Австралийская аттестационная комиссия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Австралийская аттестационная комиссия
Основание

1970

Расположение

Австралийское Содружество

Ключевые фигуры

Роберт Макклелланд, Генеральный прокурор

Материнская компания

Департамент Генерального прокурора (основное агентство на текущий момент), OFLC (первоначальное агентство), Австралийский Классификационный Наблюдательный Совет (дочернее агентство)

Сайт

[www.classification.gov.au classification.gov.au]

К:Компании, основанные в 1970 году

Австралийская аттестационная комиссия — официальный классификационный орган, сформированный правительством Австралии в 1970 г. и с этого времени занимающийся классификацией фильмов, видеоигр и публикаций, предназначенных для общественного показа, продажи или аренды в Австралии. Австралийская Аттестационная Комиссия первоначально входила в Офис классификации фильмов и литературы, который был распущен в 2006 г. Административную поддержку Комиссии теперь оказывает Департамент Генерального Прокурора. Решения, принятые Комиссией, могут рассматриваться Австралийским классификационным наблюдательным Советом.





Организации

Аттестационная комиссия — это утверждённый законом орган, возникший на основании [www.comlaw.gov.au/comlaw%5Cmanagement.nsf/lookupindexpagesbyid/IP200401401?OpenDocument Акта о Классификации (Публикаций, Фильмов и Компьютерных игр) от 1995 г]. Этот акт также обеспечивает базис для [www.comlaw.gov.au/comlaw/management.nsf/lookupindexpagesbyid/IP200508203?OpenDocument Национального Классификационного Кода], от которого зависит принятие решений. Поскольку государственное и территориальные правительства несут ответственность за осуществление цензуры и могут избегать или игнорировать национальную схему классификации, если они того пожелают, то любые изменения в национальной классификационной схеме должны быть согласованы всеми министрами государственной и территориальной цензуры (обычно это генеральные прокуроры). Несмотря на это, в Южной Австралии всё ещё действует отдельный [www.agd.sa.gov.au/about_us/saclass_council.php Классификационный Совет], могущий отменить решения национальной классификации в этом штате.

Аттестационная комиссия сама по себе не подвергает цензуре материал, вырезая из него или делая какие-то другие изменения. Однако она в состоянии фактически цензурировать медиа, отказываясь от классификации и выдачи рейтинга, тем самым делая информацию нелегальной для аренды, показа и импорта в Австралию.

История

В 1970 г. мир увидел свежесформированную систему рейтингов и федеральный орган под названием Австралийская Аттестационная Комиссия, созданный для оценки всех фильмов (а позже, в 1994-м, и видеоигр), которые приходят в Австралию. В первые годы существования системы имелось четыре рейтинга: G, для «Общего показа»; NRC, «Не Рекомендуется для Детей»; M, для «Взрослой Аудитории»; и R, для «Ограниченного показа».[1] Позже NRC стал PG, а R — R18+, рейтинги G и M сохранились.

В 1993 г. ААК ввела новую оценку MA15+, чтоб заполнить промежуток между M и R18+, из-за жалоб на такие фильмы как «Молчание ягнят», которые были слишком жёсткими для рейтинга M (не рекомендуется для юной аудитории, хотя просмотр позволяется в любом возрасте), но в то же время не так уж сильно воздействуют на зрителя, чтобы дать оценку R18+ (от 18 и старше).

В 1994 г. произошло введение Офиса Классификации Фильмов и Литературы (Office of Film and Literature Classification). Office of Film and Literature Classification был выше Австралийской Аттестационной Комиссии. В 2005-м Office of Film and Literature Classification был распущен, а Австралийская Аттестационная Комиссия передана Департаменту Генерального прокурора.

В отношении к материалу, показываемому по телевидению, имеются определённые ограничения относительно классификации программ в свободном ТВ. Программы из категории P (дошкольники) и C (дети) главным образом идут по утрам и в полдень, когда их могут смотреть юные зрители. Передачи, попавшие под категории от G до PG, можно показывать в любое время в течение дня (программы с рейтингом PG выходят в эфир после 9 вечера). Хотя ранее PG-передачи можно было показывать только в промежутке между 21:00 и 3:00 в будний день и после 19:30 в любой выходной до 6 часов следующего утра. Программы из категории М можно показывать лишь в течение 00:00-3:00 ночи, за исключением периода школьных каникул в Новом Южном Уэльсе, и после 20:30 в любой выходной до 5 часов следующего утра. И наконец, передачи с рейтингом МА15+ нельзя показывать в будние дни и до 21:00 в любой выходной до 4 часов следующего утра.

Противоречия

В 2007 г. некоторые чиновники были обеспокоены указанием Дональда Макдональда, когда директор облегчил правительству возможность контролировать и ограничивать материал, в особенности тот, который обучает или подстрекает к терроризму.[2] На Макдональда также оказывали давление и принуждали уйти с поста после запрета Сало, или 120 дней Содома.

Классификация фильмов

В 2010-м ААК дала необрезанной версии Сало рейтинг R18+, в основном из-за дополнительного материала, представляющего более выдающийся контекст. Эта картина была запрещена в 1997 г. и с тех пор запомнились лишь две неудачные попытки снять ограничение.

Классификация видеоигр

Несмотря на строку в Национальном Классификационном Коде, заявляющую, что «взрослые должны иметь возможность читать, слушать и смотреть то, что они хотят», в настоящее время рейтинга R18+ для видеоигр не существует.[3]

В Австралии видеоигры обычно получают более снисходительные оценки по сравнению с другими западными странами, хотя есть экземпляры, которым отказали выдать рейтинг; как упомянуто выше, это происходит из-за недостатка в Австралии взрослой классификации для видеоигр. Майкл Аткинсон, южноавстралийский Генеральный прокурор до 2010, был противником введения рейтинга R18+ и активно блокировал вынос документа на обсуждение до своей отставки, тогда же узнали мнение австралийской общественности относительно того, надо ли ввести классификацию R18+. Исследования, проведённые в Университете Бонда, показали, что большинство людей, у которых они брали интервью, хочет, чтобы оценка R18+ была введена и многие психологи подписываются под этим исследованием и осуждают позицию Майкла Аткинсона. В недавнем 6-страничном ответе на письмо, полученное им относительно классификации R18+, Аткинсон заявил, что «эта проблема мало затрагивает тех избирателей, которые более заинтересованы в реальных проблемах, чем в домашних развлечениях с воображаемыми мирами».[4]

Хотя в Австралии и нет оценки R18+ для видеоигр, имеется множество примеров игр, получающих намного более снисходительные рейтинги, чем в других странах. Среди таких игр есть Halo 3, который получил M (15 от BBFC, M(17) от ESRB, Ново-Зеландский OFLC — R16), Ведьмак, получивший MA15+ (18 от PEGI, BBFC, обрезан для ESRB и дали оценку M(17)), Dead Rising и его продолжение — MA15+ (18 от BBFC и PEGI, Z от CERO), Dead or Alive Xtreme 2 — PG (17 от ESRB и CERO), Zone of the Enders (и его первый сиквел, Zone of the Enders: The 2nd Runner) — G8+/PG (R16 от Ново-Зеландского OFLC, M(17+) от ESRB, 15 от BBFC и 12+ от PEGI), а Sherlock Holmes: The Awakened — PG (M(17) от ESRB, 16+ от PEGI).

14 декабря 2009 г. австралийское правительство опубликовало долгожданный документ о R18+ и вынесло его на обсуждение; публичная консультация закрылась 28 февраля 2010 г. В июне 2010-го Департамент Генерального прокурора обрабатывал представления.[5]

В 1 января 2013 г. для видеоигр был введён рейтинг R18+

Классификация фильмов и видеоигр

Ознакомление

Все рейтинги представлены ниже исключительно для ознакомления — они не вводят юридических ограничений для доступа к чему-либо или распространения какого-либо материала.[6]

  • E (Освобождено от Классификации) — Только очень специфичные типы материала (включая образовательный и прямые записи спектаклей) могут быть освобождены от классификации, и материал не может содержать ничего, что может привести к оценке М или выше. [www.classification.gov.au/www/cob/classification.nsf/Page/Industry_WhathastobeClassified_IsitexemptfromClassification_IsitexemptfromClassification] Размер освобождения может быть определён дистрибьютором или экспонентом (с самооценкой) без необходимости представлять продукт в Аттестационную Комиссию для сертификации. Самооценённые освобождённые фильмы не могут использовать официальную маркировку, хотя рекомендуется, чтобы фильмы и компьютерные игры, самооценённые как освобождённые, имели надпись: «Этот фильм/компьютерная игра освобожден(а) от классификации». Это означает, что выбранному материалу невозможно дать рейтинг.

  • G (Общий показ) — Эти фильмы и компьютерные игры предназначены для общей аудитории.

Содержание очень умеренно в своём воздействии на зрителя.

Эта оценка эквивалентна рейтингу G у MPAA, U у BBFC' и 0+ у РСВР.

  • PG (Рекомендуется присутствие родителей) — Эти фильмы и компьютерные игры содержат материал, который может смутить или расстроить младших зрителей.

Содержание умеренно в своём воздействии.

Эквивалент рейтингу PG у MPAA, PG у BBFC и 6+ у РСВР.

  • M (Рекомендуется для взрослой аудитории) — Эти фильмы и компьютерные игры содержат материал, требующий зрелый взгляд на вещи, но всё же недостаточно сильный для юных зрителей.

Содержание имеет среднее воздействие.

Эквивалент рейтингу PG-13 у MPAA, 12A/12 у BBFC и 12+ у РСВР.

Ограниченное

В отличие от вышеизложенного, следующие классификации юридически ограничены — то есть продавать или показывать такие материалы человеку, моложе соответствующего возрастного лимита, является нарушением закона.[6]

  • MA15+ (Только в Сопровождении Взрослых) — Содержание считается неподходящим для показа подросткам младше 15 лет. Люди младше этого возраста могут легально купить или показать контент с рейтингом MA15+ только под надзором взрослого опекуна. Это юридически ограниченная категория.

Содержание имеет сильное воздействие.

Эквивалент рейтингу R у MPAA, 15 у BBFC и 16+ у РСВР.

, , , и  — текущие оценки для игр. Играм нельзя давать взрослые рейтинги или , вместо этого им Отказывают в Классификации (Запрещают) и их нельзя продавать. Игры, которым отказали в классификации, могут быть отредактированы и повторно представлены своими разработчиками, чтобы заполучить оценку MA15+. Лицам до 15 лет не разрешается покупать или брать в прокат фильмы или видеоигры из категории MA15+, если их не сопровождает родитель или взрослый опекун.

  • R18+ (Ограничено) — Лица младше 18-и не могут покупать, брать в прокат и показывать эти фильмы.

Содержание имеет очень сильное воздействие.

Эквивалент рейтингу NC-17 у MPAA, 18 у BBFC и 18+ у РСВР.

  • X18+ (Ограничено) — Лица младше 18-и не могут покупать, брать в прокат и показывать эти фильмы.

Это оценка относится только к графическому/реалистическому сексуальному контенту. Фильмы под категорией X18+ (Ограничено) запрещается продавать и брать в прокат во всех австралийских штатах и легально доступны лишь на двух национальных территориях, а именно АСТ и Северная территория. Тем не менее импорт материала с рейтингом X18+ из этих территорий в другие штаты не нарушает закон.

Эквивалент рейтингу R18 у BBFC.

  • RC (Отказ в Классификации)

Фильмам, которые очень сильно воздействуют на аудиторию и/или содержат любой тип насилия вкупе с настоящим половым сношением, OFLC даёт оценку Отказ в Классификации. Фильмы, которым можно Отказать в Классификации, включают контент, который:

  • Описывает, выражает или как-то иначе касается секса, злоупотребления или зависимости от наркотиков, преступности, жестокости, насилия или мерзких и отвратительных явлений таким образом, что они нарушают стандарты этики, пристойности и порядочности, общепринятые разумными взрослыми, до такой степени, что их нельзя внести в какую-либо категорию.
  • Содержит такие описания, которые, вероятно, могут оскорбить разумного взрослого и несовершеннолетнего младше 18 лет (ведущего или нет активную сексуальную жизнь).
  • Поощряет, подстрекает или обучает криминалу или насилию.

Классификация принудительна, и фильмы с рейтингом Отказано в Классификации от OFLC запрещается продавать, брать в прокат и показывать в общественном месте, нарушителей ждёт максимальный штраф $275000 и/или 10 лет тюрьмы. Однако закон не запрещает хранить фильмы без рейтинга, если они не содержат нелегальный контент (например, детскую порнографию).

Предыдущие оценки для видеоигр

Эти рейтинги всё ещё можно увидеть на некоторых старых видеоиграх, которые до сих пор находятся в продаже в Австралии.

G — Общее: Классификация G — для общей аудитории.
G8+ — Общее для детей старше 8 лет: Материал из категории G8+ может содержать контент, который некоторые ребята находят смущающим или расстраивающим, и может потребоваться присутствие родителей или опекунов. Не рекомендуется к просмотру лицам до 8 лет без сопровождения родителей или опекунов. Эта оценка изменена на PG.
M — Взрослое: Несмотря на название, материал с рейтингом M15+ не рекомендуется для лиц младше 15 лет. Тем не менее, всё ещё нет никаких законных ограничений, поэтому в любом возрасте позволяется смотреть такие тайтлы. Это оценка изменилась на М и снизила рекомендуемый возраст до 13, чтобы предотвратить путаницу с более строгим рейтингом MA15+.
MA15+ — Только в Сопровождении Взрослых (Ограниченное): Материал, классифицированный как MA15+, считается неподходящим для людей младше 15 лет. Это юридически ограниченная категория. Людям моложе 15-и не разрешается покупать или брать в прокат без сопровождения родителя или взрослого опекуна.

Любая видеоигра, НЕ относящаяся ни к одной из этих категорий, оценивается как Отказано в Классификации (Запрещённое).

Участники

Постоянные члены Аттестационной комиссии на текущий момент времени[7]:

  • Дональд Макдональд (Директор)
  • Джереми Фентон (Старший Классификатор)
  • Джорджина Дридэн
  • Грэг Скотт
  • Аманда Апель
  • Захид Гэмилдин
  • Моя Глэссон
  • Шеридан Трэйс

Литературные рейтинги

 — Неограниченное

 — Неограниченное — Взрослое — Не рекомендуется для читателей младше 15 лет.

 — Ограниченная Категория 1 — Недоступно для лиц младше 18 лет.

 — Ограниченная Категория 2 — Порнографический натурализм; ограничено так же, как описано выше.

Литература должна быть классифицирована, только если она содержит что-либо, что подпадает под Категорию 1 или выше. Любая классифицированная литература, НЕ относящаяся ни к одной из вышеупомянутых категорий, оценивается как Отказано в Классификации (Запрещённое). Эти рейтинги редко появляются на книгах.

Результаты работы

В 2008 г. комиссия приняла решение в отношении нагих фотографий на выставке работ Билла Хенсона.[8] Также комиссия оценила одну из самых популярных сетевых игр в мире, World of Warcraft, спустя пять лет после релиза.[9]

Напишите отзыв о статье "Австралийская аттестационная комиссия"

Примечания

  1. [news.google.com/newspapers?id=uLIpAAAAIBAJ&sjid=JuUDAAAAIBAJ&pg=4106,478776&dq=fritz+the+cat&hl=en Классификации Цензуры], Sydney Morning Herald (1 июля 1973 г), стр. 87. Проверено 18 сентября 2010 г.
  2. [www.theage.com.au/news/national/censure-as-pms-pal-turns-censor/2007/04/13/1175971353181.html Приятель ПМ становится цензором]
  3. [www.comlaw.gov.au/ComLaw/Legislation/LegislativeInstrument1.nsf/framelodgmentattachments/A4DD01BB110AD94DCA25700D002EF73E Классификационный код; май 2005 г.]
  4. Майкл Аткинсон. [docs.google.com/viewer?url=http%3A%2F%2Fbunnitude.com%2Fmisc%2Ffiles%2FR18-Michael%2520Atkinson.pdf&pli=1l Классификация R.18+ для Электронных Игр] (16 ноября 2009). Проверено 16 ноября 2009.
  5. [www.ag.gov.au/gamesclassification Классификация R18+ для Компьютерных игр — Публичная Консультация]
  6. 1 2 [www.classification.gov.au/www/cob/classification.nsf/Page/FactSheets_FactSheets Фактические Данные о Классификационных Рейтингах]
  7. [www.oflc.gov.au/www/cob/classification.nsf/Page/ClassificationinAustralia_Whoweare_ClassificationBoard_ClassificationBoardMembers Участники Аттестационной комиссии]
  8. [news.smh.com.au/world/police-clear-australian-artist-of-pornography-20080606-2muj.html Полиция снимает все обвинения с австралийского художника порнографии], 'Sydney Morning Herald', Fairfax Digital (6 июня 2008 г). Проверено 12 мая 2010 г.
  9. Ник Спенс,. [www.networkworld.com/news/2009/102309-aussie-censors-want-to-certify.html Австралийские цензоры хотят заверить приложения для iPhone]. www.networkworld.com. Network World, Inc (23 октября 2009 г). Проверено 12 мая 2010 г. [www.webcitation.org/68uIXcvUJ Архивировано из первоисточника 4 июля 2012].

Ссылки

  • [www.ag.gov.au/gamesclassification Документ для обсуждения о R18+] Представления до 28 февраля 2010 г.
  • [www.classification.gov.au/ Сайт Классификации Австралийского Правительства] Включает информацию о системе классификации, профили членов Комиссии и общедоступную для поиска базу данных решений по классификации
  • [www.cenere.com.au/files/articles/pdf/Exratings.pdf Заметки Филипа Синера в Inside Film Magazine относительно Международной Конференции Рейтингов OFLC]
  • [www.refused-classification.com Refused-Classification.com] База данных фильмов, игр и книг, у которых были проблемы с OFLC
  • [libertus.net/censor/ Libertus Australia] Вебсайт, поддерживаемый Ирэном Грэмом, руководителем EFA.
  • [www.cosmos.net.au/~hologram/chopping/list_home.html The Chopping List] База данных фильмов, у которых были проблемы с цензурой в Австралии

Отрывок, характеризующий Австралийская аттестационная комиссия

– Nathalie, un mot, un seul, – всё повторял он, видимо не зная, что сказать и повторял его до тех пор, пока к ним подошла Элен.
Элен вместе с Наташей опять вышла в гостиную. Не оставшись ужинать, Ростовы уехали.
Вернувшись домой, Наташа не спала всю ночь: ее мучил неразрешимый вопрос, кого она любила, Анатоля или князя Андрея. Князя Андрея она любила – она помнила ясно, как сильно она любила его. Но Анатоля она любила тоже, это было несомненно. «Иначе, разве бы всё это могло быть?» думала она. «Ежели я могла после этого, прощаясь с ним, улыбкой ответить на его улыбку, ежели я могла допустить до этого, то значит, что я с первой минуты полюбила его. Значит, он добр, благороден и прекрасен, и нельзя было не полюбить его. Что же мне делать, когда я люблю его и люблю другого?» говорила она себе, не находя ответов на эти страшные вопросы.


Пришло утро с его заботами и суетой. Все встали, задвигались, заговорили, опять пришли модистки, опять вышла Марья Дмитриевна и позвали к чаю. Наташа широко раскрытыми глазами, как будто она хотела перехватить всякий устремленный на нее взгляд, беспокойно оглядывалась на всех и старалась казаться такою же, какою она была всегда.
После завтрака Марья Дмитриевна (это было лучшее время ее), сев на свое кресло, подозвала к себе Наташу и старого графа.
– Ну с, друзья мои, теперь я всё дело обдумала и вот вам мой совет, – начала она. – Вчера, как вы знаете, была я у князя Николая; ну с и поговорила с ним…. Он кричать вздумал. Да меня не перекричишь! Я всё ему выпела!
– Да что же он? – спросил граф.
– Он то что? сумасброд… слышать не хочет; ну, да что говорить, и так мы бедную девочку измучили, – сказала Марья Дмитриевна. – А совет мой вам, чтобы дела покончить и ехать домой, в Отрадное… и там ждать…
– Ах, нет! – вскрикнула Наташа.
– Нет, ехать, – сказала Марья Дмитриевна. – И там ждать. – Если жених теперь сюда приедет – без ссоры не обойдется, а он тут один на один с стариком всё переговорит и потом к вам приедет.
Илья Андреич одобрил это предложение, тотчас поняв всю разумность его. Ежели старик смягчится, то тем лучше будет приехать к нему в Москву или Лысые Горы, уже после; если нет, то венчаться против его воли можно будет только в Отрадном.
– И истинная правда, – сказал он. – Я и жалею, что к нему ездил и ее возил, – сказал старый граф.
– Нет, чего ж жалеть? Бывши здесь, нельзя было не сделать почтения. Ну, а не хочет, его дело, – сказала Марья Дмитриевна, что то отыскивая в ридикюле. – Да и приданое готово, чего вам еще ждать; а что не готово, я вам перешлю. Хоть и жалко мне вас, а лучше с Богом поезжайте. – Найдя в ридикюле то, что она искала, она передала Наташе. Это было письмо от княжны Марьи. – Тебе пишет. Как мучается, бедняжка! Она боится, чтобы ты не подумала, что она тебя не любит.
– Да она и не любит меня, – сказала Наташа.
– Вздор, не говори, – крикнула Марья Дмитриевна.
– Никому не поверю; я знаю, что не любит, – смело сказала Наташа, взяв письмо, и в лице ее выразилась сухая и злобная решительность, заставившая Марью Дмитриевну пристальнее посмотреть на нее и нахмуриться.
– Ты, матушка, так не отвечай, – сказала она. – Что я говорю, то правда. Напиши ответ.
Наташа не отвечала и пошла в свою комнату читать письмо княжны Марьи.
Княжна Марья писала, что она была в отчаянии от происшедшего между ними недоразумения. Какие бы ни были чувства ее отца, писала княжна Марья, она просила Наташу верить, что она не могла не любить ее как ту, которую выбрал ее брат, для счастия которого она всем готова была пожертвовать.
«Впрочем, писала она, не думайте, чтобы отец мой был дурно расположен к вам. Он больной и старый человек, которого надо извинять; но он добр, великодушен и будет любить ту, которая сделает счастье его сына». Княжна Марья просила далее, чтобы Наташа назначила время, когда она может опять увидеться с ней.
Прочтя письмо, Наташа села к письменному столу, чтобы написать ответ: «Chere princesse», [Дорогая княжна,] быстро, механически написала она и остановилась. «Что ж дальше могла написать она после всего того, что было вчера? Да, да, всё это было, и теперь уж всё другое», думала она, сидя над начатым письмом. «Надо отказать ему? Неужели надо? Это ужасно!»… И чтоб не думать этих страшных мыслей, она пошла к Соне и с ней вместе стала разбирать узоры.
После обеда Наташа ушла в свою комнату, и опять взяла письмо княжны Марьи. – «Неужели всё уже кончено? подумала она. Неужели так скоро всё это случилось и уничтожило всё прежнее»! Она во всей прежней силе вспоминала свою любовь к князю Андрею и вместе с тем чувствовала, что любила Курагина. Она живо представляла себя женою князя Андрея, представляла себе столько раз повторенную ее воображением картину счастия с ним и вместе с тем, разгораясь от волнения, представляла себе все подробности своего вчерашнего свидания с Анатолем.
«Отчего же бы это не могло быть вместе? иногда, в совершенном затмении, думала она. Тогда только я бы была совсем счастлива, а теперь я должна выбрать и ни без одного из обоих я не могу быть счастлива. Одно, думала она, сказать то, что было князю Андрею или скрыть – одинаково невозможно. А с этим ничего не испорчено. Но неужели расстаться навсегда с этим счастьем любви князя Андрея, которым я жила так долго?»
– Барышня, – шопотом с таинственным видом сказала девушка, входя в комнату. – Мне один человек велел передать. Девушка подала письмо. – Только ради Христа, – говорила еще девушка, когда Наташа, не думая, механическим движением сломала печать и читала любовное письмо Анатоля, из которого она, не понимая ни слова, понимала только одно – что это письмо было от него, от того человека, которого она любит. «Да она любит, иначе разве могло бы случиться то, что случилось? Разве могло бы быть в ее руке любовное письмо от него?»
Трясущимися руками Наташа держала это страстное, любовное письмо, сочиненное для Анатоля Долоховым, и, читая его, находила в нем отголоски всего того, что ей казалось, она сама чувствовала.
«Со вчерашнего вечера участь моя решена: быть любимым вами или умереть. Мне нет другого выхода», – начиналось письмо. Потом он писал, что знает про то, что родные ее не отдадут ее ему, Анатолю, что на это есть тайные причины, которые он ей одной может открыть, но что ежели она его любит, то ей стоит сказать это слово да , и никакие силы людские не помешают их блаженству. Любовь победит всё. Он похитит и увезет ее на край света.
«Да, да, я люблю его!» думала Наташа, перечитывая в двадцатый раз письмо и отыскивая какой то особенный глубокий смысл в каждом его слове.
В этот вечер Марья Дмитриевна ехала к Архаровым и предложила барышням ехать с нею. Наташа под предлогом головной боли осталась дома.


Вернувшись поздно вечером, Соня вошла в комнату Наташи и, к удивлению своему, нашла ее не раздетою, спящею на диване. На столе подле нее лежало открытое письмо Анатоля. Соня взяла письмо и стала читать его.
Она читала и взглядывала на спящую Наташу, на лице ее отыскивая объяснения того, что она читала, и не находила его. Лицо было тихое, кроткое и счастливое. Схватившись за грудь, чтобы не задохнуться, Соня, бледная и дрожащая от страха и волнения, села на кресло и залилась слезами.
«Как я не видала ничего? Как могло это зайти так далеко? Неужели она разлюбила князя Андрея? И как могла она допустить до этого Курагина? Он обманщик и злодей, это ясно. Что будет с Nicolas, с милым, благородным Nicolas, когда он узнает про это? Так вот что значило ее взволнованное, решительное и неестественное лицо третьего дня, и вчера, и нынче, думала Соня; но не может быть, чтобы она любила его! Вероятно, не зная от кого, она распечатала это письмо. Вероятно, она оскорблена. Она не может этого сделать!»
Соня утерла слезы и подошла к Наташе, опять вглядываясь в ее лицо.
– Наташа! – сказала она чуть слышно.
Наташа проснулась и увидала Соню.
– А, вернулась?
И с решительностью и нежностью, которая бывает в минуты пробуждения, она обняла подругу, но заметив смущение на лице Сони, лицо Наташи выразило смущение и подозрительность.
– Соня, ты прочла письмо? – сказала она.
– Да, – тихо сказала Соня.
Наташа восторженно улыбнулась.
– Нет, Соня, я не могу больше! – сказала она. – Я не могу больше скрывать от тебя. Ты знаешь, мы любим друг друга!… Соня, голубчик, он пишет… Соня…
Соня, как бы не веря своим ушам, смотрела во все глаза на Наташу.
– А Болконский? – сказала она.
– Ах, Соня, ах коли бы ты могла знать, как я счастлива! – сказала Наташа. – Ты не знаешь, что такое любовь…
– Но, Наташа, неужели то всё кончено?
Наташа большими, открытыми глазами смотрела на Соню, как будто не понимая ее вопроса.
– Что ж, ты отказываешь князю Андрею? – сказала Соня.
– Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай, – с мгновенной досадой сказала Наташа.
– Нет, я не могу этому верить, – повторила Соня. – Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг… Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я тебе не верю, ты шалишь. В три дня забыть всё и так…
– Три дня, – сказала Наташа. – Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Ты этого не можешь понять. Соня, постой, садись тут. – Наташа обняла и поцеловала ее.
– Мне говорили, что это бывает и ты верно слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, и я раба его, и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня? – говорила Наташа с счастливым и испуганным лицом.
– Но ты подумай, что ты делаешь, – говорила Соня, – я не могу этого так оставить. Эти тайные письма… Как ты могла его допустить до этого? – говорила она с ужасом и с отвращением, которое она с трудом скрывала.
– Я тебе говорила, – отвечала Наташа, – что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!
– Так я не допущу до этого, я расскажу, – с прорвавшимися слезами вскрикнула Соня.
– Что ты, ради Бога… Ежели ты расскажешь, ты мой враг, – заговорила Наташа. – Ты хочешь моего несчастия, ты хочешь, чтоб нас разлучили…
Увидав этот страх Наташи, Соня заплакала слезами стыда и жалости за свою подругу.
– Но что было между вами? – спросила она. – Что он говорил тебе? Зачем он не ездит в дом?
Наташа не отвечала на ее вопрос.
– Ради Бога, Соня, никому не говори, не мучай меня, – упрашивала Наташа. – Ты помни, что нельзя вмешиваться в такие дела. Я тебе открыла…
– Но зачем эти тайны! Отчего же он не ездит в дом? – спрашивала Соня. – Отчего он прямо не ищет твоей руки? Ведь князь Андрей дал тебе полную свободу, ежели уж так; но я не верю этому. Наташа, ты подумала, какие могут быть тайные причины ?
Наташа удивленными глазами смотрела на Соню. Видно, ей самой в первый раз представлялся этот вопрос и она не знала, что отвечать на него.
– Какие причины, не знаю. Но стало быть есть причины!
Соня вздохнула и недоверчиво покачала головой.
– Ежели бы были причины… – начала она. Но Наташа угадывая ее сомнение, испуганно перебила ее.
– Соня, нельзя сомневаться в нем, нельзя, нельзя, ты понимаешь ли? – прокричала она.
– Любит ли он тебя?
– Любит ли? – повторила Наташа с улыбкой сожаления о непонятливости своей подруги. – Ведь ты прочла письмо, ты видела его?
– Но если он неблагородный человек?
– Он!… неблагородный человек? Коли бы ты знала! – говорила Наташа.
– Если он благородный человек, то он или должен объявить свое намерение, или перестать видеться с тобой; и ежели ты не хочешь этого сделать, то я сделаю это, я напишу ему, я скажу папа, – решительно сказала Соня.
– Да я жить не могу без него! – закричала Наташа.
– Наташа, я не понимаю тебя. И что ты говоришь! Вспомни об отце, о Nicolas.
– Мне никого не нужно, я никого не люблю, кроме его. Как ты смеешь говорить, что он неблагороден? Ты разве не знаешь, что я его люблю? – кричала Наташа. – Соня, уйди, я не хочу с тобой ссориться, уйди, ради Бога уйди: ты видишь, как я мучаюсь, – злобно кричала Наташа сдержанно раздраженным и отчаянным голосом. Соня разрыдалась и выбежала из комнаты.
Наташа подошла к столу и, не думав ни минуты, написала тот ответ княжне Марье, который она не могла написать целое утро. В письме этом она коротко писала княжне Марье, что все недоразуменья их кончены, что, пользуясь великодушием князя Андрея, который уезжая дал ей свободу, она просит ее забыть всё и простить ее ежели она перед нею виновата, но что она не может быть его женой. Всё это ей казалось так легко, просто и ясно в эту минуту.

В пятницу Ростовы должны были ехать в деревню, а граф в среду поехал с покупщиком в свою подмосковную.
В день отъезда графа, Соня с Наташей были званы на большой обед к Карагиным, и Марья Дмитриевна повезла их. На обеде этом Наташа опять встретилась с Анатолем, и Соня заметила, что Наташа говорила с ним что то, желая не быть услышанной, и всё время обеда была еще более взволнована, чем прежде. Когда они вернулись домой, Наташа начала первая с Соней то объяснение, которого ждала ее подруга.
– Вот ты, Соня, говорила разные глупости про него, – начала Наташа кротким голосом, тем голосом, которым говорят дети, когда хотят, чтобы их похвалили. – Мы объяснились с ним нынче.
– Ну, что же, что? Ну что ж он сказал? Наташа, как я рада, что ты не сердишься на меня. Говори мне всё, всю правду. Что же он сказал?
Наташа задумалась.
– Ах Соня, если бы ты знала его так, как я! Он сказал… Он спрашивал меня о том, как я обещала Болконскому. Он обрадовался, что от меня зависит отказать ему.
Соня грустно вздохнула.
– Но ведь ты не отказала Болконскому, – сказала она.
– А может быть я и отказала! Может быть с Болконским всё кончено. Почему ты думаешь про меня так дурно?
– Я ничего не думаю, я только не понимаю этого…
– Подожди, Соня, ты всё поймешь. Увидишь, какой он человек. Ты не думай дурное ни про меня, ни про него.
– Я ни про кого не думаю дурное: я всех люблю и всех жалею. Но что же мне делать?
Соня не сдавалась на нежный тон, с которым к ней обращалась Наташа. Чем размягченнее и искательнее было выражение лица Наташи, тем серьезнее и строже было лицо Сони.
– Наташа, – сказала она, – ты просила меня не говорить с тобой, я и не говорила, теперь ты сама начала. Наташа, я не верю ему. Зачем эта тайна?
– Опять, опять! – перебила Наташа.
– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.
«Она убежит с ним! думала Соня. Она на всё способна. Нынче в лице ее было что то особенно жалкое и решительное. Она заплакала, прощаясь с дяденькой, вспоминала Соня. Да это верно, она бежит с ним, – но что мне делать?» думала Соня, припоминая теперь те признаки, которые ясно доказывали, почему у Наташи было какое то страшное намерение. «Графа нет. Что мне делать, написать к Курагину, требуя от него объяснения? Но кто велит ему ответить? Писать Пьеру, как просил князь Андрей в случае несчастия?… Но может быть, в самом деле она уже отказала Болконскому (она вчера отослала письмо княжне Марье). Дяденьки нет!» Сказать Марье Дмитриевне, которая так верила в Наташу, Соне казалось ужасно. «Но так или иначе, думала Соня, стоя в темном коридоре: теперь или никогда пришло время доказать, что я помню благодеяния их семейства и люблю Nicolas. Нет, я хоть три ночи не буду спать, а не выйду из этого коридора и силой не пущу ее, и не дам позору обрушиться на их семейство», думала она.