Акчурин, Ренат Сулейманович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ренат Сулейманович Акчурин
Дата рождения:

2 апреля 1946(1946-04-02) (74 года)

Место рождения:

Андижан, Узбекская ССР, СССР

Страна:

СССР СССРРоссия Россия

Научная сфера:

кардиохирургия

Место работы:

ФГУ «Российский кардиологический научно-производственный комплекс»

Учёная степень:

доктор медицинских наук (1985)

Учёное звание:

академик РАМН (1997)
академик РАН (2011)

Альма-матер:

1-й Московский медицинский институт имени И. М. Сеченова

Награды и премии:
Запись голоса Р. Акчурина
Записано 24 декабря 2012
Помощь по воспроизведению

Рена́т Сулейманович Акчу́рин (род. 2 апреля 1946, Андижан) — советский и российский кардиохирург, академик Российской академии медицинских наук (РАМН) (1997) и Российской академии наук (2011), академик Академии наук Республики Башкортостан (1997), почётный член Академии наук Республики Татарстан (1998), руководитель отдела сердечно-сосудистой хирургии Института клинической кардиологии имени А. Л. Мясникова Российского кардиологического научно-производственного центра РАМН, руководитель государственной программы развития медицины высоких технологий с 1998 года.





Биография

Родился 2 апреля 1946 года в городе Андижане Узбекской ССР в семье учителей. По национальности татарин.[1] Учился в Андижанском медицинском институте, окончил 1-й Московский медицинский институт имени И. М. Сеченова в 1971 году. Доктор медицинских наук, профессор. Брат бывшего командующего зенитными ракетными войсками ПВО СССР Расима Акчурина.

С 1971 года — участковый врач-терапевт, в 19721973 — врач-травматолог в Реутовской городской больнице (г. Реутов Московской области). По совместительству работал хирургом в 70-й больнице г. Москвы и травматологом в Балашихинской районной больнице Московской области. В 19731975 годах работал в клинической ординатуре по хирургии Всесоюзного научно-исследовательского института клинической и экспериментальной хирургии. С марта 1975 года — младший научный сотрудник отдела микрососудистой хирургии, с 1978 года старший научный сотрудник отделения микрохирургии сосудов Всесоюзного научного центра хирургии Академии медицинских наук СССР.

С 1984 года начал специализироваться в области кардиохирургии и был направлен на стажировку в клинику известного американского хирурга Майкла Дебейки в Хьюстон. После возвращения из США был назначен руководителем отдела сердечно-сосудистой хирургии Института клинической кардиологии имени А. Л. Мясникова Российского кардиологического научно-производственного центра РАМН.

Известен как авторитетный специалист, развивший уникальные направления в восстановительной, сосудистой и кардиохирургии. Работает над такими направлениями, как реконструктивная и пластическая микрохирургия, реконструктивная и пластическая хирургия конечностей, реконструктивная микрохирургия коронарных артерий, хирургическое лечение ишемической болезни сердца, хирургическое лечение нарушений ритма, защита миокарда, лазерная ангиопластика, вопросы трансплантации сердца и комплекса сердце-легкие. Стал соавтором первых в стране операций по реплантации пальцев, пересадке пальцев стопы на кисть, сложносоставных пластических операций по восстановлению беспалой кисти и др.

В ноябре 1996 года выполнил операцию коронарного шунтирования сердца первому президенту РФ Б. Н. Ельцину.

В 2012 году избран членом Общественной палаты Центрального федерального округа.[2]

Автор более 300 научных публикаций. является инициатором и одним из основных разработчиков Федеральной программы «Медицина высоких технологий». Избран членом совета директоров Международного хирургического общества имени М.Дебейки (1995), членом научного совета Всемирного общества ангиологов (1994), членом президиума Российского общества по сердечно-сосудистой хирургии (1994), членом Европейского общества сердечно-сосудистой хирургии (2000), членом Попечительского совета Государственного академического Малого театра России.

Семья и увлечения

Женат. У него двое сыновей: Максим Ренатович (1973 г. рожд.) и Андрей Ренатович (1978-2004)[3]

Награды

Напишите отзыв о статье "Акчурин, Ренат Сулейманович"

Примечания

  1. [www.focus.de/politik/ausland/russland-kein-misstrauen-mehr_aid_159923.html Kein Mißtrauen mehr] (нем.)
  2. [cfo.gov.ru/polpred/op/news/143 ЦФО / Новости Общественной палаты ЦФО /Сформирован полный состав Общественной палаты Центрального федерального округа]
  3. [www.aktuell.ru/rupol0022/morenews.php?iditem=64 Renat Aktschurin] (нем.)
  4. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=38577;dst=0;rnd=189271.3321912232786417;NOQUERYLOG=1;SRDSMODE=QSP_GENERAL;SEARCHPLUS=%D0%E5%ED%E0%F2%20%D1%F3%EB%E5%E9%EC%E0%ED%EE%E2%E8%F7%20%C0%EA%F7%F3%F0%E8%ED%20;EXCL=PBUN%2CQSBO%2CKRBO%2CPKBO;SRD=true;ts=1737927347189271442236490547657 Постановление ЦК КПСС, Совмина СССР от 28 октября 1982 года № 946 «О присуждении Государственных премий СССР 1982 года в области науки и техники»]
  5. [lawru.info/dok/1996/04/02/n450326.htm Распоряжение Президента Российской Федерации от 2 апреля 1996 года № 498-рп «О награждении Почетной грамотой Правительства Российской Федерации и памятным подарком Акчурина Р. С.»]
  6. [pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&firstDoc=1&lastDoc=1&nd=102041082 Указ Президента Российской Федерации от 2 мая 1996 года № 635 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»]
  7. [www.rree.gob.pe/elministerio/Documents/Condecorados%20Al%20Merito%20Por%20Servicios%20Distinguidos.pdf Сondecorados: orden al merito por servicios distinguidos]
  8. [pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&firstDoc=1&lastDoc=1&nd=102077210 Указ Президента Российской Федерации от 5 августа 2002 года № 831 «О присуждении Государственной премии Российской Федерации в области 2001 года в области науки и техники года»]
  9. [www.alppp.ru/law/obrazovanie--nauka--kultura/nauka/7/postanovlenie-pravitelstva-rf-ot-02-03-2005--109.rtf Постановление Правительства Российской Федерации от 2 мая 2005 года № 109 «О присуждении премий Правительства Российской Федерации 2004 года в области науки и техники»]
  10. [www.vatanym.ru/?an=vs206_events1 Ренат Акчурин награждён орденом «За заслуги перед Республикой Татарстан»]
  11. [tatmsk.tatarstan.ru/rus/index.htm/news/152828.htm Клуб московских врачей посетил с рабочим визитом Татарстан]
  12. [publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201603310038?index=0&rangeSize=1 Указ Президента Российской Федерации от 31 марта 2016 года № 142 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»]
  13. [glava.kbr.ru/ru/kbr-events/document/decrees-and-orders/11314--31-2016-30-.html Указ Главы Кабардино — Балкарской Республики от 31 марта 2016 года, № 30-УГ «О награждении орденом „За заслуги перед Кабардино-Балкарской Республикой“ Акчурина Р. С.»]
  14. [glava.kbr.ru/ru/kbr-events/news/ceremonies/11316--l-r.html Известный российский кардиохирург Ренат Акчурин награждён орденом «За заслуги перед Кабардино-Балкарской Республикой»]
  15. [ras.ru/presidium/documents/directionsp.aspx?ID=cfc8b391-19e4-40ee-9e90-8a280818b596 Распоряжения Президиума РАН № 10105-200 от 13.04.2016]. ras.ru. Проверено 26 апреля 2016.

Ссылки

  • [www.peoples.ru/medicine/surgery/akchurin/ Биография на сайте «Люди»]

Отрывок, характеризующий Акчурин, Ренат Сулейманович

– К нам милости просим, у наших господ всего много, пожалуйте, – говорила Мавра Кузминишна. – А что, очень нездоровы? – прибавила она.
Камердинер махнул рукой.
– Не чаем довезти! У доктора спросить надо. – И камердинер сошел с козел и подошел к повозке.
– Хорошо, – сказал доктор.
Камердинер подошел опять к коляске, заглянул в нее, покачал головой, велел кучеру заворачивать на двор и остановился подле Мавры Кузминишны.
– Господи Иисусе Христе! – проговорила она.
Мавра Кузминишна предлагала внести раненого в дом.
– Господа ничего не скажут… – говорила она. Но надо было избежать подъема на лестницу, и потому раненого внесли во флигель и положили в бывшей комнате m me Schoss. Раненый этот был князь Андрей Болконский.


Наступил последний день Москвы. Была ясная веселая осенняя погода. Было воскресенье. Как и в обыкновенные воскресенья, благовестили к обедне во всех церквах. Никто, казалось, еще не мог понять того, что ожидает Москву.
Только два указателя состояния общества выражали то положение, в котором была Москва: чернь, то есть сословие бедных людей, и цены на предметы. Фабричные, дворовые и мужики огромной толпой, в которую замешались чиновники, семинаристы, дворяне, в этот день рано утром вышли на Три Горы. Постояв там и не дождавшись Растопчина и убедившись в том, что Москва будет сдана, эта толпа рассыпалась по Москве, по питейным домам и трактирам. Цены в этот день тоже указывали на положение дел. Цены на оружие, на золото, на телеги и лошадей всё шли возвышаясь, а цены на бумажки и на городские вещи всё шли уменьшаясь, так что в середине дня были случаи, что дорогие товары, как сукна, извозчики вывозили исполу, а за мужицкую лошадь платили пятьсот рублей; мебель же, зеркала, бронзы отдавали даром.
В степенном и старом доме Ростовых распадение прежних условий жизни выразилось очень слабо. В отношении людей было только то, что в ночь пропало три человека из огромной дворни; но ничего не было украдено; и в отношении цен вещей оказалось то, что тридцать подвод, пришедшие из деревень, были огромное богатство, которому многие завидовали и за которые Ростовым предлагали огромные деньги. Мало того, что за эти подводы предлагали огромные деньги, с вечера и рано утром 1 го сентября на двор к Ростовым приходили посланные денщики и слуги от раненых офицеров и притаскивались сами раненые, помещенные у Ростовых и в соседних домах, и умоляли людей Ростовых похлопотать о том, чтоб им дали подводы для выезда из Москвы. Дворецкий, к которому обращались с такими просьбами, хотя и жалел раненых, решительно отказывал, говоря, что он даже и не посмеет доложить о том графу. Как ни жалки были остающиеся раненые, было очевидно, что, отдай одну подводу, не было причины не отдать другую, все – отдать и свои экипажи. Тридцать подвод не могли спасти всех раненых, а в общем бедствии нельзя было не думать о себе и своей семье. Так думал дворецкий за своего барина.
Проснувшись утром 1 го числа, граф Илья Андреич потихоньку вышел из спальни, чтобы не разбудить к утру только заснувшую графиню, и в своем лиловом шелковом халате вышел на крыльцо. Подводы, увязанные, стояли на дворе. У крыльца стояли экипажи. Дворецкий стоял у подъезда, разговаривая с стариком денщиком и молодым, бледным офицером с подвязанной рукой. Дворецкий, увидав графа, сделал офицеру и денщику значительный и строгий знак, чтобы они удалились.
– Ну, что, все готово, Васильич? – сказал граф, потирая свою лысину и добродушно глядя на офицера и денщика и кивая им головой. (Граф любил новые лица.)
– Хоть сейчас запрягать, ваше сиятельство.
– Ну и славно, вот графиня проснется, и с богом! Вы что, господа? – обратился он к офицеру. – У меня в доме? – Офицер придвинулся ближе. Бледное лицо его вспыхнуло вдруг яркой краской.
– Граф, сделайте одолжение, позвольте мне… ради бога… где нибудь приютиться на ваших подводах. Здесь у меня ничего с собой нет… Мне на возу… все равно… – Еще не успел договорить офицер, как денщик с той же просьбой для своего господина обратился к графу.
– А! да, да, да, – поспешно заговорил граф. – Я очень, очень рад. Васильич, ты распорядись, ну там очистить одну или две телеги, ну там… что же… что нужно… – какими то неопределенными выражениями, что то приказывая, сказал граф. Но в то же мгновение горячее выражение благодарности офицера уже закрепило то, что он приказывал. Граф оглянулся вокруг себя: на дворе, в воротах, в окне флигеля виднелись раненые и денщики. Все они смотрели на графа и подвигались к крыльцу.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, в галерею: там как прикажете насчет картин? – сказал дворецкий. И граф вместе с ним вошел в дом, повторяя свое приказание о том, чтобы не отказывать раненым, которые просятся ехать.
– Ну, что же, можно сложить что нибудь, – прибавил он тихим, таинственным голосом, как будто боясь, чтобы кто нибудь его не услышал.
В девять часов проснулась графиня, и Матрена Тимофеевна, бывшая ее горничная, исполнявшая в отношении графини должность шефа жандармов, пришла доложить своей бывшей барышне, что Марья Карловна очень обижены и что барышниным летним платьям нельзя остаться здесь. На расспросы графини, почему m me Schoss обижена, открылось, что ее сундук сняли с подводы и все подводы развязывают – добро снимают и набирают с собой раненых, которых граф, по своей простоте, приказал забирать с собой. Графиня велела попросить к себе мужа.
– Что это, мой друг, я слышу, вещи опять снимают?
– Знаешь, ma chere, я вот что хотел тебе сказать… ma chere графинюшка… ко мне приходил офицер, просят, чтобы дать несколько подвод под раненых. Ведь это все дело наживное; а каково им оставаться, подумай!.. Право, у нас на дворе, сами мы их зазвали, офицеры тут есть. Знаешь, думаю, право, ma chere, вот, ma chere… пускай их свезут… куда же торопиться?.. – Граф робко сказал это, как он всегда говорил, когда дело шло о деньгах. Графиня же привыкла уж к этому тону, всегда предшествовавшему делу, разорявшему детей, как какая нибудь постройка галереи, оранжереи, устройство домашнего театра или музыки, – и привыкла, и долгом считала всегда противоборствовать тому, что выражалось этим робким тоном.
Она приняла свой покорно плачевный вид и сказала мужу:
– Послушай, граф, ты довел до того, что за дом ничего не дают, а теперь и все наше – детское состояние погубить хочешь. Ведь ты сам говоришь, что в доме на сто тысяч добра. Я, мой друг, не согласна и не согласна. Воля твоя! На раненых есть правительство. Они знают. Посмотри: вон напротив, у Лопухиных, еще третьего дня все дочиста вывезли. Вот как люди делают. Одни мы дураки. Пожалей хоть не меня, так детей.
Граф замахал руками и, ничего не сказав, вышел из комнаты.
– Папа! об чем вы это? – сказала ему Наташа, вслед за ним вошедшая в комнату матери.
– Ни о чем! Тебе что за дело! – сердито проговорил граф.
– Нет, я слышала, – сказала Наташа. – Отчего ж маменька не хочет?
– Тебе что за дело? – крикнул граф. Наташа отошла к окну и задумалась.
– Папенька, Берг к нам приехал, – сказала она, глядя в окно.


Берг, зять Ростовых, был уже полковник с Владимиром и Анной на шее и занимал все то же покойное и приятное место помощника начальника штаба, помощника первого отделения начальника штаба второго корпуса.
Он 1 сентября приехал из армии в Москву.
Ему в Москве нечего было делать; но он заметил, что все из армии просились в Москву и что то там делали. Он счел тоже нужным отпроситься для домашних и семейных дел.
Берг, в своих аккуратных дрожечках на паре сытых саврасеньких, точно таких, какие были у одного князя, подъехал к дому своего тестя. Он внимательно посмотрел во двор на подводы и, входя на крыльцо, вынул чистый носовой платок и завязал узел.
Из передней Берг плывущим, нетерпеливым шагом вбежал в гостиную и обнял графа, поцеловал ручки у Наташи и Сони и поспешно спросил о здоровье мамаши.
– Какое теперь здоровье? Ну, рассказывай же, – сказал граф, – что войска? Отступают или будет еще сраженье?
– Один предвечный бог, папаша, – сказал Берг, – может решить судьбы отечества. Армия горит духом геройства, и теперь вожди, так сказать, собрались на совещание. Что будет, неизвестно. Но я вам скажу вообще, папаша, такого геройского духа, истинно древнего мужества российских войск, которое они – оно, – поправился он, – показали или выказали в этой битве 26 числа, нет никаких слов достойных, чтоб их описать… Я вам скажу, папаша (он ударил себя в грудь так же, как ударял себя один рассказывавший при нем генерал, хотя несколько поздно, потому что ударить себя в грудь надо было при слове «российское войско»), – я вам скажу откровенно, что мы, начальники, не только не должны были подгонять солдат или что нибудь такое, но мы насилу могли удерживать эти, эти… да, мужественные и древние подвиги, – сказал он скороговоркой. – Генерал Барклай до Толли жертвовал жизнью своей везде впереди войска, я вам скажу. Наш же корпус был поставлен на скате горы. Можете себе представить! – И тут Берг рассказал все, что он запомнил, из разных слышанных за это время рассказов. Наташа, не спуская взгляда, который смущал Берга, как будто отыскивая на его лице решения какого то вопроса, смотрела на него.
– Такое геройство вообще, каковое выказали российские воины, нельзя представить и достойно восхвалить! – сказал Берг, оглядываясь на Наташу и как бы желая ее задобрить, улыбаясь ей в ответ на ее упорный взгляд… – «Россия не в Москве, она в сердцах се сынов!» Так, папаша? – сказал Берг.