Агеенко, Флоренция Леонидовна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Флора Агеенко
Дата рождения:

14 сентября 1928(1928-09-14) (92 года)

Научная сфера:

филология, орфоэпия

Место работы:

Центральное телевидение СССР

Альма-матер:

Московский государственный университет

Награды и премии:

Отличник телевидения и радио

Флоре́нция (Фло́ра) Леони́довна Аге́енко (род. 14 сентября 1928) — советский и российский филолог, кандидат филологических наук (1993), специалист по практической орфоэпии и культуре речи.





Биография

Флоренция Леонидовна Агеенко окончила филологический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, в 1954 году была приглашена в дикторскую группу Всесоюзного радио. Работала в дикторской группе Центрального вещания в 1954—1974 гг., в 1975—1991 — в дикторском отделе Центрального телевидения. В последующие годы Ф. Л. Агеенко продолжала свою деятельность в Информационном телевизионном агентстве (Программа «Время»), в телекомпаниях: «Деловая Россия», «Культура», «ТВ Центр». Проводила занятия по орфоэпии и стилистике русского языка с ведущими передач, корреспондентами, комментаторами, обозревателями.

За творческий вклад в подготовку радио­- и телепередач награждена Дипломом Комитета по радиовещанию и телевидению (1970, IV, 22), Почётной грамотой Госкомитета в связи с 50-летием Советского телевидения (1981, II, 26), знаком «Отличник телевидения и радио».

Публиковала статьи о проблемах культуры речи на телевидении и радио в журналах «Русская речь», «Телевидение и радиовещание», в сборнике «Диктор у микрофона».

С 1983 г. — член Союза журналистов Москвы.

С 1985 г. — действительный член Русского географического общества.

С 1993 г. — кандидат филологических наук.

Словарь

В коллективе дикторов придавали большое значение вопросам правильности и чистоты звучащей речи. С первых лет существования радио в дикторской группе была заведена картотека «трудных слов», куда заносились слова, вызывавшие затруднения в произношении и ударении. На базе картотеки Радиокомитет выпустил в 1951 и 1954 году два пособия для внутреннего пользования: «В помощь диктору» и «Словарь ударений. В помощь диктору» под ред. профессора К. И. Былинского. В 1955 году руководство отдела поставило вопрос о необходимости создания нового словаря в государственном издательстве. Первое издание словаря вышло в 1960 году под названием «Словарь ударений для работников радио и телевидения» в Государственном издательстве иностранных и национальных словарей под ред. профессора К. И. Былинского. Авторы 1-го издания словаря — Ф. Л. Агеенко и М. В. Зарва. Заголовок словаря был изменен, так как расширился круг пользователей: это были не только дикторы, но и комментаторы, обозреватели, корреспонденты радио и телевидения.

Словарь неоднократно переиздавался. С 1960 по 2000 вышло 8 изданий словаря в том же авторском коллективе: Ф. Л. Агеенко и М. В. Зарва. С 2-го по 6-е издание (1967, 1970, 1971, 1984, 1985) словарь выходил под ред. профессора Д. Э. Розенталя. С 2-го по 4-е издание (1967, 1970, 1971) он выпускался в издательстве «Советская энциклопедия», а с 5-го по 7-е (1984, 1985, 1993) — в издательстве «Русский язык». Седьмое и восьмое издание словаря выходили под заголовком «Словарь ударений русского языка», подзаголовок «для работников радио и телевидения» был снят. Это свидетельствовало о том, что значительно расширился круг пользователей. Восьмое издание вышло в свет в 2000 году в издательстве «Айрис Пресс» под ред. М. А. Штудинера.

В состав словаря входили имена нарицательные и собственные. С 1-го по 4-е издание они давались в общем алфавите. В 5-м издании появилось 2 раздела: «Имена нарицательные» и «Имена собственные». В 2001 году в издательстве «НЦ ЭНАС» вышло две книги: «Собственные имена в русском языке» (автор Ф. Л. Агеенко) и «Русское словесное ударение» (автор М. В. Зарва). В 2010 году издательство «Мир и образование» выпустило в свет новое издание «Словарь собственных имен русского языка. Ударение. Произношение. Словоизменение». В отличие от предыдущих изданий в словаре даются сведения не только об ударении и произношении, но и о словоизменении собственных имен, чтобы закрепить литературную норму и способствовать устранению разнобоя в речи.

Библиография

  • «Словарь ударений для работников радио и телевидения»
  • Агеенко Ф. Л. Ударения в названиях улиц Москвы и географических названиях Московской области: Словарь-справочник / Под ред. проф. Д. Э. Розенталя. — М.: Гл. ред. писем и социол. исслед. Госкомитета СССР по телевидению и радиовещанию, 1980. — 77 с.
  • Агеенко Ф. Л. Ударения в названиях улиц Москвы и географических названиях Московской области: Словарь-справочник / Под ред. проф. Д. Э. Розенталя. — Изд. 2-е. — М.: Гл. ред. писем и социол. исслед. Госкомитета СССР по телевидению и радиовещанию, 1983. — 110 с.
  • Агеенко Ф. Л. Органы массовой информации зарубежных стран. Международные политические, общественные и спортивные организации: Произношение, ударение, перевод названий на русский язык. Справочник / Под ред. проф. Д. Э. Розенталя. — М.: Гл. ред. писем и социол. исслед. Госкомитета СССР по телевидению и радиовещанию, 1986. — 155 с.
  • Агеенко Ф. Л., Зарва М. В. Словарь ударений русского языка: Около 76 000 слов. — 7-е изд.. — М.: Русский язык, 1993. — 927 с.
  • Агеенко Ф. Л., Зарва М. В. Словарь ударений русского языка: Около 82 500 слов / Под ред. М. А. Штудинера. — 8-е изд.. — М.: Айрис-пресс, 2000. — 808 с.
  • Агеенко Ф. Л. Собственные имена в русском языке: Словарь ударений: Более 35 000 словарных единиц. — М.: Изд-во НЦ ЭНАС, 2001. — 376 с. — 6 000 экз. — ISBN 5-93196-107-0.
  • Агеенко Ф. Л. [gramota.ru/slovari/info/ag/ Словарь собственных имён русского языка. Ударение. Произношение. Словоизменение : Более 38 000 словарных единиц]. — М.: ООО «Издательство "Мир и Образование"», 2010. — 880 с. — 2 000 экз. — ISBN 978-5-94666-588-9.

Награды

  • Отличник телевидения и радио

Напишите отзыв о статье "Агеенко, Флоренция Леонидовна"

Ссылки

  • [www.gramota.ru/slovari/info/ag/author/ Флора Агеенко на ГРАМОТЕ.РУ]
  • [www.gramota.ru/lenta/news/8_2657 Интервью с Ф. Л. Агеенко на ГРАМОТЕ.РУ]
  • [www.tvmuseum.ru/catalog.asp?ob_no=8391 Юбилей Флоренции Леонидовны Агеенко]

Отрывок, характеризующий Агеенко, Флоренция Леонидовна

Император перебил его.
– В котором часу убит генерал Шмит?…
– В семь часов, кажется.
– В 7 часов. Очень печально! Очень печально!
Император сказал, что он благодарит, и поклонился. Князь Андрей вышел и тотчас же со всех сторон был окружен придворными. Со всех сторон глядели на него ласковые глаза и слышались ласковые слова. Вчерашний флигель адъютант делал ему упреки, зачем он не остановился во дворце, и предлагал ему свой дом. Военный министр подошел, поздравляя его с орденом Марии Терезии З й степени, которым жаловал его император. Камергер императрицы приглашал его к ее величеству. Эрцгерцогиня тоже желала его видеть. Он не знал, кому отвечать, и несколько секунд собирался с мыслями. Русский посланник взял его за плечо, отвел к окну и стал говорить с ним.
Вопреки словам Билибина, известие, привезенное им, было принято радостно. Назначено было благодарственное молебствие. Кутузов был награжден Марией Терезией большого креста, и вся армия получила награды. Болконский получал приглашения со всех сторон и всё утро должен был делать визиты главным сановникам Австрии. Окончив свои визиты в пятом часу вечера, мысленно сочиняя письмо отцу о сражении и о своей поездке в Брюнн, князь Андрей возвращался домой к Билибину. У крыльца дома, занимаемого Билибиным, стояла до половины уложенная вещами бричка, и Франц, слуга Билибина, с трудом таща чемодан, вышел из двери.
Прежде чем ехать к Билибину, князь Андрей поехал в книжную лавку запастись на поход книгами и засиделся в лавке.
– Что такое? – спросил Болконский.
– Ach, Erlaucht? – сказал Франц, с трудом взваливая чемодан в бричку. – Wir ziehen noch weiter. Der Bosewicht ist schon wieder hinter uns her! [Ах, ваше сиятельство! Мы отправляемся еще далее. Злодей уж опять за нами по пятам.]
– Что такое? Что? – спрашивал князь Андрей.
Билибин вышел навстречу Болконскому. На всегда спокойном лице Билибина было волнение.
– Non, non, avouez que c'est charmant, – говорил он, – cette histoire du pont de Thabor (мост в Вене). Ils l'ont passe sans coup ferir. [Нет, нет, признайтесь, что это прелесть, эта история с Таборским мостом. Они перешли его без сопротивления.]
Князь Андрей ничего не понимал.
– Да откуда же вы, что вы не знаете того, что уже знают все кучера в городе?
– Я от эрцгерцогини. Там я ничего не слыхал.
– И не видали, что везде укладываются?
– Не видал… Да в чем дело? – нетерпеливо спросил князь Андрей.
– В чем дело? Дело в том, что французы перешли мост, который защищает Ауэсперг, и мост не взорвали, так что Мюрат бежит теперь по дороге к Брюнну, и нынче завтра они будут здесь.
– Как здесь? Да как же не взорвали мост, когда он минирован?
– А это я у вас спрашиваю. Этого никто, и сам Бонапарте, не знает.
Болконский пожал плечами.
– Но ежели мост перейден, значит, и армия погибла: она будет отрезана, – сказал он.
– В этом то и штука, – отвечал Билибин. – Слушайте. Вступают французы в Вену, как я вам говорил. Всё очень хорошо. На другой день, то есть вчера, господа маршалы: Мюрат Ланн и Бельяр, садятся верхом и отправляются на мост. (Заметьте, все трое гасконцы.) Господа, – говорит один, – вы знаете, что Таборский мост минирован и контраминирован, и что перед ним грозный tete de pont и пятнадцать тысяч войска, которому велено взорвать мост и нас не пускать. Но нашему государю императору Наполеону будет приятно, ежели мы возьмем этот мост. Проедемте втроем и возьмем этот мост. – Поедемте, говорят другие; и они отправляются и берут мост, переходят его и теперь со всею армией по сю сторону Дуная направляются на нас, на вас и на ваши сообщения.
– Полноте шутить, – грустно и серьезно сказал князь Андрей.
Известие это было горестно и вместе с тем приятно князю Андрею.
Как только он узнал, что русская армия находится в таком безнадежном положении, ему пришло в голову, что ему то именно предназначено вывести русскую армию из этого положения, что вот он, тот Тулон, который выведет его из рядов неизвестных офицеров и откроет ему первый путь к славе! Слушая Билибина, он соображал уже, как, приехав к армии, он на военном совете подаст мнение, которое одно спасет армию, и как ему одному будет поручено исполнение этого плана.
– Полноте шутить, – сказал он.
– Не шучу, – продолжал Билибин, – ничего нет справедливее и печальнее. Господа эти приезжают на мост одни и поднимают белые платки; уверяют, что перемирие, и что они, маршалы, едут для переговоров с князем Ауэрспергом. Дежурный офицер пускает их в tete de pont. [мостовое укрепление.] Они рассказывают ему тысячу гасконских глупостей: говорят, что война кончена, что император Франц назначил свидание Бонапарту, что они желают видеть князя Ауэрсперга, и тысячу гасконад и проч. Офицер посылает за Ауэрспергом; господа эти обнимают офицеров, шутят, садятся на пушки, а между тем французский баталион незамеченный входит на мост, сбрасывает мешки с горючими веществами в воду и подходит к tete de pont. Наконец, является сам генерал лейтенант, наш милый князь Ауэрсперг фон Маутерн. «Милый неприятель! Цвет австрийского воинства, герой турецких войн! Вражда кончена, мы можем подать друг другу руку… император Наполеон сгорает желанием узнать князя Ауэрсперга». Одним словом, эти господа, не даром гасконцы, так забрасывают Ауэрсперга прекрасными словами, он так прельщен своею столь быстро установившеюся интимностью с французскими маршалами, так ослеплен видом мантии и страусовых перьев Мюрата, qu'il n'y voit que du feu, et oubl celui qu'il devait faire faire sur l'ennemi. [Что он видит только их огонь и забывает о своем, о том, который он обязан был открыть против неприятеля.] (Несмотря на живость своей речи, Билибин не забыл приостановиться после этого mot, чтобы дать время оценить его.) Французский баталион вбегает в tete de pont, заколачивают пушки, и мост взят. Нет, но что лучше всего, – продолжал он, успокоиваясь в своем волнении прелестью собственного рассказа, – это то, что сержант, приставленный к той пушке, по сигналу которой должно было зажигать мины и взрывать мост, сержант этот, увидав, что французские войска бегут на мост, хотел уже стрелять, но Ланн отвел его руку. Сержант, который, видно, был умнее своего генерала, подходит к Ауэрспергу и говорит: «Князь, вас обманывают, вот французы!» Мюрат видит, что дело проиграно, ежели дать говорить сержанту. Он с удивлением (настоящий гасконец) обращается к Ауэрспергу: «Я не узнаю столь хваленую в мире австрийскую дисциплину, – говорит он, – и вы позволяете так говорить с вами низшему чину!» C'est genial. Le prince d'Auersperg se pique d'honneur et fait mettre le sergent aux arrets. Non, mais avouez que c'est charmant toute cette histoire du pont de Thabor. Ce n'est ni betise, ni lachete… [Это гениально. Князь Ауэрсперг оскорбляется и приказывает арестовать сержанта. Нет, признайтесь, что это прелесть, вся эта история с мостом. Это не то что глупость, не то что подлость…]
– С'est trahison peut etre, [Быть может, измена,] – сказал князь Андрей, живо воображая себе серые шинели, раны, пороховой дым, звуки пальбы и славу, которая ожидает его.
– Non plus. Cela met la cour dans de trop mauvais draps, – продолжал Билибин. – Ce n'est ni trahison, ni lachete, ni betise; c'est comme a Ulm… – Он как будто задумался, отыскивая выражение: – c'est… c'est du Mack. Nous sommes mackes , [Также нет. Это ставит двор в самое нелепое положение; это ни измена, ни подлость, ни глупость; это как при Ульме, это… это Маковщина . Мы обмаковались. ] – заключил он, чувствуя, что он сказал un mot, и свежее mot, такое mot, которое будет повторяться.
Собранные до тех пор складки на лбу быстро распустились в знак удовольствия, и он, слегка улыбаясь, стал рассматривать свои ногти.
– Куда вы? – сказал он вдруг, обращаясь к князю Андрею, который встал и направился в свою комнату.
– Я еду.
– Куда?
– В армию.
– Да вы хотели остаться еще два дня?
– А теперь я еду сейчас.