Август 2006 года

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Июль 2006 года
Сентябрь 2006 года



Список событий августа 2006 года.



События

  • 7 августа — израильские самолеты нанесли новые мощные удары по Ливану. Бомбардировкам подверглись восточная часть долины Бекаа и южные окраины Бейрута, где, как считалось, располагались основные базы «Хезболлы». По словам корреспондента Би-би-си в Тире, из-за бомбёжек город полностью отрезан от внешнего мира.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1786 дней]
  • 9 августа — правительство Израиля отдало распоряжение вооружённым силам страны расширить рамки наступательных операций в Ливане[1].
  • 10 августа
    • Британскими спецслужбами предотвращена крупная серия терактов в воздухе. В Лондонском аэропорту Хитроу в течение нескольких часов царила сумятица, введены спец. меры по безопасности, многие авиакомпании отменили полёты в Великобританию и обратно, British Airways отменила рейсы в Россию; к середине дня ситуация улучшилась и задержки рейсов уменьшились в среднем до часа-двух. Все самолёты Аэрофлота благополучно вернулись из Лондона в Россию. Длительные утомительные очереди на многократные проверки службами безопасности вернулись в аэропорты США, где также введены специальные меры по провозу ручной клади. Запрещён провоз в ручной клади контейнеров с жидким и желированным содержимым, включая кремы, помаду для губ, зубную пасту (с исключениями для младенцев и по медицинским показаниям); на полётах между США и Британией с обеих сторон не разрешается провозить в ручной клади компьютеры-ноутбуки или обиходные электронные приборы, дамские сумочки, футляры для очков. В Российских международных аэропортах усилены меры безопасности[2].
    • Правительство Израиля сделало заявление о приостановке наземной военной операции на территории Ливана, однако на юге страны — главным образом, у населённых пунктов Марджаюм, Хиям и Кила — шли ожесточённые бои. Днём израильские войска установили контроль над городом Марджаюм.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1786 дней]
  • 13 августа — Кабинет министров Израиля одобрил предложенные условия перемирия, вступающего в силу в понедельник утром. С условиями ранее согласилось правительство Ливана и руководство «Хезболлы», хотя и назвало их "несправедливыми[3].
  • 20 августа — в результате бандитского нападения ранен посол Российской Федерации в Кении Валерий Егошкин[4].
  • 21 августа — взрыв на Черкизовском рынке в Москве.
  • 22 августа
  • 27 августа — в Лексингтоне (Кентукки) при взлёте разбился самолёт Bombardier CRJ-100ER компании Comair, погибли 49 человек.
  • Август — сентябрь — массовые беспорядки в Кондопоге (Россия).

См. также


Напишите отзыв о статье "Август 2006 года"

Примечания

  1. [news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_4775000/4775647.stm Израиль начал новое наступление в Ливане.]
  2. [news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_4780000/4780067.stm Самолеты из Лондона вернулись в Москву.]
  3. [news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_4787000/4787863.stm Израиль согласен на прекращение огня.]
  4. [www.vsesmi.ru/news/40759/99947 В Кении тяжело ранен посол Российской Федерации Валерий Егошкин.]

Отрывок, характеризующий Август 2006 года

Вольцоген, небрежно разминая ноги, с полупрезрительной улыбкой на губах, подошел к Кутузову, слегка дотронувшись до козырька рукою.
Вольцоген обращался с светлейшим с некоторой аффектированной небрежностью, имеющей целью показать, что он, как высокообразованный военный, предоставляет русским делать кумира из этого старого, бесполезного человека, а сам знает, с кем он имеет дело. «Der alte Herr (как называли Кутузова в своем кругу немцы) macht sich ganz bequem, [Старый господин покойно устроился (нем.) ] – подумал Вольцоген и, строго взглянув на тарелки, стоявшие перед Кутузовым, начал докладывать старому господину положение дел на левом фланге так, как приказал ему Барклай и как он сам его видел и понял.
– Все пункты нашей позиции в руках неприятеля и отбить нечем, потому что войск нет; они бегут, и нет возможности остановить их, – докладывал он.
Кутузов, остановившись жевать, удивленно, как будто не понимая того, что ему говорили, уставился на Вольцогена. Вольцоген, заметив волнение des alten Herrn, [старого господина (нем.) ] с улыбкой сказал:
– Я не считал себя вправе скрыть от вашей светлости того, что я видел… Войска в полном расстройстве…
– Вы видели? Вы видели?.. – нахмурившись, закричал Кутузов, быстро вставая и наступая на Вольцогена. – Как вы… как вы смеете!.. – делая угрожающие жесты трясущимися руками и захлебываясь, закричал он. – Как смоете вы, милостивый государь, говорить это мне. Вы ничего не знаете. Передайте от меня генералу Барклаю, что его сведения неверны и что настоящий ход сражения известен мне, главнокомандующему, лучше, чем ему.
Вольцоген хотел возразить что то, но Кутузов перебил его.
– Неприятель отбит на левом и поражен на правом фланге. Ежели вы плохо видели, милостивый государь, то не позволяйте себе говорить того, чего вы не знаете. Извольте ехать к генералу Барклаю и передать ему назавтра мое непременное намерение атаковать неприятеля, – строго сказал Кутузов. Все молчали, и слышно было одно тяжелое дыхание запыхавшегося старого генерала. – Отбиты везде, за что я благодарю бога и наше храброе войско. Неприятель побежден, и завтра погоним его из священной земли русской, – сказал Кутузов, крестясь; и вдруг всхлипнул от наступивших слез. Вольцоген, пожав плечами и скривив губы, молча отошел к стороне, удивляясь uber diese Eingenommenheit des alten Herrn. [на это самодурство старого господина. (нем.) ]
– Да, вот он, мой герой, – сказал Кутузов к полному красивому черноволосому генералу, который в это время входил на курган. Это был Раевский, проведший весь день на главном пункте Бородинского поля.
Раевский доносил, что войска твердо стоят на своих местах и что французы не смеют атаковать более. Выслушав его, Кутузов по французски сказал:
– Vous ne pensez donc pas comme lesautres que nous sommes obliges de nous retirer? [Вы, стало быть, не думаете, как другие, что мы должны отступить?]
– Au contraire, votre altesse, dans les affaires indecises c'est loujours le plus opiniatre qui reste victorieux, – отвечал Раевский, – et mon opinion… [Напротив, ваша светлость, в нерешительных делах остается победителем тот, кто упрямее, и мое мнение…]