Административное деление США

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Соединённые Штаты Америки (США) являются федерацией, объединяющей 50 штатов (англ. state), каждый из которых делится на округа. Населёнными пунктами в составе округов управляют городские муниципалитеты, а сельские территории могут разделяться на тауншипы.

Территория столицы страны города Вашингтона выделена в особое административно-территориальное образование вне пределов того или иного штата — федеральный округ Колумбия. Кроме того, в составе или под управлением США имеется ряд островных территорий, не входящих в состав штатов.





Штаты

Штат — основная государственно-территориальная единица США, имеющая значительную степень суверенитета во внутренних делах и уступающая всю полноту полномочий федеральным властям в отношениях с иностранными государствами. Подчиняется федеральному центру в вопросах, оговорённых в Конституции США[1]. С 1959 года в состав США входит 50 штатов. Каждый из штатов имеет флаг и девиз.

Принятию какой-либо территории в состав Соединённых Штатов предшествует длительная процедура: обязательное принятие территорией собственной конституции, которая должна удовлетворить Конгресс США, принимающий решение о её принятии в состав Соединённых Штатов. В соответствии с прецедентом, созданным решением Верховного суда США по делу «Техас против Уайта» в 1869 году, штаты не могут выходить из состава Соединённых Штатов в одностороннем порядке.

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Штаты США
Штат
Официальное название
Почтовый
код
Дата
основания
Население
(2014)
Территория
ВВП
на душу
населения (2005)[2]
Административный
центр[3]
Крупнейший город
Флаг
1 Айдахо State of Idaho ID 189007033 июля 1890 1 634 644 216 632 33 012 Бойсе Бойсе
2 Айова State of Iowa IA 1846122828 декабря 1846 3 107 126 145 743 38 529 Де-Мойн Де-Мойн
3 Алабама State of Alabama AL 1819121414 декабря 1819 4 849 377 135 765 32 866 Монтгомери Бирмингем
4 Аляска State of Alaska AK 195901033 января 1959 736 732 1 717 854 60 079 Джуно Анкоридж
5 Аризона State of Arizona AZ 1912021414 февраля 1912 6 781 684 295 254 36 327 Финикс Финикс
6 Арканзас State of Arkansas AR 1836061515 июня 1836 2 966 369 137 732 31 233 Литл-Рок Литл-Рок
7 Вайоминг State of Wyoming WY 1890071010 июля 1890 584 153 253 348 53 843 Шайенн Шайенн
8 Вашингтон State of Washington WA 1889111111 ноября 1889 7 061 830 184 827 42 702 Олимпия Сиэтл
9 Вермонт State of Vermont VT 179103044 марта 1791 626 562 24 923 37 130 Монтпилиер Берлингтон
10 Виргиния Commonwealth of Virginia VA 1788062525 июня 1788[4] 8 326 289 110 785 46 613 Ричмонд Вирджиния-Бич[5]
11 Висконсин State of Wisconsin WI 1848052929 мая 1848 5 757 564 169 639 39 294 Мадисон Милуоки
12 Гавайи State of Hawai`i
Moku`a-ina o Hawai`i
HI 1959082121 августа 1959 1 419 561 28 311 42 119 Гонолулу Гонолулу
13 Делавэр State of Delaware DE 178712077 декабря 1787[4] 935 614 6452 64 437 Довер Уилмингтон
14 Джорджия State of Georgia GA 178801022 января 1788[4] 10 097 343 153 909 40 155 Атланта Атланта
15 Западная Виргиния State of West Virginia WV 1863062020 июня 1863 1 850 326 62 755 29 602 Чарлстон Чарлстон
16 Иллинойс State of Illinois IL 181812033 декабря 1818 12 880 580 149 998 43 886 Спрингфилд Чикаго
17 Индиана State of Indiana IN 1816121111 декабря 1816 6 596 855 94 321 38 048 Индианаполис Индианаполис
18 Калифорния State of California CA 185009099 сентября 1850 38 802 500 423 970 44 846 Сакраменто Лос-Анджелес
19 Канзас State of Kansas KS 1861012929 января 1861 2 904 021 213 096 38 419 Топика Уичита
20 Кентукки Commonwealth of
Kentucky
KY 179206011 июня 1792 4 413 457 104 659 33 632 Франкфорт Луисвилл
21 Колорадо State of Colorado CO 187608011 августа 1876 5 355 866 269 837 46 314 Денвер Денвер
22 Коннектикут State of Connecticut CT 178801099 января 1788[4] 3 596 677 14 357 55 400 Хартфорд Бриджпорт[6]
23 Луизиана State of Louisiana
État de Louisiane
LA 1812043030 апреля 1812 4 649 676 135 382 36 765 Батон-Руж Новый Орлеан[7]
24 Массачусетс Commonwealth of Massachusetts MA 178802066 февраля 1788[4] 6 745 408 27 336 51 344 Бостон Бостон
25 Миннесота State of Minnesota MN 1858051111 мая 1858 5 994 079 225 181 45 451 Сент-Пол Миннеаполис
26 Миссисипи State of Mississippi MS 1817121010 декабря 1817 2 978 512 125 443 27 545 Джэксон Джэксон
27 Миссури State of Missouri MO 1821081010 августа 1821 6 063 589 180 533 37 251 Джефферсон-Сити Канзас-Сити[8]
28 Мичиган State of Michigan MI 1837012626 января 1837 9 909 877 250 493 37 338 Лансинг Детройт
29 Монтана State of Montana MT 188911088 ноября 1889 1 023 579 381 156 31 903 Хелена Биллингс
30 Мэн State of Maine ME 1820031515 марта 1820 1 330 089 91 646 34 105 Огаста Портленд
31 Мэриленд State of Maryland MD 1788042828 апреля 1788[4] 5 976 407 32 133 43 729 Аннаполис Балтимор[9]
32 Небраска State of Nebraska NE 186703011 марта 1867 1 881 503 200 520 39 950 Линкольн Омаха
33 Невада State of Nevada NV 1864103131 октября 1864 2 839 099 286 367 45 778 Карсон-Сити Лас-Вегас
34 Нью-Гэмпшир State of New Hampshire NH 1788062121 июня 1788[4] 1 326 813 24 217 42 513 Конкорд Манчестер[10]
35 Нью-Джерси State of New Jersey NJ 1787121818 декабря 1787[4] 8 938 175 22 608 49 414 Трентон Ньюарк[11]
36 Нью-Йорк State of New York NY 1788072626 июля 1788[4] 19 746 227 141 300 50 038 Олбани Нью-Йорк
37 Нью-Мексико State of New Mexico
Estado de Nuevo México
NM 191201066 января 1912 2 085 572 315 194 35 949 Санта-Фе Альбукерке
38 Огайо State of Ohio OH 180303011 марта 1803 11 594 163 116 096 38 594 Колумбус Кливленд[12]
39 Оклахома State of Oklahoma OK 1907111616 ноября 1907 3 878 051 181 196 33 978 Оклахома-Сити Оклахома-Сити
40 Орегон State of Oregon OR 1859021414 февраля 1859 3 970 239 255 026 39 920 Сейлем Портленд
41 Пенсильвания Commonwealth of Pennsylvania PA 1787121212 декабря 1787[4] 12 787 209 119 283 39 194 Гаррисберг Филадельфия
42 Род-Айленд State of Rhode Island and Providence Plantations RI 1790052929 мая 1790[4] 1 055 173 4002 40 691 Провиденс Провиденс
43 Северная Дакота State of North Dakota ND 188911022 ноября 1889 739 482 183 272 37 975 Бисмарк Фарго
44 Северная Каролина State of North Carolina NC 1789112121 ноября 1789[4] 9 943 964 139 509 39 690 Роли Шарлотт
45 Теннесси State of Tennessee TN 179606011 июня 1796 6 549 352 109 247 37 985 Нашвилл Мемфис[13]
46 Техас State of Texas TX 1845122929 декабря 1845 26 956 958 696 241 42 975 Остин Хьюстон[14]
47 Флорида State of Florida FL 184503033 марта 1845 19 893 297 170 304 37 889 Таллахасси Джэксонвилл[15]
48 Южная Дакота State of South Dakota SD 188911022 ноября 1889 853 175 199 905 40 037 Пирр Су-Фолс
49 Южная Каролина State of South Carolina SC 1788052323 мая 1788[4] 4 832 882 82 931 32 848 Колумбия Колумбия[16]
50 Юта State of Utah UT 189601044 января 1896 2 942 902 219 887 36 377 Солт-Лейк-Сити Солт-Лейк-Сити
Всего 310 973 914 9 830 575

Названия штатов

Слово state (штат) появилось ещё в колониальный период (примерно в 1648 году), когда им называли иногда отдельные колонии, стало использоваться повсеместно после принятия Декларации независимости в 1776 году и в настоящее время входит в название 46 штатов (например State of Texas). Интересно, что хотя Калифорния именуется штатом, но на её флаге начертано «Республика Калифорния».

В основе происхождения конкретных названий штатов лежат восемь источников:

  • названия 26 штатов — индейского происхождения (из них по крайней мере одно — Айдахо — вероятно придуманное),
  • название Аляска пришло из языка эскимосов,
  • Гавайи — из гавайского языка,
  • у одиннадцати штатов названия английского происхождения,
  • у шести — испанского,
  • у трёх — французского,
  • название Род-Айленд взято из нидерландского языка и, наконец,
  • название одного штата — Вашингтон — имеет корни в истории США.

Перспективы увеличения количества штатов

В США не прекращаются дискуссии о возможном увеличении количества штатов. В частности, на статус штата могут претендовать такие территории, как федеральный округ Колумбия и Пуэрто-Рико.

Административно-территориальное деление штатов

Каждый из штатов США разделен на округа (англ. county, parish (Луизиана), borough (Аляска)) — административно-территориальные единицы второго уровня, меньшие, чем штат, но большие, чем город, или равные ему, за исключением пяти округов (боро) в составе города Нью-Йорка. Поскольку в большинстве штатов округа именуются словом county, часто встречается неправильный перевод на русский — графство, по аналогии с графствами в Англии (которые также называются counties). Всего по данным Бюро переписи населения США в стране насчитывается 3 140 округов. Наименьшее количество округов находится в штате Делавэр (3), наибольшее — в штате Техас (254). Каждый штат сам определяет число своих административных единиц. Полномочия администрации округов и взаимоотношения с муниципальными властями расположенных на их территории населённых пунктов сильно различаются от штата к штату.

Третьим уровнем административно-территориального деления являются городские муниципалитеты и тауншипы (англ. township), управляющие местной жизнью населённых пунктов. В первых осуществляется местное городское самоуправление, и в разных штатах они могут иметь различные названия. Тауншипы — сельские административно-территориальные единицы, традиционно охватывающие площадь около 100 км² (36 квадратных миль). Они имеются только в 20 штатах. Согласно данным организации National League of Cities, в 2002 году в США было 19 429 городских муниципалитетов и 16 504 тауншипа[17].

Территории, не входящие в состав штатов

Кроме штатов, в составе и под управлением США имеются административно-территориальные единицы со статусом федерального округа или федеральной территории, такие как округ Колумбия и ряд островов.

Округ Колумбия

Федеральный округ Колумбия (англ. The District of Columbia, сокр. D.C.), в котором находится столица страны Вашингтон, не входит ни в один из штатов[18].

Он создан на территории, выделенной в 1791—1801 годах из штата Мэриленд, и окончательно приобрел нынешний статус в 1871 году.

Островные территории

В юрисдикции США находится ряд территорий (англ. territories of the United States), называемых также островными территориями (англ. insular areas), включая незаселенные внешние малые острова (англ. The United States Minor Outlying Islands), которые не входят в состав штатов и округа Колумбия. По статусу они подразделяются на инкорпорированные (те, на которых в полном объёме действует Конституция США, и жители которых имеют гражданство США) и неинкорпорированные (владения, на которых действие Конституции США ограничено), а также на организованные (те, на которых Конгрессом США введено самоуправление) и неорганизованные (напрямую управляемые правительством США).

Населенные островные территории США имеют следующее административно-территориальное деление:

См. также

Напишите отзыв о статье "Административное деление США"

Примечания

  1. Данное положение установлено в 1791 году X-й поправкой (являющейся частью Билля о правах) к Конституции США.
  2. en:List of U.S. states by GDP per capita (nominal)
  3. Соединенные Штаты Америки // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 168—169. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Один из первых 13 штатов; указана дата ратификации штатом Конституции США
  5. 10 округов и 6 городов штата Виргиния образуют наиболее населённую объединённую статистическую область «Вашингтон — Балтимор — Северная Виргиния» (Washington-Baltimore-Northern Virginia Combined Statistical Area).
  6. Наиболее населённой в штате Коннектикут является объединёная статистическая область «Хартфорд — Вест-Хартфорд — Уиллимантик» (Hartford-West Hartford-Willimantic Combined Statistical Area).
  7. По оценке Бюро Переписи США на 1 июля 2005 года население Нью-Орлеана составляло 464863 человека, а население Батон-Руж 222064 человека. После урагана «Катрина» население Нового Орлеана сократилось, а население Батон-Руж соответственно выросло.
  8. Город Сент-Луис и 8 округов штата Миссури образуют самую населённую в штате объединённую статистическую область «Сент-Луис — Сент-Чарльз — Фармингтон» (St. Louis-St. Charles-Farmington Combined Statistical Area).
  9. Балтимор и 12 округов штата Мэриленд образуют наиболее населённую объединённую в штате Мэриленд статистическую область «Вашингтон — Балтимор — Северная Вирджиния» (Washington-Baltimore-Northern Virginia Combined Statistical Area)
  10. 5 юго-восточных округов штата Нью-Гэмпшир образуют наиболее населённую в штате объединённую статистическую область «Бостон — Вустер — Манчестер» (Boston-Worcester-Manchester Combined Statistical Area).
  11. 13 северных округов штата образуют наиболее населённую объединённую статистическую область «Нью-Йорк — Ньюарк — Бриджпорт» (New York-Newark-Bridgeport Combined Statistical Area)
  12. Наиболее населённой в штате Огайо является объединённая статистическая область «Кливленд — Акрон — Элирия» (Cleveland-Akron-Elyria Combined Statistical Area).
  13. Наиболее населённой в штате Теннесси является объединённая статистическая область «Нэшвилл — Мёрфрисборо — Коламбиа» (Nashville-Davidson-Murfreesboro-Columbia Combined Statistical Area).
  14. Наиболее населённой в штате Техас является объединённая статистическая область «Даллас — Форт-Уорт» (Dallas-Fort Worth Combined Statistical Area).
  15. Наиболее населённой в штате Флорида является объединённая статистическая область «Майами — Форт-Лоудердейл — Майами-Бич» (Miami-Fort Lauderdale-Miami Beach Metropolitan Statistical Area).
  16. Наиболее населённой в штате Южная Каролина является объединённая статистическая область «Гринвилл — Спартанбург — Андерсон» (Greenville-Spartanburg-Anderson Combined Statistical Area).
  17. [www.nlc.org/about_cities/cities_101/142.aspx National League of Cities] (недоступная ссылка с 05-09-2013 (2583 дня) — историякопия) (англ.)
  18. [www.ldoceonline.com/dictionary/United-States-of-America-the United States Of America, the, Longman English Dictionary Online]  (англ.)
  19. </ol>

Отрывок, характеризующий Административное деление США

– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.
– След заячий, много следов! – прозвучал в морозном скованном воздухе голос Наташи.
– Как видно, Nicolas! – сказал голос Сони. – Николай оглянулся на Соню и пригнулся, чтоб ближе рассмотреть ее лицо. Какое то совсем новое, милое, лицо, с черными бровями и усами, в лунном свете, близко и далеко, выглядывало из соболей.
«Это прежде была Соня», подумал Николай. Он ближе вгляделся в нее и улыбнулся.
– Вы что, Nicolas?
– Ничего, – сказал он и повернулся опять к лошадям.
Выехав на торную, большую дорогу, примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – Впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара. Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.
«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку.
Захар сдержал лошадей и обернул свое уже объиндевевшее до бровей лицо.
Николай пустил своих лошадей; Захар, вытянув вперед руки, чмокнул и пустил своих.
– Ну держись, барин, – проговорил он. – Еще быстрее рядом полетели тройки, и быстро переменялись ноги скачущих лошадей. Николай стал забирать вперед. Захар, не переменяя положения вытянутых рук, приподнял одну руку с вожжами.
– Врешь, барин, – прокричал он Николаю. Николай в скок пустил всех лошадей и перегнал Захара. Лошади засыпали мелким, сухим снегом лица седоков, рядом с ними звучали частые переборы и путались быстро движущиеся ноги, и тени перегоняемой тройки. Свист полозьев по снегу и женские взвизги слышались с разных сторон.
Опять остановив лошадей, Николай оглянулся кругом себя. Кругом была всё та же пропитанная насквозь лунным светом волшебная равнина с рассыпанными по ней звездами.
«Захар кричит, чтобы я взял налево; а зачем налево? думал Николай. Разве мы к Мелюковым едем, разве это Мелюковка? Мы Бог знает где едем, и Бог знает, что с нами делается – и очень странно и хорошо то, что с нами делается». Он оглянулся в сани.
– Посмотри, у него и усы и ресницы, всё белое, – сказал один из сидевших странных, хорошеньких и чужих людей с тонкими усами и бровями.
«Этот, кажется, была Наташа, подумал Николай, а эта m me Schoss; а может быть и нет, а это черкес с усами не знаю кто, но я люблю ее».
– Не холодно ли вам? – спросил он. Они не отвечали и засмеялись. Диммлер из задних саней что то кричал, вероятно смешное, но нельзя было расслышать, что он кричал.
– Да, да, – смеясь отвечали голоса.
– Однако вот какой то волшебный лес с переливающимися черными тенями и блестками алмазов и с какой то анфиладой мраморных ступеней, и какие то серебряные крыши волшебных зданий, и пронзительный визг каких то зверей. «А ежели и в самом деле это Мелюковка, то еще страннее то, что мы ехали Бог знает где, и приехали в Мелюковку», думал Николай.
Действительно это была Мелюковка, и на подъезд выбежали девки и лакеи со свечами и радостными лицами.
– Кто такой? – спрашивали с подъезда.
– Графские наряженные, по лошадям вижу, – отвечали голоса.


Пелагея Даниловна Мелюкова, широкая, энергическая женщина, в очках и распашном капоте, сидела в гостиной, окруженная дочерьми, которым она старалась не дать скучать. Они тихо лили воск и смотрели на тени выходивших фигур, когда зашумели в передней шаги и голоса приезжих.
Гусары, барыни, ведьмы, паясы, медведи, прокашливаясь и обтирая заиндевевшие от мороза лица в передней, вошли в залу, где поспешно зажигали свечи. Паяц – Диммлер с барыней – Николаем открыли пляску. Окруженные кричавшими детьми, ряженые, закрывая лица и меняя голоса, раскланивались перед хозяйкой и расстанавливались по комнате.
– Ах, узнать нельзя! А Наташа то! Посмотрите, на кого она похожа! Право, напоминает кого то. Эдуард то Карлыч как хорош! Я не узнала. Да как танцует! Ах, батюшки, и черкес какой то; право, как идет Сонюшке. Это еще кто? Ну, утешили! Столы то примите, Никита, Ваня. А мы так тихо сидели!
– Ха ха ха!… Гусар то, гусар то! Точно мальчик, и ноги!… Я видеть не могу… – слышались голоса.
Наташа, любимица молодых Мелюковых, с ними вместе исчезла в задние комнаты, куда была потребована пробка и разные халаты и мужские платья, которые в растворенную дверь принимали от лакея оголенные девичьи руки. Через десять минут вся молодежь семейства Мелюковых присоединилась к ряженым.
Пелагея Даниловна, распорядившись очисткой места для гостей и угощениями для господ и дворовых, не снимая очков, с сдерживаемой улыбкой, ходила между ряжеными, близко глядя им в лица и никого не узнавая. Она не узнавала не только Ростовых и Диммлера, но и никак не могла узнать ни своих дочерей, ни тех мужниных халатов и мундиров, которые были на них.
– А это чья такая? – говорила она, обращаясь к своей гувернантке и глядя в лицо своей дочери, представлявшей казанского татарина. – Кажется, из Ростовых кто то. Ну и вы, господин гусар, в каком полку служите? – спрашивала она Наташу. – Турке то, турке пастилы подай, – говорила она обносившему буфетчику: – это их законом не запрещено.
Иногда, глядя на странные, но смешные па, которые выделывали танцующие, решившие раз навсегда, что они наряженные, что никто их не узнает и потому не конфузившиеся, – Пелагея Даниловна закрывалась платком, и всё тучное тело ее тряслось от неудержимого доброго, старушечьего смеха. – Сашинет то моя, Сашинет то! – говорила она.
После русских плясок и хороводов Пелагея Даниловна соединила всех дворовых и господ вместе, в один большой круг; принесли кольцо, веревочку и рублик, и устроились общие игры.
Через час все костюмы измялись и расстроились. Пробочные усы и брови размазались по вспотевшим, разгоревшимся и веселым лицам. Пелагея Даниловна стала узнавать ряженых, восхищалась тем, как хорошо были сделаны костюмы, как шли они особенно к барышням, и благодарила всех за то, что так повеселили ее. Гостей позвали ужинать в гостиную, а в зале распорядились угощением дворовых.
– Нет, в бане гадать, вот это страшно! – говорила за ужином старая девушка, жившая у Мелюковых.
– Отчего же? – спросила старшая дочь Мелюковых.
– Да не пойдете, тут надо храбрость…
– Я пойду, – сказала Соня.
– Расскажите, как это было с барышней? – сказала вторая Мелюкова.
– Да вот так то, пошла одна барышня, – сказала старая девушка, – взяла петуха, два прибора – как следует, села. Посидела, только слышит, вдруг едет… с колокольцами, с бубенцами подъехали сани; слышит, идет. Входит совсем в образе человеческом, как есть офицер, пришел и сел с ней за прибор.
– А! А!… – закричала Наташа, с ужасом выкатывая глаза.
– Да как же, он так и говорит?
– Да, как человек, всё как должно быть, и стал, и стал уговаривать, а ей бы надо занять его разговором до петухов; а она заробела; – только заробела и закрылась руками. Он ее и подхватил. Хорошо, что тут девушки прибежали…
– Ну, что пугать их! – сказала Пелагея Даниловна.
– Мамаша, ведь вы сами гадали… – сказала дочь.
– А как это в амбаре гадают? – спросила Соня.
– Да вот хоть бы теперь, пойдут к амбару, да и слушают. Что услышите: заколачивает, стучит – дурно, а пересыпает хлеб – это к добру; а то бывает…
– Мама расскажите, что с вами было в амбаре?
Пелагея Даниловна улыбнулась.
– Да что, я уж забыла… – сказала она. – Ведь вы никто не пойдете?
– Нет, я пойду; Пепагея Даниловна, пустите меня, я пойду, – сказала Соня.
– Ну что ж, коли не боишься.
– Луиза Ивановна, можно мне? – спросила Соня.
Играли ли в колечко, в веревочку или рублик, разговаривали ли, как теперь, Николай не отходил от Сони и совсем новыми глазами смотрел на нее. Ему казалось, что он нынче только в первый раз, благодаря этим пробочным усам, вполне узнал ее. Соня действительно этот вечер была весела, оживлена и хороша, какой никогда еще не видал ее Николай.
«Так вот она какая, а я то дурак!» думал он, глядя на ее блестящие глаза и счастливую, восторженную, из под усов делающую ямочки на щеках, улыбку, которой он не видал прежде.
– Я ничего не боюсь, – сказала Соня. – Можно сейчас? – Она встала. Соне рассказали, где амбар, как ей молча стоять и слушать, и подали ей шубку. Она накинула ее себе на голову и взглянула на Николая.
«Что за прелесть эта девочка!» подумал он. «И об чем я думал до сих пор!»
Соня вышла в коридор, чтобы итти в амбар. Николай поспешно пошел на парадное крыльцо, говоря, что ему жарко. Действительно в доме было душно от столпившегося народа.
На дворе был тот же неподвижный холод, тот же месяц, только было еще светлее. Свет был так силен и звезд на снеге было так много, что на небо не хотелось смотреть, и настоящих звезд было незаметно. На небе было черно и скучно, на земле было весело.
«Дурак я, дурак! Чего ждал до сих пор?» подумал Николай и, сбежав на крыльцо, он обошел угол дома по той тропинке, которая вела к заднему крыльцу. Он знал, что здесь пойдет Соня. На половине дороги стояли сложенные сажени дров, на них был снег, от них падала тень; через них и с боку их, переплетаясь, падали тени старых голых лип на снег и дорожку. Дорожка вела к амбару. Рубленная стена амбара и крыша, покрытая снегом, как высеченная из какого то драгоценного камня, блестели в месячном свете. В саду треснуло дерево, и опять всё совершенно затихло. Грудь, казалось, дышала не воздухом, а какой то вечно молодой силой и радостью.
С девичьего крыльца застучали ноги по ступенькам, скрыпнуло звонко на последней, на которую был нанесен снег, и голос старой девушки сказал:
– Прямо, прямо, вот по дорожке, барышня. Только не оглядываться.
– Я не боюсь, – отвечал голос Сони, и по дорожке, по направлению к Николаю, завизжали, засвистели в тоненьких башмачках ножки Сони.
Соня шла закутавшись в шубку. Она была уже в двух шагах, когда увидала его; она увидала его тоже не таким, каким она знала и какого всегда немножко боялась. Он был в женском платье со спутанными волосами и с счастливой и новой для Сони улыбкой. Соня быстро подбежала к нему.
«Совсем другая, и всё та же», думал Николай, глядя на ее лицо, всё освещенное лунным светом. Он продел руки под шубку, прикрывавшую ее голову, обнял, прижал к себе и поцеловал в губы, над которыми были усы и от которых пахло жженой пробкой. Соня в самую середину губ поцеловала его и, выпростав маленькие руки, с обеих сторон взяла его за щеки.
– Соня!… Nicolas!… – только сказали они. Они подбежали к амбару и вернулись назад каждый с своего крыльца.


Когда все поехали назад от Пелагеи Даниловны, Наташа, всегда всё видевшая и замечавшая, устроила так размещение, что Луиза Ивановна и она сели в сани с Диммлером, а Соня села с Николаем и девушками.
Николай, уже не перегоняясь, ровно ехал в обратный путь, и всё вглядываясь в этом странном, лунном свете в Соню, отыскивал при этом всё переменяющем свете, из под бровей и усов свою ту прежнюю и теперешнюю Соню, с которой он решил уже никогда не разлучаться. Он вглядывался, и когда узнавал всё ту же и другую и вспоминал, слышав этот запах пробки, смешанный с чувством поцелуя, он полной грудью вдыхал в себя морозный воздух и, глядя на уходящую землю и блестящее небо, он чувствовал себя опять в волшебном царстве.
– Соня, тебе хорошо? – изредка спрашивал он.
– Да, – отвечала Соня. – А тебе ?
На середине дороги Николай дал подержать лошадей кучеру, на минутку подбежал к саням Наташи и стал на отвод.
– Наташа, – сказал он ей шопотом по французски, – знаешь, я решился насчет Сони.
– Ты ей сказал? – спросила Наташа, вся вдруг просияв от радости.
– Ах, какая ты странная с этими усами и бровями, Наташа! Ты рада?
– Я так рада, так рада! Я уж сердилась на тебя. Я тебе не говорила, но ты дурно с ней поступал. Это такое сердце, Nicolas. Как я рада! Я бываю гадкая, но мне совестно было быть одной счастливой без Сони, – продолжала Наташа. – Теперь я так рада, ну, беги к ней.
– Нет, постой, ах какая ты смешная! – сказал Николай, всё всматриваясь в нее, и в сестре тоже находя что то новое, необыкновенное и обворожительно нежное, чего он прежде не видал в ней. – Наташа, что то волшебное. А?
– Да, – отвечала она, – ты прекрасно сделал.
«Если б я прежде видел ее такою, какою она теперь, – думал Николай, – я бы давно спросил, что сделать и сделал бы всё, что бы она ни велела, и всё бы было хорошо».
– Так ты рада, и я хорошо сделал?
– Ах, так хорошо! Я недавно с мамашей поссорилась за это. Мама сказала, что она тебя ловит. Как это можно говорить? Я с мама чуть не побранилась. И никому никогда не позволю ничего дурного про нее сказать и подумать, потому что в ней одно хорошее.
– Так хорошо? – сказал Николай, еще раз высматривая выражение лица сестры, чтобы узнать, правда ли это, и, скрыпя сапогами, он соскочил с отвода и побежал к своим саням. Всё тот же счастливый, улыбающийся черкес, с усиками и блестящими глазами, смотревший из под собольего капора, сидел там, и этот черкес был Соня, и эта Соня была наверное его будущая, счастливая и любящая жена.
Приехав домой и рассказав матери о том, как они провели время у Мелюковых, барышни ушли к себе. Раздевшись, но не стирая пробочных усов, они долго сидели, разговаривая о своем счастьи. Они говорили о том, как они будут жить замужем, как их мужья будут дружны и как они будут счастливы.
На Наташином столе стояли еще с вечера приготовленные Дуняшей зеркала. – Только когда всё это будет? Я боюсь, что никогда… Это было бы слишком хорошо! – сказала Наташа вставая и подходя к зеркалам.
– Садись, Наташа, может быть ты увидишь его, – сказала Соня. Наташа зажгла свечи и села. – Какого то с усами вижу, – сказала Наташа, видевшая свое лицо.
– Не надо смеяться, барышня, – сказала Дуняша.
Наташа нашла с помощью Сони и горничной положение зеркалу; лицо ее приняло серьезное выражение, и она замолкла. Долго она сидела, глядя на ряд уходящих свечей в зеркалах, предполагая (соображаясь с слышанными рассказами) то, что она увидит гроб, то, что увидит его, князя Андрея, в этом последнем, сливающемся, смутном квадрате. Но как ни готова она была принять малейшее пятно за образ человека или гроба, она ничего не видала. Она часто стала мигать и отошла от зеркала.
– Отчего другие видят, а я ничего не вижу? – сказала она. – Ну садись ты, Соня; нынче непременно тебе надо, – сказала она. – Только за меня… Мне так страшно нынче!
Соня села за зеркало, устроила положение, и стала смотреть.
– Вот Софья Александровна непременно увидят, – шопотом сказала Дуняша; – а вы всё смеетесь.
Соня слышала эти слова, и слышала, как Наташа шопотом сказала:
– И я знаю, что она увидит; она и прошлого года видела.
Минуты три все молчали. «Непременно!» прошептала Наташа и не докончила… Вдруг Соня отсторонила то зеркало, которое она держала, и закрыла глаза рукой.
– Ах, Наташа! – сказала она.
– Видела? Видела? Что видела? – вскрикнула Наташа, поддерживая зеркало.
Соня ничего не видала, она только что хотела замигать глазами и встать, когда услыхала голос Наташи, сказавшей «непременно»… Ей не хотелось обмануть ни Дуняшу, ни Наташу, и тяжело было сидеть. Она сама не знала, как и вследствие чего у нее вырвался крик, когда она закрыла глаза рукою.
– Его видела? – спросила Наташа, хватая ее за руку.
– Да. Постой… я… видела его, – невольно сказала Соня, еще не зная, кого разумела Наташа под словом его: его – Николая или его – Андрея.
«Но отчего же мне не сказать, что я видела? Ведь видят же другие! И кто же может уличить меня в том, что я видела или не видала?» мелькнуло в голове Сони.
– Да, я его видела, – сказала она.
– Как же? Как же? Стоит или лежит?
– Нет, я видела… То ничего не было, вдруг вижу, что он лежит.
– Андрей лежит? Он болен? – испуганно остановившимися глазами глядя на подругу, спрашивала Наташа.
– Нет, напротив, – напротив, веселое лицо, и он обернулся ко мне, – и в ту минуту как она говорила, ей самой казалось, что она видела то, что говорила.
– Ну а потом, Соня?…
– Тут я не рассмотрела, что то синее и красное…
– Соня! когда он вернется? Когда я увижу его! Боже мой, как я боюсь за него и за себя, и за всё мне страшно… – заговорила Наташа, и не отвечая ни слова на утешения Сони, легла в постель и долго после того, как потушили свечу, с открытыми глазами, неподвижно лежала на постели и смотрела на морозный, лунный свет сквозь замерзшие окна.


Вскоре после святок Николай объявил матери о своей любви к Соне и о твердом решении жениться на ней. Графиня, давно замечавшая то, что происходило между Соней и Николаем, и ожидавшая этого объяснения, молча выслушала его слова и сказала сыну, что он может жениться на ком хочет; но что ни она, ни отец не дадут ему благословения на такой брак. В первый раз Николай почувствовал, что мать недовольна им, что несмотря на всю свою любовь к нему, она не уступит ему. Она, холодно и не глядя на сына, послала за мужем; и, когда он пришел, графиня хотела коротко и холодно в присутствии Николая сообщить ему в чем дело, но не выдержала: заплакала слезами досады и вышла из комнаты. Старый граф стал нерешительно усовещивать Николая и просить его отказаться от своего намерения. Николай отвечал, что он не может изменить своему слову, и отец, вздохнув и очевидно смущенный, весьма скоро перервал свою речь и пошел к графине. При всех столкновениях с сыном, графа не оставляло сознание своей виноватости перед ним за расстройство дел, и потому он не мог сердиться на сына за отказ жениться на богатой невесте и за выбор бесприданной Сони, – он только при этом случае живее вспоминал то, что, ежели бы дела не были расстроены, нельзя было для Николая желать лучшей жены, чем Соня; и что виновен в расстройстве дел только один он с своим Митенькой и с своими непреодолимыми привычками.