Айдаболовы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Айдаболовы
Титул:

Таубии (Горские князья)

Родоначальник:

Басиат

Родина

Верхняя Балкария

Подданство

Российская империя (с 1827 г. по 1917 г.)

Имения

Часть Черекского ущелья

Айдаболовы (карач.-балк. Айдаболлары) — княжеский владетельный род (таубии) в Балкарии.





История возникновения рода

Айдаболовы являются потомками легендарного Басиата родоначальника княжеских родов: Абаевых, Айдаболовых, Амирхановых, Биевых, Боташевых, Джанхотовых, Кучуковых (ветвь Абаевых) и Шахановых.[1]

Владения

Часть Балкарского ущелья. Селения Коспарты, Темиркановское, Кашхатау.

Известные представители

Азнор Мембулатович Айдаболов - старшина Балкарского общества.

Напишите отзыв о статье "Айдаболовы"

Примечания

  1. Миллер В. Ф. Терская область. Археологические экскурсии (Извлечение) // Балкария: Страницы прошлого. Вып.3.. — Нальчик, 2006. — С. с. 94..

Ссылки

[www.elbrusoid.org/articles/weinpast/359225/ Славные потомки Басията]

Отрывок, характеризующий Айдаболовы



Здоровье и характер князя Николая Андреича Болконского, в этот последний год после отъезда сына, очень ослабели. Он сделался еще более раздражителен, чем прежде, и все вспышки его беспричинного гнева большей частью обрушивались на княжне Марье. Он как будто старательно изыскивал все больные места ее, чтобы как можно жесточе нравственно мучить ее. У княжны Марьи были две страсти и потому две радости: племянник Николушка и религия, и обе были любимыми темами нападений и насмешек князя. О чем бы ни заговорили, он сводил разговор на суеверия старых девок или на баловство и порчу детей. – «Тебе хочется его (Николеньку) сделать такой же старой девкой, как ты сама; напрасно: князю Андрею нужно сына, а не девку», говорил он. Или, обращаясь к mademoiselle Bourime, он спрашивал ее при княжне Марье, как ей нравятся наши попы и образа, и шутил…
Он беспрестанно больно оскорблял княжну Марью, но дочь даже не делала усилий над собой, чтобы прощать его. Разве мог он быть виноват перед нею, и разве мог отец ее, который, она всё таки знала это, любил ее, быть несправедливым? Да и что такое справедливость? Княжна никогда не думала об этом гордом слове: «справедливость». Все сложные законы человечества сосредоточивались для нее в одном простом и ясном законе – в законе любви и самоотвержения, преподанном нам Тем, Который с любовью страдал за человечество, когда сам он – Бог. Что ей было за дело до справедливости или несправедливости других людей? Ей надо было самой страдать и любить, и это она делала.