Авласенко, Геннадий Петрович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Геннадий Авласенко
Дата рождения:

16 августа 1955(1955-08-16) (68 лет)

Место рождения:

Ушачский район Витебской области, БССР, СССР

Род деятельности:

прозаик, поэт и драматург

[aulasenka.ho.ua aulasenka.ho.ua]

Геннадий Петрович Авласенко (16 августа 1955, д. Липовец, Ушачский район, Витебская область) — советский и белорусский писатель, поэт и драматург.





Биография

Закончил биологический факультет Белорусского государственного университета. Специальность: биолог, преподаватель биологии и химии. Некоторое время жил и работал в Якутии и Забайкалье. С 1984 г. живет в г. Червене Минской области. В настоящее время работает учителем биологии и химии. Женат. Имеет двоих детей. Член Союза белорусских писателей с 1999 годаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4320 дней].

Литературой начал заниматься довольно поздно, с конца восьмидесятых. Сначала была поэзия на русском и белорусском языке. Стихотворения того времени вошли в первый (и единственный пока) поэтический сборник «Час збіраць камяні», который вышел в издательстве «Мастацкая літаратура» в 2003 году.

Самая первая пьеса «Новые приключения Колобка» заняла на первом республиканском конкурсе драматургии (1995 г.) третье место средь пьес для детских театров. На втором таком же конкурсе (1997 г.) пьеса «Снеговик и Весна» тоже заняла третье место, но уже среди пьес для кукольных театров. А самым плодотворным стал третий конкурс, когда лауреатами (в разных номинациях) стали три пьесы, две детские и одна взрослая. C 1994 по 2000 было написано около двадцати взрослых и детских пьес.

Затем Геннадий Авласенко начал писать прозаические произведения. Сначала это были детские сказки, которые печатались в «Весёлке», «Берёзке», «Лесовичке», других детских журналах. Некоторые с этих сказок вошли потом в сборники сказок «Янтарные бусины» и «Башня мира», которые вышли в «Мастацкай літаратуры» соответственно в 2006 и 2007 г.г. А в издательстве «Літаратура і Мастацтва» в это же время были изданы сборники сказок «Красная книга в сказках и стихах», «Лесная книга в сказках и стихах» и «Голубая книга в сказках и стихах», где среди произведений других авторов были и сказки автора.

Помимо детских сказок Геннадий Авласенко начал писать в то время и небольшие «взрослые» рассказы, разнообразные по тематике, на границе реальности и фантастики. Следующим шагом освоения прозы стали фантастические романы. Один из них «Дикие кошки Барсума» вместе с несколькими рассказами был издан в 2009 г. издательством «Харвест». В 2011 г. в этом же издательстве вышел роман-фэнтези «Пленники Чёрного леса».

А в 2009—2012 годах в издательстве «Литература и Искусство» вышли книги для детей о приключениях маленького Ветерка из Вентилятора «Удивительные приключения маленького Ветерка из Вентилятора», «Новые приключения Ветерка из Вентилятора» и «Ветерок и госпожа Зима».

Библиография

  • Час збіраць камяні: Вершы, паэмы. Мінск. 2003. 86 с.
  • История вместо математики. Мистический триллер. Минск. 2008. 190 c.
  • Удивительные приключения маленького Ветерка из Вентилятора. Сказка. Минск: 2009. 125 с.
  • Вася Лайдачкін у краіне Шкодных Звычак. Казачная аповесць. Мінск. 2009. 58 c.
  • Дзікія кошкі Барсума. Мінск: 2009. 383 с.
  • Новые приключения маленького Ветерка из Вентилятора. Сказка. Минск. 2010. 140 с.
  • Азы вершаскладання. Дапаможнік для пачынаючых паэтаў. Мінск: 2011. 163 с.
  • Пленники Чёрного леса. Минск: 2011. 384 с.
  • Ветерок и госпожа Зима. Минск: 2012. 136 с.

См. также

Напишите отзыв о статье "Авласенко, Геннадий Петрович"

Литература

  • Аўласенка Генадзь // Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Ушацкага раёна. Мінск, 2003. С. 544.
  • Урбан І. Першая кніга [«Час збіраць камяні»] // Патрыёт. Ушачы. 30 ліпеня 2003.

Отрывок, характеризующий Авласенко, Геннадий Петрович

– Но вы знаете, как это всё кончилось? Слышали про дуэль?
– Да, ты прошел и через это.
– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.
– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.
– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…
– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.
– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.
– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.
– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.
– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c'est le remord et la maladie. II n'est de bien que l'absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.
– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.
Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.
– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?
– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.
И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.
– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.