площади у зданий ЦК КПСС и на площади Дзержинского — у зданий КГБ СССР. Но особенно большой митинг «победителей» состоялся возле Белого дома[130].
  • В 12 часов дня на Краснопресненской набережной Москвы перед Белым домом проведён многотысячный митинг победы[131], в ходе которого Президент РСФСР объявил, что принято решение сделать трёхцветный стяг новым государственным флагом России[42]. В честь этого события в 1994 году дата 22 августа выбрана для празднования Дня Государственного флага России. В ходе митинга манифестанты вынесли огромное полотнище российского триколора. Память погибших почтили минутой молчания. Президент Ельцин высказал признательность защитникам демократии и поздравил их с победой.
  • 12:00: Исторический флаг России (триколор), позже, в ноябре 1991 года, ставший государственным, впервые установлен на верхней точке здания Дома Советов[52][132].
  • 12:05 Президент Горбачев издал указы об освобождении от занимаемых должностей премьер-министра Павлова[133], председателя КГБ Крючкова[134] и министра обороны СССР Язова[135] и внес их на рассмотрение Верховного Совета СССР. Также издан указ об увольнении начальника Службы охраны КГБ Юрия Плеханова[136] Леонид Шебаршин назначен исполняющим обязанности председателя КГБ СССР, Василий Трушин — временно исполняющим обязанности министра внутренних дел страны, Михаил Моисеев — временно исполняющим обязанности министра обороны СССР[126].
  • В 21:00 Янаев был доставлен в следственный изолятор г. Кашин Калининской (с мая 1992 г. — Тверской) области (туда же были доставлены Язов и Тизяков)[124]. Ночью 26 августа он был переведен в «Матросскую тишину»[12].

Дальнейшие события

В ночь с 22 на 23 августа по распоряжению Моссовета при массовом скоплении митингующих был произведён демонтаж памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади[137].

23 августа в 3 часа утра у себя на даче был арестован главком сухопутных войск Валентин Варенников[25].

Рано утром 23 августа Ельцин приехал в Кремль к Горбачеву. Ельцин потребовал от Президента СССР производить любые кадровые изменения только по согласованию с российским президентом. Горбачев обещал «подумать» по поводу отмены своих указов. Но Ельцин заявил, что он не уйдет из кабинета Президента СССР, пока Моисеев и Шебаршин не будут смещены[130]. Под давлением Ельцина Горбачев отменил свои назначения, объяснив их тем, что не успел разобраться в ситуации. Министром обороны СССР был назначен Е. Шапошников, председателем КГБ — В. Бакатин, министром иностранных дел — Б. Панкин, посол в Чехословакии, отказавшийся признать ГКЧП[138]. Данные назначения были внесены на рассмотрение Верховного Совета СССР.

В 13:00 В Белом доме на сессии Верховного Совета РСФСР Ельцин в присутствии Горбачева и вопреки его возражениям подписывает указ о приостановлении деятельности КП РСФСР на том основании, что она поддержала ГКЧП[139][140].

23 августа возле зданий ЦК КПСС скопились толпы москвичей. Перед зданием ЦК стихийный митинг, возникла угроза стихийного захвата и разгрома зданий ЦК.
По распоряжению мэра Москвы Попова здания ЦК КПСС и МГК КПСС на Старой площади были опечатаны. В 3 часа дня органы КГБ и милиции, завершили оцепление всех зданий ЦК КПСС, ЦК КП РСФСР, КПК, МГК, а также расположенных напротив зданий КГБ СССР[130]. Вспоминает начальник Московского управления КГБ СССР Евгений Савостьянов:

— я знаю с точностью до минуты, когда была высшая точка моей жизни.
— Когда?!
— В 14 часов 15 минут 23 августа 1991 года. В эту минуту я нажал кнопку в рубке радиотрансляции системы гражданской обороны в здании ЦК КПСС и объявил о закрытии ЦК КПСС и о том, что даю 45 минут на эвакуацию персонала, после чего арестую всех оставшихся в здании. И все ЦК разбежалось! За 45 минут[141]

24 августа, в связи с участием членов Кабинета Министров СССР в деятельности ГКЧП, Совет Министров РСФСР предложил президенту СССР М. С. Горбачеву расформировать союзное правительство и объявил, что возлагает на себя руководство министерствами и ведомствами СССР, подведомственными им объединениями, предприятиями и организациями, расположенными на территории РСФСР. Должностным лицам министерств и ведомств СССР было указано руководствоваться в своей деятельности решениями Совета Министров РСФСР и указаниями уполномоченных членов Правительства РСФСР[142].

В тот же день Горбачёв сложил с себя полномочия Генерального секретаря ЦК КПСС и предложил ЦК самораспуститься. В заявлении по этому поводу говорилось:

Секретариат, Политбюро ЦК КПСС не выступили против государственного переворота. Центральный Комитет не сумел занять решительную позицию осуждения и противодействия, не поднял коммунистов на борьбу против попрания конституционной законности. Среди заговорщиков оказались члены партийного руководства, ряд партийных комитетов и средств массовой информации поддержал действия государственных преступников. Это поставило коммунистов в сложное положение.

Многие члены партии отказались сотрудничать с заговорщиками, осудили переворот и включились в борьбу против него. Никто не имеет морального права огульно обвинять всех коммунистов, и я, как Президент, считаю себя обязанным защитить их как граждан от необоснованных обвинений.

В этой обстановке ЦК КПСС должен принять трудное, но честное решение о самороспуске. Судьбу республиканских компартий и местных партийных организаций определят они сами.

Не считаю для себя возможным дальнейшее выполнение функций Генерального секретаря ЦК КПСС и слагаю соответствующие полномочия.

Верю, что демократически настроенные коммунисты, сохранившие верность конституционной законности, курсу на обновление общества, выступят за создание на новой основе партии, способной вместе со всеми прогрессивными силами активно включиться в продолжение коренных демократических преобразований в интересах людей труда[143].
25 августа 1991 года Ельцин издает указ, на основании которого все принадлежащее КПСС и КП РСФСР недвижимое и движимое имущество, включая денежные и валютные счета, становились государственной собственностью России[144]. Крючков написал письмо Горбачеву, в котором ещё раз заявил, что ГКЧП не планировало его отстранять от должности президента СССР:
Михаил Сергеевич! Когда все это задумывалось, то забота была одна — как-то помочь стране. Что касается Вас, то никто не мыслил разрыва с Вами<…>Было заявлено, что в случае начала противостояния с населением, операции немедленно приостанавливаются. Никакого кровопролития. Трагический случай произошел во время проезда дежурной военной машины «БМП» по Садовому кольцу. Это подтвердит следствие. К Вам поехали с твердым намерением доложить и прекращать операцию.

s:Письмо Председателя КГБ СССР Президенту СССР от 25.08.1991

26 августа открылась внеочередная сессия Верховного Совета СССР[145]. Принимается решение о созыве Съезда народных депутатов СССР[146].

28 августа Верховный Совет СССР утвердил отставку премьер-министра Валентина Павлова[147], тем самым отправил правительство в отставку[комм.- 6]. Затем, уже бывшему Кабинету Министров союзный парламент выразил недоверие, а его функции были возложены на не предусмотренный Конституцией СССР Комитет по оперативному управлению народным хозяйством[148]. В этот же день произошёл и роспуск коллегии КГБ СССР[149].

29 августа Верховный Совет СССР приостанавливает деятельность КПСС на всей территории СССР. С согласия парламентариев, по делу ГКЧП был арестован спикер союзного парламента Анатолий Лукьянов[52][150]. Также союзный парламент по представлению Горбачева утвердил новых силовых министров: председателем КГБ стал бывший глава МВД СССР Вадим Бакатин, министром обороны стал главком ВВС Евгений Шапошников, а министром внутренних дел СССР стал глава МВД РСФСР Виктор Баранников[151].

2 — 5 сентября 1991 года состоялся V (внеочередной) Съезд народных депутатов СССР. 2 сентября Президент СССР и высшие руководители союзных республик выступили с заявлением, в котором попросили Съезд народных депутатов приостановить действие некоторых статей Конституции СССР. Руководители Союза и союзных республик объявили переходный период для принятия новой Конституции и заявили о создании Государственного совета в составе Президента СССР и высших должностных лиц 10 республик[152]. V внеочередной Съезд народных депутатов СССР принял два акта — закон «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период»[153] и постановление «О мерах, вытекающих из совместного заявления Президента СССР и высших руководителей союзных республик и решений внеочередной сессии Верховного Совета СССР»[154].

Съезд освободил от обязанностей Председателя Верховного Совета СССР А. И. Лукьянова и Вице-президента СССР Г. И. Янаева. Согласно закону в переходный период Верховный Совет СССР являлся высшим представительным органом власти Союза ССР, состоящим из двух самостоятельных палат: Совета Республик и Совета Союза. Вместо правительства СССР был создан временный орган — Межреспубликанский экономический комитет, в котором республики были представлены на паритетных началах. Упразднялась должность Вице-президента СССР и распускался Президиум Верховного Совета СССР. Съезд народных депутатов СССР фактически распустил высшие органы государственной власти СССР и прекратил свою деятельность[83].

21 октября 1991 года начала работу первая сессия Верховного Совета СССР нового состава[155]. ВС СССР нового состава формировался союзными республиками на основании Закона СССР «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период» от 05.09.1991. Состоял из двух самостоятельных палат (Совет Республик и Совет Союза) и заседал с 21 октября по 26 декабря 1991[156][157].

6 ноября 1991, Указом Президента РСФСР Бориса Ельцина деятельность КПСС и Коммунистической партии РСФСР на территории РСФСР была запрещена. Однако, согласно ст. 22 Закона СССР от 9 октября 1990 года «Об общественных объединениях» принятие решения о ликвидации общесоюзной политической партии находилось в компетенции Верховного суда СССР[комм.- 7].

Осенью 1991 года участники обороны Дома Советов безуспешно попытались создать свою общественную организацию, однако вместо неё сформировалось сразу несколько. Самая многочисленная группа сформировала общество «Август-91».

Некоторые из участников обороны Дома Советов, входившие в отряд «Живое кольцо» 20 августа 1991 года, образовали одноимённую общественно-политическую организацию Союз «Живое Кольцо» (лидер К. М. Труевцев)[160].

Другое сформировавшееся общественно-политическое объединение — "Общественно-патриотическое объединение добровольцев — защитников Белого дома в поддержку демократических реформ — «Отряд „Россия“»[161].

Противостояние ГКЧП в Ленинграде

Утром 19 августа по городскому радио и телевидению передавались: Обращение ГКЧП к советскому народу, заявление Анатолия Лукьянова в его поддержку, а вслед за ними — обращение генерал-полковника В. Н. Самсонова, командующего Ленинградским военным округом, которого ГКЧП назначил военным комендантом Ленинграда. В нём Самсонов заявил о введении в городе и на прилегающих территориях чрезвычайного положения и специальных мер, в число которых входили[162]:

  • запрет на проведение собраний, уличных шествий, забастовок, а также любых массовых мероприятий (включая спортивные и зрелищные);
  • запрещение увольнения рабочих и служащих по собственному желанию;
  • запрет на использование множительной техники, а также радио- и телепередающей аппаратуры, изъятие звукозаписывающих, усиливающих технических средств;
  • установление контроля за средствами массовой информации;
  • введение особых правил пользования связью;
  • ограничение движения транспортных средств и проведение их досмотра;
  • и другие меры.

Генерал Самсонов объявил также о создании в городе комитета по ЧП, в который, в частности, включён первый секретарь Ленинградского обкома Б. В. Гидаспов[163]. В Ленинград была введена Гарболовская штурмовая бригада ВДВ СССР в составе более 500 военнослу­жащих со стрелковым оружием; в направлении к Ленингра­ду двигались две группы воздушно-десантных войск из-под Пскова в составе более 1200 военнослужащих со стрелковым оружием и бронетехникой с полным боекомплектом[164].

Здание Ленсовета (Мариинский дворец), в котором была наиболее сильна демократическая фракция, 19 августа превратилось в штаб противодействия комитету, одновременно на Исаакиевской площади перед Мариинским дворцом стали собираться горожане — начался постоянный стихийный митинг. На площади были установлены мегафоны, передававшие последние сводки о событиях и выступления с заседания президиума Ленсовета, открывшегося в 10 часов[162]. Площадь и прилегающие к дворцу улицы, а также улицы у телецентра покрылись баррикадами.

Мэр города А. А. Собчак накануне прибыл в Москву для участия в составе российской делегации в планировавшемся подписании нового Союзного договора. Составив вместе с Б. Н. Ельциным и другими руководителями демократического сопротивления текст Обращения к гражданам России, он около 14 часов вылетел в Ленинград. Сразу по прибытии он отправился не в Мариинский дворец, как ожидалось, а в штаб генерала Самсонова, где убедил последнего воздержаться от ввода войск в город без письменного приказа Язова. Самсонов после разговора с Собчаком связался с Язовым и предложил сформулировать письменный приказ и доставить его военной спецсвязью на самолёте-истребителе. Язов на словах согласился, но письменно приказ не оформил и Самсонову не отправил[165].

Уйдя от Самсонова, Собчак выступил на чрезвычайной сессии Ленсовета, открывшейся в 16:30, а позже обратился к горожанам по телевидению (19 августа 1991 года ленинградское телевидение было единственным в СССР, которому удалось выпустить в эфир передачу, направленную против ГКЧП). Вместе с Собчаком в студии были председатель Ленсовета А. Н. Беляев, председатель Облсовета Ю. Ф. Яров и вице-мэр В. Н. Щербаков. Собчак сообщил, что завтра выйдут все газеты (военная цензура отменена, типографию Лениздата охраняет ОМОН). Подразделения ГУВД города и области выполняют распоряжения мэрии. Щербаков только вернулся из штаба Ленинградского военного округа, где беседовал с командующим Самсоновым. Тот подтвердил, что к Ленинграду действительно подходят войска, но пообещал, что в город они не войдут, и в свою очередь попросил, чтобы на митинге 20 августа не было подстрекательских призывов против армии. Своё выступление они закончили призывом к горожанам: выйти утром 20 августа на Дворцовую площадь на митинг протеста[166].

Это сыграло свою роль в организации той мощной демонстрации, которая на следующий день всколыхнула весь город. Но самое главное — люди обрели уверенность в возможности сопротивления заговорщикам, что и обеспечило, в конечном счёте, победу.

Анатолий Собчак, «Из Ленинграда в Петербург»[167].

20 августа в 5 утра к Ленинграду выступили 103-я воздушно-десантная дивизия (г. Витебск) и 76-я воздушно-десантная дивизия (г. Псков), но в город не вошли, а были остановлены под Сиверской (70 км от города)[163]. Перемещения войсковых частей в окрестностях и подтягивание их к городу продолжались и в ночь на 21 августа (о них регулярно сообщало «Радио Балтика»), но в итоге В. Н. Самсонов сдержал данное А. А. Собчаку слово, и в город их вводить не стал, тем более что письменного приказа Язова на это не имел.

На митинге 20 августа на Дворцовой площади, в котором приняли участие около 400 тыс. человек[162], наряду с руководителями города А. Беляевым, В. Щербаковым и А. Собчаком выступили с осуждением ГКЧП многие видные деятели политики и культуры (народные депутаты М. Е. Салье и Ю. Ю. Болдырев, поэт и композитор А. А. Дольский, академик Д. С. Лихачёв и другие). В этом митинге принимал участие и председатель Комитета по внешним связям мэрии Ленинграда Владимир Путин, который через 8 лет станет преемником Ельцина на посту президента России[168]. В тот же день Путин подал рапорт об увольнении из КГБ[98].

По оценке ГУВД, такого скопления народа на площади ещё никогда не было: более 300 тысяч ленинградцев выразили своё отношение к путчистам, 10-тысячной колонной вышел на площадь Кировский завод. Так же организованно вышли на площадь «афганцы», заявившие о своей верности российскому парламенту. Почти каждое выступление заканчивалось лозунгом «Фашизм не пройдет!». Митинг единогласно принял декларацию в поддержку указов российского парламента, решений Ленсовета и мэрии Ленинграда. Таким образом, Ленинград ГКЧП не поддержал. По окончании митинга многие участники проследовали к зданию Ленсовета для обеспечения его охраны[169].

В городе продолжали вещать свободные радиостанции «Балтика» и «Открытый город».

Бывшие добровольцы — активные участники сопротивления ГКЧП в Ленинграде, в дни 19-21 августа охранявшие баррикады у Мариинского дворца и ленинградского телецентра, создали свою общественную организацию — «Август-91».

Реакция на события

В мире действия ГКЧП одобрили руководства Ирака, Ливии и Сербии, а также палестинский лидер Ясир Арафат[76]. 20 августа руководитель Ливии Муаммар Каддафи отправил телеграмму на имя Г. И. Янаева, в которой поздравил его со «смелым историческим деянием» и выразил свою поддержку.

Президент Ирака Саддам Хусейн назвал переворот в Москве «хорошо сделанным делом»[76] и выразил надежду, что благодаря перевороту «мы восстановим баланс сил в мире»[2].

Президент США Джордж Буш осудил «антиконституционное использование силы», поддержав «призыв президента Ельцина к восстановлению законных органов власти»[76].

В самом Советском Союзе руководители республиканских органов власти в большинстве случаев не вступали в открытую конфронтацию с ГКЧП, но саботировали его действия. Из руководства союзных республик открытую поддержку ГКЧП высказали: Председатель Верховного Совета Белорусской ССР Николай Дементей, 1-й секретарь ЦК Компартии Украины Станислав Гуренко, Президент Грузии Звиад Гамсахурдия[170] и Верховные советы самопровозглашенных Приднестровской Молдавской ССР и Республики Гагаузия. Противниками ГКЧП заявили себя президенты РСФСР — Борис Ельцин и Кыргызстана — Аскар Акаев. Президент Молдовы Мирча Снегур в свою очередь издал указ, объявив ГКЧП вне закона[171].

В прибалтийских республиках в поддержку ГКЧП выступило руководство утративших к тому времени власть Компартии Литвы (М. Бурокявичюс), Компартии Латвии (А. Рубикс), а также Интердвижение Эстонии (Е. Коган)[172].

В самой РСФСР ГКЧП поддержал президент Татарской АССР Минтимер Шаймиев[173] и председатель Совета народных депутатов Сочи Юрий Поляков[174].

По воспоминаниям бывшего консультанта отдела социалистических стран ЦК КПСС, политолога Александра Ципко, он видел людей, которые поддерживали ГКЧП:"Многие поддерживали ГКЧП. Я в этот момент был на Украине и помню, как там все радовались. Молодцы, наведут порядок, уберут либералов…"[175].

28 августа 1991 года известные общественные деятели из группы «Независимая гражданская инициатива» выступили с Обращением, где произошедшие 19-21 августа события трактовались как «Августовская революция», которая началась «в ответ на попытку правящей коммунистической клики повернуть историю вспять и кладущая конец существованию КПСС, КГБ, всего режима, подводит черту также под историей последней мировой империи, то есть государства СССР и его так называемого Центра…»[176].

Политики отмечали, что можно с разными и смешанными чувствами воспринимать развал государства, которое раньше называлось Российской империей, а затем СССР, но «этот свершившийся факт должны приветствовать все истинные демократы как существенную сторону краха коммунистического режима и проявление в принципе прогрессивной тенденции»[177].

Далее говорится, что они хотят и добиваются создания содружества республик «в совершенно новом и цивилизованном экономическом и геополитическом пространстве», путь к которому «лежит только через безусловный мирный роспуск СССР…»

Жертвы

Жертвами Августовского путча стали:

Все трое погибли в ночь на 21 августа во время инцидента в тоннеле на Садовом Кольце. 24 августа 1991 года указами президента СССР М. С. Горбачёва всем троим посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза «за мужество и гражданскую доблесть, проявленные при защите демократии и конституционного строя СССР»[52]. Год спустя все трое стали первыми награждёнными (посмертно) медалью «Защитнику свободной России».

Самоубийства должностных лиц СССР

Министр внутренних дел СССР (1990—1991), член ГКЧП Б. К. Пуго[178] покончил жизнь самоубийством, застрелившись из пистолета, когда узнал, что к нему выехала группа для его ареста.

Как утверждал основатель партии «Яблоко» Григорий Явлинский, 22 августа 1991 года он лично участвовал в операции по аресту Пуго вместе с председателем КГБ РСФСР Виктором Иваненко[178]:

Искали три часа. Установил его местонахождение сам Иваненко. Он как-то хитро ему позвонил, и Пуго снял трубку. Состоялся следующий разговор: «Борис Карлович, это говорит председатель КГБ России Иваненко. Я хотел бы с вами поговорить». Дальше была длительная пауза, после которой Пуго сказал: «Хорошо». – «Мы сейчас к вам подъедем, вы никуда не уходите». – «Ладно».

На месте гибели Пуго были найдены три гильзы. Григорий Явлинский, ссылаясь на данные следствия, говорит, что последний выстрел был произведён супругой Пуго Валентиной Ивановной[178], которая также стреляла в себя и умерла через три дня не приходя в сознание.

24 августа 1991 года в 21:50 в служебном кабинете № 19 «а» в корпусе 1 Московского Кремля дежурным офицером охраны Коротеевым было обнаружено тело Маршала Советского Союза Ахромеева Сергея Фёдоровича, работавшего советником Президента СССР. Согласно версии следствия, маршал покончил жизнь самоубийством, оставив предсмертную записку, в которой так объяснил свой поступок[179]:

Не могу жить, когда гибнет мое Отечество и уничтожается все, что я всегда считал смыслом в моей жизни. Возраст и прошедшая моя жизнь дают мне право уйти из жизни. Я боролся до конца

Около пяти утра 26 августа 1991 года управляющий делами ЦК КПСС Н. Е. Кручина при неясных обстоятельствах выпал с балкона своей квартиры на пятом этаже дома в Плотниковом переулке и разбился насмерть. Согласно данным, которые приводят журналисты газеты «Московские новости», Кручина оставил на столе предсмертную записку[180]. Согласно данным журналистов «Московских новостей», на кресле у рабочего стола Кручина оставил толстую папку с документами, содержащими подробную информацию о нелегальной коммерческой деятельности КПСС и КГБ, в том числе о создании офшорных предприятий на деньги партии за пределами СССР за последние годы.

6 октября того же года из окна своей квартиры падает предшественник Кручины на посту начальника УД ЦК КПСС 81-летний Георгий Павлов[180].

Символика

Символом победы над ГКЧП стал исторический бело-сине-красный российский триколор, который широко использовался силами, противостоящими ГКЧП. После поражения ГКЧП, постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 августа 1991 года[181] похожий на исторический триколор бело-лазорево-алый флаг был признан официальным национальным флагом РСФСР.

1 ноября 1991 года[182] он был законодательно утверждён Съездом народных депутатов государственным флагом России; за утверждение флага проголосовало 750 народных депутатов РСФСР из 865 участвовавших в голосовании[183].

Государственный флаг РСФСР представляет собой прямоугольное полотнище с равновеликими горизонтальными полосами: верхняя полоса белого цвета, средняя — лазоревого цвета и нижняя — алого цвета. Отношение ширины флага к его длине — 1:2.

Статья 181 Конституции (Основного Закона) РСФСР 1978 года (редакция от 01 ноября 1991 года).

Другим символом событий стал балет «Лебединое озеро», который демонстрировался по телевидению между экстренными выпусками новостей[114]. При этом показ балета, вопреки сложившемуся мнению, уже стоял в сетке вещания на 19 августа (после 21-часового выпуска программы «Время»).

В массовом сознании действия ГКЧП были ассоциированы с чилийским путчем Пиночета. Так Анатолий Собчак назвал ГКЧП хунтой[76], а Язов попытался дистанцироваться от этого образа, заявив: «Пиночетом я не буду»[184].

Флаги России, использовавшиеся во время событий противниками ГКЧП
бело-лазорево-алый флаг[m 1][m 2], впоследствии национальный, а затем государственный флаг РСФСР
Исторический бело-сине-красный флаг[m 3][m 4][m 5]Национальный флаг Российской империи[185]
флаг Российской империи «для частного употребления»[m 6]
государственный флаг РСФСР 1954 года, из которого вырезана советская символика[186]

Горбачёв и ГКЧП

Высказывалось предположение, что в сговоре с ГКЧП был сам Горбачёв, который знал о консервативном лобби в кремлёвском руководстве.

А. Е. Хинштейн в своей книге «Ельцин. Кремль. История болезни» отмечает:
За день до отъезда, 3 августа, собрав узкую часть Кабинета министров, Горбачёв произносит загадочную фразу: «Имейте в виду, надо действовать жёстко. Если будет необходимо, мы пойдем на всё, вплоть до чрезвычайного положения.» И потом, когда 4 августа сажают его в самолёт, он ещё раз повторяет эти странные установки. «При необходимости действуй решительно, но без крови», — напутствует Михаил Сергеевич остающегося на хозяйстве вице-президента Янаева[187]

В январе 2006 года в интервью телеканалу «Россия» Борис Ельцин заявил о Горбачёве:

И во время путча он был информирован обо всём и всё время ждал, кто победит, те или другие. В любом случае он примкнул бы к победителям — беспроигрышный вариант

[188][189].

Валентин Варенников заявил, что Горбачёв в Форосе 18 августа сказал: «Ну чёрт с вами! Делайте что хотите!»[34][190].

В 2001 году в интервью итальянскому изданию Corriere della Sera бывший член ГКЧП В. Крючков заявил, что 18 августа, когда «группа товарищей» посетила Форос, пытаясь склонить Горбачёва одобрить их план, то Горбачёва больше всего беспокоил Ельцин («для Горбачёва самой важной проблемой был Ельцин, он всегда его очень боялся», — утверждал бывший глава КГБ). Крючков также заявил: «И когда наши товарищи стали прощаться с Горбачёвым, он сказал: „Давайте! Действуйте!“»[2][191].

Данная версия, однако, не подтверждается другими источниками, согласно которым Горбачёв «не соглашался ни на что, никакие аргументы на него не действовали». Президент проводил гостей словами: «Ну и м…и же вы!» и пожал им на прощание руки, поскольку они согласились с его предложением вынести вопрос о положении в стране и возможном введении ЧП на сессию Верховного Совета[58][192]

Геннадий Янаев неоднократно заявлял, что документы ГКЧП были разработаны по поручению Горбачёва[193][1]. Так, в беседе с заместителем главного редактора журнала «Журналист» Виталием Челышевым Геннадий Янаев заявил:

Предусматривалось четыре варианта введения чрезвычайного положения. Первый — в Москве и других регионах, второй — по всей стране. Третий — прямое президентское правление в столице и отдельных территориях. И четвёртый — прямое президентское правление по всей стране. Эти четыре варианта были Горбачёву доложены. И он сказал: «Хорошо. Пусть пока полежит…» <…> А 3 числа, перед его отъездом, проводится заседание кабинета министров, и на этом заседании Горбачёв говорит: «Да, ситуация трудная, но мы пойдём на всё, включая введение чрезвычайного положения.» <…> Понимаете, какая вещь. У меня-то до сих пор складывается впечатление, что он подталкивал нас к этому"[33]

Сам Горбачёв, 14 сентября 1991 года на вопрос следователя Генеральной прокуратуры России[194] Александра Фролова, который вел дело ГКЧП: «Явилась ли для Вас неожиданностью ситуация, возникшая 19 августа 1991 г.?» — ответил: «Полной неожиданностью»[12].

Однако, 17 августа 2011 года на большой пресс-конференции в агентстве «Интерфакс» Горбачёв признался, что заранее знал о планах ГКЧП, его об этом неоднократно предупреждали, но он считал, что важнее предотвратить кровопролитие и, тем более, гражданскую войну[195]:

Откуда только ни звонили мне — предупреждали, что путч, путч, путч… И моё окружение сообщало, но я не мог пойти. Вот самое главное моё было кредо не довести до крови большой.

[17][18][196].

Роль «Альфы»

19 августа группа «Альфа» выдвинулась к даче Б. Н. Ельцина в Архангельское для её охраны; приказ захватить Ельцина от ГКЧП не поступил.

Бывший руководитель службы безопасности президента Бориса Ельцина Александр Коржаков, в своей книге мемуаров «Борис Ельцин: от рассвета до заката» утверждает что ранним утром 19 августа 1991 года спецназовцы группы КГБ СССР «Альфа» численностью около 50 человек приехали к даче Ельцина в Архангельском и караулили возле трассы, однако не предприняли никаких действий, когда кортеж Ельцина выехал с дачи в сторону Москвы.

Уже после отъезда президента, около 11 часов к воротам дачи, по утверждению Коржакова, подошли вооружённые люди, во главе с человеком, представившимся подполковником ВДВ, заявившим, что они, якобы, прибыли по поручению министра обороны для усиления охраны посёлка. Однако один из сотрудников охраны Ельцина узнал в нём офицера «Альфы», который преподавал на курсах КГБ. Охрана Ельцина пригласила бойцов «Альфы» пообедать в столовой. После обеда спецназовцы несколько часов сидели в своём автобусе, а затем уехали[197].

Распространённое мнение, что 20 августа перед «Альфой» была поставлена задача захвата Белого дома, которую она якобы отказалась выполнить, опровергается свидетельством её командира В. Ф. Карпухина:

Никакого приказа не было. Я — человек подчинённый, и если бы приказ был — я бы его выполнил. (…) Я доложил, что возле Белого дома около тридцати тысяч человек, все в крайнем возбуждении. Слава богу, у Крючкова хватило ума не отдавать приказа. Хотя планы такие всё же были.

Виктор Карпухин (командир спецподразделения «Альфа» в 1991г.)[198].

По данным радиокомпании Би-би-си, за три дня путча «Альфа» выполнила лишь один приказ: 21 августа в 08:30 Карпухин вызывал командира отделения «Альфы» Анатолия Савельева, приказывав ему выехать с людьми на улицу Демьяна Бедного, где находится радиопередающий центр и «закрыть радиостанцию „Эхо Москвы“», поскольку она «передаёт дезинформацию». В 10:40 станция на несколько часов замолчала[107].

Мнения участников событий

В 2008 году, Михаил Горбачёв прокомментировал ситуацию августа 1991 года так:

Я сейчас жалею — надо было не уезжать. Ошибка, да, я это уже сказал. Так же как было ошибкой, что я не отправил Ельцина навсегда куда-нибудь в страну заготавливать банановые продукты. После известных процессов. Когда требовал пленум — исключить из членов ЦК. Некоторые из партии требовали исключить за то, что он затеял.

[199].

В 2006 году Владимир Крючков заявил:

Мы противились подписанию договора, разрушающего Союз. Я чувствую, что был прав. Жалею, что не были приняты меры по строгой изоляции Президента СССР, не были поставлены вопросы перед Верховным Советом об отречении главы государства от своего поста

[200].

Александр Руцкой:

Я бы не называл события 1991 года путчем по той причине, потому что никакого путча не было. Было стремление определённой группы людей, руководства определённого бывшего Советского Союза, направленное на сохранение Советского Союза как государства любым путём. Вот была главная цель этих людей. Никто из них не преследовал каких-либо корыстных целей, никто не делил портфели власти. Одна цель — сохранить Советский Союз.

[201].

Анатолий Лукьянов:
Уже давно спорят, а что же такое было ГКЧП: путч, заговор или переворот? Давайте определимся. Если это был заговор, то где вы видели, чтобы заговорщики ехали к тому, против кого они сговариваются? Если это был бы путч, то это означало бы ломку всей системы государственной. А все было сохранено: и Верховный Совет СССР, и правительство, и все остальное. Значит, это не путч. А может, это переворот? Но где вы видели переворот в защиту того строя, который существует? Признать это переворотом даже при большой фантазии невозможно. Это была плохо организованная попытка людей поехать к руководителю страны и договориться с ним о том, что нельзя подписывать договор, который разрушает Союз, и что он должен вмешаться. Там были Болдин, Шенин, Крючков, Варенников и Плеханов. Всем им Горбачев пожал руки — и они разъехались. Это надо знать людям, это была отчаянная, но плохо организованная попытка группы руководителей страны спасти Союз, попытка людей, веривших, что их поддержит президент, что он отложит подписание проекта союзного договора, который означал юридическое оформление разрушения советской страны.

[34]

Геннадий Янаев:
Я абсолютно никогда не признавал, что я совершил государственный переворот, и никогда не признаю. <…> Мы не разогнали ни одну структуру государственную, не посадили ни одного должностное лицо, даже Гавриила Харитоновича Попова, мэра Москвы, не освободили от работы, хотя он деликатного свойства информацию таскал американскому послу по 5-6 раз в день.

[1]

Валентин Павлов:
Мы, члены ГКЧП, не готовили переворота. У нас, поверьте, хватило бы ума и возможностей арестовать всё российское руководство ещё далеко от Москвы, в аэропорту, на даче, на дороге. Возможностей было сколько угодно. Даже в здании Верховного Совета РСФСР могли, если бы ставили такую цель.

[96].

Борис Ельцин:
Нелепости в их (членов ГКЧП) поведении стали бросаться в глаза довольно быстро. Группа захвата из подразделения «Альфа», присланная сюда (в Архангельское) ещё ночью, так и осталась сидеть в лесу без конкретной задачи. Были арестованы депутаты Гдлян и Уражцев, а главные российские лидеры проснулись у себя на дачах, успели сообразить, что случилось и начали организовывать сопротивление. Пока я обратил внимание только на телефоны. Они работают, значит, жить можно… Я успел почувствовать: что-то тут не так. Настоящая военная хунта так себя не станет вести.

[47]

Из Заявления добровольцев — участников сопротивления ГКЧП:

В рядах добровольцев, вставших на пути ГКЧП, были люди, принадлежащие к различным политическим и общественным организациям и движениям (от демократических до монархических), придерживающиеся различных политических взглядов, а в большинстве своём — вовсе далёкие от политики. Но в те трагические дни всех нас объединяли два важнейших побудительных мотива:

— понимание необходимости демонтажа преступной коммунистической системы, приведшей наш народ к неисчислимым жертвам, а некогда великую державу — к полному экономическому, политическому и духовному краху;

— горячее стремление вывести страну из коммунистического тупика на путь подлинной свободы, экономического могущества, духовного процветания и достойной жизни для каждого её гражданина…

Ошибка антикоммунистического движения состояла в том, что оно, образно говоря, слишком рано разобрало свои баррикады у Белого дома и Мариинского дворца. Ведь победа над ГКЧП — наиболее оголтелой группировкой в коммунистической верхушке — ещё не означала отстранения от властных рычагов всей партийно-советской мафии и КГБ, на время затаившихся, сменивших символику и аббревиатуры, но по сути сохранившихся.

[202].

Значение

Одна из последних марок СССР
Август 1991 года стал одним из тех событий, которые ознаменовали конец власти КПСС и распад СССР и, по распространённому мнению, дал толчок демократическим переменам в России. В самой России произошли перемены, способствовавшие расширению её суверенитета[203][204].

С другой стороны в стране начался беспорядок, связанный с непоследовательной политикой российской власти. Борис Ельцин издал ряд указов, выходящих за пределы его конституционных полномочий президента РСФСР и направленных на неправомерное присвоение союзной власти, в том числе указы о переподчинении союзных органов республиканским (Указы № 66 от 20.08.91; № 74 от 22. 08.91), о передаче союзных средств массовой информации в ведение Министерства печати и массовой информации РСФСР (Указы № 69 от 21.08.91; № 76 от 22.08.91), о передаче всех видов правительственной связи СССР в ведение КГБ РСФСР, а также банков, почты, телеграфа СССР в ведение РСФСР (Указ № 85 от 24.08.91).

Как отмечает в 2011 году Борис Райтшустер, «Большинство жителей страны ассоциируют события тех дней не с победой над авторитарным режимом, а с развалом Советского Союза»[205].

Август 1991 года в культуре и искусстве

В игровом кинематографе

В документалистике

  • Владимир Алеников, Григорий Амнуэль. «Пробуждение. Хроника переломных дней» (1991)[206]
  • «Время отпуска» (1991, АТВ)[207]
  • Нина Соболева. «Три дня и две ночи» (1991, Союзтелефильм)[208]
  • Павел Шеремет, Сергей Головецкий. «Август 91-го. Заговор обреченных» (2001—2006, Первый канал)[209]
  • Сергей Медведев. «Лебединое озеро по заказу ГКЧП» (2001, Первый канал)[210]
  • Антон Гришин. «Дети великого Августа» (2001, НТВ)[210]
  • Евгений Киселёв. «Новейшая история. Три дня в августе» (2001, МНВК ТВ-6)[211]
  • Документально-художественный фильм «Неизвестный путч», Россия, 2009 год
  • Михаил Черваков, Марика Джапаридзе. «Август 1991. Версии» (2011, ВГТРК)[212]
  • Владимир Чернышёв. «СССР. Крах империи» (2011, НТВ)[213]
  • Михаил Черваков, Марика Джапаридзе. «Август 1991. Неглавные герои» (2012, ВГТРК)[214]

Интересные факты

  • После поездки в Форос главком сухопутных войск Валентин Варенников подал рапорт об отставке. На встрече с Горбачевым он заявлял о своей готовности уйти в отставку[25].
  • В седьмую годовщину событий, в 1998 году, через 2 дня после дефолта, никто из представителей российских властей не принял участия в траурных мероприятиях, посвящённых памяти погибших[216]. К тому моменту, за семь лет число сторонников ГКЧП в России, по данным Института социологии парламентаризма, увеличилось с 17 % до 25 %[216].
  • Согласно опросам фонда «Социологическое мнение» в 2001 году, 61 % из опрошенных не смог назвать фамилию ни одного из членов ГКЧП. Лишь 16 % смогли назвать верно хотя бы одну фамилию. 4 % вспомнили руководителя ГКЧП Геннадия Янаева (1937—2010)[103].
  • В 2006 году на Ваганьковском кладбище прошло мероприятие в память погибших 21 августа 1991 года. В траурном мероприятии принял участие председатель Федерального политсовета СПС Никита Белых и ряд других руководителей и членов СПС, бывший глава администрации президента Бориса Ельцина Сергей Филатов, координатор движения «ДА» Мария Гайдар, бывшие защитники Белого дома, представители мэрии Москвы, родственники и друзья погибших 15 лет назад молодых людей. Всего собралось более ста человек (в 2005 году, на траурном мероприятии присутствовало около 60 человек)[217]. Тогдашний лидер СПС Никита Белых на траурном мероприятии заявил:
«...августовские дни 1991 года стали переломным этапом в жизни России, в них есть момент праздника и момент огромной трагедии». «Именно с этих дней начинается история новой России, в которой демократия базируется на новых ценностях, на уважении к личности человека. Россия впервые заявила о себе как о свободолюбивом, гражданском обществе»[218].
  • В 2006 году, по данным социологического опроса фонда «Общественное мнение», 67 процентов жителей России (в том числе 58 процентов молодёжи) затруднились дать какую-либо оценку — о пользе или вреде ГКЧП[103].
  • В 2009 году мэрия Москвы и правительство Санкт-Петербурга и вовсе не дали разрешения на шествие и митинг, посвящённые годовщине августа 1991 года, мотивировав это в Москве тем, что ради него придётся перекрывать улицы и этим создавать неудобства москвичам, а в Санкт-Петербурге — тем, что эти мероприятия помешают работам на трубопроводе[219].
  • На суде по делу ГКЧП, Варенников спросил Горбачева: «После того, как мы побывали у вас на даче в Крыму (18 августа), вы считали себя ещё президентом или считали, что вы уже лишились этого поста?». Горбачев ответил: «Я оставался президентом»[25].
  • 11 августа 1994 года Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации вынесла оправдательный приговор Валентину Варенникову. В нём говорится следующее:
Совершая инкриминированные ему действия, он не располагал достоверными данными, позволяющими считать, что происходящие события фактически противоречат воле Президента СССР - Главнокомандующего Вооружёнными Силами государства. Мотивами и целью содеянного им были не корыстные побуждения или иная личная заинтересованность, а сохранение и укрепление своего государства, что соответствовало воле народа, высказанной на референдуме 17 марта 1991 г.[52].
  • Бело-сине-красный флаг, поднятый над зданием Верховного Совета России 22 августа 1991 года, находится в Президентском центре Бориса Ельцина в Екатеринбурге[220]. Ранее он находился в Париже у бывшего министра внешних экономических связей РСФСР Виктора Ярошенко[221].
  • По Конституции СССР вице-президент СССР не обладал неприкосновенностью[222]. Данный факт позволил Генеральной прокуратуре РСФСР арестовать Геннадия Янаева, не дожидаясь его отрешения от должности Съездом народных депутатов СССР. До 4 сентября 1991 года Янаев, будучи арестованным, формально продолжал занимать пост вице-президента СССР[223].
  • В программе телепередач на неделю, напечатанной в «Российской газете», был балет «Лебединое озеро», однако, стоял он не утром, а сразу после программы «Время», в 21.40[224].
  • 20 августа 2016 года, к 25-летию августовских событий 1991, в поддержку ГКЧП, партия «Гражданская Платформа» в Екатеринбурге, провела акцию под лозунгом «Эпоха Ельцина — Эпоха позора». Акция планировалась перед зданием Ельцин Центра, но не добившись разрешения местных властей, акция была перенесена на воду. Баннеры разместили на баржах, с участием катеров и моторных лодок.[225]

См. также

Напишите отзыв о статье "Августовский путч"

Комментарии

  1. В лице: Президента СССР[3], Верховного Совета СССР[4], Съезда народных депутатов СССР[5], Президента РСФСР[6], Совета министров РСФСР[7] и Верховного Совета РСФСР[8], а также органов законодательной и исполнительной власти некоторых союзных республик[9]
  2. В январе 1924 года вместе с декларацией об образовании СССР союзный договор вошёл в состав первой союзной конституции, став её основным разделом. По мнению некоторых юристов, с этого момента договор об образовании СССР перестал существовать как самостоятельный документ
  3. Если Президент СССР по тем или иным причинам не может далее исполнять свои обязанности, впредь до избрания нового Президента СССР его полномочия переходят к Вице-президенту СССР, а если это невозможно — к Председателю Верховного Совета СССР. Выборы нового Президента СССР при этом должны быть проведены в трёхмесячный срок [72].
  4. в документе ошибочно указано «Председатель Верховного Совета СССР А. Лукьянов»; так как данное постановление президиум принял под председательством главы палаты Совета Союза И. Лаптева. Сам Лукьянов в этот момент вылетел в Крым для встречи с Горбачевым[119]
  5. в документе ошибочно указано «Председатель Верховного Совета СССР А. Лукьянов»; так как данное постановление президиум принял под председательством главы Совета Национальностей ВС СССР Р. Нишанова
  6. Согласно пункту 3 статьи 113 и пункту 6 статьи 127. 3 Конституции СССР, что повлекло за собой отставку Кабинета министров.
    Согласно части 2 статьи 13 закона СССР «О Кабинете Министров СССР» отставка Премьер-министра влекла за собой отставку Кабинета Министров в полном составе
  7. Прекращение Указом от 6 ноября 1991 года деятельности КПСС и КП РСФСР, роспуск их организационных структур означали окончательный отказ Президента от использования легитимных способов решения вопроса — путем передачи его компетентным судебным инстанциям согласно Закону СССР «Об общественных объединениях». Как и в случаях с Указами от 23 и 25 августа 1991 года, Президент предпочел дискреционный метод властвования, вновь вторгся в сферу судебной власти, действовал по своему усмотрению, вышел за пределы полномочий, возложенных на него Конституцией и законами Российской Федерации.
    <...>
    На момент издания Указа — 6 ноября 1991 года, впрочем, как и до этого, Президент располагал вполне легитимными средствами решения вопроса о КПСС и КП РСФСР на основе норм Закона СССР «Об общественных объединениях». Однако Президент не использовал их, а применил сугубо административный порядок, представляющий собой грубое нарушение конституционного права на объединение, основанный на усмотрении и политической целесообразности[158].
    30 ноября 1992 года Конституционный суд РФ признал незаконным роспуск всей партии, законным был признан только лишь роспуск руководящих структур КПСС и руководящих структур её российской республиканской организации — КП РСФСР. КС установил, что указ Ельцина от 6 ноября 1991 года не распространяется на организационные структуры первичных парторганизаций КПСС, образованных по территориальному принципу[159]

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 10-я годовщина событий августа 1991 года.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Государственный недоворот, 2001.
  3. Указ Президента СССР от 22.08.1991 N УП-2444.
  4. Постановление Верховного Совета СССР от 29 августа 1991 г. № 2371-I «О ситуации, возникшей в стране в связи с имевшим место государственным переворотом».
  5. Постановление СНД СССР от 05.09.1991 N 2391-1.
  6. Указ Президента РСФСР от 19.08.1991 № 59
  7. Постановление Совмина РСФСР от 19.08.1991 N 435.
  8. Постановление Верховного Совета РСФСР от 22 августа 1991 г. № 1627-1.
  9. 19-22 августа 1991 года. Реакция Союзных республик.
  10. Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР. Заявление советского руководства.
  11. 1 2 Последнее интервью. Геннадий Янаев, 2011.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Янаев Г. И, 2010.
  13. 1 2 3 Программа «Вести». Специальный выпуск: Репортаж Spiegel-TV о ГКЧП. Эфир от 20 октября 1991 г.
  14. Анатолий Артемьев: интервью, 2014.
  15. 1 2 3 4 5 Документы ГКЧП - постановления №1, № 2, указ вице-президента СССР Янаева.
  16. Война указов, 2011.
  17. 1 2 Горбачев знал о планах ГКЧП, но счел более важным не допустить бойни, 2011.
  18. 1 2 В России вспоминают события, которые произошли в этот день 20 лет назад, 2011.
  19. Тринадцать лет спустя, или Три дня ГКЧП, 2004.
  20. Стародубцев на воле. С Лениным в башке и подпиской в руке, 1992.
  21. Олег Шенин отпущен до суда домой, 1992.
  22. В Прокуратуре России. Четверо обвиняемых освобождены, 1992.
  23. Шесть узников «Матросской тишины» получили свободу до приговора, 1993.
  24. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Лукьянов А. И, 2010.
  25. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Варенников В. И, 2010.
  26. Члены ГКЧП после «путча».
  27. Постановление ГД ФС РФ от 23.02.1994 N 65-1 ГД.
  28. Фильм Сергея Медведева: «Борис Ельцин. Первый».
  29. Три века российской прокуратуры, 2012, с. 12, 13.
  30. 1 2 Маршал Советского Союза Дмитрий Язов: Возможно, ГКЧП был клубом самоубийц..., 2001.
  31. ГКЧП: реабилитация намерений, 2006.
  32. Договор о Союзе суверенных государств (июль 1991 года)
  33. 1 2 3 4 5 Холодное лето 91-го: хроника событий, 2003.
  34. 1 2 3 4 Это была отчаянная попытка спасти Союз, 2010.
  35. 1 2 Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР. Заявление советского руководства.
  36. Закон СССР от 03.04.1990 N 1407-1.
  37. Безбородов А., Елисеева Н., Шестаков Н, 2010.
  38. Лицом к лицу. Михаил Горбачев, 2001.
  39. Еженедельный бюллетень социологических сообщений ФОМ-ИНФО N 31 (478) 2003 г.
  40. [vz.ru/politics/2006/8/18/45786.html Суд над ГКЧП]
  41. Анатомия независимости, 2004.
  42. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Путч. Хроника тревожных дней.
  43. Версия путча, 2001.
  44. От США - Рюриковичи (Голицын), от Британии - Романовы (Майкл Кентский), а кто от андроповцев?, 2009.
  45. Заключение по материалам расследования роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19-21 августа 1991 года.
  46. Август 1991 года. Попытка государственного переворота. Провал ГКЧП.
  47. 1 2 3 Ельцин Б. Н, 1994.
  48. «К гражданам России». Обращение Б. Ельцина и Р. Хасбулатова от 19.08.1991 г..
  49. Руслан Хасбулатов (интервью 12.08.2001).
  50. Так разбивали Советский Союз. Беседа с Русланом Хасбулатовым.
  51. Новодворская В. И, 1993, с. 235.
  52. 1 2 3 4 5 6 Хроника путча: часть V, 2006.
  53. Диалог с Михаилом Ходорковским (11.09.2009), 2009.
  54. [www.youtube.com/watch?v=jgPinfq-8CI ГКЧП. Хроника тревожных дней] см. на 18:00
  55. [www.tv2.tomsk.ru/real/kak-my-v-tomske-pobedili-gkchp КАК МЫ В ТОМСКЕ ПОБЕДИЛИ ГКЧП]
  56. [webkamerton.ru/2011/08/o-sobytiyax-avgusta-1991-goda-dvadcat-let-spustya/ Юрий Прокофьев. О событиях августа 1991 года двадцать лет спустя]
  57. 28 марта. Этот день в истории.
  58. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Хроника путча: часть I, 2006.
  59. [ria.ru/interview/20110819/419983666.html Бессмертных: «ГКЧП стал чертой, после которой не было возврата»]
  60. [www.kp.ru/daily/26422.4/3294457/ Экс-посол США в Москве Джек Мэтлок: О заговоре ГКЧП мы знали за два месяца до путча]
  61. [www.kp.ru/daily/26570.4/3585460/ Михаил Горбачев: Путчистам я дал по зубам. А что не «съел» Ельцина — уже не жалею]
  62. Тайны августа 1991-го.
  63. 1 2 Документы ГКЧП готовились в КГБ, 2011.
  64. ГКЧП: процесс, который не пошел, 2010: «[www.novayagazeta.ru/politics/2179.html Навстречу годовщине путча (№90)]».
  65. Медведев В. Т, 1994, с. 153-173.
  66. Леонов Н. С, 2002, с. 7.
  67. Бондаренко А. Ю., Ефимов Н. Н, 2014, с. 46.
  68. Russia, i golpisti fanno carriera, 2001.
  69. ГКЧП: процесс, который не пошел, 2010: «[www.novayagazeta.ru/politics/2179.html Изоляция президента СССР (№90)]».
  70. Хинштейн А. Е, 2006, с. 239.
  71. Пресс-конференция адвокатов ГКЧПистов: Горбачеву и Ельцину опять угрожают судом, 1992.
  72. Статья 127.7 Конституции СССР (1977) в редакции 26 декабря 1990 года
  73. Булгаков В. И., Яковлев М. Л, 2003, с. 103.
  74. 1 2 3 4 Тревожные дни августа 1991, (1991), с. 18-21.
  75. ГКЧП: процесс, который не пошел, 2010: «[www.novayagazeta.ru/politics/2207.html Предпосылки заговора (№89}]».
  76. 1 2 3 4 5 6 7 Хроника путча: часть II, 2006.
  77. Пресс-конференция ГКЧП: "лебединая песня" заговорщиков, 2011.
  78. Встреча советского руководства с журналистами в пресс-центре МИД СССР 19.08.1991.
  79. Кремлевский заговор. Версия следствия, 1992, с. 142-143.
  80. Самолёт Горбачёва. Руководители войск ПВО в августе 1991 г. не мешали вылететь Президенту СССР в Москву, 2004.
  81. Сергей Бабурин — политик в интерьере эпохи, 2009.
  82. 1 2 3 Тревожные дни августа 1991, (1991), с. 24.
  83. 1 2 Филиппов А. В, 2007.
  84. Переворот, который провалился.
  85. The Coup That Failed: The Fall Of Russian Communism – OpEd.
  86. Наручники для народа.
  87. SOVIET TURMOIL: A Coup Gone Awry/Behind a Classic Soviet Failure/A special report....
  88. Marc Garcelon, 2005, p. 157.
  89. [gkchp.sssr.su/gkchp.pdf ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР от 19 августа 1991 г. № 2350—I]
  90. А был ли путч на самом деле?, 2001.
  91. Программа «ВРЕМЯ» за 19 августа 1991 года.
  92. Сергей Медведев: Жизнь интереснее любых детективов, 2002.
  93. Краткая биографическая справка: Медведев Сергей Константинович.
  94. [www.worklib.ru/law/318567/ Распоряжение Кабинета Министров СССР от 19.08.1991 № 943р]
  95. Ельцин должен встретиться с Горбачевым не позднее 21 августа, 1991.
  96. 1 2 Погружение в бездну. При чем тут «путч» и «переворот»?, 2010.
  97. 1 2 Тревожные дни августа 1991, (1991), с. 25.
  98. 1 2 3 4 5 6 7 8 Хроника путча: часть III, 2006.
  99. На штурм отводилось 40 минут, 2011.
  100. В августе 91-го. Мнения и воспоминания о несостоявшемся путче ГКЧП, 2006.
  101. Зеркало для власти. Гулять по улицам я езжу за границу, 2002.
  102. Правила жизни в России. Иностранные журналисты рассказывают о том, как им живется и работается в нашей стране.
  103. 1 2 3 История так и не началась, 2009.
  104. Тайный штаб. Защита Дома Советов в августе 1991-го стала настоящей войсковой операцией, 2004.
  105. 1 2 В осаде. Стенограмма событий ночи с 20 на 21 августа, 2004.
  106. Хасбулатов Р. И, 2011: «Силаев: „Сегодня ночью будет штурм!“».
  107. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Хроника путча: часть IV, 2006.
  108. 1 2 Хроника путча, 2011.
  109. Вторая ночь. Первая кровь, 2011.
  110. Островский А. В, 2011, с. 161.
  111. 1 2 Островский А. В, 2011, с. 162.
  112. 1 2 Тревожные дни августа 1991, (1991), с. 28.
  113. 1 2 3 Как выстояла осажденная Москва, 1991.
  114. 1 2 Белодомовские мифы августа 1991 г, 2006.
  115. «Панорама». Спецвыпуск от 21 августа 1991 г. Москва, 1991.
  116. 19-е, 20-е, 21-е августа: Путч в СССР, 1991.
  117. Хасбулатов Р. И, 2010.
  118. [base.garant.ru/6334667/ Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21 августа 1991 г № 2352-I «О неотложных мерах по восстановлению конституционного порядка в стране»]
  119. ([gkchp.sssr.su/gkchp.pdf Заседание Президиума Верховного Совета СССР, ТАСС: 21 августа 1991 года], [sten.vs.sssr.su/12/6/2.pdf Бюллетень № 2 совместного заседания Совета Союза и Совета Национальностей Верховного Совета СССР 26 августа 1991 г., стр. 18)], [kprf.ru/media/images/newsstory_illustrations/large/e6fe82_gkchp-9.jpg] // [kprf.ru/history/date/133848.html Август 1991. Мифы о «путче ГКЧП» и «защите российского парламента». Выдержки из книги С.П.Обухова]
  120. [www.kommersant.ru/doc/278983 Ъ-Газета — Геннадий Янаев: Горбачева никто не арестовывал]
  121. Варенников В. И, 2001, с. 467.
  122. Зенькович Н. А, 1998, с. 442.
  123. [www.youtube.com/watch?v=z-72X1fKVjc Операция «Форос» 21-22.08.1991]. ВГТРК. 1991. 24:15 минуты.
  124. 1 2 Бывший министр обороны СССР Маршал Советского Союза Дмитрий Язов: «Как это было в августе 91-го?», 2011.
  125. «Почти путч», 2006.
  126. 1 2 Августовский путч. Летопись событий.
  127. [base.garant.ru/6334668/ Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1991 г. № 2353-I «О даче согласия на привлечение к уголовной ответственности и арест народных депутатов СССР Бакланова О. Д., Стародубцева В. А., Болдина В. И., Варенникова В. И. и Шенина О. С.»]
  128. [my.mail.ru/mail/artem.korukin/video/12292/12572.html?related_deep=1 Программа «Вести». Специальный выпуск: Репортаж Spiegel-TV о ГКЧП. Эфир от 20 октября 1991 г. Часть 3.]
  129. [my.mail.ru/mail/artem.korukin/video/12292/12571.html?related_deep=1 Программа «Вести». Специальный выпуск: Репортаж Spiegel-TV о ГКЧП. Эфир от 20 октября 1991 г. Часть 2.]
  130. 1 2 3 Рой Медведев, 2015, с. 163=180.
  131. [archive.is/q29wu Крах авантюры: день четвёртый. 22 августа 1991 года]
  132. Российский триколор как символ августа 1991 года.
  133. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=12633 УКАЗ Президента СССР от 22_08_1991 N УП-2443]
  134. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=12634 УКАЗ Президента СССР от 22_08_1991 N УП-2445]
  135. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=12636 УКАЗ Президента СССР от 22.08.1991 № УП-2447а]
  136. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=12635 УКАЗ Президента СССР от 22_08_1991 N УП-2446]
  137. Юрий Лужков предлагает вернуть Дзержинского на Лубянку.
  138. Пихоя Р. Г, 2000, с. 603-605.
  139. [giod.consultant.ru/documents/1219408 Указ президента РСФСР от 23.08.1991 № 79]
  140. [www.youtube.com/watch?v=IH8Nlmmk0ag Программа Вести, 23 августа 1991]
  141. Евгений Савостьянов: Вот так и живем — в траектории догоняющей собаки, 2015.
  142. Постановление Совета Министров РСФСР от 24 августа 1991 г № 439 «О Кабинете Министров СССР»
  143. Ирошников М. П., Ваксер А. З, 2005, с. 414, 422.
  144. [giod.consultant.ru/documents/1219377 Указ Президента РСФСР № 90 от 25 августа 1991 года]
  145. sten.vs.sssr.su/12/6/1.pdf
  146. [base.garant.ru/6334647/ Постановление Верховного Совета СССР от 26 августа 1991 г. N 2357-I «О созыве внеочередного пятого Съезда народных депутатов СССР»]
  147. [base.garant.ru/6334608/ Постановление Верховного Совета СССР от 28 августа 1991 г. N 2366-I «Об освобождении Павлова В. С. от обязанностей Премьер-министра СССР»]
  148. [base.garant.ru/6334609/ Постановление Верховного Совета СССР от 28 августа 1991 г. № 2367-I «О недоверии Кабинету Министров СССР»]
  149. ХРОНИКА РАСПАДА. Как прекратил свое существование Советский Союз, 2012.
  150. [base.garant.ru/6334610/ Постановление Верховного Совета СССР от 29 августа 1991 г № 2368-I «О даче согласия на привлечение к уголовной ответственности и арест народного депутата СССР Лукьянова А. И.»]
  151. [base.garant.ru/6334613/ Постановление Верховного Совета СССР от 29 августа 1991 г. № 2370-I «О членах Кабинета Министров СССР»]
  152. Заявление Президента СССР и высших руководителей союзных республик от 02.09.1991
  153. Закон СССР от 05.09.1991 № 2392-I от 05.09.1991)
  154. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=10129 Постановление СНД СССР № 2391-1 от 05.09.1991 О мерах, вытекающих из совместного Заявления Президента СССР и высших руководителей союзных республик…]
  155. Газета «Известия» № 251 (23517) от 21 октября 1991.
  156. [vs.sssr.su/13/ Верховный Совет СССР (XIII созыв), октябрь — декабрь 1991]
  157. Закон СССР от 05.09.1991 № 2392-I
  158. Постановление Конституционного Суда РФ от 30.11.1992 № 9-П от 30.11.1992; — Особое мнение В. О. Лучина № 9-П
  159. Там же
  160. Общероссийское политическое общественное движение «Союз «Живое кольцо».
  161. Общественное объединение «Отряд „Россия“».
  162. 1 2 3 Ленинград, 19 августа 1991 года.
  163. 1 2 Собчак с ЧП уже покончил, 1991.
  164. Августовский успех 1991, 2012.
  165. Собчак А. А, 1998, с. 124-126.
  166. Три дня, которые изменили Ленинград.
  167. Собчак А. А, 1998, с. 126.
  168. Прислали за Нарусовой, 2012.
  169. 20 августа 1991. Митинг на Дворцовой в поддержку демократических преобразований.
  170. Ольга Васильева. [web.archive.org/web/20160304171012/old.russ.ru/antolog/1991/vasil2.htm Республики во время путча] // в сб. статей: «Путч. Хроника тревожных дней». — М.: Издательство «Прогресс», 1991.
  171. [web.archive.org/web/20160304221913/old.russ.ru/antolog/1991/putch23.htm Путч: день второй. 20 августа 1991 года (15.17 - 20.10 )] (рус.), Русский Журнал.
  172. Союзные республики: путч как индикатор химического состава, 1991.
  173. [web.archive.org/web/20160304221157/old.russ.ru/antolog/1991/putch24.htm Путч: день второй. 20 августа 1991 года (20.10 - 23.45)] (рус.), Русский Журнал.
  174. [vesti-sochi.tv/obshhestvo/44217-segodnja-ispolnilos-rovno-25-let-so-dnja-avgustovskogo-putcha Сегодня исполнилось ровно 25 лет со дня августовского путча]
  175. [www.vm.ru/news/2016/08/17/tri-dnya-izmenivshie-stranu-prichini-i-uroki-avgustovskogo-putcha-1991-goda-330145.html Вечерняя Москва — Три дня, изменившие страну. Причины и уроки августовского путча 1991 года]
  176. Из заявления группы «Независимая гражданская инициатива», 1991.
  177. Барсенков А. С., Вдовин А. И, 2016.
  178. 1 2 3 Застрелился или застрелили?, 2006.
  179. Почему ушел из жизни маршал Ахромеев?, 2005.
  180. 1 2 Чистые перья. Сборник журналистских расследований (1999-2001), 2001, с. 193-198.
  181. [constitution20.ru/documents/157 Постановление ВС РСФСР «Об официальном признании и использовании национального флага РСФСР» от 22 августа 1991 г № 1627/I-I]
  182. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=220511;dst=0;ts=F2E08FD79F84E30D853CA81D7E1B36DC Закон РСФСР от 1 ноября 1991 г. «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР»]
  183. Над Россией флаг России..., 1992, с. 75-78.
  184. Маршал Язов не стал русским Пиночетом, 2007.
  185. Высочайшее повеление о признании во всех случаях бело-сине-красного флага национальным
  186. [web.archive.org/web/20141221034357/old.russ.ru/antolog/1991/f05.jpg Флаг РСФСР, из которого вырезана советская символика].
  187. Хинштейн А. Е, 2006, с. 235.
  188. Ельцин и Горбачев ссорятся из-за путча, 2006.
  189. Документальный фильм Николая Сванидзе «Б.Н.», 2006.
  190. Зыбкий август. Слово участника ГКЧП, 2010.
  191. Ельцин, Борис. Первый президент Российской Федерации, 2016.
  192. Леонов Н. С., 2004, с. 34.
  193. РосТВ запретило очередной «Момент истины», 1992.
  194. В Прокуратуре России, 1992.
  195. Михаил Горбачёв говорит, что 20 лет назад он предотвратил гражданскую войну, 2011.
  196. [www.vesti.ru/doc.html?id=2789645 25 лет ГКЧП: спасти Союз было невозможно?]
  197. Коржаков А. В, 2004, с. 84, 85.
  198. Командир «Альфы» Виктор Карпухин, 2012.
  199. Михаил Горбачев: «Надо было отправить Ельцина заготавливать банановые продукты», 2009.
  200. ВсПУТЧенные. «Во спасение страны», 2006.
  201. Вице-президент России в 1991-1993 годах Александр Руцкой, 2006.
  202. Мы рано разобрали свои баррикады: Заявление добровольцев – участников сопротивления путчу ГКЧП.
  203. Двадцать лет спустя: август 1991 года, 2011.
  204. «ГКЧП СССР» (проект МГИМО).
  205. Als Gorbatschow von Jelzin erniedrigt wurde, 2011: «[www.inopressa.ru/article/22aug2011/focus/unizil.html Русский перевод] статьи на Inopressa.ru».
  206. [www.youtube.com/watch?v=cOKsh0gCTCI Пробуждение]
  207. [www.youtube.com/watch?v=-85Vb48wfas «Время отпуска»]
  208. [www.youtube.com/watch?v=C3VwKeG6EGM Три дня и две ночи]
  209. [www.youtube.com/watch?v=fastMyFtD10 Август 91 го Заговор обреченных]
  210. 1 2 [2001.novayagazeta.ru/nomer/2001/60n/n60n-s13.shtml «ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО» ВЫСОХЛО. Новый телесезон начался с юбилея ГКЧП — но без балета]. Новая газета (23 августа 2001).
  211. [www.trud.ru/article/23-08-2001/28786_v_poiskax_politicheskoj_klubnichki.html В поисках политической «Клубнички»]. Труд (23 августа 2001).
  212. [www.youtube.com/watch?v=rKqCP4Roo20 Август 91 го Версии]
  213. [www.ntv.ru/novosti/236682/ Августовский путч. Как это было]
  214. [www.youtube.com/watch?v=YIq6G3tIasE Август 1991. Неглавные герои]
  215. 10-я годовщина ГКЧП на Радио Свобода, 2001.
  216. 1 2 Победу демократии отметили скромно, 1998.
  217. На Ваганьковском кладбище почтили память погибших в дни августовского путча, 2005.
  218. На Ваганьковском почтили память погибших в дни путча ГКЧП, 2006.
  219. ГКЧП победил?, 2009.
  220. [yeltsin.ru/news/lyudi-na-ploshchadi-kak-eto-bylo/ «Люди на площади»: как это было − Новости − Ельцин Центр]
  221. Российскому триколору, поднятому в 1991 году над Белым домом, 15 лет.
  222. [constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1977/red_1977/1549448/chapter/16/#block_1510 Конституция СССР в редакции от 26 декабря 1990 г. Глава 15.1. Президент СССР]
  223. [base.garant.ru/6334586/ Постановление Съезда народных депутатов СССР от 4 сентября 1991 г. № 2390-I "Об освобождении Г. И. Янаева от обязанностей Вице-президента СССР]
  224. [www.1tv.ru/news/2016/08/19/308338-rovno_25_let_nazad_proizoshli_sobytiya_kotorye_voshli_v_istoriyu_pod_nazvaniem_avgustovskiy_putch Ровно 25 лет назад произошли события, которые вошли в историю под названием «августовский путч»]
  225. [www.tvc.ru/news/show/id/98909 Партия «Гражданская платформа» устроила в Екатеринбурге акцию к 25-летию ГКЧП]

Литература

  • Ельцин Б. Н. [books.google.ru/books?id=Zu8VAQAAMAAJ&q Записки президента]. — Огонёк, 1994. — 512 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-88274-083-5.
  • Горбачев М. С. Августовский путч (причины и следствия). — М.: Агентство печати «Новости», 1991. — 94 с. — ISBN ISBN 5-7020-0540-6.
  • Степанков В, Лисов Е. [books.google.ru/books?id=jEhpAAAAMAAJ&q Кремлевский заговор. Версия следствия]. — М.: Акционерное Издательское Общество "Огонек", ОГИЗ, 1992. — 320 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-88274-002-9.
  • Кара-Мурза С. Г.. [books.google.ru/books?id=UTgfAQAAMAAJ&dq Советская цивилизация]. — М.: Зксмо, 2008. — 1200 с. — (Классика русской мысли). — 5100 экз. — ISBN 978-5-699-30507-0.
  • Кара-Мурза С. Г. Гл. 26 Государственный переворот августа 1991 г. // Манипуляция сознанием. — М.: Эксмо, 2004. — 864 с. — 43 900 экз. — ISBN 978-5-699-10826-8.
  • Боффа Дж. Глава XI. Развал СССР // [scepsis.net/library/id_809.html От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964-1994] / Перевод: Л. Хаустовой. — М.: Международные отношения, 1996. — 320 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-7133-0895-2.
  • Альбац Е. М. [books.google.ru/books?id=1sdNAAAAMAAJ&q Мина замедленного действия]. — М.: Русслит, 1992. — 416 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-86508-009-1.
  • Воронин Ю. М.. [books.google.ru/books?id=0nsiAQAAIAAJ&q Стреноженная Россия. Политико-экономический портрет ельцинизма]. — М.: Книжный клуб 36.6, 2014. — 880 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-91631-217-1.
  • Бондаренко А. Ю., Ефимов Н. Н. II. «Титаник» идёт ко дну. 18 августа (воскресенье) // Крушение «Красной империи». — М.: Вече, 2014. — 320 с. — (Историческое расследование). — 2500 экз. — ISBN 978-5-4444-1847-5.
  • Варенников В. И. [books.google.ru/books?id=M0xHAgAAQBAJ&pg Дело ГКЧП]. — М.: Алгоритм, 2010. — 535 с. — ISBN 978-5-6993-8882-0.
  • Варенников В. И. Глава VIII. Речь государственного обвинителя А. Данилова — взрыв бомбы // [books.google.ru/books?redir_esc=y&hl=ru&id=f0s4AAAAMAAJ&dq Неповторимое]. — М.: Советский писатель (Москва), 2001. — Т. 6. — 640 с. — (Валентин Варенников. Неповторимое. В семи томах). — 5000 экз. — ISBN 5-265-03492-7.
  • Янаев Г. И. [books.google.ru/books?id=0_9QAgAAQBAJ&printsec=frontcover&dq ГКЧП против Горбачева. Последний бой за СССР]. — М.: Эксмо, 2010. — 443 с. — ISBN 978-5-6994-3860-0.
  • Олейник Б. И., Павлов В. С., Рыжков Н. И. [books.google.ru/books?id=C0tHAgAAQBAJ&pg=PT1&dq Иуда. Анатомия предательства Горбачева]. — М.: Эксмо, 2010. — 240 с. — (Суд истории). — 3500 экз. — ISBN 978-5-699-38828-8.
  • Лукьянов А. И.. [books.google.ru/books?id=8QONAQAAQBAJ&pg Август 91-го. А был ли заговор?]. — М.: Алгоритм, Эксмо, 2010. — 240 с. — (Суд истории). — ISBN 978-5-699-42090-2.
  • Хасбулатов Р. И. [books.google.ru/books?id=w0K8KkDDtHkC&pg Полураспад СССР. Как развалили сверхдержаву]. — М.: Яуза-Пресс, 2011. — 512 с. — (Главный свидетель. Сенсационные мемуары). — 8000 экз. — ISBN 978-5-9955-0302-6.
  • Игнац Лозо. [books.google.ru/books?id=nIoZjwEACAAJ&dq Августовский путч 1991 года. Как это было]. — М.: Российская политическая энциклопедия, 2014. — 464 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-8243-1862-3.
  • Степанков В. Г. [books.google.ru/books?id=LkRXtwAACAAJ&dq ГКЧП. 73 часа, которые изменили мир]. — М.: Время, 2011. — 360 с. — (Диалог). — 2000 экз. — ISBN 978-5-9691-0703-8.
  • Зенькович Н. А. [books.google.ru/books?id=CVZpAAAAMAAJ&q Тайны уходящего века]. — М.: Олма-Пресс, 1998. — Т. 2. — С. 442. — 608 с. — (Досье). — 5000 экз. — ISBN 5-87322-929-5.
  • Коллектив авторов. Путч. Хроника тревожных дней. — М.: Прогресс, 1991. — 288 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-01-003733-5.
  • Безбородов А., Елисеева Н., Шестаков Н. [books.google.ru/books?id=Nrb_ewEACAAJ&dq Перестройка и крах СССР. 1985–1993]. — СПб.: Норма, 2010. — 216 с. — (Уроки 90-х). — 15 000 экз. — ISBN 978-5-87857-162-3.
  • Виктор Пальм, Рафик Григорян, Игорь Розенфельд, Леонид Столович, Михаил Бронштейн, Рейн Вейдеманн. [www.kripta.ee/book.php Анатомия независимости] = Iseseisvuse anatoomia. — Тарту, СПб.: Крипта, 2004. — 336 с. — ISBN 5-98451-007-3.
  • Новодворская В. И. [books.google.ru/books?redir_esc=y&hl=ru&id=93biAAAAMAAJ&dq По ту сторону отчаяния]. — М.: Новости, 1993. — С. 235. — 272 с. — (Время. События. Люди). — 20 000 экз. — ISBN 5-7020-0838-3.
  • Медведев В. Т. [books.google.ru/books?id=GPVIAQAAIAAJ&q Человек за спиной]. — М.: Русслит, 1994. — 316 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-86508-052-0.
  • Леонов Н. С. Август 1991 г. “Путч” // [books.google.ru/books?hl=ru&id=EHkiAQAAIAAJ&dq Крестный путь России. 1991-2000]. — М.: Русский Дом, 2002. — С. 7. — 528 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-901505-03-4.
  • Хинштейн А. Е. [books.google.ru/books?id=iRJS6Lk9GsYC&printsec Ельцин. Кремль. История болезни]. — М.: Олма Медиа Групп, 2006. — 640 с. — 30 000 экз. — ISBN 5-7654-4915-8.
  • Булгаков В. И., Яковлев М. Л. [books.google.ru/books?id=oOoVAQAAIAAJ&q И для тех, кто после них...]. — М.: АВОК Северо-Запад, 2003. — С. 103. — 304 с. — (Исторический очерк). — 5000 экз. — ISBN 5-902146-03-8.
  • Собчак А. А. [books.google.ru/books?id=vGcnAAAAMAAJ&q Из Ленинграда в Петербург. Путешествие во времени и пространстве]. — СПб.: «Контрфорс», 1998. — 248 с. — 30 000 экз. — ISBN 5-900001-02-4.
  • Филиппов А. В. Глава 4. Перестройка (1985—1991) // [library.sakharov-center.ru/vse-fondy/488/view_bl/96260/novejshaya-istoriya-rossii-1945-2006-gg.html?tab=getmybooksTab&is_show_data=1 Новейшая история России. 1945-2006.] / кн. для учителя. — М.: Просвещение, 2007. — Т. 1. — 494 с. — ISBN 978-5-09-017249-3.
  • Marc Garcelon. [books.google.ru/books?id=2dqGABT3Yw0C&dq Революционный переход от советской к постсоветской России, 1985-2000] = Revolutionary passage from Soviet to post-Soviet Russia, 1985-2000. — Philadelphia, PA: Temple University Press, 2005. — P. 157. — 325 p. — ISBN 9781592133635.
  • Островский А. В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. — М., СПб.: Форум, Крымский мост-9Д, 2011. — 864 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-89747-068-6.
  • Рой Медведев. [books.google.ru/books?id=jLsyDAAAQBAJ&pg Советский Союз. Последние годы жизни]. — М.: Время, 2015. — С. 163-180. — 416 с. — (Собрание сочинений Жореса и Роя Медведевых). — 2000 экз. — ISBN 978-5-9691-0859-2.
  • Пихоя Р. Г. [books.google.ru/books?redir_esc=y&hl=ru&id=In8yAAAAMAAJ&dq Советский союз: история власти. 1945 – 1991]. — Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000. — С. 603-605. — 684 с. — 3000 экз. — ISBN 5-87550-105-7.
  • Ирошников М. П., Ваксер А. З. [books.google.ru/books?hl=ru&id=4WIMAQAAMAAJ&dq Россия в ХХ веке. Народ, власть, войны, революции, общество]. — СПб.: Издание СПбГУ, 2005. — С. 414, 422. — 608 с. — ISBN 5-288-03805-8.
  • Коржаков А. В. [books.google.ru/books?id=svi0AAAAIAAJ&q Борис Ельцин: от рассвета до заката. Послесловие]. — М.: Детектив-Пресс, 2004. — С. 84, 85. — 633 с. — (Расследование издательства). — 21 000 экз. — ISBN 5-89935-063-6.
  • С. Соколов, С. Плужников. Золото КПСС - десять лет спустя // [books.google.ru/books?redir_esc=y&hl=ru&id=mQwbAQAAIAAJ&dq Чистые перья. Сборник журналистских расследований (1999-2001)] / Составители: Л. Никитинский, М. Симонова. — М.: Галерия, 2001. — С. 193-198. — 272 с. — ISBN 5-8137-0064-1.
  • Барсенков А. С., Вдовин А. И. История России XX – начала XXI века. В 2 томах. / Под редакцией Д. Чуракова. — М.: Юрайт, 2016. — Т. 2. — 368 с. — (Бакалавр. Академический курс). — ISBN 978-5-9916-7658-8.

Статьи и публикации

  • Юрий Афанасьев [www.aif.ru/archive/1660478 ВсПУТЧенные. «Во спасение страны»] (рус.) // Аргументы и факты : еженедельная общественно-политическая газета. — 2006. — 16 августа (№ 33). — С. 3. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0204-0476&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0204-0476].
  • [www.aif.ru/archive/1682195 Почему ушел из жизни маршал Ахромеев?] (рус.) // Аргументы и факты («Долгожитель») : еженедельная общественно-политическая газета. — 2005. — 25 ноября (№ 22). — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0204-0476&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0204-0476].
  • Артем Кречетников [news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_4800000/4800701.stm Хроника путча: часть I] (рус.) // Би-би-си, Москва : новостной портал. — 2006. — 17 августа.
  • Артем Кречетников [news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_5261000/5261982.stm Хроника путча: часть II] (рус.) // Би-би-си, Москва : новостной портал. — 2006. — 18 августа.
  • Артем Кречетников [news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_5265000/5265886.stm Хроника путча: часть III] (рус.) // Би-би-си, Москва : новостной портал. — 2006. — 19 августа.
  • Артем Кречетников [news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_5268000/5268010.stm Хроника путча: часть IV] (рус.) // Би-би-си, Москва : новостной портал. — 2006. — 20 августа.
  • Артем Кречетников [news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_5273000/5273360.stm Хроника путча: часть V] (рус.) // Би-би-си, Москва : новостной портал. — 2006. — 22 августа.
  • [news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_4663000/4663380.stm Ельцин и Горбачев ссорятся из-за путча] (рус.) // Би-би-си, Москва : новостной портал. — 2006. — 30 января.
  • Сергей Станкевич [www.vz.ru/politics/2011/8/18/512215.html На штурм отводилось 40 минут] (рус.) // Взгляд : Деловая газета. — 2011. — 18 августа.
  • Сергей Станкевич [www.vz.ru/politics/2011/8/17/512214.html Вторая ночь. Первая кровь] (рус.) // Взгляд : Деловая газета. — 2011. — 17 августа.
  • [izvestia.ru/news/343303 Михаил Горбачев: «Надо было отправить Ельцина заготавливать банановые продукты»] (рус.) // «Известия» : газета. — М.: ООО «АЙНЬЮС», 2008. — 3 декабря.
  • Павел Коробов [www.kommersant.ru/doc/279018 Государственный недоворот] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 2001. — 21 августа.
  • [www.kommersant.ru/doc/279032 Война указов] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 2001. — 21 августа.
  • Лев Сигал [www.kommersant.ru/doc/5308 Стародубцев на воле. С Лениным в башке и подпиской в руке] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 1992. — 6 июня (№ 124).
  • Станислав Юшкин [www.kommersant.ru/doc/28697 Олег Шенин отпущен до суда домой] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 1992. — 3 ноября (№ 025).
  • [www.kommersant.ru/doc/33373 В Прокуратуре России.Четверо обвиняемых освобождены] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 1992. — 15 декабря (№ 061).
  • Ольга Киенко [www.kommersant.ru/doc/36887 Шесть узников «Матросской тишины» получили свободу до приговора] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 1993. — 27 января (№ 013).
  • Ольга Киенко [www.kommersant.ru/doc/34771 Пресс-конференция адвокатов ГКЧПистов: Горбачеву и Ельцину опять угрожают судом] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 1992. — 25 декабря (№ 070).
  • [www.kommersant.ru/doc/1754093 Хроника путча] (рус.) // Коммерсантъ : газета. — 2011. — 18 августа.
  • [www.kommersant.ru/doc/543 Собчак с ЧП уже покончил] (рус.) // Коммерсантъ Власть : журнал. — 1991. — 26 августа (№ 034).
  • [www.kommersant.ru/doc/545 Ельцин должен встретиться с Горбачевым не позднее 21 августа] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 1991. — 26 августа (№ 034).
  • Евгений Киселёв [kommersant.ru/doc/2290080 Зеркало для власти. Гулять по улицам я езжу за границу] (рус.) // Коммерсантъ-Огонёк : журнал. — 2002. — 31 марта (№ 13).
  • Наталья Гриднева [www.kommersant.ru/doc/203861 Победу демократии отметили скромно] (рус.) // Коммерсантъ : газета. — 1998. — 22 августа (№ 154).
  • [www.kommersant.ru/doc/33441 В Прокуратуре России] (рус.) // Коммерсантъ : газета. — 1992. — 15 декабря (№ 061).
  • Сергей Самошин [www.kommersant.ru/doc/5680 РосТВ запретило очередной «Момент истины»] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 1992. — 13 июля (№ 128).
  • Игорь Бунин [www.kommersant.ru/doc/587 Союзные республики: путч как индикатор химического состава] (рус.) // Коммерсантъ-Власть : журнал. — 1991. — 26 августа (№ 034).
  • Виктор Баранец [www.kp.ru/radio/26511/3400664/ Бывший министр обороны СССР Маршал Советского Союза Дмитрий Язов: «Как это было в августе 91-го?»] (рус.) // Комсомольская правда : газета (сетевая версия). — 2011. — 19 августа.
  • [sonia.net.ru/blog/gazeta_quot_komsomolskaja_pravda_quot_190_20190_chetverg_22_avgusta_1991_goda_chast_pervaja/2011-08-08-95 19-е, 20-е, 21-е августа: Путч в СССР] (рус.) // Комсомольская правда : газета (сетевая версия). — 1991. — 22 августа (№ 190).
  • Отдел истории [old.redstar.ru/2003/08/16_08/6_01.html Холодное лето 91-го: хроника событий] (рус.) // Красная звезда : газета. — 2003. — 16 августа.
  • [lenta.ru/articles/2004/08/18/coup/ Тринадцать лет спустя, или Три дня ГКЧП] (рус.) // Lenta.ru : новостной портал. — 2004. — 19 августа.
  • [www.lenta.ru/culture/2002/09/13/felix/ Юрий Лужков предлагает вернуть Дзержинского на Лубянку] : [[www.webcitation.org/683mCVtdo арх.] 31.05.2012]. — Lenta.ru, 2002. — 13 сентября. — Дата обращения: 12.08.2010.
  • [lenta.ru/articles/2006/08/18/opinions/ В августе 91-го. Мнения и воспоминания о несостоявшемся путче ГКЧП]. — Лента.Ру, 2006. — 18 августа. — Дата обращения: 28.05.2016.
  • [lenta.ru/lib/14160887/full Ельцин, Борис. Первый президент Российской Федерации] (рус.) // Lenta.ru : новостной портал. — 2016. — 20 мая.
  • Круглый стол [www.nevajournal.ru/jurnal-26.html Двадцать лет спустя: август 1991 года] (рус.) // Нева : журнал. — 2011. — № 8. — С. 119-137. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0130741-X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0130741-X].
  • [books.google.ru/books?id=rAooAQAAIAAJ&q Тревожные дни августа 1991] (рус.) // Наука и жизнь : Ежемесячный научно-популярный журнал Всесоюзного общества «Знание». — (1991). — № 10. — С. 18-21. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0028-1263&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0028-1263].
  • Сапрыков В. Н. [www.nkj.ru/archive/911/21816/ Над Россией флаг России...] // Наука и жизнь : журнал. — 1992. — № 2. — С. 75-78.
  • Анатолий Лукьянов [www.ng.ru/ng_politics/2010-05-18/9_lukianov.html Это была отчаянная попытка спасти Союз] (рус.) // Независимая газета. — 2010. — 5 мая.
  • Елена Боннэр [yeltsin.ru/uploads/upload/newspaper/1991/nzv09_03_91/index.html Из заявления группы «Независимая гражданская инициатива»] (рус.) // Независимая газета. — 1991. — 3 сентября (№ 103). — С. 5.
  • Нина Петлянова [www.novayagazeta.ru/politics/43883.html ГКЧП победил?] (рус.) // Новая газета : сетевая версия. — 2009. — 21 августа (№ 91).
  • Марина Токарева [www.novayagazeta.ru/society/67211.html Евгений Савостьянов: Вот так и живем — в траектории догоняющей собаки] (рус.) // Новая газета. — 2015. — 11 февраля (№ 14).
  • [www.novayagazeta.ru/politics/48024.html Документы ГКЧП готовились в КГБ] (рус.) // Новая газета. — 2011. — 12 августа (№ 088).
  • [www.novayagazeta.ru/politics/2151.html ГКЧП: процесс, который не пошел] (рус.) // Новая газета : сетевая версия. — 2010. — 16 августа (№ 89, 90, 91).
  • [www.polit.ru/article/2003/08/18/623248/ Бюллетень ФОМ-ИНФО N 31 (478)]. — Полит.ру, 2003. — 13 ноября. — Дата обращения: 24.05.2016.
  • [rg.ru/1991/08/23/hronika.html Как выстояла осажденная Москва] (рус.) // Российская газета : сетевое издание. — 1991. — 23 августа (№ 220).
  • [ria.ru/society/20110818/419493733.html Пресс-конференция ГКЧП: "лебединая песня" заговорщиков] (рус.) // РИА Новости : новостное агентство. — 2011. — 18 августа.
  • [ria.ru/politics/20110817/418879844.html Горбачев знал о планах ГКЧП, но счел более важным не допустить бойни] (рус.) // РИА Новости : информационное агентство. — 2011. — 17 августа.
  • [archive.svoboda.org/programs/ftf/2001/ftf.081901.asp Лицом к лицу. Михаил Горбачев] (рус.) // Радио Свобода : радиостанция. — 2001. — 19 августа.
  • Людмила Улицкая [www.svoboda.org/content/article/1820044.html Диалог с Михаилом Ходорковским] (рус.) // Радио Свобода : новостной портал. — 2009. — 11 сентября.
  • «[www.svoboda.org/content/transcript/261110.html Годовщина ГКЧП: что изменилось за 15 лет]». Радио Свобода. Время Свободы. Svoboda.org, М.. 18 августа 2006. 25:00 минут.
  • Владимир Кара-Мурза. [www.svoboda.org/content/article/1804909.html Российский триколор как символ августа 1991 года]. — Радио Свобода, 2009. — 21 августа. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • [archive.svoboda.org/programs/ftf/2001/ftf.081201.asp 10-я годовщина ГКЧП, в студии: Анна Политковская, Руслан Хасбулатов, Маркус Уоррен, Владимир Бабурин]. — Радио Свобода, 2001. — 12 августа. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • Данила Гальперович [www.svoboda.org/content/transcript/262909.html Вице-президент России в 1991-1993 годах Александр Руцкой] (рус.) // Радио Свобода : новостной портал. — 2006. — 27 августа.
  • Игорь Фроянов [sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=58240 Погружение в бездну. При чем тут «путч» и «переворот»?] (рус.) // Советская Россия : газета. — 2010. — 19 августа (№ 15(213)).
  • Анатолий Белозерцев [sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=58239 Зыбкий август. Слово участника ГКЧП] (рус.) // Советская Россия : газета. — 2010. — 19 августа (№ 15(213)).
  • Анатолий Стародубец [www.trud.ru/article/23-05-2002/40888_sergej_medvedev_zhizn_interesnee_ljubyx_detektivov.html Сергей Медведев: Жизнь интереснее любых детективов] (рус.) // Труд : газета. — 2002. — 23 мая (№ 086).
  • Никонов В. А. [www.trud.ru/article/18-08-2006/107046_pochti_putch.html «Почти путч»] (рус.) // Труд : газета. — 2006. — 18 августа (№ 151).
  • Билл Келлер. [www.nytimes.com/1991/08/25/world/soviet-turmoil-coup-gone-awry-behind-classic-soviet-failure-special-report.html SOVIET TURMOIL: A Coup Gone Awry/Behind a Classic Soviet Failure/A special report; GORBACHEV QUITS AS PARTY HEAD; ENDS COMMUNISM'S 74-YEAR REIGN: Plotters Who Had Handcuffs But a Poor Sense of History] (англ.). The New York Times (25 August 1991). Проверено 19 февраля 2015.
  • Fernando Mezzetti [www.ilnuovoonline.it Заговорщики делают карьеру] (итал.) = Russia, i golpisti fanno carriera // Il Nuovo : Periodico. — Roma: Editrice Il Nuovo srl, 2001. — 20 agosto. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0029-6341&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0029-6341].
  • [www.tula.kp.ru/daily/22613/11455/ Маршал Советского Союза Дмитрий Язов: Возможно, ГКЧП был клубом самоубийц...] (рус.) // Комсомольская правда : сетевое издание. — 2001. — 16 августа.
  • Сергей Черняховский [www.apn.ru/publications/article10240.htm ГКЧП: реабилитация намерений] (рус.) // Агентство Политических Новостей : информационное агентство. — 2006. — 21 августа.
  • Алексей Мусаков [lebed.com/2001/art2625.htm Версия путча] (рус.) // Независимый Бостонский Альманах «Лебедь». — 2001. — 19 августа.
  • Наталья Ярославова-Чистякова [www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=17&PubID=311 От США - Рюриковичи (Голицын), от Британии - Романовы (Майкл Кентский), а кто от андроповцев?] (рус.) // Наталья Ярославова-Чистякова : персональный сайт. — 2009. — 12 апреля.
  • Сергей Шелин [www.gazeta.ru/column/shelin/3237971.shtml История так и не началась] (рус.) // Газета.Ру : Главные новости дня. — 2009. — 19 августа. [www.webcitation.org/683mAAt0k Архивировано] из первоисточника 31 мая 2012.
  • [www.rosbalt.ru/main/2006/08/21/264417.html На Ваганьковском почтили память погибших в дни путча ГКЧП] (рус.) // Росбалт.RU : Информационное агентство. — 2006. — 21 августа.
  • [old.vko.ru/article.asp?pr_sign=archive.2004.19.27 Самолёт Горбачёва] (рус.) // ВКО : журнал. — 2004.
  • [www.ni-journal.ru/archive/14928136/n_1_2009/1f00f2d8/e99ca0f6/ Сергей Бабурин — политик в интерьере эпохи] (рус.) // Национальные интересы : журнал. — М.: Институт национальной стратегии реформ, 2009. — № 1.
  • Олег Хархордин [magazines.russ.ru/nz/2001/5/ha.html А был ли путч на самом деле?] (рус.) // Неприкосновенный запас : журнал. — Журнальный зал в РЖ, «Русский журнал», 2001. — № 5. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0869-6365&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0869-6365].
  • Кирилл Янченко [e-kurier.info/articles/751 ХРОНИКА РАСПАДА. Как прекратил свое существование Советский Союз] (рус.) // «Егорьевский курьер» : Online версия газеты. — 2012. — 18 марта (№ 11).
  • Звягинцев А. Г. [www.agprf.org/journal/2012/vestnik_3_2012.pdf Три века российской прокуратуры] // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации : Научно-практический журнал. — М.: Академия Генеральной прокуратуры РФ, 2012. — Вып. 29. — № 3. — С. 3-18. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=2070-4232&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 2070-4232].
  • Вениамин Ключ [topwar.ru/16074-komandir-alfy-viktor-karpuhin.html Командир «Альфы» Виктор Карпухин] (рус.) // Военное обозрение : журнал. — 2012. — 5 июля.
  • [www.vremya.ru/2004/148/4/105440.html Тайный штаб. Защита Дома Советов в августе 1991-го стала настоящей войсковой операцией] (рус.) // Время : online издание. — 2004. — 19 августа.
  • Цыганюк А. Д. [www.ipma.ru/publikazii/facts/461.php В осаде] (рус.) // Institute for Political and Military Analysis : Информационные материалы. — 2004. — 18 августа.
  • [www.panorama.ru/gazeta/1-30/p28a.html Спецвыпуск от 21 августа 1991 г. Москва] (рус.) // Панорама при участии АНИ : газета. — 1991. — 21 августа.
  • Александр Каменский [file-rf.ru/analitics/263 Последнее интервью. Геннадий Янаев] (рус.) // Файл-РФ : электронная газета. — 2011. — 19 августа.
  • [newstula.ru/news/105933/anatolij-artemev-mihail-gorbacev-stoal-vo-glave-sobytij-predsestvovavsih-avgustovskomu-putcu Анатолий Артемьев: Михаил Горбачев стоял во главе событий, предшествовавших августовскому путчу] (рус.) // Тульские новости : газета. — 2014. — 20 августа.
  • Boris Reitschuster [www.focus.de/politik/ausland/tid-23371/20-jahre-russland-putsch-als-gorbatschow-von-jelzin-erniedrigt-wurde_aid_657161.html Когда Ельцин унизил Горбачева] (нем.) = Als Gorbatschow von Jelzin erniedrigt wurde // FOCUS Online : Magazin. — © FOCUS Online 1996-2016, 2011. — 20 Augusts (H. 20 Jahre Russland-Putsch). — S. 1-3.
  • Александр Байгушев [www.stoletie.ru/territoriya_istorii/marshal_yazov_ne_stal_russkim_pinochetom.htm Маршал Язов не стал русским Пиночетом] (рус.) // Столетие : интернет-газета. — 2007. — 11 января.
  • Равиль Зарипов [urfo.org/ekb/publications/79727.html Застрелился или застрелили?] (рус.) // «Новый день» : Российское информационное агентство. — 2006. — 18 августа.
  • [newsru.com/russia/21aug2005/21.html На Ваганьковском кладбище почтили память погибших в дни августовского путча] (рус.) // NEWSru.com : новостной портал. — 2005. — 25 августа.
  • Светлана Бочарова [www.gazeta.ru/politics/2012/07/02_a_4659313.shtml Прислали за Нарусовой] (рус.) // Газета.Ру : сетевая версия. — 2012. — 2 июля.
  • Владимир Беляков [www.cogita.ru/pamyat/iz-istorii-obschestvennoi-zhizni-leningrada-peterburga-i-severo-zapada/avgustovskii-uspeh-1991/?searchterm Августовский успех 1991] (рус.) // «Когита.ру. Общественные новости Северо-Запада» : Информационно-аналитический портал. — 2012. — 18 августа.

</div>

Ссылки

  • [www.gorby.ru/putsch_main/ Августовский путч. Летопись событий] // Международный фонд социально-экономических и политологических исследований. — Горбачев Фонд, 2010. — 15 августа. — Дата обращения: 21.05.2016.
  • [www.1tv.com/announce/10134 Реконструкция событий августа 1991 года в фильме «Завтра все будет по‑другому»]. Первый канал. 15 августа 2011. 80:00 минут.
  • «[echo.msk.ru/programs/48minut/803266-echo/#element-text Добрый вечер, ГКЧП (В гостях: Михаил Горбачёв)]». Радиостанция «Эхо Москвы». 48 минут. Эхо Москвы, М.. 18 августа 2011. 30:00 минут. ([echo.msk.ru/programs/48minut/804899-echo/#element-text Часть-2])
  • [echo.msk.ru/programs/beseda/15381/ 10-я годовщина событий августа 1991 года]. — Радиостанция «Эхо Москвы». — Дата обращения: 24.05.2016.
  • «[www.5-tv.ru/programs/broadcast/506466/ ГКЧП – новый взгляд]». Пятый канал. Открытая студия. Телерадиокомпания «Петербург». 19 августа 2011. 82:00 минуты.
  • [ppt.ru/newstext.phtml?id=29421 Указ Президента СССР от 22.08.1991 N УП-2444] // Петербургский правовой портал. — 1991. — 22 августа. — Дата обращения: 24.05.2016. — Цитата: «В ночь на 19 августа группа заговорщиков захватила власть с намерением осуществить государственный переворот».
  • [constitution20.ru/ru/chronics/event/589 Постановление Верховного Совета СССР от 29 августа 1991 г. № 2371-I «О ситуации, возникшей в стране в связи с имевшим место государственным переворотом»] // История конституционализма и государства в России. — 1991. — 29 августа. — Дата обращения: 24.05.2016. — Цитата: «Верховный Совет СССР заявил, что действия ГКЧП практически сорвали подписание нового Союзного Договора, и оценил их как государственный переворот».
  • [www.ussrdoc.com/ussrdoc_communizm/usr_19428.htm Постановление СНД СССР от 05.09.1991 N 2391-1] // Полное собрание законодательства СССР. — 1991. — 5 сентября. — Дата обращения: 21.05.2016. — Цитата: «В результате государственного переворота, совершенного 19 - 21 августа 1991 года, был поставлен под угрозу процесс формирования новых союзных отношений между суверенными государствами».
  • [ppt.ru/newstext.phtml?id=57737 Постановление Совмина РСФСР от 19.08.1991 N 435] // Петербургский правовой портал. — 1991. — 19 августа. — Дата обращения: 24.05.2016. — Цитата: «Совет Министров РСФСР, рассмотрев сложившуюся ситуацию, вызванную отстранением от руководства страной законно избранного Президента СССР и введением на территории страны чрезвычайного положения, отмечает неконституционность и незаконность этих действий, равно как и создание Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР».
  • [www.gorby.ru/userfiles/rsfsr_22_1.pdf Постановление Верховного Совета РСФСР от 22 августа 1991 г. № 1627-1 «О политической ситуации в республике, сложившейся в результате антиконституционного государственного переворота в СССР»] // Горбачев Фонд. — 1991. — 22 августа. — Дата обращения: 01.08.2016. — Цитата: «В ночь с 18 на 19 августа был осуществлен государственный переворот в СССР. Был отстранен от должности Президент СССР».
  • [hpc-strategy.ru/biblioteka/1922_avgusta_1991_goda_reakciya_soyuznyh_respublik/ 19-22 августа 1991 года. Реакция Союзных республик]. — Гуманитарный и политологический центр «Стратегия». — Дата обращения: 24.05.2016.
  • [www.souz.info/library/other/gkchp/gkchpzaiav.htm Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР. Заявление советского руководства]. — SouzInfo. — Дата обращения: 24.05.2016.
  • [www.agitclub.ru/gorby/putch/gkcpdocument.htm Документы ГКЧП - постановления №1, № 2, указ вице-президента СССР Янаева] // Документы. — AgitCluB, 1991. — 13 ноября. — Дата обращения: 21.05.2016.
  • [www.1tv.ru/news/2011/08/19/120139-v_rossii_vspominayut_sobytiya_kotorye_proizoshli_v_etot_den_20_let_nazad В России вспоминают события, которые произошли в этот день 20 лет назад] // Общество. — Первый канал, 2011. — 19 августа. — Дата обращения: 21.05.2016.
  • [www.km.ru/front-projects/gkchp/chleny-gkchp-posle-putcha Члены ГКЧП после «путча»] // Тайны августа 1991-го. — КМ.RU, 2011. — 13 ноября. — Дата обращения: 24.05.2016.
  • [www.km.ru/front-projects/gkchp/tainy-avgusta-1991-go Тайны августа 1991-го] // Фронт-проекты. — КМ.RU, 2011. — 13 ноября. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • [ppt.ru/newstext.phtml?id=57751 Постановление ГД ФС РФ от 23.02.1994 N 65-1 ГД]. — Петербургский правовой портал, 1994. — 13 ноября. — Дата обращения: 24.05.2016.
  • [ppt.ru/newstext.phtml?id=50729 Закон СССР от 03.04.1990 N 1407-1]. — Петербургский правовой портал, 1990. — 13 ноября. — Дата обращения: 24.05.2016.
  • [flb.ru/infoprint/3632.html Заключение по материалам расследования роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19-21 августа 1991 года]. — Агентство Федеральных Расследований (www.FLB.ru), 2000. — 13 ноября. — Дата обращения: 21.05.2016.
  • [www.ru-90.ru/node/475 Август 1991 года. Попытка государственного переворота. Провал ГКЧП]. — История новой России, 2011. — 13 ноября. — Дата обращения: 21.05.2016.
  • [www.ntv.ru/novosti/236781 Три дня, которые изменили Ленинград] // СССР. — НТВ, 2011. — 19 августа. — Дата обращения: 21.05.2016.
  • [web.archive.org/web/20160314040648/old.russ.ru/antolog/1991/index.html Путч. Хроника тревожных дней]. — © Печатное издание - издательство "Прогресс", 1991. © Электронная публикация - Русский Журнал, 1997. — Дата обращения: 05.08.2016.
  • [stengazeta.net/?p=10001251 28 марта. Этот день в истории]. — STENGAZETA.NET. — Дата обращения: 25.05.2016.
  • [www.agitclub.ru/gorby/putch/elzindoc.htm «К гражданам России». Обращение Б. Ельцина и Р. Хасбулатова от 19.08.1991 г.] // документы. — AgitClub, 1991. — 13 ноября. — Дата обращения: 21.05.2016.
  • Владимир Бабурин. [www.svoboda.org/content/transcript/24197959.html Руслан Хасбулатов (интервью 12.08.2001)] // Радиопрограммы и подкасты / Лицом к событию. — Svoboda.org, 2001. — 12 августа. — Дата обращения: 25.05.2016.
  • Соб. корр. [www.voskres.ru/interview/hasbulat.htm Так разбивали Советский Союз. Беседа с Русланом Хасбулатовым] // Интервью. — Русское воскресение. Православное обозрение, 2001. — 17 августа. — Дата обращения: 21.05.2016.
  • [www.democracy.ru/library/history/parties/list2000/page5.html Общероссийское политическое общественное движение «Союз «Живое кольцо»] // Партии и объединения. — Институт Развития Избирательных Систем (ИРИС), 2000. — 13 ноября. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • [rossia.rusflag.ru Общественное объединение «Отряд „Россия“»]. — Отряд «Россия», 2001. — 12 января. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • [www.1tv.ru/news/2006/08/22/220260-rossiyskomu_trikoloru_podnyatomu_v_1991_godu_nad_belym_domom_15_let Российскому триколору, поднятому в 1991 году над Белым домом, 15 лет] // Общество. — Первый канал, 2006. — 22 августа. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • Андрей Завадский. [mgimo.ru/gk4p/index.html ГКЧП СССР] // Сборник статей. — Портал МГИМО, 2001. — 19 августа. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • ТАСС. [hpc-strategy.ru/dokumenty_gkchp/19910819_o_vstreche_s_zhurnalistami/ Встреча советского руководства с журналистами] // О встрече с журналистами. — Гуманитарный и политологический центр "Стратегия", 1991. — 19 августа. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • [hpc-strategy.ru/biblioteka/21_avgusta_1991_goda_svodnaya_hronika_sobytij/ 21 августа 1991 года. Сводная хроника событий] // библиотека. — Гуманитарный и политологический центр "Стратегия", 1991. — 21 августа. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • [inosmi.ru/politic/20110821/173633121.html Переворот, который провалился]. [ИноСМИ.ру]] (21 августа 2011). Проверено 19 февраля 2015.
  • [www.eurasiareview.com/author/binoy-kampmark/ Binoy Kampmark]. [www.eurasiareview.com/21082011-the-coup-that-failed-the-fall-of-russian-communism-oped/ The Coup That Failed: The Fall Of Russian Communism – OpEd] (англ.). Eurasia Review (21 August 2011). Проверено 19 февраля 2015. [archive.is/31zxa Архивировано из первоисточника 16 февраля 2013].
  • [www.yeltsincenter.ru/digest/release/den-za-dnem-24-avgusta-1991-goda Наручники для народа]. Газета «Известия». Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина» (24 августа 1991). Проверено 24 апреля 2015.
  • Сергей Медведев. [www.youtube.com/watch?v=1_G7CMsI3nI Борис Ельцин. Первый : Режиссёр: Сергей Кожевников]. — ТК Останкино, 2011. — 1 февраля. — Дата обращения: 27.05.2016. — Цитата: «Через несколько месяцев после октябрьских событий, как ушат холодной воды на Президента, – амнистия. Государственная дума простила всех, кто непосредственно был виновен в столкновениях 1993 и 1991 годов. Ельцин был в ярости. Хотя в том, что произошло, виноват был и сам – ситуацию в Думе он и его помощники выпустили из-под контроля. Президент позвонил недавно назначенному генеральному прокурору и потребовал не выполнять постановление об амнистии».
  • [www.yeltsincenter.ru/en/node/1009 Программа «ВРЕМЯ» за 19 августа 1991 года]. — ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ЦЕНТР Б.Н. ЕЛЬЦИНА, 1991. — 19 августа. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • [tv-ostankino.ru/index.php/Лица/medvedev.html Медведев Сергей Константинович] // Лица. — Телекомпания «Останкино», 2013. — 13 ноября. — Дата обращения: 27.05.2016.
  • Светлана Рейтер. [esquire.ru/rules-77 Правила жизни в России] : [[www.webcitation.org/6D73UcSaK арх.] 23.12.2012]. — «Журнал Esquire», 18 апреля 2012. — Дата обращения: 20.12.2012. (Иностранные журналисты рассказывают о том, как им живется и работается в нашей стране.)
  • [my.mail.ru/mail/artem.korukin/video/12292/12570.html Программа «Вести». Специальный выпуск: Репортаж Spiegel-TV о ГКЧП. Эфир от 20 октября 1991 г]. — Mail.ru, 1991. — 20 октября. — Дата обращения: 28.05.2016.
  • Участники сопротивления путчу ГКЧП. [www.izput.narod.ru/mrrsb.html Мы рано разобрали свои баррикады: Заявление добровольцев – участников сопротивления путчу ГКЧП] // «Из пут». — персональная страница Игоря Иванова, 2011. — 19 августа. — Дата обращения: 29.05.2016.
  • [www.ntv.ru/novosti/236562/ Михаил Горбачёв говорит, что 20 лет назад он предотвратил гражданскую войну] // СССР. — НТВ, 2011. — 17 августа. — Дата обращения: 29.05.2016.
  • Николай Сванидзе. [russia.tv/brand/show/brand_id/10233/ Документальный фильм «Б.Н.»]. — Россия-1, 2006. — 1 февраля. — Дата обращения: 21.05.2016.
  • [visualrian.ru/ru/site/flow/category/politics/ Библиотека изображений (Политика)]. — Visualrian. — Дата обращения: 29.05.2016.
  • Андрей Панёвин. [panevin.ru/calendar/miting_na_dvortsovoy_v_podderzhku_demokraticheskiy.html 20 августа 1991. Митинг на Дворцовой в поддержку демократических преобразований] // Петербургский календарь. — персональный сайт А. Пенёвина, 2016. — 13 ноября. — Дата обращения: 30.05.2016.
  • [www.agitclub.ru/gorby/putch/leningrad19.htm Ленинград, 19 августа 1991 года (из публикаций в газетах «Смена» и «Час пик»] // ГКЧП - путч 19 августа 1991 года. — AgitCluB, 1991. — 13 ноября. — Дата обращения: 30.05.2016.
  • [yeltsin.ru/uploads/upload/newspaper/1991/izv10_21_91/index.html Газета «Известия» № 251 (23517) от 21 октября 1991]. — ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ЦЕНТР Б.Н. ЕЛЬЦИНА, 1991. — 21 октября. — Дата обращения: 30.05.2016.

</div>

Внешние медиафайлы

  1. [visualrian.ru/ru/site/gallery/#21146 Военнослужащий танкового подразделения | Библиотека изображений «РИА Новости»]
  2. [www.kommersant.ru/Images/Money/2005/030/2005-30-051-01.jpg Защитники Белого дома на танке | Библиотека изображений «КоммерсантЪ»]
  3. [visualrian.ru/ru/site/gallery/#469196 Митинг журналистов в поддержку гласности | Библиотека изображений «РИА Новости»]
  4. [visualrian.ru/ru/site/gallery/#471251 Манифестация у здания Верховного Совета РСФСР | Библиотека изображений «РИА Новости»]
  5. [www.flickr.com/photos/americanlibraries/419225831/ Soviet Coup during IFLA 1991 1 on Flickr]
  6. [visualrian.ru/ru/site/gallery/#469061 Митинг перед Кремлём | Библиотека изображений «РИА Новости»]
  7. [im.kommersant.ru/Issues.photo/OGONIOK/archive/common/archive/2004/4859/32-16-18/32-17-1b.jpg Чёрно-жёлто-белый флаг на постаменте снесённого памятника Дзержинскому Ф. Э. | Библиотека изображений журнала КоммерсантЪ]
  8. [ria.ru/spravka/20110819/415632412.html Демонтаж памятника Дзержинскому на Лубянке. 23 августа 1991 год (видео) | «РИА Новости»: Августовский путч ГКЧП. Хроника событий 19-22 августа 1991 года]

Отрывок, характеризующий Августовский путч

Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его на всех концах мира, от Африки до степей Московии, одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения. Он велел подать себе лошадь и поехал в свою стоянку.
Человек сорок улан потонуло в реке, несмотря на высланные на помощь лодки. Большинство прибилось назад к этому берегу. Полковник и несколько человек переплыли реку и с трудом вылезли на тот берег. Но как только они вылезли в обшлепнувшемся на них, стекающем ручьями мокром платье, они закричали: «Виват!», восторженно глядя на то место, где стоял Наполеон, но где его уже не было, и в ту минуту считали себя счастливыми.
Ввечеру Наполеон между двумя распоряжениями – одно о том, чтобы как можно скорее доставить заготовленные фальшивые русские ассигнации для ввоза в Россию, и другое о том, чтобы расстрелять саксонца, в перехваченном письме которого найдены сведения о распоряжениях по французской армии, – сделал третье распоряжение – о причислении бросившегося без нужды в реку польского полковника к когорте чести (Legion d'honneur), которой Наполеон был главою.
Qnos vult perdere – dementat. [Кого хочет погубить – лишит разума (лат.) ]


Русский император между тем более месяца уже жил в Вильне, делая смотры и маневры. Ничто не было готово для войны, которой все ожидали и для приготовления к которой император приехал из Петербурга. Общего плана действий не было. Колебания о том, какой план из всех тех, которые предлагались, должен быть принят, только еще более усилились после месячного пребывания императора в главной квартире. В трех армиях был в каждой отдельный главнокомандующий, но общего начальника над всеми армиями не было, и император не принимал на себя этого звания.
Чем дольше жил император в Вильне, тем менее и менее готовились к войне, уставши ожидать ее. Все стремления людей, окружавших государя, казалось, были направлены только на то, чтобы заставлять государя, приятно проводя время, забыть о предстоящей войне.
После многих балов и праздников у польских магнатов, у придворных и у самого государя, в июне месяце одному из польских генерал адъютантов государя пришла мысль дать обед и бал государю от лица его генерал адъютантов. Мысль эта радостно была принята всеми. Государь изъявил согласие. Генерал адъютанты собрали по подписке деньги. Особа, которая наиболее могла быть приятна государю, была приглашена быть хозяйкой бала. Граф Бенигсен, помещик Виленской губернии, предложил свой загородный дом для этого праздника, и 13 июня был назначен обед, бал, катанье на лодках и фейерверк в Закрете, загородном доме графа Бенигсена.
В тот самый день, в который Наполеоном был отдан приказ о переходе через Неман и передовые войска его, оттеснив казаков, перешли через русскую границу, Александр проводил вечер на даче Бенигсена – на бале, даваемом генерал адъютантами.
Был веселый, блестящий праздник; знатоки дела говорили, что редко собиралось в одном месте столько красавиц. Графиня Безухова в числе других русских дам, приехавших за государем из Петербурга в Вильну, была на этом бале, затемняя своей тяжелой, так называемой русской красотой утонченных польских дам. Она была замечена, и государь удостоил ее танца.
Борис Друбецкой, en garcon (холостяком), как он говорил, оставив свою жену в Москве, был также на этом бале и, хотя не генерал адъютант, был участником на большую сумму в подписке для бала. Борис теперь был богатый человек, далеко ушедший в почестях, уже не искавший покровительства, а на ровной ноге стоявший с высшими из своих сверстников.
В двенадцать часов ночи еще танцевали. Элен, не имевшая достойного кавалера, сама предложила мазурку Борису. Они сидели в третьей паре. Борис, хладнокровно поглядывая на блестящие обнаженные плечи Элен, выступавшие из темного газового с золотом платья, рассказывал про старых знакомых и вместе с тем, незаметно для самого себя и для других, ни на секунду не переставал наблюдать государя, находившегося в той же зале. Государь не танцевал; он стоял в дверях и останавливал то тех, то других теми ласковыми словами, которые он один только умел говорить.
При начале мазурки Борис видел, что генерал адъютант Балашев, одно из ближайших лиц к государю, подошел к нему и непридворно остановился близко от государя, говорившего с польской дамой. Поговорив с дамой, государь взглянул вопросительно и, видно, поняв, что Балашев поступил так только потому, что на то были важные причины, слегка кивнул даме и обратился к Балашеву. Только что Балашев начал говорить, как удивление выразилось на лице государя. Он взял под руку Балашева и пошел с ним через залу, бессознательно для себя расчищая с обеих сторон сажени на три широкую дорогу сторонившихся перед ним. Борис заметил взволнованное лицо Аракчеева, в то время как государь пошел с Балашевым. Аракчеев, исподлобья глядя на государя и посапывая красным носом, выдвинулся из толпы, как бы ожидая, что государь обратится к нему. (Борис понял, что Аракчеев завидует Балашеву и недоволен тем, что какая то, очевидно, важная, новость не через него передана государю.)
Но государь с Балашевым прошли, не замечая Аракчеева, через выходную дверь в освещенный сад. Аракчеев, придерживая шпагу и злобно оглядываясь вокруг себя, прошел шагах в двадцати за ними.
Пока Борис продолжал делать фигуры мазурки, его не переставала мучить мысль о том, какую новость привез Балашев и каким бы образом узнать ее прежде других.
В фигуре, где ему надо было выбирать дам, шепнув Элен, что он хочет взять графиню Потоцкую, которая, кажется, вышла на балкон, он, скользя ногами по паркету, выбежал в выходную дверь в сад и, заметив входящего с Балашевым на террасу государя, приостановился. Государь с Балашевым направлялись к двери. Борис, заторопившись, как будто не успев отодвинуться, почтительно прижался к притолоке и нагнул голову.
Государь с волнением лично оскорбленного человека договаривал следующие слова:
– Без объявления войны вступить в Россию. Я помирюсь только тогда, когда ни одного вооруженного неприятеля не останется на моей земле, – сказал он. Как показалось Борису, государю приятно было высказать эти слова: он был доволен формой выражения своей мысли, но был недоволен тем, что Борис услыхал их.
– Чтоб никто ничего не знал! – прибавил государь, нахмурившись. Борис понял, что это относилось к нему, и, закрыв глаза, слегка наклонил голову. Государь опять вошел в залу и еще около получаса пробыл на бале.
Борис первый узнал известие о переходе французскими войсками Немана и благодаря этому имел случай показать некоторым важным лицам, что многое, скрытое от других, бывает ему известно, и через то имел случай подняться выше во мнении этих особ.

Неожиданное известие о переходе французами Немана было особенно неожиданно после месяца несбывавшегося ожидания, и на бале! Государь, в первую минуту получения известия, под влиянием возмущения и оскорбления, нашел то, сделавшееся потом знаменитым, изречение, которое самому понравилось ему и выражало вполне его чувства. Возвратившись домой с бала, государь в два часа ночи послал за секретарем Шишковым и велел написать приказ войскам и рескрипт к фельдмаршалу князю Салтыкову, в котором он непременно требовал, чтобы были помещены слова о том, что он не помирится до тех пор, пока хотя один вооруженный француз останется на русской земле.
На другой день было написано следующее письмо к Наполеону.
«Monsieur mon frere. J'ai appris hier que malgre la loyaute avec laquelle j'ai maintenu mes engagements envers Votre Majeste, ses troupes ont franchis les frontieres de la Russie, et je recois a l'instant de Petersbourg une note par laquelle le comte Lauriston, pour cause de cette agression, annonce que Votre Majeste s'est consideree comme en etat de guerre avec moi des le moment ou le prince Kourakine a fait la demande de ses passeports. Les motifs sur lesquels le duc de Bassano fondait son refus de les lui delivrer, n'auraient jamais pu me faire supposer que cette demarche servirait jamais de pretexte a l'agression. En effet cet ambassadeur n'y a jamais ete autorise comme il l'a declare lui meme, et aussitot que j'en fus informe, je lui ai fait connaitre combien je le desapprouvais en lui donnant l'ordre de rester a son poste. Si Votre Majeste n'est pas intentionnee de verser le sang de nos peuples pour un malentendu de ce genre et qu'elle consente a retirer ses troupes du territoire russe, je regarderai ce qui s'est passe comme non avenu, et un accommodement entre nous sera possible. Dans le cas contraire, Votre Majeste, je me verrai force de repousser une attaque que rien n'a provoquee de ma part. Il depend encore de Votre Majeste d'eviter a l'humanite les calamites d'une nouvelle guerre.
Je suis, etc.
(signe) Alexandre».
[«Государь брат мой! Вчера дошло до меня, что, несмотря на прямодушие, с которым соблюдал я мои обязательства в отношении к Вашему Императорскому Величеству, войска Ваши перешли русские границы, и только лишь теперь получил из Петербурга ноту, которою граф Лористон извещает меня, по поводу сего вторжения, что Ваше Величество считаете себя в неприязненных отношениях со мною, с того времени как князь Куракин потребовал свои паспорта. Причины, на которых герцог Бассано основывал свой отказ выдать сии паспорты, никогда не могли бы заставить меня предполагать, чтобы поступок моего посла послужил поводом к нападению. И в действительности он не имел на то от меня повеления, как было объявлено им самим; и как только я узнал о сем, то немедленно выразил мое неудовольствие князю Куракину, повелев ему исполнять по прежнему порученные ему обязанности. Ежели Ваше Величество не расположены проливать кровь наших подданных из за подобного недоразумения и ежели Вы согласны вывести свои войска из русских владений, то я оставлю без внимания все происшедшее, и соглашение между нами будет возможно. В противном случае я буду принужден отражать нападение, которое ничем не было возбуждено с моей стороны. Ваше Величество, еще имеете возможность избавить человечество от бедствий новой войны.
(подписал) Александр». ]


13 го июня, в два часа ночи, государь, призвав к себе Балашева и прочтя ему свое письмо к Наполеону, приказал ему отвезти это письмо и лично передать французскому императору. Отправляя Балашева, государь вновь повторил ему слова о том, что он не помирится до тех пор, пока останется хотя один вооруженный неприятель на русской земле, и приказал непременно передать эти слова Наполеону. Государь не написал этих слов в письме, потому что он чувствовал с своим тактом, что слова эти неудобны для передачи в ту минуту, когда делается последняя попытка примирения; но он непременно приказал Балашеву передать их лично Наполеону.
Выехав в ночь с 13 го на 14 е июня, Балашев, сопутствуемый трубачом и двумя казаками, к рассвету приехал в деревню Рыконты, на французские аванпосты по сю сторону Немана. Он был остановлен французскими кавалерийскими часовыми.
Французский гусарский унтер офицер, в малиновом мундире и мохнатой шапке, крикнул на подъезжавшего Балашева, приказывая ему остановиться. Балашев не тотчас остановился, а продолжал шагом подвигаться по дороге.
Унтер офицер, нахмурившись и проворчав какое то ругательство, надвинулся грудью лошади на Балашева, взялся за саблю и грубо крикнул на русского генерала, спрашивая его: глух ли он, что не слышит того, что ему говорят. Балашев назвал себя. Унтер офицер послал солдата к офицеру.
Не обращая на Балашева внимания, унтер офицер стал говорить с товарищами о своем полковом деле и не глядел на русского генерала.
Необычайно странно было Балашеву, после близости к высшей власти и могуществу, после разговора три часа тому назад с государем и вообще привыкшему по своей службе к почестям, видеть тут, на русской земле, это враждебное и главное – непочтительное отношение к себе грубой силы.
Солнце только начинало подниматься из за туч; в воздухе было свежо и росисто. По дороге из деревни выгоняли стадо. В полях один за одним, как пузырьки в воде, вспырскивали с чувыканьем жаворонки.
Балашев оглядывался вокруг себя, ожидая приезда офицера из деревни. Русские казаки, и трубач, и французские гусары молча изредка глядели друг на друга.
Французский гусарский полковник, видимо, только что с постели, выехал из деревни на красивой сытой серой лошади, сопутствуемый двумя гусарами. На офицере, на солдатах и на их лошадях был вид довольства и щегольства.
Это было то первое время кампании, когда войска еще находились в исправности, почти равной смотровой, мирной деятельности, только с оттенком нарядной воинственности в одежде и с нравственным оттенком того веселья и предприимчивости, которые всегда сопутствуют началам кампаний.
Французский полковник с трудом удерживал зевоту, но был учтив и, видимо, понимал все значение Балашева. Он провел его мимо своих солдат за цепь и сообщил, что желание его быть представленну императору будет, вероятно, тотчас же исполнено, так как императорская квартира, сколько он знает, находится недалеко.
Они проехали деревню Рыконты, мимо французских гусарских коновязей, часовых и солдат, отдававших честь своему полковнику и с любопытством осматривавших русский мундир, и выехали на другую сторону села. По словам полковника, в двух километрах был начальник дивизии, который примет Балашева и проводит его по назначению.
Солнце уже поднялось и весело блестело на яркой зелени.
Только что они выехали за корчму на гору, как навстречу им из под горы показалась кучка всадников, впереди которой на вороной лошади с блестящею на солнце сбруей ехал высокий ростом человек в шляпе с перьями и черными, завитыми по плечи волосами, в красной мантии и с длинными ногами, выпяченными вперед, как ездят французы. Человек этот поехал галопом навстречу Балашеву, блестя и развеваясь на ярком июньском солнце своими перьями, каменьями и золотыми галунами.
Балашев уже был на расстоянии двух лошадей от скачущего ему навстречу с торжественно театральным лицом всадника в браслетах, перьях, ожерельях и золоте, когда Юльнер, французский полковник, почтительно прошептал: «Le roi de Naples». [Король Неаполитанский.] Действительно, это был Мюрат, называемый теперь неаполитанским королем. Хотя и было совершенно непонятно, почему он был неаполитанский король, но его называли так, и он сам был убежден в этом и потому имел более торжественный и важный вид, чем прежде. Он так был уверен в том, что он действительно неаполитанский король, что, когда накануне отъезда из Неаполя, во время его прогулки с женою по улицам Неаполя, несколько итальянцев прокричали ему: «Viva il re!», [Да здравствует король! (итал.) ] он с грустной улыбкой повернулся к супруге и сказал: «Les malheureux, ils ne savent pas que je les quitte demain! [Несчастные, они не знают, что я их завтра покидаю!]
Но несмотря на то, что он твердо верил в то, что он был неаполитанский король, и что он сожалел о горести своих покидаемых им подданных, в последнее время, после того как ему ведено было опять поступить на службу, и особенно после свидания с Наполеоном в Данциге, когда августейший шурин сказал ему: «Je vous ai fait Roi pour regner a maniere, mais pas a la votre», [Я вас сделал королем для того, чтобы царствовать не по своему, а по моему.] – он весело принялся за знакомое ему дело и, как разъевшийся, но не зажиревший, годный на службу конь, почуяв себя в упряжке, заиграл в оглоблях и, разрядившись как можно пестрее и дороже, веселый и довольный, скакал, сам не зная куда и зачем, по дорогам Польши.
Увидав русского генерала, он по королевски, торжественно, откинул назад голову с завитыми по плечи волосами и вопросительно поглядел на французского полковника. Полковник почтительно передал его величеству значение Балашева, фамилию которого он не мог выговорить.
– De Bal macheve! – сказал король (своей решительностью превозмогая трудность, представлявшуюся полковнику), – charme de faire votre connaissance, general, [очень приятно познакомиться с вами, генерал] – прибавил он с королевски милостивым жестом. Как только король начал говорить громко и быстро, все королевское достоинство мгновенно оставило его, и он, сам не замечая, перешел в свойственный ему тон добродушной фамильярности. Он положил свою руку на холку лошади Балашева.
– Eh, bien, general, tout est a la guerre, a ce qu'il parait, [Ну что ж, генерал, дело, кажется, идет к войне,] – сказал он, как будто сожалея об обстоятельстве, о котором он не мог судить.
– Sire, – отвечал Балашев. – l'Empereur mon maitre ne desire point la guerre, et comme Votre Majeste le voit, – говорил Балашев, во всех падежах употребляя Votre Majeste, [Государь император русский не желает ее, как ваше величество изволите видеть… ваше величество.] с неизбежной аффектацией учащения титула, обращаясь к лицу, для которого титул этот еще новость.
Лицо Мюрата сияло глупым довольством в то время, как он слушал monsieur de Balachoff. Но royaute oblige: [королевское звание имеет свои обязанности:] он чувствовал необходимость переговорить с посланником Александра о государственных делах, как король и союзник. Он слез с лошади и, взяв под руку Балашева и отойдя на несколько шагов от почтительно дожидавшейся свиты, стал ходить с ним взад и вперед, стараясь говорить значительно. Он упомянул о том, что император Наполеон оскорблен требованиями вывода войск из Пруссии, в особенности теперь, когда это требование сделалось всем известно и когда этим оскорблено достоинство Франции. Балашев сказал, что в требовании этом нет ничего оскорбительного, потому что… Мюрат перебил его:
– Так вы считаете зачинщиком не императора Александра? – сказал он неожиданно с добродушно глупой улыбкой.
Балашев сказал, почему он действительно полагал, что начинателем войны был Наполеон.
– Eh, mon cher general, – опять перебил его Мюрат, – je desire de tout mon c?ur que les Empereurs s'arrangent entre eux, et que la guerre commencee malgre moi se termine le plutot possible, [Ах, любезный генерал, я желаю от всей души, чтобы императоры покончили дело между собою и чтобы война, начатая против моей воли, окончилась как можно скорее.] – сказал он тоном разговора слуг, которые желают остаться добрыми приятелями, несмотря на ссору между господами. И он перешел к расспросам о великом князе, о его здоровье и о воспоминаниях весело и забавно проведенного с ним времени в Неаполе. Потом, как будто вдруг вспомнив о своем королевском достоинстве, Мюрат торжественно выпрямился, стал в ту же позу, в которой он стоял на коронации, и, помахивая правой рукой, сказал: – Je ne vous retiens plus, general; je souhaite le succes de vorte mission, [Я вас не задерживаю более, генерал; желаю успеха вашему посольству,] – и, развеваясь красной шитой мантией и перьями и блестя драгоценностями, он пошел к свите, почтительно ожидавшей его.
Балашев поехал дальше, по словам Мюрата предполагая весьма скоро быть представленным самому Наполеону. Но вместо скорой встречи с Наполеоном, часовые пехотного корпуса Даву опять так же задержали его у следующего селения, как и в передовой цепи, и вызванный адъютант командира корпуса проводил его в деревню к маршалу Даву.


Даву был Аракчеев императора Наполеона – Аракчеев не трус, но столь же исправный, жестокий и не умеющий выражать свою преданность иначе как жестокостью.
В механизме государственного организма нужны эти люди, как нужны волки в организме природы, и они всегда есть, всегда являются и держатся, как ни несообразно кажется их присутствие и близость к главе правительства. Только этой необходимостью можно объяснить то, как мог жестокий, лично выдиравший усы гренадерам и не могший по слабости нерв переносить опасность, необразованный, непридворный Аракчеев держаться в такой силе при рыцарски благородном и нежном характере Александра.
Балашев застал маршала Даву в сарае крестьянскои избы, сидящего на бочонке и занятого письменными работами (он поверял счеты). Адъютант стоял подле него. Возможно было найти лучшее помещение, но маршал Даву был один из тех людей, которые нарочно ставят себя в самые мрачные условия жизни, для того чтобы иметь право быть мрачными. Они для того же всегда поспешно и упорно заняты. «Где тут думать о счастливой стороне человеческой жизни, когда, вы видите, я на бочке сижу в грязном сарае и работаю», – говорило выражение его лица. Главное удовольствие и потребность этих людей состоит в том, чтобы, встретив оживление жизни, бросить этому оживлению в глаза спою мрачную, упорную деятельность. Это удовольствие доставил себе Даву, когда к нему ввели Балашева. Он еще более углубился в свою работу, когда вошел русский генерал, и, взглянув через очки на оживленное, под впечатлением прекрасного утра и беседы с Мюратом, лицо Балашева, не встал, не пошевелился даже, а еще больше нахмурился и злобно усмехнулся.
Заметив на лице Балашева произведенное этим приемом неприятное впечатление, Даву поднял голову и холодно спросил, что ему нужно.
Предполагая, что такой прием мог быть сделан ему только потому, что Даву не знает, что он генерал адъютант императора Александра и даже представитель его перед Наполеоном, Балашев поспешил сообщить свое звание и назначение. В противность ожидания его, Даву, выслушав Балашева, стал еще суровее и грубее.
– Где же ваш пакет? – сказал он. – Donnez le moi, ije l'enverrai a l'Empereur. [Дайте мне его, я пошлю императору.]
Балашев сказал, что он имеет приказание лично передать пакет самому императору.
– Приказания вашего императора исполняются в вашей армии, а здесь, – сказал Даву, – вы должны делать то, что вам говорят.
И как будто для того чтобы еще больше дать почувствовать русскому генералу его зависимость от грубой силы, Даву послал адъютанта за дежурным.
Балашев вынул пакет, заключавший письмо государя, и положил его на стол (стол, состоявший из двери, на которой торчали оторванные петли, положенной на два бочонка). Даву взял конверт и прочел надпись.
– Вы совершенно вправе оказывать или не оказывать мне уважение, – сказал Балашев. – Но позвольте вам заметить, что я имею честь носить звание генерал адъютанта его величества…
Даву взглянул на него молча, и некоторое волнение и смущение, выразившиеся на лице Балашева, видимо, доставили ему удовольствие.
– Вам будет оказано должное, – сказал он и, положив конверт в карман, вышел из сарая.
Через минуту вошел адъютант маршала господин де Кастре и провел Балашева в приготовленное для него помещение.
Балашев обедал в этот день с маршалом в том же сарае, на той же доске на бочках.
На другой день Даву выехал рано утром и, пригласив к себе Балашева, внушительно сказал ему, что он просит его оставаться здесь, подвигаться вместе с багажами, ежели они будут иметь на то приказания, и не разговаривать ни с кем, кроме как с господином де Кастро.
После четырехдневного уединения, скуки, сознания подвластности и ничтожества, особенно ощутительного после той среды могущества, в которой он так недавно находился, после нескольких переходов вместе с багажами маршала, с французскими войсками, занимавшими всю местность, Балашев привезен был в Вильну, занятую теперь французами, в ту же заставу, на которой он выехал четыре дня тому назад.
На другой день императорский камергер, monsieur de Turenne, приехал к Балашеву и передал ему желание императора Наполеона удостоить его аудиенции.
Четыре дня тому назад у того дома, к которому подвезли Балашева, стояли Преображенского полка часовые, теперь же стояли два французских гренадера в раскрытых на груди синих мундирах и в мохнатых шапках, конвой гусаров и улан и блестящая свита адъютантов, пажей и генералов, ожидавших выхода Наполеона вокруг стоявшей у крыльца верховой лошади и его мамелюка Рустава. Наполеон принимал Балашева в том самом доме в Вильве, из которого отправлял его Александр.


Несмотря на привычку Балашева к придворной торжественности, роскошь и пышность двора императора Наполеона поразили его.
Граф Тюрен ввел его в большую приемную, где дожидалось много генералов, камергеров и польских магнатов, из которых многих Балашев видал при дворе русского императора. Дюрок сказал, что император Наполеон примет русского генерала перед своей прогулкой.
После нескольких минут ожидания дежурный камергер вышел в большую приемную и, учтиво поклонившись Балашеву, пригласил его идти за собой.
Балашев вошел в маленькую приемную, из которой была одна дверь в кабинет, в тот самый кабинет, из которого отправлял его русский император. Балашев простоял один минуты две, ожидая. За дверью послышались поспешные шаги. Быстро отворились обе половинки двери, камергер, отворивший, почтительно остановился, ожидая, все затихло, и из кабинета зазвучали другие, твердые, решительные шаги: это был Наполеон. Он только что окончил свой туалет для верховой езды. Он был в синем мундире, раскрытом над белым жилетом, спускавшимся на круглый живот, в белых лосинах, обтягивающих жирные ляжки коротких ног, и в ботфортах. Короткие волоса его, очевидно, только что были причесаны, но одна прядь волос спускалась книзу над серединой широкого лба. Белая пухлая шея его резко выступала из за черного воротника мундира; от него пахло одеколоном. На моложавом полном лице его с выступающим подбородком было выражение милостивого и величественного императорского приветствия.
Он вышел, быстро подрагивая на каждом шагу и откинув несколько назад голову. Вся его потолстевшая, короткая фигура с широкими толстыми плечами и невольно выставленным вперед животом и грудью имела тот представительный, осанистый вид, который имеют в холе живущие сорокалетние люди. Кроме того, видно было, что он в этот день находился в самом хорошем расположении духа.
Он кивнул головою, отвечая на низкий и почтительный поклон Балашева, и, подойдя к нему, тотчас же стал говорить как человек, дорожащий всякой минутой своего времени и не снисходящий до того, чтобы приготавливать свои речи, а уверенный в том, что он всегда скажет хорошо и что нужно сказать.
– Здравствуйте, генерал! – сказал он. – Я получил письмо императора Александра, которое вы доставили, и очень рад вас видеть. – Он взглянул в лицо Балашева своими большими глазами и тотчас же стал смотреть вперед мимо него.
Очевидно было, что его не интересовала нисколько личность Балашева. Видно было, что только то, что происходило в его душе, имело интерес для него. Все, что было вне его, не имело для него значения, потому что все в мире, как ему казалось, зависело только от его воли.
– Я не желаю и не желал войны, – сказал он, – но меня вынудили к ней. Я и теперь (он сказал это слово с ударением) готов принять все объяснения, которые вы можете дать мне. – И он ясно и коротко стал излагать причины своего неудовольствия против русского правительства.
Судя по умеренно спокойному и дружелюбному тону, с которым говорил французский император, Балашев был твердо убежден, что он желает мира и намерен вступить в переговоры.
– Sire! L'Empereur, mon maitre, [Ваше величество! Император, государь мой,] – начал Балашев давно приготовленную речь, когда Наполеон, окончив свою речь, вопросительно взглянул на русского посла; но взгляд устремленных на него глаз императора смутил его. «Вы смущены – оправьтесь», – как будто сказал Наполеон, с чуть заметной улыбкой оглядывая мундир и шпагу Балашева. Балашев оправился и начал говорить. Он сказал, что император Александр не считает достаточной причиной для войны требование паспортов Куракиным, что Куракин поступил так по своему произволу и без согласия на то государя, что император Александр не желает войны и что с Англией нет никаких сношений.
– Еще нет, – вставил Наполеон и, как будто боясь отдаться своему чувству, нахмурился и слегка кивнул головой, давая этим чувствовать Балашеву, что он может продолжать.
Высказав все, что ему было приказано, Балашев сказал, что император Александр желает мира, но не приступит к переговорам иначе, как с тем условием, чтобы… Тут Балашев замялся: он вспомнил те слова, которые император Александр не написал в письме, но которые непременно приказал вставить в рескрипт Салтыкову и которые приказал Балашеву передать Наполеону. Балашев помнил про эти слова: «пока ни один вооруженный неприятель не останется на земле русской», но какое то сложное чувство удержало его. Он не мог сказать этих слов, хотя и хотел это сделать. Он замялся и сказал: с условием, чтобы французские войска отступили за Неман.
Наполеон заметил смущение Балашева при высказывании последних слов; лицо его дрогнуло, левая икра ноги начала мерно дрожать. Не сходя с места, он голосом, более высоким и поспешным, чем прежде, начал говорить. Во время последующей речи Балашев, не раз опуская глаза, невольно наблюдал дрожанье икры в левой ноге Наполеона, которое тем более усиливалось, чем более он возвышал голос.
– Я желаю мира не менее императора Александра, – начал он. – Не я ли осьмнадцать месяцев делаю все, чтобы получить его? Я осьмнадцать месяцев жду объяснений. Но для того, чтобы начать переговоры, чего же требуют от меня? – сказал он, нахмурившись и делая энергически вопросительный жест своей маленькой белой и пухлой рукой.
– Отступления войск за Неман, государь, – сказал Балашев.
– За Неман? – повторил Наполеон. – Так теперь вы хотите, чтобы отступили за Неман – только за Неман? – повторил Наполеон, прямо взглянув на Балашева.
Балашев почтительно наклонил голову.
Вместо требования четыре месяца тому назад отступить из Номерании, теперь требовали отступить только за Неман. Наполеон быстро повернулся и стал ходить по комнате.
– Вы говорите, что от меня требуют отступления за Неман для начатия переговоров; но от меня требовали точно так же два месяца тому назад отступления за Одер и Вислу, и, несмотря на то, вы согласны вести переговоры.
Он молча прошел от одного угла комнаты до другого и опять остановился против Балашева. Лицо его как будто окаменело в своем строгом выражении, и левая нога дрожала еще быстрее, чем прежде. Это дрожанье левой икры Наполеон знал за собой. La vibration de mon mollet gauche est un grand signe chez moi, [Дрожание моей левой икры есть великий признак,] – говорил он впоследствии.
– Такие предложения, как то, чтобы очистить Одер и Вислу, можно делать принцу Баденскому, а не мне, – совершенно неожиданно для себя почти вскрикнул Наполеон. – Ежели бы вы мне дали Петербуг и Москву, я бы не принял этих условий. Вы говорите, я начал войну? А кто прежде приехал к армии? – император Александр, а не я. И вы предлагаете мне переговоры тогда, как я издержал миллионы, тогда как вы в союзе с Англией и когда ваше положение дурно – вы предлагаете мне переговоры! А какая цель вашего союза с Англией? Что она дала вам? – говорил он поспешно, очевидно, уже направляя свою речь не для того, чтобы высказать выгоды заключения мира и обсудить его возможность, а только для того, чтобы доказать и свою правоту, и свою силу, и чтобы доказать неправоту и ошибки Александра.
Вступление его речи было сделано, очевидно, с целью выказать выгоду своего положения и показать, что, несмотря на то, он принимает открытие переговоров. Но он уже начал говорить, и чем больше он говорил, тем менее он был в состоянии управлять своей речью.
Вся цель его речи теперь уже, очевидно, была в том, чтобы только возвысить себя и оскорбить Александра, то есть именно сделать то самое, чего он менее всего хотел при начале свидания.
– Говорят, вы заключили мир с турками?
Балашев утвердительно наклонил голову.
– Мир заключен… – начал он. Но Наполеон не дал ему говорить. Ему, видно, нужно было говорить самому, одному, и он продолжал говорить с тем красноречием и невоздержанием раздраженности, к которому так склонны балованные люди.
– Да, я знаю, вы заключили мир с турками, не получив Молдавии и Валахии. А я бы дал вашему государю эти провинции так же, как я дал ему Финляндию. Да, – продолжал он, – я обещал и дал бы императору Александру Молдавию и Валахию, а теперь он не будет иметь этих прекрасных провинций. Он бы мог, однако, присоединить их к своей империи, и в одно царствование он бы расширил Россию от Ботнического залива до устьев Дуная. Катерина Великая не могла бы сделать более, – говорил Наполеон, все более и более разгораясь, ходя по комнате и повторяя Балашеву почти те же слова, которые ои говорил самому Александру в Тильзите. – Tout cela il l'aurait du a mon amitie… Ah! quel beau regne, quel beau regne! – повторил он несколько раз, остановился, достал золотую табакерку из кармана и жадно потянул из нее носом.
– Quel beau regne aurait pu etre celui de l'Empereur Alexandre! [Всем этим он был бы обязан моей дружбе… О, какое прекрасное царствование, какое прекрасное царствование! О, какое прекрасное царствование могло бы быть царствование императора Александра!]
Он с сожалением взглянул на Балашева, и только что Балашев хотел заметить что то, как он опять поспешно перебил его.
– Чего он мог желать и искать такого, чего бы он не нашел в моей дружбе?.. – сказал Наполеон, с недоумением пожимая плечами. – Нет, он нашел лучшим окружить себя моими врагами, и кем же? – продолжал он. – Он призвал к себе Штейнов, Армфельдов, Винцингероде, Бенигсенов, Штейн – прогнанный из своего отечества изменник, Армфельд – развратник и интриган, Винцингероде – беглый подданный Франции, Бенигсен несколько более военный, чем другие, но все таки неспособный, который ничего не умел сделать в 1807 году и который бы должен возбуждать в императоре Александре ужасные воспоминания… Положим, ежели бы они были способны, можно бы их употреблять, – продолжал Наполеон, едва успевая словом поспевать за беспрестанно возникающими соображениями, показывающими ему его правоту или силу (что в его понятии было одно и то же), – но и того нет: они не годятся ни для войны, ни для мира. Барклай, говорят, дельнее их всех; но я этого не скажу, судя по его первым движениям. А они что делают? Что делают все эти придворные! Пфуль предлагает, Армфельд спорит, Бенигсен рассматривает, а Барклай, призванный действовать, не знает, на что решиться, и время проходит. Один Багратион – военный человек. Он глуп, но у него есть опытность, глазомер и решительность… И что за роль играет ваш молодой государь в этой безобразной толпе. Они его компрометируют и на него сваливают ответственность всего совершающегося. Un souverain ne doit etre a l'armee que quand il est general, [Государь должен находиться при армии только тогда, когда он полководец,] – сказал он, очевидно, посылая эти слова прямо как вызов в лицо государя. Наполеон знал, как желал император Александр быть полководцем.
– Уже неделя, как началась кампания, и вы не сумели защитить Вильну. Вы разрезаны надвое и прогнаны из польских провинций. Ваша армия ропщет…
– Напротив, ваше величество, – сказал Балашев, едва успевавший запоминать то, что говорилось ему, и с трудом следивший за этим фейерверком слов, – войска горят желанием…
– Я все знаю, – перебил его Наполеон, – я все знаю, и знаю число ваших батальонов так же верно, как и моих. У вас нет двухсот тысяч войска, а у меня втрое столько. Даю вам честное слово, – сказал Наполеон, забывая, что это его честное слово никак не могло иметь значения, – даю вам ma parole d'honneur que j'ai cinq cent trente mille hommes de ce cote de la Vistule. [честное слово, что у меня пятьсот тридцать тысяч человек по сю сторону Вислы.] Турки вам не помощь: они никуда не годятся и доказали это, замирившись с вами. Шведы – их предопределение быть управляемыми сумасшедшими королями. Их король был безумный; они переменили его и взяли другого – Бернадота, который тотчас сошел с ума, потому что сумасшедший только, будучи шведом, может заключать союзы с Россией. – Наполеон злобно усмехнулся и опять поднес к носу табакерку.
На каждую из фраз Наполеона Балашев хотел и имел что возразить; беспрестанно он делал движение человека, желавшего сказать что то, но Наполеон перебивал его. Например, о безумии шведов Балашев хотел сказать, что Швеция есть остров, когда Россия за нее; но Наполеон сердито вскрикнул, чтобы заглушить его голос. Наполеон находился в том состоянии раздражения, в котором нужно говорить, говорить и говорить, только для того, чтобы самому себе доказать свою справедливость. Балашеву становилось тяжело: он, как посол, боялся уронить достоинство свое и чувствовал необходимость возражать; но, как человек, он сжимался нравственно перед забытьем беспричинного гнева, в котором, очевидно, находился Наполеон. Он знал, что все слова, сказанные теперь Наполеоном, не имеют значения, что он сам, когда опомнится, устыдится их. Балашев стоял, опустив глаза, глядя на движущиеся толстые ноги Наполеона, и старался избегать его взгляда.
– Да что мне эти ваши союзники? – говорил Наполеон. – У меня союзники – это поляки: их восемьдесят тысяч, они дерутся, как львы. И их будет двести тысяч.
И, вероятно, еще более возмутившись тем, что, сказав это, он сказал очевидную неправду и что Балашев в той же покорной своей судьбе позе молча стоял перед ним, он круто повернулся назад, подошел к самому лицу Балашева и, делая энергические и быстрые жесты своими белыми руками, закричал почти:
– Знайте, что ежели вы поколеблете Пруссию против меня, знайте, что я сотру ее с карты Европы, – сказал он с бледным, искаженным злобой лицом, энергическим жестом одной маленькой руки ударяя по другой. – Да, я заброшу вас за Двину, за Днепр и восстановлю против вас ту преграду, которую Европа была преступна и слепа, что позволила разрушить. Да, вот что с вами будет, вот что вы выиграли, удалившись от меня, – сказал он и молча прошел несколько раз по комнате, вздрагивая своими толстыми плечами. Он положил в жилетный карман табакерку, опять вынул ее, несколько раз приставлял ее к носу и остановился против Балашева. Он помолчал, поглядел насмешливо прямо в глаза Балашеву и сказал тихим голосом: – Et cependant quel beau regne aurait pu avoir votre maitre! [A между тем какое прекрасное царствование мог бы иметь ваш государь!]
Балашев, чувствуя необходимость возражать, сказал, что со стороны России дела не представляются в таком мрачном виде. Наполеон молчал, продолжая насмешливо глядеть на него и, очевидно, его не слушая. Балашев сказал, что в России ожидают от войны всего хорошего. Наполеон снисходительно кивнул головой, как бы говоря: «Знаю, так говорить ваша обязанность, но вы сами в это не верите, вы убеждены мною».
В конце речи Балашева Наполеон вынул опять табакерку, понюхал из нее и, как сигнал, стукнул два раза ногой по полу. Дверь отворилась; почтительно изгибающийся камергер подал императору шляпу и перчатки, другой подал носовои платок. Наполеон, ne глядя на них, обратился к Балашеву.
– Уверьте от моего имени императора Александра, – сказал оц, взяв шляпу, – что я ему предан по прежнему: я анаю его совершенно и весьма высоко ценю высокие его качества. Je ne vous retiens plus, general, vous recevrez ma lettre a l'Empereur. [Не удерживаю вас более, генерал, вы получите мое письмо к государю.] – И Наполеон пошел быстро к двери. Из приемной все бросилось вперед и вниз по лестнице.


После всего того, что сказал ему Наполеон, после этих взрывов гнева и после последних сухо сказанных слов:
«Je ne vous retiens plus, general, vous recevrez ma lettre», Балашев был уверен, что Наполеон уже не только не пожелает его видеть, но постарается не видать его – оскорбленного посла и, главное, свидетеля его непристойной горячности. Но, к удивлению своему, Балашев через Дюрока получил в этот день приглашение к столу императора.
На обеде были Бессьер, Коленкур и Бертье. Наполеон встретил Балашева с веселым и ласковым видом. Не только не было в нем выражения застенчивости или упрека себе за утреннюю вспышку, но он, напротив, старался ободрить Балашева. Видно было, что уже давно для Наполеона в его убеждении не существовало возможности ошибок и что в его понятии все то, что он делал, было хорошо не потому, что оно сходилось с представлением того, что хорошо и дурно, но потому, что он делал это.
Император был очень весел после своей верховой прогулки по Вильне, в которой толпы народа с восторгом встречали и провожали его. Во всех окнах улиц, по которым он проезжал, были выставлены ковры, знамена, вензеля его, и польские дамы, приветствуя его, махали ему платками.
За обедом, посадив подле себя Балашева, он обращался с ним не только ласково, но обращался так, как будто он и Балашева считал в числе своих придворных, в числе тех людей, которые сочувствовали его планам и должны были радоваться его успехам. Между прочим разговором он заговорил о Москве и стал спрашивать Балашева о русской столице, не только как спрашивает любознательный путешественник о новом месте, которое он намеревается посетить, но как бы с убеждением, что Балашев, как русский, должен быть польщен этой любознательностью.
– Сколько жителей в Москве, сколько домов? Правда ли, что Moscou называют Moscou la sainte? [святая?] Сколько церквей в Moscou? – спрашивал он.
И на ответ, что церквей более двухсот, он сказал:
– К чему такая бездна церквей?
– Русские очень набожны, – отвечал Балашев.
– Впрочем, большое количество монастырей и церквей есть всегда признак отсталости народа, – сказал Наполеон, оглядываясь на Коленкура за оценкой этого суждения.
Балашев почтительно позволил себе не согласиться с мнением французского императора.
– У каждой страны свои нравы, – сказал он.
– Но уже нигде в Европе нет ничего подобного, – сказал Наполеон.
– Прошу извинения у вашего величества, – сказал Балашев, – кроме России, есть еще Испания, где также много церквей и монастырей.
Этот ответ Балашева, намекавший на недавнее поражение французов в Испании, был высоко оценен впоследствии, по рассказам Балашева, при дворе императора Александра и очень мало был оценен теперь, за обедом Наполеона, и прошел незаметно.
По равнодушным и недоумевающим лицам господ маршалов видно было, что они недоумевали, в чем тут состояла острота, на которую намекала интонация Балашева. «Ежели и была она, то мы не поняли ее или она вовсе не остроумна», – говорили выражения лиц маршалов. Так мало был оценен этот ответ, что Наполеон даже решительно не заметил его и наивно спросил Балашева о том, на какие города идет отсюда прямая дорога к Москве. Балашев, бывший все время обеда настороже, отвечал, что comme tout chemin mene a Rome, tout chemin mene a Moscou, [как всякая дорога, по пословице, ведет в Рим, так и все дороги ведут в Москву,] что есть много дорог, и что в числе этих разных путей есть дорога на Полтаву, которую избрал Карл XII, сказал Балашев, невольно вспыхнув от удовольствия в удаче этого ответа. Не успел Балашев досказать последних слов: «Poltawa», как уже Коленкур заговорил о неудобствах дороги из Петербурга в Москву и о своих петербургских воспоминаниях.
После обеда перешли пить кофе в кабинет Наполеона, четыре дня тому назад бывший кабинетом императора Александра. Наполеон сел, потрогивая кофе в севрской чашке, и указал на стул подло себя Балашеву.
Есть в человеке известное послеобеденное расположение духа, которое сильнее всяких разумных причин заставляет человека быть довольным собой и считать всех своими друзьями. Наполеон находился в этом расположении. Ему казалось, что он окружен людьми, обожающими его. Он был убежден, что и Балашев после его обеда был его другом и обожателем. Наполеон обратился к нему с приятной и слегка насмешливой улыбкой.
– Это та же комната, как мне говорили, в которой жил император Александр. Странно, не правда ли, генерал? – сказал он, очевидно, не сомневаясь в том, что это обращение не могло не быть приятно его собеседнику, так как оно доказывало превосходство его, Наполеона, над Александром.
Балашев ничего не мог отвечать на это и молча наклонил голову.
– Да, в этой комнате, четыре дня тому назад, совещались Винцингероде и Штейн, – с той же насмешливой, уверенной улыбкой продолжал Наполеон. – Чего я не могу понять, – сказал он, – это того, что император Александр приблизил к себе всех личных моих неприятелей. Я этого не… понимаю. Он не подумал о том, что я могу сделать то же? – с вопросом обратился он к Балашеву, и, очевидно, это воспоминание втолкнуло его опять в тот след утреннего гнева, который еще был свеж в нем.
– И пусть он знает, что я это сделаю, – сказал Наполеон, вставая и отталкивая рукой свою чашку. – Я выгоню из Германии всех его родных, Виртембергских, Баденских, Веймарских… да, я выгоню их. Пусть он готовит для них убежище в России!
Балашев наклонил голову, видом своим показывая, что он желал бы откланяться и слушает только потому, что он не может не слушать того, что ему говорят. Наполеон не замечал этого выражения; он обращался к Балашеву не как к послу своего врага, а как к человеку, который теперь вполне предан ему и должен радоваться унижению своего бывшего господина.
– И зачем император Александр принял начальство над войсками? К чему это? Война мое ремесло, а его дело царствовать, а не командовать войсками. Зачем он взял на себя такую ответственность?
Наполеон опять взял табакерку, молча прошелся несколько раз по комнате и вдруг неожиданно подошел к Балашеву и с легкой улыбкой так уверенно, быстро, просто, как будто он делал какое нибудь не только важное, но и приятное для Балашева дело, поднял руку к лицу сорокалетнего русского генерала и, взяв его за ухо, слегка дернул, улыбнувшись одними губами.
– Avoir l'oreille tiree par l'Empereur [Быть выдранным за ухо императором] считалось величайшей честью и милостью при французском дворе.
– Eh bien, vous ne dites rien, admirateur et courtisan de l'Empereur Alexandre? [Ну у, что ж вы ничего не говорите, обожатель и придворный императора Александра?] – сказал он, как будто смешно было быть в его присутствии чьим нибудь courtisan и admirateur [придворным и обожателем], кроме его, Наполеона.
– Готовы ли лошади для генерала? – прибавил он, слегка наклоняя голову в ответ на поклон Балашева.
– Дайте ему моих, ему далеко ехать…
Письмо, привезенное Балашевым, было последнее письмо Наполеона к Александру. Все подробности разговора были переданы русскому императору, и война началась.


После своего свидания в Москве с Пьером князь Андреи уехал в Петербург по делам, как он сказал своим родным, но, в сущности, для того, чтобы встретить там князя Анатоля Курагина, которого он считал необходимым встретить. Курагина, о котором он осведомился, приехав в Петербург, уже там не было. Пьер дал знать своему шурину, что князь Андрей едет за ним. Анатоль Курагин тотчас получил назначение от военного министра и уехал в Молдавскую армию. В это же время в Петербурге князь Андрей встретил Кутузова, своего прежнего, всегда расположенного к нему, генерала, и Кутузов предложил ему ехать с ним вместе в Молдавскую армию, куда старый генерал назначался главнокомандующим. Князь Андрей, получив назначение состоять при штабе главной квартиры, уехал в Турцию.
Князь Андрей считал неудобным писать к Курагину и вызывать его. Не подав нового повода к дуэли, князь Андрей считал вызов с своей стороны компрометирующим графиню Ростову, и потому он искал личной встречи с Курагиным, в которой он намерен был найти новый повод к дуэли. Но в Турецкой армии ему также не удалось встретить Курагина, который вскоре после приезда князя Андрея в Турецкую армию вернулся в Россию. В новой стране и в новых условиях жизни князю Андрею стало жить легче. После измены своей невесты, которая тем сильнее поразила его, чем старательнее он скрывал ото всех произведенное на него действие, для него были тяжелы те условия жизни, в которых он был счастлив, и еще тяжелее были свобода и независимость, которыми он так дорожил прежде. Он не только не думал тех прежних мыслей, которые в первый раз пришли ему, глядя на небо на Аустерлицком поле, которые он любил развивать с Пьером и которые наполняли его уединение в Богучарове, а потом в Швейцарии и Риме; но он даже боялся вспоминать об этих мыслях, раскрывавших бесконечные и светлые горизонты. Его интересовали теперь только самые ближайшие, не связанные с прежними, практические интересы, за которые он ухватывался с тем большей жадностью, чем закрытое были от него прежние. Как будто тот бесконечный удаляющийся свод неба, стоявший прежде над ним, вдруг превратился в низкий, определенный, давивший его свод, в котором все было ясно, но ничего не было вечного и таинственного.
Из представлявшихся ему деятельностей военная служба была самая простая и знакомая ему. Состоя в должности дежурного генерала при штабе Кутузова, он упорно и усердно занимался делами, удивляя Кутузова своей охотой к работе и аккуратностью. Не найдя Курагина в Турции, князь Андрей не считал необходимым скакать за ним опять в Россию; но при всем том он знал, что, сколько бы ни прошло времени, он не мог, встретив Курагина, несмотря на все презрение, которое он имел к нему, несмотря на все доказательства, которые он делал себе, что ему не стоит унижаться до столкновения с ним, он знал, что, встретив его, он не мог не вызвать его, как не мог голодный человек не броситься на пищу. И это сознание того, что оскорбление еще не вымещено, что злоба не излита, а лежит на сердце, отравляло то искусственное спокойствие, которое в виде озабоченно хлопотливой и несколько честолюбивой и тщеславной деятельности устроил себе князь Андрей в Турции.
В 12 м году, когда до Букарешта (где два месяца жил Кутузов, проводя дни и ночи у своей валашки) дошла весть о войне с Наполеоном, князь Андрей попросил у Кутузова перевода в Западную армию. Кутузов, которому уже надоел Болконский своей деятельностью, служившей ему упреком в праздности, Кутузов весьма охотно отпустил его и дал ему поручение к Барклаю де Толли.
Прежде чем ехать в армию, находившуюся в мае в Дрисском лагере, князь Андрей заехал в Лысые Горы, которые были на самой его дороге, находясь в трех верстах от Смоленского большака. Последние три года и жизни князя Андрея было так много переворотов, так много он передумал, перечувствовал, перевидел (он объехал и запад и восток), что его странно и неожиданно поразило при въезде в Лысые Горы все точно то же, до малейших подробностей, – точно то же течение жизни. Он, как в заколдованный, заснувший замок, въехал в аллею и в каменные ворота лысогорского дома. Та же степенность, та же чистота, та же тишина были в этом доме, те же мебели, те же стены, те же звуки, тот же запах и те же робкие лица, только несколько постаревшие. Княжна Марья была все та же робкая, некрасивая, стареющаяся девушка, в страхе и вечных нравственных страданиях, без пользы и радости проживающая лучшие годы своей жизни. Bourienne была та же радостно пользующаяся каждой минутой своей жизни и исполненная самых для себя радостных надежд, довольная собой, кокетливая девушка. Она только стала увереннее, как показалось князю Андрею. Привезенный им из Швейцарии воспитатель Десаль был одет в сюртук русского покроя, коверкая язык, говорил по русски со слугами, но был все тот же ограниченно умный, образованный, добродетельный и педантический воспитатель. Старый князь переменился физически только тем, что с боку рта у него стал заметен недостаток одного зуба; нравственно он был все такой же, как и прежде, только с еще большим озлоблением и недоверием к действительности того, что происходило в мире. Один только Николушка вырос, переменился, разрумянился, оброс курчавыми темными волосами и, сам не зная того, смеясь и веселясь, поднимал верхнюю губку хорошенького ротика точно так же, как ее поднимала покойница маленькая княгиня. Он один не слушался закона неизменности в этом заколдованном, спящем замке. Но хотя по внешности все оставалось по старому, внутренние отношения всех этих лиц изменились, с тех пор как князь Андрей не видал их. Члены семейства были разделены на два лагеря, чуждые и враждебные между собой, которые сходились теперь только при нем, – для него изменяя свой обычный образ жизни. К одному принадлежали старый князь, m lle Bourienne и архитектор, к другому – княжна Марья, Десаль, Николушка и все няньки и мамки.
Во время его пребывания в Лысых Горах все домашние обедали вместе, но всем было неловко, и князь Андрей чувствовал, что он гость, для которого делают исключение, что он стесняет всех своим присутствием. Во время обеда первого дня князь Андрей, невольно чувствуя это, был молчалив, и старый князь, заметив неестественность его состояния, тоже угрюмо замолчал и сейчас после обеда ушел к себе. Когда ввечеру князь Андрей пришел к нему и, стараясь расшевелить его, стал рассказывать ему о кампании молодого графа Каменского, старый князь неожиданно начал с ним разговор о княжне Марье, осуждая ее за ее суеверие, за ее нелюбовь к m lle Bourienne, которая, по его словам, была одна истинно предана ему.
Старый князь говорил, что ежели он болен, то только от княжны Марьи; что она нарочно мучает и раздражает его; что она баловством и глупыми речами портит маленького князя Николая. Старый князь знал очень хорошо, что он мучает свою дочь, что жизнь ее очень тяжела, но знал тоже, что он не может не мучить ее и что она заслуживает этого. «Почему же князь Андрей, который видит это, мне ничего не говорит про сестру? – думал старый князь. – Что же он думает, что я злодей или старый дурак, без причины отдалился от дочери и приблизил к себе француженку? Он не понимает, и потому надо объяснить ему, надо, чтоб он выслушал», – думал старый князь. И он стал объяснять причины, по которым он не мог переносить бестолкового характера дочери.
– Ежели вы спрашиваете меня, – сказал князь Андрей, не глядя на отца (он в первый раз в жизни осуждал своего отца), – я не хотел говорить; но ежели вы меня спрашиваете, то я скажу вам откровенно свое мнение насчет всего этого. Ежели есть недоразумения и разлад между вами и Машей, то я никак не могу винить ее – я знаю, как она вас любит и уважает. Ежели уж вы спрашиваете меня, – продолжал князь Андрей, раздражаясь, потому что он всегда был готов на раздражение в последнее время, – то я одно могу сказать: ежели есть недоразумения, то причиной их ничтожная женщина, которая бы не должна была быть подругой сестры.
Старик сначала остановившимися глазами смотрел на сына и ненатурально открыл улыбкой новый недостаток зуба, к которому князь Андрей не мог привыкнуть.
– Какая же подруга, голубчик? А? Уж переговорил! А?
– Батюшка, я не хотел быть судьей, – сказал князь Андрей желчным и жестким тоном, – но вы вызвали меня, и я сказал и всегда скажу, что княжна Марья ни виновата, а виноваты… виновата эта француженка…
– А присудил!.. присудил!.. – сказал старик тихим голосом и, как показалось князю Андрею, с смущением, но потом вдруг он вскочил и закричал: – Вон, вон! Чтоб духу твоего тут не было!..

Князь Андрей хотел тотчас же уехать, но княжна Марья упросила остаться еще день. В этот день князь Андрей не виделся с отцом, который не выходил и никого не пускал к себе, кроме m lle Bourienne и Тихона, и спрашивал несколько раз о том, уехал ли его сын. На другой день, перед отъездом, князь Андрей пошел на половину сына. Здоровый, по матери кудрявый мальчик сел ему на колени. Князь Андрей начал сказывать ему сказку о Синей Бороде, но, не досказав, задумался. Он думал не об этом хорошеньком мальчике сыне в то время, как он его держал на коленях, а думал о себе. Он с ужасом искал и не находил в себе ни раскаяния в том, что он раздражил отца, ни сожаления о том, что он (в ссоре в первый раз в жизни) уезжает от него. Главнее всего ему было то, что он искал и не находил той прежней нежности к сыну, которую он надеялся возбудить в себе, приласкав мальчика и посадив его к себе на колени.
– Ну, рассказывай же, – говорил сын. Князь Андрей, не отвечая ему, снял его с колон и пошел из комнаты.
Как только князь Андрей оставил свои ежедневные занятия, в особенности как только он вступил в прежние условия жизни, в которых он был еще тогда, когда он был счастлив, тоска жизни охватила его с прежней силой, и он спешил поскорее уйти от этих воспоминаний и найти поскорее какое нибудь дело.
– Ты решительно едешь, Andre? – сказала ему сестра.
– Слава богу, что могу ехать, – сказал князь Андрей, – очень жалею, что ты не можешь.
– Зачем ты это говоришь! – сказала княжна Марья. – Зачем ты это говоришь теперь, когда ты едешь на эту страшную войну и он так стар! M lle Bourienne говорила, что он спрашивал про тебя… – Как только она начала говорить об этом, губы ее задрожали и слезы закапали. Князь Андрей отвернулся от нее и стал ходить по комнате.
– Ах, боже мой! Боже мой! – сказал он. – И как подумаешь, что и кто – какое ничтожество может быть причиной несчастья людей! – сказал он со злобою, испугавшею княжну Марью.
Она поняла, что, говоря про людей, которых он называл ничтожеством, он разумел не только m lle Bourienne, делавшую его несчастие, но и того человека, который погубил его счастие.
– Andre, об одном я прошу, я умоляю тебя, – сказала она, дотрогиваясь до его локтя и сияющими сквозь слезы глазами глядя на него. – Я понимаю тебя (княжна Марья опустила глаза). Не думай, что горе сделали люди. Люди – орудие его. – Она взглянула немного повыше головы князя Андрея тем уверенным, привычным взглядом, с которым смотрят на знакомое место портрета. – Горе послано им, а не людьми. Люди – его орудия, они не виноваты. Ежели тебе кажется, что кто нибудь виноват перед тобой, забудь это и прости. Мы не имеем права наказывать. И ты поймешь счастье прощать.
– Ежели бы я был женщина, я бы это делал, Marie. Это добродетель женщины. Но мужчина не должен и не может забывать и прощать, – сказал он, и, хотя он до этой минуты не думал о Курагине, вся невымещенная злоба вдруг поднялась в его сердце. «Ежели княжна Марья уже уговаривает меня простить, то, значит, давно мне надо было наказать», – подумал он. И, не отвечая более княжне Марье, он стал думать теперь о той радостной, злобной минуте, когда он встретит Курагина, который (он знал) находится в армии.
Княжна Марья умоляла брата подождать еще день, говорила о том, что она знает, как будет несчастлив отец, ежели Андрей уедет, не помирившись с ним; но князь Андрей отвечал, что он, вероятно, скоро приедет опять из армии, что непременно напишет отцу и что теперь чем дольше оставаться, тем больше растравится этот раздор.
– Adieu, Andre! Rappelez vous que les malheurs viennent de Dieu, et que les hommes ne sont jamais coupables, [Прощай, Андрей! Помни, что несчастия происходят от бога и что люди никогда не бывают виноваты.] – были последние слова, которые он слышал от сестры, когда прощался с нею.
«Так это должно быть! – думал князь Андрей, выезжая из аллеи лысогорского дома. – Она, жалкое невинное существо, остается на съедение выжившему из ума старику. Старик чувствует, что виноват, но не может изменить себя. Мальчик мой растет и радуется жизни, в которой он будет таким же, как и все, обманутым или обманывающим. Я еду в армию, зачем? – сам не знаю, и желаю встретить того человека, которого презираю, для того чтобы дать ему случай убить меня и посмеяться надо мной!И прежде были все те же условия жизни, но прежде они все вязались между собой, а теперь все рассыпалось. Одни бессмысленные явления, без всякой связи, одно за другим представлялись князю Андрею.


Князь Андрей приехал в главную квартиру армии в конце июня. Войска первой армии, той, при которой находился государь, были расположены в укрепленном лагере у Дриссы; войска второй армии отступали, стремясь соединиться с первой армией, от которой – как говорили – они были отрезаны большими силами французов. Все были недовольны общим ходом военных дел в русской армии; но об опасности нашествия в русские губернии никто и не думал, никто и не предполагал, чтобы война могла быть перенесена далее западных польских губерний.
Князь Андрей нашел Барклая де Толли, к которому он был назначен, на берегу Дриссы. Так как не было ни одного большого села или местечка в окрестностях лагеря, то все огромное количество генералов и придворных, бывших при армии, располагалось в окружности десяти верст по лучшим домам деревень, по сю и по ту сторону реки. Барклай де Толли стоял в четырех верстах от государя. Он сухо и холодно принял Болконского и сказал своим немецким выговором, что он доложит о нем государю для определения ему назначения, а покамест просит его состоять при его штабе. Анатоля Курагина, которого князь Андрей надеялся найти в армии, не было здесь: он был в Петербурге, и это известие было приятно Болконскому. Интерес центра производящейся огромной войны занял князя Андрея, и он рад был на некоторое время освободиться от раздражения, которое производила в нем мысль о Курагине. В продолжение первых четырех дней, во время которых он не был никуда требуем, князь Андрей объездил весь укрепленный лагерь и с помощью своих знаний и разговоров с сведущими людьми старался составить себе о нем определенное понятие. Но вопрос о том, выгоден или невыгоден этот лагерь, остался нерешенным для князя Андрея. Он уже успел вывести из своего военного опыта то убеждение, что в военном деле ничего не значат самые глубокомысленно обдуманные планы (как он видел это в Аустерлицком походе), что все зависит от того, как отвечают на неожиданные и не могущие быть предвиденными действия неприятеля, что все зависит от того, как и кем ведется все дело. Для того чтобы уяснить себе этот последний вопрос, князь Андрей, пользуясь своим положением и знакомствами, старался вникнуть в характер управления армией, лиц и партий, участвовавших в оном, и вывел для себя следующее понятие о положении дел.
Когда еще государь был в Вильне, армия была разделена натрое: 1 я армия находилась под начальством Барклая де Толли, 2 я под начальством Багратиона, 3 я под начальством Тормасова. Государь находился при первой армии, но не в качестве главнокомандующего. В приказе не было сказано, что государь будет командовать, сказано только, что государь будет при армии. Кроме того, при государе лично не было штаба главнокомандующего, а был штаб императорской главной квартиры. При нем был начальник императорского штаба генерал квартирмейстер князь Волконский, генералы, флигель адъютанты, дипломатические чиновники и большое количество иностранцев, но не было штаба армии. Кроме того, без должности при государе находились: Аракчеев – бывший военный министр, граф Бенигсен – по чину старший из генералов, великий князь цесаревич Константин Павлович, граф Румянцев – канцлер, Штейн – бывший прусский министр, Армфельд – шведский генерал, Пфуль – главный составитель плана кампании, генерал адъютант Паулучи – сардинский выходец, Вольцоген и многие другие. Хотя эти лица и находились без военных должностей при армии, но по своему положению имели влияние, и часто корпусный начальник и даже главнокомандующий не знал, в качестве чего спрашивает или советует то или другое Бенигсен, или великий князь, или Аракчеев, или князь Волконский, и не знал, от его ли лица или от государя истекает такое то приказание в форме совета и нужно или не нужно исполнять его. Но это была внешняя обстановка, существенный же смысл присутствия государя и всех этих лиц, с придворной точки (а в присутствии государя все делаются придворными), всем был ясен. Он был следующий: государь не принимал на себя звания главнокомандующего, но распоряжался всеми армиями; люди, окружавшие его, были его помощники. Аракчеев был верный исполнитель блюститель порядка и телохранитель государя; Бенигсен был помещик Виленской губернии, который как будто делал les honneurs [был занят делом приема государя] края, а в сущности был хороший генерал, полезный для совета и для того, чтобы иметь его всегда наготове на смену Барклая. Великий князь был тут потому, что это было ему угодно. Бывший министр Штейн был тут потому, что он был полезен для совета, и потому, что император Александр высоко ценил его личные качества. Армфельд был злой ненавистник Наполеона и генерал, уверенный в себе, что имело всегда влияние на Александра. Паулучи был тут потому, что он был смел и решителен в речах, Генерал адъютанты были тут потому, что они везде были, где государь, и, наконец, – главное – Пфуль был тут потому, что он, составив план войны против Наполеона и заставив Александра поверить в целесообразность этого плана, руководил всем делом войны. При Пфуле был Вольцоген, передававший мысли Пфуля в более доступной форме, чем сам Пфуль, резкий, самоуверенный до презрения ко всему, кабинетный теоретик.
Кроме этих поименованных лиц, русских и иностранных (в особенности иностранцев, которые с смелостью, свойственной людям в деятельности среди чужой среды, каждый день предлагали новые неожиданные мысли), было еще много лиц второстепенных, находившихся при армии потому, что тут были их принципалы.
В числе всех мыслей и голосов в этом огромном, беспокойном, блестящем и гордом мире князь Андрей видел следующие, более резкие, подразделения направлений и партий.
Первая партия была: Пфуль и его последователи, теоретики войны, верящие в то, что есть наука войны и что в этой науке есть свои неизменные законы, законы облического движения, обхода и т. п. Пфуль и последователи его требовали отступления в глубь страны, отступления по точным законам, предписанным мнимой теорией войны, и во всяком отступлении от этой теории видели только варварство, необразованность или злонамеренность. К этой партии принадлежали немецкие принцы, Вольцоген, Винцингероде и другие, преимущественно немцы.
Вторая партия была противуположная первой. Как и всегда бывает, при одной крайности были представители другой крайности. Люди этой партии были те, которые еще с Вильны требовали наступления в Польшу и свободы от всяких вперед составленных планов. Кроме того, что представители этой партии были представители смелых действий, они вместе с тем и были представителями национальности, вследствие чего становились еще одностороннее в споре. Эти были русские: Багратион, начинавший возвышаться Ермолов и другие. В это время была распространена известная шутка Ермолова, будто бы просившего государя об одной милости – производства его в немцы. Люди этой партии говорили, вспоминая Суворова, что надо не думать, не накалывать иголками карту, а драться, бить неприятеля, не впускать его в Россию и не давать унывать войску.
К третьей партии, к которой более всего имел доверия государь, принадлежали придворные делатели сделок между