Академия Федеральной службы безопасности России

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Академия ФСБ»)
Перейти к: навигация, поиск
Академия Федеральной службы безопасности Российской Федерации
(Академия ФСБ России)
Прежние названия

Центральная школа ОГПУ,
(1930–1934)
Центральная школа ГУГБ НКВД
(1934–1939)
Центральная школа НКВД СССР
(1939–1952)
Высшая школа МГБ СССР
(1952–1954)
Высшая школа КГБ СССР им. Ф. Э. Дзержинского (1954–?)
Высшая школа Министерства безопасности Российской Федерации им. Ф. Э. Дзержинского (?–1992)
Академия Министерства безопасности Российской Федерации (1992—?)

Год основания

26 апреля 1921 года

Начальник

Остроухов, Виктор Васильевич
генерал-полковник

Расположение

СССР СССРРоссия Россия

Юридический адрес

119602, Москва, Мичуринский проспект, 70

Сайт

[www.academy.fsb.ru demy.fsb.ru]

Координаты: 55°41′02″ с. ш. 37°28′08″ в. д. / 55.684° с. ш. 37.469° в. д. / 55.684; 37.469 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.684&mlon=37.469&zoom=17 (O)] (Я)К:Учебные заведения, основанные в 1921 году

Академия Федеральной службы безопасности Российской Федерации (Академия ФСБ России) — военное высшее учебное заведение, осуществляющее подготовку офицеров Федеральной службы безопасности Российской Федерации и других российских спецслужб и спецслужб дружественных государств. Академия образована 24 августа 1992 года указом Президента Российской Федерации на базе Высшей школы КГБ им. Ф. Э. Дзержинского и Академии пограничных войск[1].

Академия ФСБ России включает в себя Институт криптографии, связи и информатики (ИКСИ) и институт подготовки оперативного состава (ИПОС) в составе двух факультетов[2] — следственного и контрразведывательного. Также существуют отдельные факультеты: переводческий, заочного обучения, спецфакультет для иностранцев, факультет подготовки руководящих кадров. С 2007 года начальником академии является генерал-полковник В. В. Остроухов[3].





История

25 января 1921 года президиум ВЧК принял решение о создании постоянно действующих курсов подготовки оперативного состава. 27 апреля состоялись первые занятия, когда 150 курсантов начали прохождение курсов по подготовке оперативного состава ВЧК. Занятия проходили в старинной усадьбе XVIII века в центре Москвы на Покровке, д. 27. Преподавателями и слушателями были участники проводившихся в то время чекистских операций «Трест» и «Синдикат»[4]. Начальником курсов был назначен М. К. Романовский. День открытия курсов — 26 апреля 1921 года — считается днём начала истории Академии[5]. В 1922 году курсы были преобразованы в Высшие курсы ГПУ.

С мая 1930 года в Москве началось создание школы по подготовке и переподготовке чекистских кадров, которая с 4 июня 1930 года стала называться Центральной школой ОГПУ[6]. 14 июля 1934 года, после образования Народного комиссариата внутренних дел СССР, в состав которого вошли подразделения бывшего ОГПУ, Центральная школа ОГПУ была переименована в Центральную школу Главного управления государственной безопасности НКВД СССР[6].

21 марта 1939 года Центральная школа ГУГБ НКВД СССР указом комиссара Госбезопасности Лаврентия Берии реорганизована в Высшую школу НКВД СССР[6].

К началу 1940-х годов каждый третий руководитель советских органов госбезопасности являлся выпускником курсов[4].

В период Великой Отечественной войны в школе было подготовлено более семи тысяч чекистов, ставших организаторами борьбы с фашистами[4]. Шестеро выпускников Высшей школы стали Героями Советского Союза — Д. Н. Медведев, В. А. Молодцов (посмертно), A. M. Рабцевич, В. А. Лягин (посмертно), П. А. Жидков и Е. И. Мирковский[5]. 30 августа 1945 года Высшая школа НКВД указом президиума Верховного Совета СССР была награждена Красным Знаменем и Грамотой.

Постановлением Совета министров СССР от 15 июля 1952 года была образована Высшая школа МГБ СССР как специальное высшее учебное заведение с трёхгодичным сроком обучения слушателей по программе юридических вузов. В апреле 1954 года состоялся выпуск 189 студентов, при этом 37 из них окончили школу с отличием.

Постановлением Совета Министров СССР от 2 августа 1962 года Высшей школе КГБ было присвоено имя Ф. Э. Дзержинского.

Выпускники школы 1960—80-х годов принимали участие в противодействии иностранным спецслужбам и проведении оперативно-боевых мероприятий. Звание Героя Советского Союза за выполнение специальных заданий в Афганистане получили В. Белюженко, Г. Зайцев, В. Карпухин, Б. Соколов[4].

24 августа 1992 года на основе Высшей школы имени Ф. Э. Дзержинского и Академии пограничных войск была создана Академия Министерства безопасности Российской Федерации.[7]

23 августа 1993 года был утверждён Устав Академии Министерства безопасности Российской Федерации.[8]

Структура

Как отметил в 2001 году заместитель начальника академии генерал-майор Сергей Колобашкин, научной и преподавательской работой в академии занимаются 40 академиков и членов-корреспондентов различных академий наук, более 100 докторов и 400 кандидатов наук. По его словам, «за пять лет учебы слушатели помимо фундаментальных контрразведывательных знаний получают полноценное юридическое образование, глубокую языковую и военную подготовку»[4].

Система дополнительного профессионального образования в академии включает повышение квалификации и переподготовку действующих сотрудников, а также специальную подготовку отобранных для службы в ФСБ людей с высшим образованием. Система дополнительного образования действует на всех факультетах, однако основным является факультет подготовки руководящих кадров (ФПРК).

В структуру Академии входит Институт криптографии, связи и информатики (ИКСИ), ведущий подготовку специалистов в области передачи, защиты и обработки информации. В 1949 году постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) была создана Высшая школа криптографов, а при механико-математическом факультете Московского государственного университета постановлением Совета Министров СССР — закрытое отделение. Позднее на основе их объединения был создан технический факультет Высшей школы КГБ СССР. С 1992 года технический факультет Высшей школы был преобразован в Институт криптографии, связи и информатики (ИКСИ). Основными направлениями подготовки являются: криптография, прикладная математика, информатика и вычислительная техника, электронная техника, радиотехника и связь.

Начальники

В 1950—1960-е годы Высшей школой КГБ СССР им. Ф. Э. Дзержинского руководили полковник А. Я. Ефимов, генерал-майор Е. И. Борисоглебский, генерал-майор А. Н. Куренков[9].

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 24 августа 1992 года Высшая школа им. Ф. Э. Дзержинского и Академия пограничных войск слиты в Академию Министерства безопасности Российской Федерации[3].

Учащиеся

Ранее принимали только прошедших службу в армии, теперь большинство поступает сразу после школы[10].

Требования военно-врачебной комиссии при поступлении на факультеты ИПОС гораздо выше, чем к поступающим в обычные военные учебные заведения.

Выпускники

Основная категория: Выпускники Академии ФСБ

Напишите отзыв о статье "Академия Федеральной службы безопасности России"

Примечания

  1. [www.academy.fsb.ru/i_hist_13.html История Академии ФСБ России на официальном сайте]
  2. [newsru.com/russia/21jun2008/fsb.html Бортников напутствовал медалистов Академии ФСБ России: вы «будете верны традициям, заложенным нашими ветеранами»] NEWSru.com 21 июня 2008 года
  3. 1 2 3 4 5 6 7 [www.academy.fsb.ru/i_hist_13.html История Академии ФСБ России] — Академия Министерства безопасности РФ
  4. 1 2 3 4 5 Витковский А. [www.fsb.ru/fsb/smi/overview/single.htm!id%3D10342507@fsbSmi.html Академия ФСБ — terra incognita] // Парламентская газета, 28 апреля 2001
  5. 1 2 Комиссаров В. [www.politika-magazine.ru/%B978/_statia-07.html Юбилей Академии ФСБ России] // Политика, № 78, май 2006 года
  6. 1 2 3 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов в 8 т. Том 1. Накануне. В 2-х кн. Кн. 2 (1 января — 21 июня 1941 г.). —М.: А/О «Книга и бизнес», 1995. —406 с. — стр 4
  7. Указ Президента Российской Федерации от 24 августа 1992 г. № 931 «[www.academy.fsb.ru/hist_pict/image101.jpg О создании Академии Министерства безопасности Российской Федерации]»
  8. Постановление Правительства Российской Федерации от 23 августа 1993 г.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 [www.academy.fsb.ru/i_hist_12.html История Академии ФСБ России] — Высшая школа КГБ СССР им. Дзержинского
  10. [www.nomad.su/?a=10-200301250019 Валентин Власов: Чеченский язык у нас преподают с 1993 года — | Номад]
  11. [www.pressmon.com/cgi-bin/press_view.cgi?id=1258171 ЧЕЛОВЕК ИЗ КГБ В РАЗВЕДКЕ НАТО]. Проверено 16 апреля 2013. [www.webcitation.org/6Fx0FKsmW Архивировано из первоисточника 17 апреля 2013].

Ссылки

  • [www.academy.fsb.ru/ Официальный сайт]
  • [www.agentura.ru/dossier/russia/fsb/structure/akademy/ Академия ФСБ на сайте agentura.ru]

См. также

Отрывок, характеризующий Академия Федеральной службы безопасности России

Князь наклонил голову и подошел к крыльцу. «Слава тебе, Господи, – подумал управляющий, – пронеслась туча!»
– Проехать трудно было, ваше сиятельство, – прибавил управляющий. – Как слышно было, ваше сиятельство, что министр пожалует к вашему сиятельству?
Князь повернулся к управляющему и нахмуренными глазами уставился на него.
– Что? Министр? Какой министр? Кто велел? – заговорил он своим пронзительным, жестким голосом. – Для княжны, моей дочери, не расчистили, а для министра! У меня нет министров!
– Ваше сиятельство, я полагал…
– Ты полагал! – закричал князь, всё поспешнее и несвязнее выговаривая слова. – Ты полагал… Разбойники! прохвосты! Я тебя научу полагать, – и, подняв палку, он замахнулся ею на Алпатыча и ударил бы, ежели бы управляющий невольно не отклонился от удара. – Полагал! Прохвосты! – торопливо кричал он. Но, несмотря на то, что Алпатыч, сам испугавшийся своей дерзости – отклониться от удара, приблизился к князю, опустив перед ним покорно свою плешивую голову, или, может быть, именно от этого князь, продолжая кричать: «прохвосты! закидать дорогу!» не поднял другой раз палки и вбежал в комнаты.
Перед обедом княжна и m lle Bourienne, знавшие, что князь не в духе, стояли, ожидая его: m lle Bourienne с сияющим лицом, которое говорило: «Я ничего не знаю, я такая же, как и всегда», и княжна Марья – бледная, испуганная, с опущенными глазами. Тяжелее всего для княжны Марьи было то, что она знала, что в этих случаях надо поступать, как m lle Bourime, но не могла этого сделать. Ей казалось: «сделаю я так, как будто не замечаю, он подумает, что у меня нет к нему сочувствия; сделаю я так, что я сама скучна и не в духе, он скажет (как это и бывало), что я нос повесила», и т. п.
Князь взглянул на испуганное лицо дочери и фыркнул.
– Др… или дура!… – проговорил он.
«И той нет! уж и ей насплетничали», подумал он про маленькую княгиню, которой не было в столовой.
– А княгиня где? – спросил он. – Прячется?…
– Она не совсем здорова, – весело улыбаясь, сказала m llе Bourienne, – она не выйдет. Это так понятно в ее положении.
– Гм! гм! кх! кх! – проговорил князь и сел за стол.
Тарелка ему показалась не чиста; он указал на пятно и бросил ее. Тихон подхватил ее и передал буфетчику. Маленькая княгиня не была нездорова; но она до такой степени непреодолимо боялась князя, что, услыхав о том, как он не в духе, она решилась не выходить.
– Я боюсь за ребенка, – говорила она m lle Bourienne, – Бог знает, что может сделаться от испуга.
Вообще маленькая княгиня жила в Лысых Горах постоянно под чувством страха и антипатии к старому князю, которой она не сознавала, потому что страх так преобладал, что она не могла чувствовать ее. Со стороны князя была тоже антипатия, но она заглушалась презрением. Княгиня, обжившись в Лысых Горах, особенно полюбила m lle Bourienne, проводила с нею дни, просила ее ночевать с собой и с нею часто говорила о свекоре и судила его.
– Il nous arrive du monde, mon prince, [К нам едут гости, князь.] – сказала m lle Bourienne, своими розовенькими руками развертывая белую салфетку. – Son excellence le рrince Kouraguine avec son fils, a ce que j'ai entendu dire? [Его сиятельство князь Курагин с сыном, сколько я слышала?] – вопросительно сказала она.
– Гм… эта excellence мальчишка… я его определил в коллегию, – оскорбленно сказал князь. – А сын зачем, не могу понять. Княгиня Лизавета Карловна и княжна Марья, может, знают; я не знаю, к чему он везет этого сына сюда. Мне не нужно. – И он посмотрел на покрасневшую дочь.
– Нездорова, что ли? От страха министра, как нынче этот болван Алпатыч сказал.
– Нет, mon pere. [батюшка.]
Как ни неудачно попала m lle Bourienne на предмет разговора, она не остановилась и болтала об оранжереях, о красоте нового распустившегося цветка, и князь после супа смягчился.
После обеда он прошел к невестке. Маленькая княгиня сидела за маленьким столиком и болтала с Машей, горничной. Она побледнела, увидав свекора.
Маленькая княгиня очень переменилась. Она скорее была дурна, нежели хороша, теперь. Щеки опустились, губа поднялась кверху, глаза были обтянуты книзу.
– Да, тяжесть какая то, – отвечала она на вопрос князя, что она чувствует.
– Не нужно ли чего?
– Нет, merci, mon pere. [благодарю, батюшка.]
– Ну, хорошо, хорошо.
Он вышел и дошел до официантской. Алпатыч, нагнув голову, стоял в официантской.
– Закидана дорога?
– Закидана, ваше сиятельство; простите, ради Бога, по одной глупости.
Князь перебил его и засмеялся своим неестественным смехом.
– Ну, хорошо, хорошо.
Он протянул руку, которую поцеловал Алпатыч, и прошел в кабинет.
Вечером приехал князь Василий. Его встретили на прешпекте (так назывался проспект) кучера и официанты, с криком провезли его возки и сани к флигелю по нарочно засыпанной снегом дороге.
Князю Василью и Анатолю были отведены отдельные комнаты.
Анатоль сидел, сняв камзол и подпершись руками в бока, перед столом, на угол которого он, улыбаясь, пристально и рассеянно устремил свои прекрасные большие глаза. На всю жизнь свою он смотрел как на непрерывное увеселение, которое кто то такой почему то обязался устроить для него. Так же и теперь он смотрел на свою поездку к злому старику и к богатой уродливой наследнице. Всё это могло выйти, по его предположению, очень хорошо и забавно. А отчего же не жениться, коли она очень богата? Это никогда не мешает, думал Анатоль.
Он выбрился, надушился с тщательностью и щегольством, сделавшимися его привычкою, и с прирожденным ему добродушно победительным выражением, высоко неся красивую голову, вошел в комнату к отцу. Около князя Василья хлопотали его два камердинера, одевая его; он сам оживленно оглядывался вокруг себя и весело кивнул входившему сыну, как будто он говорил: «Так, таким мне тебя и надо!»
– Нет, без шуток, батюшка, она очень уродлива? А? – спросил он, как бы продолжая разговор, не раз веденный во время путешествия.
– Полно. Глупости! Главное дело – старайся быть почтителен и благоразумен с старым князем.
– Ежели он будет браниться, я уйду, – сказал Анатоль. – Я этих стариков терпеть не могу. А?
– Помни, что для тебя от этого зависит всё.
В это время в девичьей не только был известен приезд министра с сыном, но внешний вид их обоих был уже подробно описан. Княжна Марья сидела одна в своей комнате и тщетно пыталась преодолеть свое внутреннее волнение.
«Зачем они писали, зачем Лиза говорила мне про это? Ведь этого не может быть! – говорила она себе, взглядывая в зеркало. – Как я выйду в гостиную? Ежели бы он даже мне понравился, я бы не могла быть теперь с ним сама собою». Одна мысль о взгляде ее отца приводила ее в ужас.
Маленькая княгиня и m lle Bourienne получили уже все нужные сведения от горничной Маши о том, какой румяный, чернобровый красавец был министерский сын, и о том, как папенька их насилу ноги проволок на лестницу, а он, как орел, шагая по три ступеньки, пробежал зa ним. Получив эти сведения, маленькая княгиня с m lle Bourienne,еще из коридора слышные своими оживленно переговаривавшими голосами, вошли в комнату княжны.
– Ils sont arrives, Marieie, [Они приехали, Мари,] вы знаете? – сказала маленькая княгиня, переваливаясь своим животом и тяжело опускаясь на кресло.
Она уже не была в той блузе, в которой сидела поутру, а на ней было одно из лучших ее платьев; голова ее была тщательно убрана, и на лице ее было оживление, не скрывавшее, однако, опустившихся и помертвевших очертаний лица. В том наряде, в котором она бывала обыкновенно в обществах в Петербурге, еще заметнее было, как много она подурнела. На m lle Bourienne тоже появилось уже незаметно какое то усовершенствование наряда, которое придавало ее хорошенькому, свеженькому лицу еще более привлекательности.
– Eh bien, et vous restez comme vous etes, chere princesse? – заговорила она. – On va venir annoncer, que ces messieurs sont au salon; il faudra descendre, et vous ne faites pas un petit brin de toilette! [Ну, а вы остаетесь, в чем были, княжна? Сейчас придут сказать, что они вышли. Надо будет итти вниз, а вы хоть бы чуть чуть принарядились!]
Маленькая княгиня поднялась с кресла, позвонила горничную и поспешно и весело принялась придумывать наряд для княжны Марьи и приводить его в исполнение. Княжна Марья чувствовала себя оскорбленной в чувстве собственного достоинства тем, что приезд обещанного ей жениха волновал ее, и еще более она была оскорблена тем, что обе ее подруги и не предполагали, чтобы это могло быть иначе. Сказать им, как ей совестно было за себя и за них, это значило выдать свое волнение; кроме того отказаться от наряжения, которое предлагали ей, повело бы к продолжительным шуткам и настаиваниям. Она вспыхнула, прекрасные глаза ее потухли, лицо ее покрылось пятнами и с тем некрасивым выражением жертвы, чаще всего останавливающемся на ее лице, она отдалась во власть m lle Bourienne и Лизы. Обе женщины заботились совершенно искренно о том, чтобы сделать ее красивой. Она была так дурна, что ни одной из них не могла притти мысль о соперничестве с нею; поэтому они совершенно искренно, с тем наивным и твердым убеждением женщин, что наряд может сделать лицо красивым, принялись за ее одеванье.
– Нет, право, ma bonne amie, [мой добрый друг,] это платье нехорошо, – говорила Лиза, издалека боком взглядывая на княжну. – Вели подать, у тебя там есть масака. Право! Что ж, ведь это, может быть, судьба жизни решается. А это слишком светло, нехорошо, нет, нехорошо!
Нехорошо было не платье, но лицо и вся фигура княжны, но этого не чувствовали m lle Bourienne и маленькая княгиня; им все казалось, что ежели приложить голубую ленту к волосам, зачесанным кверху, и спустить голубой шарф с коричневого платья и т. п., то всё будет хорошо. Они забывали, что испуганное лицо и фигуру нельзя было изменить, и потому, как они ни видоизменяли раму и украшение этого лица, само лицо оставалось жалко и некрасиво. После двух или трех перемен, которым покорно подчинялась княжна Марья, в ту минуту, как она была зачесана кверху (прическа, совершенно изменявшая и портившая ее лицо), в голубом шарфе и масака нарядном платье, маленькая княгиня раза два обошла кругом нее, маленькой ручкой оправила тут складку платья, там подернула шарф и посмотрела, склонив голову, то с той, то с другой стороны.
– Нет, это нельзя, – сказала она решительно, всплеснув руками. – Non, Marie, decidement ca ne vous va pas. Je vous aime mieux dans votre petite robe grise de tous les jours. Non, de grace, faites cela pour moi. [Нет, Мари, решительно это не идет к вам. Я вас лучше люблю в вашем сереньком ежедневном платьице: пожалуйста, сделайте это для меня.] Катя, – сказала она горничной, – принеси княжне серенькое платье, и посмотрите, m lle Bourienne, как я это устрою, – сказала она с улыбкой предвкушения артистической радости.