Академия независимых часовщиков

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Académie Horlogère des Créateurs Indépendants
Тип

Академия

Основание

1985

Основатели

Svend Andersen, Vincent Calabrese

Расположение

Швейцария Швейцария: Берн, Вихтрах

Сайт

[ahci.ch/ ]

К:Компании, основанные в 1985 году

Académie Horlogère des Créateurs Indépendants (AHCI) (рус. Академия независимых часовщиков) — общество, основанное Свендом Андерсеном (Svend Andersen) и Винсентом Калабрезе (Vincent Calabrese), согласно артиклю 60 и посл. Швейцарского гражданского законодательства, в 1985 году. Целью этого сообщества являлось желание возродить традиционное ремесленное искусство часового дела, равносильное индустриальному изготовлению механических часов. Месторасположением сообщества является коммуна Вихтрах в кантоне Берн.[1][2] AHCI является интернациональной организацией и насчитывает в настоящий момент 36 членов и 5 кандидатов из более чем 12 различных стран, которые изготавливают самые разнообразные виды механических часов (наручные, карманные, настольные, музыкальные, а также часы с маятником)





Цель, членство и органы управления

Цель сообщества

  • Определить наличие часовых мануфактур (мастерских), а также стимулировать их образование и развитие
  • С помощью союза талантливых мастеров придать повышенное значение перед публикой
  • Получение признания для участвующих мастеров

AHCI даёт также её членам возможность принять совместное участие в выставках с целью презентации своих часовых творений широкому кругу публики.

Членство

Что бы стать членом AHCI, требуются выполнение многочисленных условий:

  • способности и навыки часового дела
  • кандидат академии должен разрабатывать собственные конструкции механизмов
  • кандидат должен поручиться поддержкой двух поручителей, являющихся членами академии, которые будут сопровождать, поддерживать и оценивать работу кандидата
  • кандидатура длится не менее двух лет
  • генеральное собрание AHCI должно единогласно принять кандидата в члены академии

Из вышесказанного следует, что не обязательно наличие образования часовщика, что бы занять место кандидата или позже члена академии. Уже не раз достигали самоучки больших высот в истории, среди членов академии (см. Джон Гаррисон или Джордж Дэниэлс) также находятся физики или инженеры. Так как член академии также должен изготавливать собственные механизмы вручную, академиками проводится строгий контроль и этих навыков.

Органы управления Академии

Согласно уставу полное собрание членов академии является ведущим органом её управления. Собрание членов академии проводится два раза в год: весной совместно с выставкой Baselworld и осенью, организованное одним из членов академии.

  • В 2005 году Виенне Хальтер (Vianney Halter) (Сент-Круа/ Швейцария)
  • В 2006 году Анисето Пита (Aniceto Jiménez Pita) (в Барселоне/ Испания)
  • В 2007 году Марко Ланг (Marco Lang) (в Дрездене/ Германия)
  • В 2008 году Петер Вибмер (Peter Wibmer) (в Вене/ Австрия)

Члены Академии

К значимым членам академии относятся её основатели Джордж Дэниэлс, Джон Казес (Jean Kazes) и Петер Шмид (Peter Schmid), а также её председатели Филлипп Вурц (Phillippe Wurtz) и Марко Ланг (Marco Lang).

Список членов Академии

История Академии

Основу для создания академии заложил Винсент Калабрезе. Тогда он изобрел для часового производителя Corum модель «Golden Bridge», оставив при этом за собой права на эту модель, а также право самому применять изобретённый калибр. Он понял, как тяжело независимому часовому мастеру в одиночку продвигать свою продукцию. В то же время ему было ясно, что он являлся не единственным часовщиком с похожими проблемами. Тогда в 1985 году и произошло создание академии совместно с его другом Свеном Андерсеном. В часовом музее Le Locle-а прошла первая презентация академии широкой публике. В 1987 году ей последовала совместная выставка в Базеле на Baselworld. К тому времени были уже Джордж Дэниэлс, Бернард Ледерер и Франк Мюллер также в рядах членов академии.

Значение AHCI

Кроме репутации и авторитета означает вступление в члены академии для часовщиков также экономические преимущества, такие как совместные презентации на выставках. Важное изобретение 20-го века в отрасли механических часов сделал Джордж Дэниэлс. Уже в 1970 году он прославился изобретением коаксиального спуска (Спусковой механизм часов). В 1994 году производитель часов Omega решил изготовить серию этого спуска, вследствие чего в 1999 году от Омеги появилась в продаже серия «De Ville». Изготовитель кожаных изделий Goldpfeil дал в 2001 году семи членам AHCI подряд разработать коллекцию часов для предприятия. Также как и для американского изготовителя ювелирных и часовых изделий Harry Winston разрабатывали его коллекцию «Opus» в основном члены академии. Винсент Калабрезе прославился в 1977 своей разработкой часов «золотой мост» («Golden Bridge») для часового бренда Corum, а также разработанным в 1985 году летящим турбийоном с восьмидневным запасом ходя для фирмы Blancpain. Помимо различных наград и призов (Prix Gaia 2007/ Chronosaward 2007 за инновационную технику) остаётся за Паулем Гербером мировой рекорд за самые маленькие деревянные часы в мире (размер механизма 2,2 см.), а также за самые сложные часы в мире. Эти часы находятся в собственности Лорда Aaran (Швейцария) и насчитывает 1116 деталей. Оба механизма этих часов занесены в книгу рекордов Гиннеса. Также он разработал калибр, сочетающий функции будильника и хронографа, который выпускается с 1997 года фирмой Fortis под названием F2001. Ровно как некоторые яйца Фаберже содержат механизмы Пауля Гербера. Таким образом многие разработки и изобретения членов AHCI попали в массовую продукцию. Многие члены AHCI выпускают свои часы лимитированными сериями или уникатоми, в связи с чем они весьма ценятся коллекционерами. К примеру достигли карманные часы Джорджа Дэниэлса (изготовленные для Cecil Clutton в 1969 году) на аукционе Antiquorum в США цены 244.500 $, при том что изначальная цена этих часов составляла 1900 английских фунтов.

Напишите отзыв о статье "Академия независимых часовщиков"

Примечания

  1. [www.ahci.ch/AHCI_2009_DE.pdf Vereins-Broschüre]
  2. [www.ahci.ch/impressum.php?sprache=d Website-Impressum]

Литература

  • Журнал Uhrenmagazin, июньский выпуск (Heft 6-2006) Стр. 34 и далее.
  • Журнал Klassik Uhren — Die Einzelkämpfer — Июнь/Июль 2004 Стр. 28 и далее.
  • Журнал Chronos — Die Unabhängigen — Die AHCI auf der Baselworld — 4/2005 Стр. 44 и далее.
  • iW — Chrono Anachronists — Выставка в Дрездене — Февраль 2008 Стр. 56 и далее.

Ссылки

  • [www.ahci.ch/downloads.php?sprache=e Брошюра Академии]
  • [www.ahci.ch/impressum.php?sprache=d Официальная страница академии]
  • [www.pam65.ru/brand.php?name=Vincent-Calabrese&epag=VincentCalabrese Часовой портал PAM]
  • [luxury-info.ru/style/watches/articles/chasovoe-solo-vinsenta-kalabreze.html Статья «часовое соло Винсента Калабрезе»]
  • [www.vesti.ru/doc.html?id=174038&cid=9 Телеканал «Вести»: Продавцы времени]
  • [www.alltime.ru/catalog/watch/brand.php?BrandID=1230&Block=1 Alltime: Fortis]
  • [www.elite-watch.net/pages/watchworld/watchworld_01.html Elitewatsch]
  • [www.pam65.ru/brand.php?name=ChristianKlings&epag=ChristianKlingswatch Часовой портал PAM: Наручные часы Кристиан Клингс]
  • [www.mywatch.ru/watch-person/person_1291.html Мои часы: Феликс Баумгартнер: Нам нужно меньше часов]
  • [watchdirectory.ru/people/123-frank-myuller.html Мастер усложнять - Франк Мюллер]

Отрывок, характеризующий Академия независимых часовщиков

– Бог знает, chere amie! [милый друг!] Эти богачи и вельможи такие эгоисты. Но я всё таки поеду сейчас к нему с Борисом и прямо скажу, в чем дело. Пускай обо мне думают, что хотят, мне, право, всё равно, когда судьба сына зависит от этого. – Княгиня поднялась. – Теперь два часа, а в четыре часа вы обедаете. Я успею съездить.
И с приемами петербургской деловой барыни, умеющей пользоваться временем, Анна Михайловна послала за сыном и вместе с ним вышла в переднюю.
– Прощай, душа моя, – сказала она графине, которая провожала ее до двери, – пожелай мне успеха, – прибавила она шопотом от сына.
– Вы к графу Кириллу Владимировичу, ma chere? – сказал граф из столовой, выходя тоже в переднюю. – Коли ему лучше, зовите Пьера ко мне обедать. Ведь он у меня бывал, с детьми танцовал. Зовите непременно, ma chere. Ну, посмотрим, как то отличится нынче Тарас. Говорит, что у графа Орлова такого обеда не бывало, какой у нас будет.


– Mon cher Boris, [Дорогой Борис,] – сказала княгиня Анна Михайловна сыну, когда карета графини Ростовой, в которой они сидели, проехала по устланной соломой улице и въехала на широкий двор графа Кирилла Владимировича Безухого. – Mon cher Boris, – сказала мать, выпрастывая руку из под старого салопа и робким и ласковым движением кладя ее на руку сына, – будь ласков, будь внимателен. Граф Кирилл Владимирович всё таки тебе крестный отец, и от него зависит твоя будущая судьба. Помни это, mon cher, будь мил, как ты умеешь быть…
– Ежели бы я знал, что из этого выйдет что нибудь, кроме унижения… – отвечал сын холодно. – Но я обещал вам и делаю это для вас.
Несмотря на то, что чья то карета стояла у подъезда, швейцар, оглядев мать с сыном (которые, не приказывая докладывать о себе, прямо вошли в стеклянные сени между двумя рядами статуй в нишах), значительно посмотрев на старенький салоп, спросил, кого им угодно, княжен или графа, и, узнав, что графа, сказал, что их сиятельству нынче хуже и их сиятельство никого не принимают.
– Мы можем уехать, – сказал сын по французски.
– Mon ami! [Друг мой!] – сказала мать умоляющим голосом, опять дотрогиваясь до руки сына, как будто это прикосновение могло успокоивать или возбуждать его.
Борис замолчал и, не снимая шинели, вопросительно смотрел на мать.
– Голубчик, – нежным голоском сказала Анна Михайловна, обращаясь к швейцару, – я знаю, что граф Кирилл Владимирович очень болен… я затем и приехала… я родственница… Я не буду беспокоить, голубчик… А мне бы только надо увидать князя Василия Сергеевича: ведь он здесь стоит. Доложи, пожалуйста.
Швейцар угрюмо дернул снурок наверх и отвернулся.
– Княгиня Друбецкая к князю Василию Сергеевичу, – крикнул он сбежавшему сверху и из под выступа лестницы выглядывавшему официанту в чулках, башмаках и фраке.
Мать расправила складки своего крашеного шелкового платья, посмотрелась в цельное венецианское зеркало в стене и бодро в своих стоптанных башмаках пошла вверх по ковру лестницы.
– Mon cher, voue m'avez promis, [Мой друг, ты мне обещал,] – обратилась она опять к Сыну, прикосновением руки возбуждая его.
Сын, опустив глаза, спокойно шел за нею.
Они вошли в залу, из которой одна дверь вела в покои, отведенные князю Василью.
В то время как мать с сыном, выйдя на середину комнаты, намеревались спросить дорогу у вскочившего при их входе старого официанта, у одной из дверей повернулась бронзовая ручка и князь Василий в бархатной шубке, с одною звездой, по домашнему, вышел, провожая красивого черноволосого мужчину. Мужчина этот был знаменитый петербургский доктор Lorrain.
– C'est donc positif? [Итак, это верно?] – говорил князь.
– Mon prince, «errare humanum est», mais… [Князь, человеку ошибаться свойственно.] – отвечал доктор, грассируя и произнося латинские слова французским выговором.
– C'est bien, c'est bien… [Хорошо, хорошо…]
Заметив Анну Михайловну с сыном, князь Василий поклоном отпустил доктора и молча, но с вопросительным видом, подошел к ним. Сын заметил, как вдруг глубокая горесть выразилась в глазах его матери, и слегка улыбнулся.
– Да, в каких грустных обстоятельствах пришлось нам видеться, князь… Ну, что наш дорогой больной? – сказала она, как будто не замечая холодного, оскорбительного, устремленного на нее взгляда.
Князь Василий вопросительно, до недоумения, посмотрел на нее, потом на Бориса. Борис учтиво поклонился. Князь Василий, не отвечая на поклон, отвернулся к Анне Михайловне и на ее вопрос отвечал движением головы и губ, которое означало самую плохую надежду для больного.
– Неужели? – воскликнула Анна Михайловна. – Ах, это ужасно! Страшно подумать… Это мой сын, – прибавила она, указывая на Бориса. – Он сам хотел благодарить вас.
Борис еще раз учтиво поклонился.
– Верьте, князь, что сердце матери никогда не забудет того, что вы сделали для нас.
– Я рад, что мог сделать вам приятное, любезная моя Анна Михайловна, – сказал князь Василий, оправляя жабо и в жесте и голосе проявляя здесь, в Москве, перед покровительствуемою Анною Михайловной еще гораздо большую важность, чем в Петербурге, на вечере у Annette Шерер.
– Старайтесь служить хорошо и быть достойным, – прибавил он, строго обращаясь к Борису. – Я рад… Вы здесь в отпуску? – продиктовал он своим бесстрастным тоном.
– Жду приказа, ваше сиятельство, чтоб отправиться по новому назначению, – отвечал Борис, не выказывая ни досады за резкий тон князя, ни желания вступить в разговор, но так спокойно и почтительно, что князь пристально поглядел на него.
– Вы живете с матушкой?
– Я живу у графини Ростовой, – сказал Борис, опять прибавив: – ваше сиятельство.
– Это тот Илья Ростов, который женился на Nathalie Шиншиной, – сказала Анна Михайловна.
– Знаю, знаю, – сказал князь Василий своим монотонным голосом. – Je n'ai jamais pu concevoir, comment Nathalieie s'est decidee a epouser cet ours mal – leche l Un personnage completement stupide et ridicule.Et joueur a ce qu'on dit. [Я никогда не мог понять, как Натали решилась выйти замуж за этого грязного медведя. Совершенно глупая и смешная особа. К тому же игрок, говорят.]
– Mais tres brave homme, mon prince, [Но добрый человек, князь,] – заметила Анна Михайловна, трогательно улыбаясь, как будто и она знала, что граф Ростов заслуживал такого мнения, но просила пожалеть бедного старика. – Что говорят доктора? – спросила княгиня, помолчав немного и опять выражая большую печаль на своем исплаканном лице.
– Мало надежды, – сказал князь.
– А мне так хотелось еще раз поблагодарить дядю за все его благодеяния и мне и Боре. C'est son filleuil, [Это его крестник,] – прибавила она таким тоном, как будто это известие должно было крайне обрадовать князя Василия.
Князь Василий задумался и поморщился. Анна Михайловна поняла, что он боялся найти в ней соперницу по завещанию графа Безухого. Она поспешила успокоить его.
– Ежели бы не моя истинная любовь и преданность дяде, – сказала она, с особенною уверенностию и небрежностию выговаривая это слово: – я знаю его характер, благородный, прямой, но ведь одни княжны при нем…Они еще молоды… – Она наклонила голову и прибавила шопотом: – исполнил ли он последний долг, князь? Как драгоценны эти последние минуты! Ведь хуже быть не может; его необходимо приготовить ежели он так плох. Мы, женщины, князь, – она нежно улыбнулась, – всегда знаем, как говорить эти вещи. Необходимо видеть его. Как бы тяжело это ни было для меня, но я привыкла уже страдать.
Князь, видимо, понял, и понял, как и на вечере у Annette Шерер, что от Анны Михайловны трудно отделаться.