Адвербиализация

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Адвербиализа́ция (от лат. adverbium — наречие) — переход в класс наречий словоформ, принадлежащих другим частям речи.

Основа процесса адвербиализации — изоляция той или иной формы от системы словоизменения своей части речи и приобретение ею нового грамматического значения.

С точки зрения истории языка, адвербиализации подвергаются:

  1. формы прилагательных, напр., «снова», «высоко», «по-домашнему», ср. также чеш. znova, vysoko, лат. multum ‘много’;
  2. отдельные падежные формы существительных, напр., «пешком», «даром» (оба твор. падеж), др.-рус. «вечоръ» ‘вчера вечером’, лат. statim ‘сейчас’ (аккузатив);
  3. предложно-падежные формы, напр., «издавна», ст.-слав. «съпроста» ‘непременно’ < «съ» + род. п. сущ. «прост», чеш. zezadu < ze zadu ‘сзади’; в том числе с постпозицией предлога — ср. нем. jahraus (в jahraus jahrein ‘из года в год’);
  4. прочие сочетания, напр., «сегодня» < «сего дня», ср. нем. damit ‘(с) этим’;
  5. глагольные формы, напр., «почти», «нехотя».

В более широком понимании к адвербиализации относятся также и морфологические способы образования наречий (суффиксация). Адвербиализация является одним из видов общеязыкового процесса транспозиции, в основе которого лежит семантическое и функциональное тождество языковых единиц.

Напишите отзыв о статье "Адвербиализация"

Отрывок, характеризующий Адвербиализация

«Так вот она какая, а я то дурак!» думал он, глядя на ее блестящие глаза и счастливую, восторженную, из под усов делающую ямочки на щеках, улыбку, которой он не видал прежде.
– Я ничего не боюсь, – сказала Соня. – Можно сейчас? – Она встала. Соне рассказали, где амбар, как ей молча стоять и слушать, и подали ей шубку. Она накинула ее себе на голову и взглянула на Николая.
«Что за прелесть эта девочка!» подумал он. «И об чем я думал до сих пор!»
Соня вышла в коридор, чтобы итти в амбар. Николай поспешно пошел на парадное крыльцо, говоря, что ему жарко. Действительно в доме было душно от столпившегося народа.
На дворе был тот же неподвижный холод, тот же месяц, только было еще светлее. Свет был так силен и звезд на снеге было так много, что на небо не хотелось смотреть, и настоящих звезд было незаметно. На небе было черно и скучно, на земле было весело.
«Дурак я, дурак! Чего ждал до сих пор?» подумал Николай и, сбежав на крыльцо, он обошел угол дома по той тропинке, которая вела к заднему крыльцу. Он знал, что здесь пойдет Соня. На половине дороги стояли сложенные сажени дров, на них был снег, от них падала тень; через них и с боку их, переплетаясь, падали тени старых голых лип на снег и дорожку. Дорожка вела к амбару. Рубленная стена амбара и крыша, покрытая снегом, как высеченная из какого то драгоценного камня, блестели в месячном свете. В саду треснуло дерево, и опять всё совершенно затихло. Грудь, казалось, дышала не воздухом, а какой то вечно молодой силой и радостью.