Академия акварели и изящных искусств Сергея Андрияки

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Московская государственная академия акварели и изящных искусств Сергея Андрияки (до 2012 года — Школа акварели Сергея Андрияки) — художественное учебное заведение, специализирующееся на рисунке акварелью, основанное художником Сергеем Андриякой в 1999 году при поддержке правительства Москвы и мэра города Юрия Лужкова. Начиная с 2012 года даёт высшее образование в области живописи и рисунка. С 1 января 2015 года согласно постановлению за подписью Д. А. Медведева переходит в федеральную собственность.

Находится в Гороховском переулке, в здании, построенном архитектором Максимом Геппенером в 1888—1889 годах для Детского приюта Евангелического попечительства о бедных женщинах и детях (дом № 17).





Обучение

Школа

Учебный процесс базируется на методике преподавания, разработанной художником С. Н. Андриякой — она основана на совместном, одновременном выполнении всех заданий педагогом и учениками. Полный курс обучения длится 4 года. Его основу составляют такие предметы, как история мировой и отечественной культуры, рисунок, композиция и живопись акварелью. По таким дисциплинам, как живопись цветов, роспись по керамике и фарфору, офорт, проводятся факультативные занятия.

Также еженедельно по вечерам для всех желающих проводятся занятия по рисунку обнажённой модели. Проводятся мастер-классы и пробные уроки для начинающих.

Высшее образование

Лицензия на право ведения деятельности в сфере высшего профессионального образования была получена 9 июля 2012 года, в том же году прошёл набор студентов и начался первый учебный год. Подготовка художников-специалистов широкого профиля рассчитана на шесть лет (VI курс — дипломный) и ведётся как на бюджетной, так и на платной основах. Образование по рисунку и живописи соединено с практическим освоением различных техник изобразительного искусства. Основой учебного процесса является академический рисунок.

Для абитуриентов ведутся подготовительные курсы по живописи, рисунку и композиции.

Дополнительное образование

Факультет повышения квалификации и дополнительного образования организует образовательные курсы по таким направлениям, как акварельная живопись, академический рисунок, масляная живопись, римская мозаика, скульптура, гончарное искусство а также проводит курсы повышения квалификации для педагогов.

Музей

В здании школы находится музейно-выставочный комплекс, в залах которого находится постоянная экспозиция работ Сергея Андрияки (около 300 работ художника размещены на первом этаже музея), проводятся музыкальные концерты и выставки, посвящённые акварели и рисунку — в том числе, из музейных фондов различных российских городов и из частных коллекций, а также работ педагогов и учеников школы.

Здесь же находится художественный салон, в котором продаются различные материалы для художников, а также альбомы и каталоги выставок, выпущенные издательством школы.

Библиотека

Библиотечный фонд Академии находится насчитывает свыше 5000 единиц хранения и находится на стадии формирования.

Академия также располагает киноконцертным залом, физкультурно-оздоровительным комплексом и общежитием.

Напишите отзыв о статье "Академия акварели и изящных искусств Сергея Андрияки"

Ссылки

  • [shkolaakvareli.ru/ Школа акварели Сергея Андрияки]
  • [academy.andriaka.ru/ Академия акварели и изящных искусств Сергея Андрияки]
  • [www.museum.ru/M2637 Московская государственная школа акварели Сергея Андрияки] // museum.ru

Отрывок, характеризующий Академия акварели и изящных искусств Сергея Андрияки

– Ну ка, ну ка, научи, как? Я живо перейму. Как?.. – говорил шутник песенник, которого обнимал Морель.
Vive Henri Quatre,
Vive ce roi vaillanti –
[Да здравствует Генрих Четвертый!
Да здравствует сей храбрый король!
и т. д. (французская песня) ]
пропел Морель, подмигивая глазом.
Сe diable a quatre…
– Виварика! Виф серувару! сидябляка… – повторил солдат, взмахнув рукой и действительно уловив напев.
– Вишь, ловко! Го го го го го!.. – поднялся с разных сторон грубый, радостный хохот. Морель, сморщившись, смеялся тоже.
– Ну, валяй еще, еще!
Qui eut le triple talent,
De boire, de battre,
Et d'etre un vert galant…
[Имевший тройной талант,
пить, драться
и быть любезником…]
– A ведь тоже складно. Ну, ну, Залетаев!..
– Кю… – с усилием выговорил Залетаев. – Кью ю ю… – вытянул он, старательно оттопырив губы, – летриптала, де бу де ба и детравагала, – пропел он.
– Ай, важно! Вот так хранцуз! ой… го го го го! – Что ж, еще есть хочешь?
– Дай ему каши то; ведь не скоро наестся с голоду то.
Опять ему дали каши; и Морель, посмеиваясь, принялся за третий котелок. Радостные улыбки стояли на всех лицах молодых солдат, смотревших на Мореля. Старые солдаты, считавшие неприличным заниматься такими пустяками, лежали с другой стороны костра, но изредка, приподнимаясь на локте, с улыбкой взглядывали на Мореля.
– Тоже люди, – сказал один из них, уворачиваясь в шинель. – И полынь на своем кореню растет.
– Оо! Господи, господи! Как звездно, страсть! К морозу… – И все затихло.
Звезды, как будто зная, что теперь никто не увидит их, разыгрались в черном небе. То вспыхивая, то потухая, то вздрагивая, они хлопотливо о чем то радостном, но таинственном перешептывались между собой.

Х
Войска французские равномерно таяли в математически правильной прогрессии. И тот переход через Березину, про который так много было писано, была только одна из промежуточных ступеней уничтожения французской армии, а вовсе не решительный эпизод кампании. Ежели про Березину так много писали и пишут, то со стороны французов это произошло только потому, что на Березинском прорванном мосту бедствия, претерпеваемые французской армией прежде равномерно, здесь вдруг сгруппировались в один момент и в одно трагическое зрелище, которое у всех осталось в памяти. Со стороны же русских так много говорили и писали про Березину только потому, что вдали от театра войны, в Петербурге, был составлен план (Пфулем же) поимки в стратегическую западню Наполеона на реке Березине. Все уверились, что все будет на деле точно так, как в плане, и потому настаивали на том, что именно Березинская переправа погубила французов. В сущности же, результаты Березинской переправы были гораздо менее гибельны для французов потерей орудий и пленных, чем Красное, как то показывают цифры.
Единственное значение Березинской переправы заключается в том, что эта переправа очевидно и несомненно доказала ложность всех планов отрезыванья и справедливость единственно возможного, требуемого и Кутузовым и всеми войсками (массой) образа действий, – только следования за неприятелем. Толпа французов бежала с постоянно усиливающейся силой быстроты, со всею энергией, направленной на достижение цели. Она бежала, как раненый зверь, и нельзя ей было стать на дороге. Это доказало не столько устройство переправы, сколько движение на мостах. Когда мосты были прорваны, безоружные солдаты, московские жители, женщины с детьми, бывшие в обозе французов, – все под влиянием силы инерции не сдавалось, а бежало вперед в лодки, в мерзлую воду.