Айтиев, Гапар Айтиевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Гапар Айтиев

Марка Киргизии, 2012 г.
Имя при рождении:

Гапар Айтиевич Айтиев

Дата рождения:

15 (28) сентября 1912(1912-09-28)

Место рождения:

село 1-й Тулейкен,
Ошская область,
Российская империя

Дата смерти:

16 декабря 1984(1984-12-16) (72 года)

Место смерти:

Бишкек, СССР

Гражданство:

СССР СССР

Жанр:

Живопись

Учёба:

Московское государственное академическое художественное училище памяти 1905 года

Стиль:

социалистический реализм

Влияние:

Крымов, Николай Петрович

Награды:
Звания:

Гапа́р Айти́евич Айти́ев (19121984) — советский киргизский живописец, один из первых профессиональных киргизских художников, участник Великой Отечественной войны, гвардии старший лейтенант в отставке.

Член-корреспондент АХ СССР (1973). Герой Социалистического Труда (1982). Народный художник СССР (1971). Лауреат Государственной премии Киргизской ССР им. Сатылганова. Член ВКП(б) с 1939 года.





Биография

Родился 15 (28) сентября 1912 года в селе 1-й Тулейкен (ныне — Кара-Сууского района Ошской области Киргизии).

Учился в Московском изотехникуме памяти 1905 года (19351938) у Н. П. Крымова.

Участник Великой Отечественной войны. В 19401941, 19441951 и 19521977 годах был председателем правления Союза Художников Киргизии. С 1977 года руководил творческой мастерской живописи АХ СССР во Фрунзе.

Автор поэтичных, полных эпического спокойствия пейзажей «Колхозный двор» (1946, Киргизский музей изобразительных искусств, Фрунзе), «Полдень на Иссык-Куле» (1954, Третьяковская галерея), «Окрестности Андижана» (1967, Киргизский музей изобразительных искусств, Фрунзе), ряда портретов, жанровых полотен и монументальных росписей.

Скончался 16 декабря 1984 года. Похоронен в Бишкеке.

Награды и звания

  • Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 сентября 1982 года за большие заслуги в развитии советского изобразительного искусства и в связи с семидесятилетием со дня рождения народному художнику СССР Гапару Айтиеву присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».
  • Награждён двумя орденами Ленина (28 февраля 1946, 27 сентября 1982), орденом Октябрьской Революции (6 октября 1972), двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почёта», а также медалями (среди которых 11 января 1964 награждён медалью «За трудовую доблесть»).
  • Государственная премия Киргизской ССР имени Токтогула Сатылганова (1967, за серию картин «Земля Киргизская»).
  • Народный художник Киргизской ССР (1954).
  • Народный художник СССР (1971).
  • Член-корреспондент Академии художеств СССР (1973).

Напишите отзыв о статье "Айтиев, Гапар Айтиевич"

Примечания

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=12304 Айтиев, Гапар Айтиевич]. Сайт «Герои Страны».

Отрывок, характеризующий Айтиев, Гапар Айтиевич

Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется.
– Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин.
– Она и так королева! И приказания ее – закон.
Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат.
– Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор.
– Я сам стану на часы! – сказал Ильин.
– Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры.
Глядя на мрачное лицо доктора, косившегося на свою жену, офицерам стало еще веселей, и многие не могла удерживаться от смеха, которому они поспешно старались приискивать благовидные предлоги. Когда доктор ушел, уведя свою жену, и поместился с нею в кибиточку, офицеры улеглись в корчме, укрывшись мокрыми шинелями; но долго не спали, то переговариваясь, вспоминая испуг доктора и веселье докторши, то выбегая на крыльцо и сообщая о том, что делалось в кибиточке. Несколько раз Ростов, завертываясь с головой, хотел заснуть; но опять чье нибудь замечание развлекало его, опять начинался разговор, и опять раздавался беспричинный, веселый, детский хохот.


В третьем часу еще никто не заснул, как явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне.
Все с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошел к эскадрону. Уже светало; дождик перестал, тучи расходились. Было сыро и холодно, особенно в непросохшем платье. Выходя из корчмы, Ростов и Ильин оба в сумерках рассвета заглянули в глянцевитую от дождя кожаную докторскую кибиточку, из под фартука которой торчали ноги доктора и в середине которой виднелся на подушке чепчик докторши и слышалось сонное дыхание.
– Право, она очень мила! – сказал Ростов Ильину, выходившему с ним.
– Прелесть какая женщина! – с шестнадцатилетней серьезностью отвечал Ильин.
Через полчаса выстроенный эскадрон стоял на дороге. Послышалась команда: «Садись! – солдаты перекрестились и стали садиться. Ростов, выехав вперед, скомандовал: «Марш! – и, вытянувшись в четыре человека, гусары, звуча шлепаньем копыт по мокрой дороге, бренчаньем сабель и тихим говором, тронулись по большой, обсаженной березами дороге, вслед за шедшей впереди пехотой и батареей.
Разорванные сине лиловые тучи, краснея на восходе, быстро гнались ветром. Становилось все светлее и светлее. Ясно виднелась та курчавая травка, которая заседает всегда по проселочным дорогам, еще мокрая от вчерашнего дождя; висячие ветви берез, тоже мокрые, качались от ветра и роняли вбок от себя светлые капли. Яснее и яснее обозначались лица солдат. Ростов ехал с Ильиным, не отстававшим от него, стороной дороги, между двойным рядом берез.