Агатов, Марк

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Марк Агатов
Имя при рождении:

Марк Исаакович Пурим

Псевдонимы:

Марк Агатов

Место рождения:

Евпатория, Крым, РСФСР

Род деятельности:

писатель, публицист и журналист

Дебют:

«В паутине смерти»

[www.agatov.com tov.com]

Марк Ага́тов (настоящее имя Марк Исаа́кович Пури́м; 1950, Евпатория, Крым, РСФСР) — русский писатель, журналист, правозащитник, член Союза писателей Крыма (1995), автор 14 книг, председатель Евпаторийской городской организации культурно-просветительского общества крымчаков «Кърымчахлар» (2003), работал председателем республиканской благотворительной организации Всесоюзного общества спасения детей и подростков от наркотиков.

Марк Агатов известен как писатель, публицист и журналист с активной гражданской позицией. С 1995 года — член Союза писателей Крыма. В течение нескольких лет работал в больнице для душевнобольных, где и задумался о написании книг.





Политическая журналистика и книги

Первая книга «В паутине смерти» вышла в свет в 1989 году в Москве. Переиздана она была в Ереване в 1990 году. По мотивам повести «В паутине смерти» на киностудии имени Горького в Москве в 1991 году был снят художественный фильм Игра на миллионы.

В августе 1991 года во время путча вместе с москвичами находился на баррикадах у «Белого дома» в Москве, в качестве журналиста принимал участие в работе сессии Верховного Совета Российской Федерации, на которой было принято решение об аресте членов ГКЧП.

С 1990 года член Международного Союза Журналистов (МОЖ).

С 1994 по 2004 год — собственный корреспондент российской газеты «Коммерсантъ». Занимался журналистскими расследованиями «заказных» убийств, совершенных на территории Крыма и фактов коррупции в правоохранительных органах. Первым в Крыму в статье «Власть постсоветская, или „Асса-2“», опубликованной в газете «Коммерсантъ», назвал поименно не только членов оргпреступной группировки «Сэйлем», но и фамилии высокопоставленных чиновников, связанных, в той или иной степени, с преступным сообществом.

В течение нескольких лет вел журналистское расследование преступной деятельности председателя Верховного Совета Автономной Республики Крым полковника МВД Евгения Супрунюка.

Опубликовал более двадцати заметок и статей в центральной и республиканской прессе, в которых рассказывалось не только о нашумевшем «самопохищении» Евгения Супрунюка, но и его причастности к «заказному» убийству. Итогом этой работы стали книги «Журналист-убийца» и «Спикер-убийца». В девяностых годах выпускал газеты «Детективы от Агатова», «Воры в законе» и литературно-художественный журнал «Детективы». В настоящее время работает над новой книгой «Код страха Маркуса Крыми»

Журналистское расследование

В настоящее время ведет собственное журналистское расследование противоправной деятельности высших должностных лиц Крыма. В 2003 году вышла в свет книга «Премьер Куницын и его команда», рассказывающая, на основе документов и материалов журналистских расследований самого автора и его коллег из газеты Крымское время, о противоправной деятельности некоторых крымских чиновников. Прошлогодним выборам в Верховный Совет Крыма посвящена новая книга Марка Агатова «Крымский премьер и дьявольская свита». В настоящее время заканчивает работу над книгой «Старлей Федотов снова на работе», в основу которой положены беседы и интервью автора с наемными убийцами и членами оргпреступных группировок в Крыму, Украине и России.

С 2001 года член Союза русских, украинских и белорусских писателей АРК. За серию книг журналистских расследований деятельности организованных преступных группировок в Крыму, издание которых способствовало оздоровлению криминальной обстановки в АРК, Союз писателей Крыма выдвинул Марка Агатова на соискание премии Совета министров АРК за 2001 год в номинации «Достижения в труде на благо Крыма».

Общественная деятельность

В 2003 году правление республиканского культурно-просветительского общества крымчаков «Кърымчахлар» избрало Марка Агатова на должность главного редактора литературно-художественного, научно популярного журнала «Крымчаки».

Туризм и спорт

Марк Агатов работал инструктором пешеходного туризма, экскурсоводом, горноспасателем. Занимался спортивным туризмом, каратэ. Принимал участие в сложных спортивных походах по Северному Уралу, Кольскому полуострову, Кавказу.

Книги

  • Серия «Кровавые следы на карте Крыма»:
    • Журналист-убийца
    • Криминальные истории Евпатории
    • Спикер-убийца
    • Премьер Куницын и его команда
    • 3а что убили отца Петра?
    • Старлей Федотов снова на работе
    • Убийцы из дома престарелых
    • Криминальный Крым
    • Семен Водкин-имиджмейкер
    • Премьер Куницын и его команда — 2


Напишите отзыв о статье "Агатов, Марк"

Отрывок, характеризующий Агатов, Марк

– Имею честь докладывать вам сущую правду, – повторил Алпатыч.
Ростов слез с лошади и, передав ее вестовому, пошел с Алпатычем к дому, расспрашивая его о подробностях дела. Действительно, вчерашнее предложение княжны мужикам хлеба, ее объяснение с Дроном и с сходкою так испортили дело, что Дрон окончательно сдал ключи, присоединился к мужикам и не являлся по требованию Алпатыча и что поутру, когда княжна велела закладывать, чтобы ехать, мужики вышли большой толпой к амбару и выслали сказать, что они не выпустят княжны из деревни, что есть приказ, чтобы не вывозиться, и они выпрягут лошадей. Алпатыч выходил к ним, усовещивая их, но ему отвечали (больше всех говорил Карп; Дрон не показывался из толпы), что княжну нельзя выпустить, что на то приказ есть; а что пускай княжна остается, и они по старому будут служить ей и во всем повиноваться.
В ту минуту, когда Ростов и Ильин проскакали по дороге, княжна Марья, несмотря на отговариванье Алпатыча, няни и девушек, велела закладывать и хотела ехать; но, увидав проскакавших кавалеристов, их приняли за французов, кучера разбежались, и в доме поднялся плач женщин.
– Батюшка! отец родной! бог тебя послал, – говорили умиленные голоса, в то время как Ростов проходил через переднюю.
Княжна Марья, потерянная и бессильная, сидела в зале, в то время как к ней ввели Ростова. Она не понимала, кто он, и зачем он, и что с нею будет. Увидав его русское лицо и по входу его и первым сказанным словам признав его за человека своего круга, она взглянула на него своим глубоким и лучистым взглядом и начала говорить обрывавшимся и дрожавшим от волнения голосом. Ростову тотчас же представилось что то романическое в этой встрече. «Беззащитная, убитая горем девушка, одна, оставленная на произвол грубых, бунтующих мужиков! И какая то странная судьба натолкнула меня сюда! – думал Ростов, слушяя ее и глядя на нее. – И какая кротость, благородство в ее чертах и в выражении! – думал он, слушая ее робкий рассказ.
Когда она заговорила о том, что все это случилось на другой день после похорон отца, ее голос задрожал. Она отвернулась и потом, как бы боясь, чтобы Ростов не принял ее слова за желание разжалобить его, вопросительно испуганно взглянула на него. У Ростова слезы стояли в глазах. Княжна Марья заметила это и благодарно посмотрела на Ростова тем своим лучистым взглядом, который заставлял забывать некрасивость ее лица.
– Не могу выразить, княжна, как я счастлив тем, что я случайно заехал сюда и буду в состоянии показать вам свою готовность, – сказал Ростов, вставая. – Извольте ехать, и я отвечаю вам своей честью, что ни один человек не посмеет сделать вам неприятность, ежели вы мне только позволите конвоировать вас, – и, почтительно поклонившись, как кланяются дамам царской крови, он направился к двери.
Почтительностью своего тона Ростов как будто показывал, что, несмотря на то, что он за счастье бы счел свое знакомство с нею, он не хотел пользоваться случаем ее несчастия для сближения с нею.
Княжна Марья поняла и оценила этот тон.
– Я очень, очень благодарна вам, – сказала ему княжна по французски, – но надеюсь, что все это было только недоразуменье и что никто не виноват в том. – Княжна вдруг заплакала. – Извините меня, – сказала она.
Ростов, нахмурившись, еще раз низко поклонился и вышел из комнаты.


– Ну что, мила? Нет, брат, розовая моя прелесть, и Дуняшей зовут… – Но, взглянув на лицо Ростова, Ильин замолк. Он видел, что его герой и командир находился совсем в другом строе мыслей.
Ростов злобно оглянулся на Ильина и, не отвечая ему, быстрыми шагами направился к деревне.
– Я им покажу, я им задам, разбойникам! – говорил он про себя.
Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова.
– Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его.
Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча.
– Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой.
– Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо.
После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту.