Адмирал (Россия)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Знаки различии
«Адмирала»

нарукавный знак

</div>

</div>
<center>погон c 2010

</div>

</div>

Адмира́л (Россия) — высшее воинское звание высшего офицерского состава в Военно-Морским Флоте России в мирное время. Соответствует армейскому званию «генерал-полковник».

В военно-морских силах страны это воинское звание выше по рангу чем вице-адмирал и ниже чем адмирал флота.





История звания

Последовательность военного звания на данный момент
Младшее звание:
Вице-адмирал


Адмирал
Старшее звание:
Адмирал флота

Генерал-адмирал

В России Пётр I установил 4 адмиральских чина:

Во время Гражданской войны после прихода к власти адмирала А. В. Колчака в столице Белого движения городе Омске были разработаны образцы адмиральских погон для чинов Русской армии. Уже 6 декабря 1918 г. приказом Верховного главнокомандующего адмирала А. В. Колчака № 22 по Флоту и Морскому ведомству были утверждены описание и рисунки адмиральских погон, использовавшиеся впоследствии чинами Восточного фронта[1].

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1940 г. «Об установлении воинских званий высшего командного состава Военно-Морского Флота» были установлены воинские звания: для высшего строевого командного состава корабельной службы — контр-адмирал, вице-адмирал, адмирал, адмирал флота; для инженеров корабельной службы — инженер-контр-адмирал, инженер-вице-адмирал, инженер-адмирал.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1955 г. «О воинском звании Адмирал флота» отменено воинское звание адмирал флота и введено воинское звание Адмирал Флота Советского Союза.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1962 г. «Об установлении воинского звания „Адмирал флота“» восстановлено воинское звание адмирал флота.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 ноября 1971 г. № 2319-VIII «О воинских званиях офицерского состава Вооруженных Сил СССР» введены инженерные воинские звания корабельного состава ВМФ и пограничных войск: адмирал-инженер, вице-адмирал-инженер, контр-адмирал-инженер (вместо инженер-адмирала, инженер-вице-адмирала, инженер-контр-адмирала соответственно).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1984 г. № 89-XI «О воинских званиях офицерского состава Вооруженных Сил СССР» инженерные воинские звания корабельного состава ВМФ и пограничных войск отменены.

В ВМФ Вооруженных Сил Российской Федерации сохраняются воинские звания: контр-адмирал, вице-адмирал, адмирал, адмирал флота.

В категории войсковых военнослужащих званию адмирал соответствует звание генерал-полковник.

История знаков различия воинского звания в России

Образцы знаков различий Aдмирал и эквивалент в Российской императорской флоте
Чин
Российский императорский флот

нарукавый знак
погон
эполет
Код 16
Класс
по Табели о рангах

II

нарукавный
знак
(1917)
… РИ Флот
(1892—1904)
… РИ Флот
(1904—1917)
Русской армии
(Верховного правителя
А. В. Колчака
1919 г.)
Генерал
КИМСЧ
(1837-1892)
Генерал
по адмиралтейству
(1904—1917)
Генерал
морской
артиллерии
(1904—1917)
Генерал
ККИФ
(1907-1917)
Образцы знаков различий Aдмирал (ОФ-8) в СССР и Российской Федерации
Чин
Военно-Морской Флот СССР

Военно-Морской Флот Российской Федерации
нарукавый
знак

погон
Нарукавный знак
«Командующий
флотилией»
(1918—1935)
Нарукавный знак
«Адмирал»
(1935—1991)
погон
к кителю
(1943—1955)

парадный
(1955—1991)

нарукавный
знак

парадный
(1994—2010)

парадный
к белой рубашке
(1994—2010)

ежедевный
(1994—2010)

парадный
(c 2010 года)


Напишите отзыв о статье "Адмирал (Россия)"

Примечания

  1. [d-m-vestnik.livejournal.com/934243.html Алексей Буяков, Николай Крицкий, Никита Кузнецов Адмиральские погоны А. В. Колчака. Журнал «Цейхгауз», № 17]

См. также


Отрывок, характеризующий Адмирал (Россия)

Когда посланный вперед гайдук, чтобы узнать в Ярославле, где стоят Ростовы и в каком положении находится князь Андрей, встретил у заставы большую въезжавшую карету, он ужаснулся, увидав страшно бледное лицо княжны, которое высунулось ему из окна.
– Все узнал, ваше сиятельство: ростовские стоят на площади, в доме купца Бронникова. Недалече, над самой над Волгой, – сказал гайдук.
Княжна Марья испуганно вопросительно смотрела на его лицо, не понимая того, что он говорил ей, не понимая, почему он не отвечал на главный вопрос: что брат? M lle Bourienne сделала этот вопрос за княжну Марью.
– Что князь? – спросила она.
– Их сиятельство с ними в том же доме стоят.
«Стало быть, он жив», – подумала княжна и тихо спросила: что он?
– Люди сказывали, все в том же положении.
Что значило «все в том же положении», княжна не стала спрашивать и мельком только, незаметно взглянув на семилетнего Николушку, сидевшего перед нею и радовавшегося на город, опустила голову и не поднимала ее до тех пор, пока тяжелая карета, гремя, трясясь и колыхаясь, не остановилась где то. Загремели откидываемые подножки.
Отворились дверцы. Слева была вода – река большая, справа было крыльцо; на крыльце были люди, прислуга и какая то румяная, с большой черной косой, девушка, которая неприятно притворно улыбалась, как показалось княжне Марье (это была Соня). Княжна взбежала по лестнице, притворно улыбавшаяся девушка сказала: – Сюда, сюда! – и княжна очутилась в передней перед старой женщиной с восточным типом лица, которая с растроганным выражением быстро шла ей навстречу. Это была графиня. Она обняла княжну Марью и стала целовать ее.
– Mon enfant! – проговорила она, – je vous aime et vous connais depuis longtemps. [Дитя мое! я вас люблю и знаю давно.]
Несмотря на все свое волнение, княжна Марья поняла, что это была графиня и что надо было ей сказать что нибудь. Она, сама не зная как, проговорила какие то учтивые французские слова, в том же тоне, в котором были те, которые ей говорили, и спросила: что он?
– Доктор говорит, что нет опасности, – сказала графиня, но в то время, как она говорила это, она со вздохом подняла глаза кверху, и в этом жесте было выражение, противоречащее ее словам.
– Где он? Можно его видеть, можно? – спросила княжна.
– Сейчас, княжна, сейчас, мой дружок. Это его сын? – сказала она, обращаясь к Николушке, который входил с Десалем. – Мы все поместимся, дом большой. О, какой прелестный мальчик!
Графиня ввела княжну в гостиную. Соня разговаривала с m lle Bourienne. Графиня ласкала мальчика. Старый граф вошел в комнату, приветствуя княжну. Старый граф чрезвычайно переменился с тех пор, как его последний раз видела княжна. Тогда он был бойкий, веселый, самоуверенный старичок, теперь он казался жалким, затерянным человеком. Он, говоря с княжной, беспрестанно оглядывался, как бы спрашивая у всех, то ли он делает, что надобно. После разорения Москвы и его имения, выбитый из привычной колеи, он, видимо, потерял сознание своего значения и чувствовал, что ему уже нет места в жизни.
Несмотря на то волнение, в котором она находилась, несмотря на одно желание поскорее увидать брата и на досаду за то, что в эту минуту, когда ей одного хочется – увидать его, – ее занимают и притворно хвалят ее племянника, княжна замечала все, что делалось вокруг нее, и чувствовала необходимость на время подчиниться этому новому порядку, в который она вступала. Она знала, что все это необходимо, и ей было это трудно, но она не досадовала на них.
– Это моя племянница, – сказал граф, представляя Соню, – вы не знаете ее, княжна?
Княжна повернулась к ней и, стараясь затушить поднявшееся в ее душе враждебное чувство к этой девушке, поцеловала ее. Но ей становилось тяжело оттого, что настроение всех окружающих было так далеко от того, что было в ее душе.
– Где он? – спросила она еще раз, обращаясь ко всем.
– Он внизу, Наташа с ним, – отвечала Соня, краснея. – Пошли узнать. Вы, я думаю, устали, княжна?
У княжны выступили на глаза слезы досады. Она отвернулась и хотела опять спросить у графини, где пройти к нему, как в дверях послышались легкие, стремительные, как будто веселые шаги. Княжна оглянулась и увидела почти вбегающую Наташу, ту Наташу, которая в то давнишнее свидание в Москве так не понравилась ей.
Но не успела княжна взглянуть на лицо этой Наташи, как она поняла, что это был ее искренний товарищ по горю, и потому ее друг. Она бросилась ей навстречу и, обняв ее, заплакала на ее плече.
Как только Наташа, сидевшая у изголовья князя Андрея, узнала о приезде княжны Марьи, она тихо вышла из его комнаты теми быстрыми, как показалось княжне Марье, как будто веселыми шагами и побежала к ней.
На взволнованном лице ее, когда она вбежала в комнату, было только одно выражение – выражение любви, беспредельной любви к нему, к ней, ко всему тому, что было близко любимому человеку, выраженье жалости, страданья за других и страстного желанья отдать себя всю для того, чтобы помочь им. Видно было, что в эту минуту ни одной мысли о себе, о своих отношениях к нему не было в душе Наташи.
Чуткая княжна Марья с первого взгляда на лицо Наташи поняла все это и с горестным наслаждением плакала на ее плече.
– Пойдемте, пойдемте к нему, Мари, – проговорила Наташа, отводя ее в другую комнату.
Княжна Марья подняла лицо, отерла глаза и обратилась к Наташе. Она чувствовала, что от нее она все поймет и узнает.
– Что… – начала она вопрос, но вдруг остановилась. Она почувствовала, что словами нельзя ни спросить, ни ответить. Лицо и глаза Наташи должны были сказать все яснее и глубже.
Наташа смотрела на нее, но, казалось, была в страхе и сомнении – сказать или не сказать все то, что она знала; она как будто почувствовала, что перед этими лучистыми глазами, проникавшими в самую глубь ее сердца, нельзя не сказать всю, всю истину, какою она ее видела. Губа Наташи вдруг дрогнула, уродливые морщины образовались вокруг ее рта, и она, зарыдав, закрыла лицо руками.
Княжна Марья поняла все.
Но она все таки надеялась и спросила словами, в которые она не верила:
– Но как его рана? Вообще в каком он положении?
– Вы, вы… увидите, – только могла сказать Наташа.
Они посидели несколько времени внизу подле его комнаты, с тем чтобы перестать плакать и войти к нему с спокойными лицами.
– Как шла вся болезнь? Давно ли ему стало хуже? Когда это случилось? – спрашивала княжна Марья.
Наташа рассказывала, что первое время была опасность от горячечного состояния и от страданий, но в Троице это прошло, и доктор боялся одного – антонова огня. Но и эта опасность миновалась. Когда приехали в Ярославль, рана стала гноиться (Наташа знала все, что касалось нагноения и т. п.), и доктор говорил, что нагноение может пойти правильно. Сделалась лихорадка. Доктор говорил, что лихорадка эта не так опасна.
– Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал.