Алан Кауфман

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Алан Кауфман

Алан Кауфман — известный американский прозаик, мемуарист и поэт. Он является автором автобиографических романов "Eврейский мальчишка" о жизни в Бронксе в 70 гг, "Пьяный Ангел", а также военного романа "Спички". Кауфман является составителем множества антологий, в том числе так называемых "Библий андерграунда", поэтической, прозаической и художественной, которые вошли в обязательную университетскую программу.

Кауфман преподавал в Академии искусств в Сан-Франциско, публиковался в The Los Angeles Times, Партизан Ревью, San Francisco Chronicle и т.д.

Кауфман является членом Американского ПЕН-Центра. Его романы переведены в т. ч. на немецкий.

Напишите отзыв о статье "Алан Кауфман"



Ссылки

  • [www.svoboda.org/a/26861991.html Радио Свобода/ Незаконные Библии Алана Кауфмана]
  • [www.lib.udel.edu/ud/spec/findaids/html/mss0599.html THE ALAN KAUFMAN PAPERS at The Special Collections Library, University of Delaware]
  • [www.pen.org/alan-kaufman PEN AMERICAN CENTER/About Alan Kaufman]
  • [www.poetryfoundation.org/bio/alan-kaufman THE POETRY FOUNDATION/About Alan Kaufman]
  • [www.huffingtonpost.com/lisa-chau/interview-with-critically_b_3746853.html HUFFINGTON POST INTERVIEW WITH ALAN KAUFMAN]
К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Алан Кауфман

Они помолчали.
«Выпускала сокола да из правого рукава», говорила песня, невольно возбуждая бодрое, веселое чувство. Разговор их, вероятно, был бы другой, ежели бы они говорили не при звуках песни.
– Что правда, австрийцев побили? – спросил Долохов.
– А чорт их знает, говорят.
– Я рад, – отвечал Долохов коротко и ясно, как того требовала песня.
– Что ж, приходи к нам когда вечерком, фараон заложишь, – сказал Жерков.
– Или у вас денег много завелось?
– Приходи.
– Нельзя. Зарок дал. Не пью и не играю, пока не произведут.
– Да что ж, до первого дела…
– Там видно будет.
Опять они помолчали.
– Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков.
Долохов усмехнулся.
– Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму.
– Да что ж, я так…
– Ну, и я так.
– Прощай.
– Будь здоров…
… и высоко, и далеко,
На родиму сторону…
Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.