Аксёнов, Александр Валентинович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Александр Валентинович Аксёнов
Личная информация
Гражданство

СССР СССРРоссия Россия

Специализация

Самбо

Клуб
Дата рождения

5 октября 1962(1962-10-05) (59 лет)

Место рождения

Владивосток, Приморский край, РСФСР, СССР

Тренеры
Вес

до 57-62 кг

Спортивное звание

Александр Валентинович Аксёнов (5 октября 1962 года, Владивосток, Приморский край, РСФСР, СССР) — советский самбист, чемпион и призёр чемпионатов СССР, чемпион Спартакиады народов СССР, обладатель Кубка России, чемпион Европы и мира, победитель соревнований «Дружба-84», Заслуженный мастер спорта СССР, Заслуженный тренер России, директор Приморского государственного училища Олимпийского резерва, вице-президент Федерации самбо Приморского края.

В 12 лет начал заниматься самбо. Окончил кораблестроительный факультет Дальневосточного государственного технического университета по специальности инженер-механик. Заочно окончил Хабаровскую академию физической культуры и спорта. Владелец питомника по разведению южнорусских овчарок. В свободное время играет в бадминтон.



Спортивные результаты

Напишите отзыв о статье "Аксёнов, Александр Валентинович"

Ссылки

  • [www.sd-prim.ru/sambo/ourheroes/1 Александр Аксёнов]. Федерация дзюдо и самбо Приморского края. Проверено 10 августа 2015.
  • Ксения Воронежцева. [novostivl.ru/msg/2609.htm Аксёнов готовит чемпионов]. Ежедневные Новости (14 февраля 2008). Проверено 10 августа 2015.

Отрывок, характеризующий Аксёнов, Александр Валентинович

– Пускать – не пускать? – говорил сам себе Николай в то время как волк подвигался к нему, отделяясь от леса. Вдруг вся физиономия волка изменилась; он вздрогнул, увидав еще вероятно никогда не виданные им человеческие глаза, устремленные на него, и слегка поворотив к охотнику голову, остановился – назад или вперед? Э! всё равно, вперед!… видно, – как будто сказал он сам себе, и пустился вперед, уже не оглядываясь, мягким, редким, вольным, но решительным скоком.
– Улюлю!… – не своим голосом закричал Николай, и сама собою стремглав понеслась его добрая лошадь под гору, перескакивая через водомоины в поперечь волку; и еще быстрее, обогнав ее, понеслись собаки. Николай не слыхал своего крика, не чувствовал того, что он скачет, не видал ни собак, ни места, по которому он скачет; он видел только волка, который, усилив свой бег, скакал, не переменяя направления, по лощине. Первая показалась вблизи зверя чернопегая, широкозадая Милка и стала приближаться к зверю. Ближе, ближе… вот она приспела к нему. Но волк чуть покосился на нее, и вместо того, чтобы наддать, как она это всегда делала, Милка вдруг, подняв хвост, стала упираться на передние ноги.
– Улюлюлюлю! – кричал Николай.
Красный Любим выскочил из за Милки, стремительно бросился на волка и схватил его за гачи (ляжки задних ног), но в ту ж секунду испуганно перескочил на другую сторону. Волк присел, щелкнул зубами и опять поднялся и поскакал вперед, провожаемый на аршин расстояния всеми собаками, не приближавшимися к нему.
– Уйдет! Нет, это невозможно! – думал Николай, продолжая кричать охрипнувшим голосом.
– Карай! Улюлю!… – кричал он, отыскивая глазами старого кобеля, единственную свою надежду. Карай из всех своих старых сил, вытянувшись сколько мог, глядя на волка, тяжело скакал в сторону от зверя, наперерез ему. Но по быстроте скока волка и медленности скока собаки было видно, что расчет Карая был ошибочен. Николай уже не далеко впереди себя видел тот лес, до которого добежав, волк уйдет наверное. Впереди показались собаки и охотник, скакавший почти на встречу. Еще была надежда. Незнакомый Николаю, муругий молодой, длинный кобель чужой своры стремительно подлетел спереди к волку и почти опрокинул его. Волк быстро, как нельзя было ожидать от него, приподнялся и бросился к муругому кобелю, щелкнул зубами – и окровавленный, с распоротым боком кобель, пронзительно завизжав, ткнулся головой в землю.
– Караюшка! Отец!.. – плакал Николай…
Старый кобель, с своими мотавшимися на ляжках клоками, благодаря происшедшей остановке, перерезывая дорогу волку, был уже в пяти шагах от него. Как будто почувствовав опасность, волк покосился на Карая, еще дальше спрятав полено (хвост) между ног и наддал скоку. Но тут – Николай видел только, что что то сделалось с Караем – он мгновенно очутился на волке и с ним вместе повалился кубарем в водомоину, которая была перед ними.
Та минута, когда Николай увидал в водомоине копошащихся с волком собак, из под которых виднелась седая шерсть волка, его вытянувшаяся задняя нога, и с прижатыми ушами испуганная и задыхающаяся голова (Карай держал его за горло), минута, когда увидал это Николай, была счастливейшею минутою его жизни. Он взялся уже за луку седла, чтобы слезть и колоть волка, как вдруг из этой массы собак высунулась вверх голова зверя, потом передние ноги стали на край водомоины. Волк ляскнул зубами (Карай уже не держал его за горло), выпрыгнул задними ногами из водомоины и, поджав хвост, опять отделившись от собак, двинулся вперед. Карай с ощетинившейся шерстью, вероятно ушибленный или раненый, с трудом вылезал из водомоины.