Айткалиев, Равиль Анзерович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Равиль Анзерович Айткалиев
Род деятельности:

поэт, прозаик, эссеист

Дата рождения:

21 августа 1956(1956-08-21) (67 лет)

Место рождения:

Алма-Ата

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Равиль Анзерович Айткалиев (род. 1956, Алма-Ата) — казахстанский писатель, пишущий на русском языке.

По образованию политолог, исследовал проблемы потенциальных этноконфликтов в Казахстане в Казахстанском институте стратегических исследований[1].

Выпускник мастер-класса фонда «Мусагет». Опубликовал сборник драматургии «Песня-81», роман «Там, где нас нет» (2007), печатал стихи и рассказы в казахстанских журналах «Аполлинарий» и «AMANAT». Составитель (совместно с Павлом Банниковым) и участник альманахов новейшей русской литературы Казахстана «Картель Бланшар» (2006), «Гран Фри» (2007) и «сорок.четыре» (2008)[2].

По мнению казахстанского журналиста,

Равиль и рассказчик мягкий, деликатный. Он избегает резких выводов, заключений, надеясь, что в его умолчании читатель пойдет вместе с ним по пути доброты и понимания[3].



Библиография

  • Песня-81. Пьесы
  • Там, где нас нет. Роман. Алматы, 2007
  • Картель Бланшар. Литературно-художественное издание. Сост. Р.Айткалиев. — Алматы, 2006
  • Гран Фри. Литературно-художественное издание. Сост. Р.Айткалиев. П.Банников. — Алматы, 2007
  • Сорок.Четыре. Литературно-художественное издание. Сост. Р.Айткалиев. П.Банников. — Алматы, 2008

Напишите отзыв о статье "Айткалиев, Равиль Анзерович"

Примечания

  1. [web.archive.org/web/20071116073540/www.expert.ru/printissues/kazakhstan/2007/42/interview_aytkaliev/ О. Власенко. Где мы есть]: Интервью с Р. Айткалиевым. // «Эксперт Казахстан», № 42 (144), 12 ноября 2007.
  2. [magazines.russ.ru/novyi_mi/2008/1/kn22-pr.html Книги (составитель Сергей Костырко)] // «Новый мир», 2008, № 1.
  3. [www.caravan.kz/article/?pid=102&aid=4337 И. Беседин. Подумаешь над этим?] // «Караван» (Казахстан), № 17, 30 ноября 2007 г.

Ссылки

К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Айткалиев, Равиль Анзерович

Вслед за тем князь Андрей был подведен к двери, и дежурный шопотом сказал: «направо, к окну».
Князь Андрей вошел в небогатый опрятный кабинет и у стола увидал cорокалетнего человека с длинной талией, с длинной, коротко обстриженной головой и толстыми морщинами, с нахмуренными бровями над каре зелеными тупыми глазами и висячим красным носом. Аракчеев поворотил к нему голову, не глядя на него.
– Вы чего просите? – спросил Аракчеев.
– Я ничего не… прошу, ваше сиятельство, – тихо проговорил князь Андрей. Глаза Аракчеева обратились на него.
– Садитесь, – сказал Аракчеев, – князь Болконский?
– Я ничего не прошу, а государь император изволил переслать к вашему сиятельству поданную мною записку…
– Изволите видеть, мой любезнейший, записку я вашу читал, – перебил Аракчеев, только первые слова сказав ласково, опять не глядя ему в лицо и впадая всё более и более в ворчливо презрительный тон. – Новые законы военные предлагаете? Законов много, исполнять некому старых. Нынче все законы пишут, писать легче, чем делать.
– Я приехал по воле государя императора узнать у вашего сиятельства, какой ход вы полагаете дать поданной записке? – сказал учтиво князь Андрей.
– На записку вашу мной положена резолюция и переслана в комитет. Я не одобряю, – сказал Аракчеев, вставая и доставая с письменного стола бумагу. – Вот! – он подал князю Андрею.
На бумаге поперег ее, карандашом, без заглавных букв, без орфографии, без знаков препинания, было написано: «неосновательно составлено понеже как подражание списано с французского военного устава и от воинского артикула без нужды отступающего».
– В какой же комитет передана записка? – спросил князь Андрей.
– В комитет о воинском уставе, и мною представлено о зачислении вашего благородия в члены. Только без жалованья.
Князь Андрей улыбнулся.
– Я и не желаю.
– Без жалованья членом, – повторил Аракчеев. – Имею честь. Эй, зови! Кто еще? – крикнул он, кланяясь князю Андрею.


Ожидая уведомления о зачислении его в члены комитета, князь Андрей возобновил старые знакомства особенно с теми лицами, которые, он знал, были в силе и могли быть нужны ему. Он испытывал теперь в Петербурге чувство, подобное тому, какое он испытывал накануне сражения, когда его томило беспокойное любопытство и непреодолимо тянуло в высшие сферы, туда, где готовилось будущее, от которого зависели судьбы миллионов. Он чувствовал по озлоблению стариков, по любопытству непосвященных, по сдержанности посвященных, по торопливости, озабоченности всех, по бесчисленному количеству комитетов, комиссий, о существовании которых он вновь узнавал каждый день, что теперь, в 1809 м году, готовилось здесь, в Петербурге, какое то огромное гражданское сражение, которого главнокомандующим было неизвестное ему, таинственное и представлявшееся ему гениальным, лицо – Сперанский. И самое ему смутно известное дело преобразования, и Сперанский – главный деятель, начинали так страстно интересовать его, что дело воинского устава очень скоро стало переходить в сознании его на второстепенное место.