Александров, Георгий Моисеевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Юрий Александров
Александров Георгий Моисеевич
Псевдонимы:

Юрий Александров

Дата рождения:

22 июня 1914(1914-06-22)

Место рождения:

Москва

Дата смерти:

7 сентября 1990(1990-09-07) (76 лет)

Место смерти:

Таруса

Гражданство:

СССР

Род деятельности:

поэт, переводчик, прозаик

Годы творчества:

1944—1990

Язык произведений:

русский

Награды:

Гео́ргий (Ю́рий) Моисе́евич Алекса́ндров (22 июня 1914, Москва — 7 сентября 1990) — российский поэт и переводчик.

Окончил 1-й Московский медицинский институт (1938).

Участник Великой Отечественной войны в составе различных медсанбатов: командир взвода, ординатор, ведущий хирург. Участник Московской битвы, Белорусской, Кенигсбергской и Харбино-Гиринской наступательных операций. Награждён орденом Красной Звезды, медалями. Инвалид войны 2-й группы.

Много лет жил и работал в Тарусе.

Первые стихи опубликовал в альманахе «Смоленск» в 1944. Переводил стихи Эмиля Верхарна. Член Союза писателей СССР (1974).

Напишите отзыв о статье "Александров, Георгий Моисеевич"



Литература

  • Писатели Москвы — участники Великой Отечественной войны. — М., 1997. — С. 13.

Ссылки


Отрывок, характеризующий Александров, Георгий Моисеевич

– Ни о чем, – сказала графиня. – Готово, так поедем. – И графиня нагнулась к своему ридикюлю, чтобы скрыть расстроенное лицо. Соня обняла Наташу и поцеловала ее.
Наташа вопросительно взглянула на нее.
– Что ты? Что такое случилось?
– Ничего… Нет…
– Очень дурное для меня?.. Что такое? – спрашивала чуткая Наташа.
Соня вздохнула и ничего не ответила. Граф, Петя, m me Schoss, Мавра Кузминишна, Васильич вошли в гостиную, и, затворив двери, все сели и молча, не глядя друг на друга, посидели несколько секунд.
Граф первый встал и, громко вздохнув, стал креститься на образ. Все сделали то же. Потом граф стал обнимать Мавру Кузминишну и Васильича, которые оставались в Москве, и, в то время как они ловили его руку и целовали его в плечо, слегка трепал их по спине, приговаривая что то неясное, ласково успокоительное. Графиня ушла в образную, и Соня нашла ее там на коленях перед разрозненно по стене остававшимися образами. (Самые дорогие по семейным преданиям образа везлись с собою.)
На крыльце и на дворе уезжавшие люди с кинжалами и саблями, которыми их вооружил Петя, с заправленными панталонами в сапоги и туго перепоясанные ремнями и кушаками, прощались с теми, которые оставались.
Как и всегда при отъездах, многое было забыто и не так уложено, и довольно долго два гайдука стояли с обеих сторон отворенной дверцы и ступенек кареты, готовясь подсадить графиню, в то время как бегали девушки с подушками, узелками из дому в кареты, и коляску, и бричку, и обратно.
– Век свой все перезабудут! – говорила графиня. – Ведь ты знаешь, что я не могу так сидеть. – И Дуняша, стиснув зубы и не отвечая, с выражением упрека на лице, бросилась в карету переделывать сиденье.