Акихито

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Акихи́то
яп. 明仁<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
125-й Император Японии
с 7 января 1989 года
Коронация: 12 ноября 1990 года
Предшественник: Хирохито
Наследник: Нарухито
 
Вероисповедание: Синтоизм
Рождение: 23 декабря 1933(1933-12-23) (85 лет)
Токио, Японская империя
Династия: Японский императорский дом
Отец: Хирохито
Мать: Кодзюн
Супруга: Сёда Митико
Дети: сыновья: Нарухито, Акисино
дочь: Саяко Курода
 
Автограф:
 
Награды:

Акихи́то (яп. 明仁; 23 декабря 1933, Токио, Япония) — правящий император Японии, 125-й в династии. Его посмертным именем будет Хэйсэй. В настоящее время Акихито является единственным в мире правящим императором.





Жизнеописание

Акихи́то, принц Цугуномия, родился 23 декабря 1933 года в 06:39 по стандартному японскому времени в Токио.

Акихито — старший сын и пятый ребёнок Императора Хирохито и императрицы Кодзюн. Принц Акихито учился в школе для детей знати (кадзоку) университета Гакусюин с 1940 по 1952 год. Наряду с традиционным японским наставником императорской семьи С. Коидзуми у принца была также американская воспитательница — Элизабет Грей Вининг (англ.), известный автор детских книг, которая помогала принцу в изучении английского языка и западной культуры.

В 1952 году принц поступил на отделение политики, факультета политики и экономики университета Гакусюин, в ноябре этого же года он был официально объявлен наследным принцем.

Ещё будучи студентом и наследным принцем, Акихито в 1953 году совершил шестимесячную поездку по 14 странам Северной Америки и Западной Европы. Центральной частью этой поездки стал его визит в Лондон как представителя императора Хирохито на коронации королевы Елизаветы II.

Университет был успешно окончен в марте 1956 года, а в апреле 1959 года наследный принц женился на Митико Сёде, старшей дочери Хидэсабуро Сёды, президента крупной мукомольной компании. Тем самым были нарушены многовековые традиции, предписывающие членам императорской семьи выбирать себе жён из девушек исключительно аристократического происхождения.

Митико Сёда родилась в Токио 20 октября 1934 года. Её семья — представители высокообразованной интеллигенции. Два члена этой семьи были награждены орденом «За заслуги в области культуры» — высшей академической наградой, которой император удостаивает выдающихся учёных. Управление императорского двора, возглавляемое премьер-министром и составленное из представителей императорской семьи, председателей палаты представителей и палаты советников парламента, Главного судьи Верховного суда и других, единодушно одобрил выбор наследного принца.

Акихито и Митико в их семейной жизни удалось достичь относительной свободы от жёсткости дворцовых традиций. Вместе с женой Акихито изменил уклад жизни в императорской семье. Несмотря на постоянную занятость официальными мероприятиями, они сами воспитывали детей, двух сыновей и дочь, не отдавая их на попечение нянек и гувернёров.

Ещё будучи наследником трона, Акихито совершил официальные визиты в 37 стран мира по приглашению их правительств. Акихито также был почётным председателем XI Тихоокеанского научного конгресса в 1966 году, Универсиады 1967 года в Токио, выставки ЭКСПО-70 в Осаке. Во время поездок императора Хирохито в Европу в 1971 году и Соединенные Штаты в 1975 году крон-принц исполнял государственные функции вместо отца.

В сентябре 1988 году из-за болезни императора Хирохито наследный принц Акихито принял на себя ряд государственных обязанностей, включая участие в церемонии открытия сессии парламента.

7 января 1989 году крон-принц стал Императором Японии, унаследовав трон после смерти отца. С этого дня в Японии начался новый период национального летосчисления (соответствующий периоду императорского правления) — Хэйсэй (яп. 平成). Ритуальная сторона процедуры вступления Акихито на престол включала как государственное мероприятие — коронацию, так и религиозную церемонию Императорского двора — дайдзёсай.

«Император, как сказано в Конституции Японии, является символом государства и единства народа, его статус определяется волей народа, которому принадлежит суверенная власть» (Конституция Японии, ст. 1)

Спустя два дня после вступления на трон, во время первой аудиенции, данной представителям общественности, император дал обещание неукоснительно выполнять свои обязанности. «Я ручаюсь, что буду всегда вместе со своим народом и буду поддерживать Конституцию», — заявил он.

Как и его отец, Император Акихито увлекается биологией и ихтиологией. Уже опубликовано 25 его научных работ по морским бычкам. В 1986 году он был избран почётным членом Лондонского общества Линнея — международного общества биологов. После поездки в США Акихито призвал японцев разводить американского леща. Японцы последовали его совету, и в результате американский лещ начал вытеснять японских рыб в водоемах Японии. В связи с этим в 2007 году Акихито публично принес извинения японскому народу.

Кроме того, Акихито интересуется историей. Из видов спорта предпочитает теннис (с будущей женой он познакомился на корте), приносит радость ему и верховая езда.

У императорской четы трое детей: наследный принц Нарухито (23 февраля 1960 года), принц Акисино (Фумихито) (30 ноября 1965 года), принцесса Саяко (18 апреля 1969 года).

13 июля 2016 года в СМИ появилась информация, что Акихито планирует отречься от престола и передать корону своему сыну Нарухито[1][2], которая была немедленно опровергнута Управлением императорского двора Японии[3]. Однако уже 8 августа то же Управление императорского двора выпустило внеочередное личное видеообращение императора, в котором тот подтвердил намерение передать титул[4].

Генеалогия


(122) Мэйдзи
 
(123) Тайсё
 
(124) Сёва
 
(125) Акихито
 
Нарухито
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ясухито
 
 
Масахито
 
 
Фумихито
 
Хисахито
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Нобухито
 
 
Томохито
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Такахито
 
 
Ёсихито
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Норихито
 



Напишите отзыв о статье "Акихито"

Примечания

  1. [www.cbc.ca/news/world/japan-emperor-akihito-1.3676687 Japanese emperor Akihito plans to abdicate in coming years, national broadcaster reports] (англ.). Канадская телерадиовещательная корпорация. Проверено 13 июля 2016.
  2. [ukranews.com/news/438780-ymperator-yaponyy-zayavyl-o-namerenyy-pokynut-prestol Император Японии заявил о намерении покинуть престол]. Украинские новости. ukranews.com (13 июля 2016).
  3. Михаил Коростиков. [www.kommersant.ru/doc/3037335 Японский император уже не отрекается от престола]. Коммерсантъ (13 июля 2016). Проверено 14 июля 2016. [web.archive.org/web/20160714123759/www.kommersant.ru/doc/3037335 Архивировано из первоисточника 14 июля 2016].
  4. [www.nippon.com/ru/nipponblog/l00165/ Император Японии в обращении к народу выразил желание отказаться от титула при жизни — nippon.com]

Ссылки

  • [itar-tass.com/encyclopedia/person/А/akihito-akihito Акихито] // Энциклопедия ИТАР-ТАСС
  • [enc-dic.com/enc_japan/Akihito-307/ Акихито] // Япония от А до Я. Популярная иллюстрированная энциклопедия. (CD-ROM). — М.: Directmedia Publishing, «Япония сегодня», 2008. — ISBN 978-5-94865-190-3.
  • [echo.msk.ru/programs/48minut/757967-echo/ Император Японии Акихито] // Передача «Эха Москвы»
  • [news.leit.ru/archives/4876 Император Акихито: 20 лет на Хризантемовом троне]
Предшественник:
Император Сёва
Император Японии
1989
Преемник:
наследный принц Нарухито

Отрывок, характеризующий Акихито

– А вон у колеса.
Гусар взял чашку.
– Небось скоро свет, – проговорил он, зевая, и прошел куда то.
Петя должен бы был знать, что он в лесу, в партии Денисова, в версте от дороги, что он сидит на фуре, отбитой у французов, около которой привязаны лошади, что под ним сидит казак Лихачев и натачивает ему саблю, что большое черное пятно направо – караулка, и красное яркое пятно внизу налево – догоравший костер, что человек, приходивший за чашкой, – гусар, который хотел пить; но он ничего не знал и не хотел знать этого. Он был в волшебном царстве, в котором ничего не было похожего на действительность. Большое черное пятно, может быть, точно была караулка, а может быть, была пещера, которая вела в самую глубь земли. Красное пятно, может быть, был огонь, а может быть – глаз огромного чудовища. Может быть, он точно сидит теперь на фуре, а очень может быть, что он сидит не на фуре, а на страшно высокой башне, с которой ежели упасть, то лететь бы до земли целый день, целый месяц – все лететь и никогда не долетишь. Может быть, что под фурой сидит просто казак Лихачев, а очень может быть, что это – самый добрый, храбрый, самый чудесный, самый превосходный человек на свете, которого никто не знает. Может быть, это точно проходил гусар за водой и пошел в лощину, а может быть, он только что исчез из виду и совсем исчез, и его не было.
Что бы ни увидал теперь Петя, ничто бы не удивило его. Он был в волшебном царстве, в котором все было возможно.
Он поглядел на небо. И небо было такое же волшебное, как и земля. На небе расчищало, и над вершинами дерев быстро бежали облака, как будто открывая звезды. Иногда казалось, что на небе расчищало и показывалось черное, чистое небо. Иногда казалось, что эти черные пятна были тучки. Иногда казалось, что небо высоко, высоко поднимается над головой; иногда небо спускалось совсем, так что рукой можно было достать его.
Петя стал закрывать глаза и покачиваться.
Капли капали. Шел тихий говор. Лошади заржали и подрались. Храпел кто то.
– Ожиг, жиг, ожиг, жиг… – свистела натачиваемая сабля. И вдруг Петя услыхал стройный хор музыки, игравшей какой то неизвестный, торжественно сладкий гимн. Петя был музыкален, так же как Наташа, и больше Николая, но он никогда не учился музыке, не думал о музыке, и потому мотивы, неожиданно приходившие ему в голову, были для него особенно новы и привлекательны. Музыка играла все слышнее и слышнее. Напев разрастался, переходил из одного инструмента в другой. Происходило то, что называется фугой, хотя Петя не имел ни малейшего понятия о том, что такое фуга. Каждый инструмент, то похожий на скрипку, то на трубы – но лучше и чище, чем скрипки и трубы, – каждый инструмент играл свое и, не доиграв еще мотива, сливался с другим, начинавшим почти то же, и с третьим, и с четвертым, и все они сливались в одно и опять разбегались, и опять сливались то в торжественно церковное, то в ярко блестящее и победное.
«Ах, да, ведь это я во сне, – качнувшись наперед, сказал себе Петя. – Это у меня в ушах. А может быть, это моя музыка. Ну, опять. Валяй моя музыка! Ну!..»
Он закрыл глаза. И с разных сторон, как будто издалека, затрепетали звуки, стали слаживаться, разбегаться, сливаться, и опять все соединилось в тот же сладкий и торжественный гимн. «Ах, это прелесть что такое! Сколько хочу и как хочу», – сказал себе Петя. Он попробовал руководить этим огромным хором инструментов.
«Ну, тише, тише, замирайте теперь. – И звуки слушались его. – Ну, теперь полнее, веселее. Еще, еще радостнее. – И из неизвестной глубины поднимались усиливающиеся, торжественные звуки. – Ну, голоса, приставайте!» – приказал Петя. И сначала издалека послышались голоса мужские, потом женские. Голоса росли, росли в равномерном торжественном усилии. Пете страшно и радостно было внимать их необычайной красоте.
С торжественным победным маршем сливалась песня, и капли капали, и вжиг, жиг, жиг… свистела сабля, и опять подрались и заржали лошади, не нарушая хора, а входя в него.
Петя не знал, как долго это продолжалось: он наслаждался, все время удивлялся своему наслаждению и жалел, что некому сообщить его. Его разбудил ласковый голос Лихачева.
– Готово, ваше благородие, надвое хранцуза распластаете.
Петя очнулся.
– Уж светает, право, светает! – вскрикнул он.
Невидные прежде лошади стали видны до хвостов, и сквозь оголенные ветки виднелся водянистый свет. Петя встряхнулся, вскочил, достал из кармана целковый и дал Лихачеву, махнув, попробовал шашку и положил ее в ножны. Казаки отвязывали лошадей и подтягивали подпруги.
– Вот и командир, – сказал Лихачев. Из караулки вышел Денисов и, окликнув Петю, приказал собираться.


Быстро в полутьме разобрали лошадей, подтянули подпруги и разобрались по командам. Денисов стоял у караулки, отдавая последние приказания. Пехота партии, шлепая сотней ног, прошла вперед по дороге и быстро скрылась между деревьев в предрассветном тумане. Эсаул что то приказывал казакам. Петя держал свою лошадь в поводу, с нетерпением ожидая приказания садиться. Обмытое холодной водой, лицо его, в особенности глаза горели огнем, озноб пробегал по спине, и во всем теле что то быстро и равномерно дрожало.
– Ну, готово у вас все? – сказал Денисов. – Давай лошадей.
Лошадей подали. Денисов рассердился на казака за то, что подпруги были слабы, и, разбранив его, сел. Петя взялся за стремя. Лошадь, по привычке, хотела куснуть его за ногу, но Петя, не чувствуя своей тяжести, быстро вскочил в седло и, оглядываясь на тронувшихся сзади в темноте гусар, подъехал к Денисову.
– Василий Федорович, вы мне поручите что нибудь? Пожалуйста… ради бога… – сказал он. Денисов, казалось, забыл про существование Пети. Он оглянулся на него.
– Об одном тебя пг'ошу, – сказал он строго, – слушаться меня и никуда не соваться.
Во все время переезда Денисов ни слова не говорил больше с Петей и ехал молча. Когда подъехали к опушке леса, в поле заметно уже стало светлеть. Денисов поговорил что то шепотом с эсаулом, и казаки стали проезжать мимо Пети и Денисова. Когда они все проехали, Денисов тронул свою лошадь и поехал под гору. Садясь на зады и скользя, лошади спускались с своими седоками в лощину. Петя ехал рядом с Денисовым. Дрожь во всем его теле все усиливалась. Становилось все светлее и светлее, только туман скрывал отдаленные предметы. Съехав вниз и оглянувшись назад, Денисов кивнул головой казаку, стоявшему подле него.
– Сигнал! – проговорил он.
Казак поднял руку, раздался выстрел. И в то же мгновение послышался топот впереди поскакавших лошадей, крики с разных сторон и еще выстрелы.
В то же мгновение, как раздались первые звуки топота и крика, Петя, ударив свою лошадь и выпустив поводья, не слушая Денисова, кричавшего на него, поскакал вперед. Пете показалось, что вдруг совершенно, как середь дня, ярко рассвело в ту минуту, как послышался выстрел. Он подскакал к мосту. Впереди по дороге скакали казаки. На мосту он столкнулся с отставшим казаком и поскакал дальше. Впереди какие то люди, – должно быть, это были французы, – бежали с правой стороны дороги на левую. Один упал в грязь под ногами Петиной лошади.
У одной избы столпились казаки, что то делая. Из середины толпы послышался страшный крик. Петя подскакал к этой толпе, и первое, что он увидал, было бледное, с трясущейся нижней челюстью лицо француза, державшегося за древко направленной на него пики.
– Ура!.. Ребята… наши… – прокричал Петя и, дав поводья разгорячившейся лошади, поскакал вперед по улице.
Впереди слышны были выстрелы. Казаки, гусары и русские оборванные пленные, бежавшие с обеих сторон дороги, все громко и нескладно кричали что то. Молодцеватый, без шапки, с красным нахмуренным лицом, француз в синей шинели отбивался штыком от гусаров. Когда Петя подскакал, француз уже упал. Опять опоздал, мелькнуло в голове Пети, и он поскакал туда, откуда слышались частые выстрелы. Выстрелы раздавались на дворе того барского дома, на котором он был вчера ночью с Долоховым. Французы засели там за плетнем в густом, заросшем кустами саду и стреляли по казакам, столпившимся у ворот. Подъезжая к воротам, Петя в пороховом дыму увидал Долохова с бледным, зеленоватым лицом, кричавшего что то людям. «В объезд! Пехоту подождать!» – кричал он, в то время как Петя подъехал к нему.
– Подождать?.. Ураааа!.. – закричал Петя и, не медля ни одной минуты, поскакал к тому месту, откуда слышались выстрелы и где гуще был пороховой дым. Послышался залп, провизжали пустые и во что то шлепнувшие пули. Казаки и Долохов вскакали вслед за Петей в ворота дома. Французы в колеблющемся густом дыме одни бросали оружие и выбегали из кустов навстречу казакам, другие бежали под гору к пруду. Петя скакал на своей лошади вдоль по барскому двору и, вместо того чтобы держать поводья, странно и быстро махал обеими руками и все дальше и дальше сбивался с седла на одну сторону. Лошадь, набежав на тлевший в утреннем свето костер, уперлась, и Петя тяжело упал на мокрую землю. Казаки видели, как быстро задергались его руки и ноги, несмотря на то, что голова его не шевелилась. Пуля пробила ему голову.
Переговоривши с старшим французским офицером, который вышел к нему из за дома с платком на шпаге и объявил, что они сдаются, Долохов слез с лошади и подошел к неподвижно, с раскинутыми руками, лежавшему Пете.
– Готов, – сказал он, нахмурившись, и пошел в ворота навстречу ехавшему к нему Денисову.
– Убит?! – вскрикнул Денисов, увидав еще издалека то знакомое ему, несомненно безжизненное положение, в котором лежало тело Пети.
– Готов, – повторил Долохов, как будто выговаривание этого слова доставляло ему удовольствие, и быстро пошел к пленным, которых окружили спешившиеся казаки. – Брать не будем! – крикнул он Денисову.
Денисов не отвечал; он подъехал к Пете, слез с лошади и дрожащими руками повернул к себе запачканное кровью и грязью, уже побледневшее лицо Пети.
«Я привык что нибудь сладкое. Отличный изюм, берите весь», – вспомнилось ему. И казаки с удивлением оглянулись на звуки, похожие на собачий лай, с которыми Денисов быстро отвернулся, подошел к плетню и схватился за него.