Александр III (король Шотландии)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Александр III Шотландский
англ. Alexander III,
гэльск. Alasdair mac Alasdair
<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Коронация Александра III на Мут Хилл, Скун. Его приветствует ollamh rígh, королевский поэт, который обращается к нему с речью благословляя короля Шотландии; затем зачитывает королевскую родословную.</td></tr>

Король Шотландии
6 июля 1249 — 19 марта 1286
Коронация: 13 июля 1249
Предшественник: Александр II Шотландский
Преемник: Маргарет Норвежская Дева
 
Рождение: 4 сентября 1241(1241-09-04)
Роксборо, Шотландское королевство
Смерть: 19 марта 1286(1286-03-19) (44 года)
около Кингхорна, Файф, там же
Место погребения: Данфермлинское аббатство
Род: Данкельдская
Отец: Александр II Шотландский
Мать: Мария де Куси
Супруга: 1-я: Маргарита Английская
2-я: Иоланда де Дрё
Дети: От 1-го брака:
сыновья: Александр Шотландский, Давид
дочь: Маргарет Шотландская
От 2-го брака:
мертворождённый ребёнок

Александр III (англ. Alexander III; ст. гэл. Alaxandair mac Alaxandair; совр. гэл. Alasdair mac Alasdair; 4 сентября 1241, Роксборо[en] — 19 марта 1286, около Кингхорна[en], Файф) — король Шотландии. Единственный сын короля Александра II и его второй жены Марии де Куси. Отец Александра умер 6 июля 1249 года, и он стал королём в возрасте восьми лет, будучи коронован в Скуне 13 июля 1249 года.

Годы его юношества были отмечены борьбой за власть между двумя соперничающими партиями, одну из которых возглавлял Уолтер Комин, граф Ментейта, а другую — Алан Дорвард, юстициарий Шотландии. Последний, женатый на единокровной сестре Александра Марджори (внебрачной дочери Александра II), играл доминирующую роль в самом начале правления молодого короля. Во время церемонии бракосочетания Александра и Маргарет Английской в 1251 году, Генрих III увидел возможность вынудить своего зятя принести оммаж за шотландское королевство, но Александр отказался. В 1255 году переговоры между шотландским и английским королями в Келсо привели к тому, что граф Ментейт и его партия были отстранены партией Дорварда. Но несмотря на это, они продолжали сохранять большое влияние, и, два года спустя, захватив короля, вынудили своих соперников согласиться на создание совместного регентского совета.

В 1262 году, достигнув совершеннолетия в 21 год, Александр провозгласил продолжение политики своего отца в отношении Западных островов. Он заявил свои права на них перед норвежским королём Хоконом IV. Тот отверг притязания Александра, и на следующий год организовал вторжение. Обогнув западное побережье Шотландии он остановился у острова Арран, где начал вести переговоры, которые Александр затягивал, дожидаясь наступления осенних штормов. Хокон, утомлённый задержками переговоров, нанёс удар. Но лишь для того, чтобы встретиться с ужасающим штормом, существенно рассеявшим и повредившим его корабли. Результат битвы при Ларгсе (2 октября 1263 года) оказался неопределённым, но сделал положение Хокона безнадёжным. В отчаянии он повернул домой и скончался на Оркнейских островах 15 декабря 1263 года. Теперь острова лежали у ног Александра, и в 1266 году преемник Хокона заключил Пертский договор, согласно условиям которого он уступал остров Мэн и Западные острова Шотландии в обмен на деньги. За Норвегией сохранялись лишь Оркнейские и Шетландские острова. В 1284 году Александр пожаловал титул Лорда Островов главе семьи Макдональд — Ангусу Макдональду. После этого более двух веков Макдональды правили островами подобно королям, постоянно противостоя шотландской монархии.

Александр женился на принцессе Маргарите Английской, дочери короля Генриха III Английского и Элеоноры Прованской, 26 декабря 1251 года. Она умерла 26 февраля 1275 года, родив ему трёх детей:

  1. Маргарет Шотландская (28 февраля 1261 — 9 апреля 1283), вышедшая замуж за короля Эрика II Норвежского.
  2. Александр Шотландский (21 января 1264, Джедборо — 17 января 1284, аббатство Линдорис); похоронен в Данфермлинском аббатстве.
  3. Давид (20 марта 1272 — июнь 1281, замок Стерлинг); похоронен в Данфермлинском аббатстве.

К концу правления Александра смерть всех его трёх детей поставила вопрос о престолонаследии в разряд первостепенных. В 1284 году он вынудил Сословия королевства признать его наследницей внучку Маргарет, «Норвежскую Деву». Необходимость наследника мужского пола привела его к заключению второго брака с Иоландой де Дрё, который состоялся 1 ноября 1285 года. Но неожиданная смерть короля разрушила все надежды. Александр погиб, упав с лошади во время ночного путешествия к своей королеве в Кингхорн (Файф) 19 марта 1286 года. Александр отделился от своих проводников и, видимо, в темноте его лошадь оступилась. 44-летний король утром был найден мёртвым на берегу. Некоторые источники говорят о том, что он упал на скалы. И хотя в том месте, где он был найден, скал нет, тем не менее, есть обрывистая набережная, падение с которой оказалось фатальным в темноте. После смерти Александра его сильное государство окунулось в тёмный период, который в результате привёл к войне с Англией. Если бы Александр, который был сильным королём, остался жив, всё могло бы быть иначе. Он был похоронен в Данфермлинском аббатстве.

Поскольку Александр не оставил детей, наследником стали считать ещё нерождённое дитя королевы Иоланды. Когда беременность Иоланды закончилась ничем в ноябре 1286 года, наследницей Александра стала его внучка Маргарет. Она умерла, так и не будучи коронованной, на своем пути в Шотландию в 1290 году. Коронация Джона Баллиола 30 ноября 1292 года положила конец шестилетнему междуцарствию, во время которого страной правили Хранители Шотландии.

Предшественник
Александр II
Король Шотландии
1249 — 1286
Преемник
Маргарет


Источники

  • Scott, Robert McNair. Robert the Bruce: King of Scots. — 1996.
  • Ashley, Mike. British Kings & Queens. — Carroll & Graf, 2002. — ISBN 0-7867-1104-3.

Напишите отзыв о статье "Александр III (король Шотландии)"

Отрывок, характеризующий Александр III (король Шотландии)

– Так что же? только? – спросил он.
– Ну так дружны, так дружны! Это что, глупости – линейкой; но мы навсегда друзья. Она кого полюбит, так навсегда; а я этого не понимаю, я забуду сейчас.
– Ну так что же?
– Да, так она любит меня и тебя. – Наташа вдруг покраснела, – ну ты помнишь, перед отъездом… Так она говорит, что ты это всё забудь… Она сказала: я буду любить его всегда, а он пускай будет свободен. Ведь правда, что это отлично, благородно! – Да, да? очень благородно? да? – спрашивала Наташа так серьезно и взволнованно, что видно было, что то, что она говорила теперь, она прежде говорила со слезами.
Ростов задумался.
– Я ни в чем не беру назад своего слова, – сказал он. – И потом, Соня такая прелесть, что какой же дурак станет отказываться от своего счастия?
– Нет, нет, – закричала Наташа. – Мы про это уже с нею говорили. Мы знали, что ты это скажешь. Но это нельзя, потому что, понимаешь, ежели ты так говоришь – считаешь себя связанным словом, то выходит, что она как будто нарочно это сказала. Выходит, что ты всё таки насильно на ней женишься, и выходит совсем не то.
Ростов видел, что всё это было хорошо придумано ими. Соня и вчера поразила его своей красотой. Нынче, увидав ее мельком, она ему показалась еще лучше. Она была прелестная 16 тилетняя девочка, очевидно страстно его любящая (в этом он не сомневался ни на минуту). Отчего же ему было не любить ее теперь, и не жениться даже, думал Ростов, но теперь столько еще других радостей и занятий! «Да, они это прекрасно придумали», подумал он, «надо оставаться свободным».
– Ну и прекрасно, – сказал он, – после поговорим. Ах как я тебе рад! – прибавил он.
– Ну, а что же ты, Борису не изменила? – спросил брат.
– Вот глупости! – смеясь крикнула Наташа. – Ни об нем и ни о ком я не думаю и знать не хочу.
– Вот как! Так ты что же?
– Я? – переспросила Наташа, и счастливая улыбка осветила ее лицо. – Ты видел Duport'a?
– Нет.
– Знаменитого Дюпора, танцовщика не видал? Ну так ты не поймешь. Я вот что такое. – Наташа взяла, округлив руки, свою юбку, как танцуют, отбежала несколько шагов, перевернулась, сделала антраша, побила ножкой об ножку и, став на самые кончики носков, прошла несколько шагов.
– Ведь стою? ведь вот, – говорила она; но не удержалась на цыпочках. – Так вот я что такое! Никогда ни за кого не пойду замуж, а пойду в танцовщицы. Только никому не говори.
Ростов так громко и весело захохотал, что Денисову из своей комнаты стало завидно, и Наташа не могла удержаться, засмеялась с ним вместе. – Нет, ведь хорошо? – всё говорила она.
– Хорошо, за Бориса уже не хочешь выходить замуж?
Наташа вспыхнула. – Я не хочу ни за кого замуж итти. Я ему то же самое скажу, когда увижу.
– Вот как! – сказал Ростов.
– Ну, да, это всё пустяки, – продолжала болтать Наташа. – А что Денисов хороший? – спросила она.
– Хороший.
– Ну и прощай, одевайся. Он страшный, Денисов?
– Отчего страшный? – спросил Nicolas. – Нет. Васька славный.
– Ты его Васькой зовешь – странно. А, что он очень хорош?
– Очень хорош.
– Ну, приходи скорей чай пить. Все вместе.
И Наташа встала на цыпочках и прошлась из комнаты так, как делают танцовщицы, но улыбаясь так, как только улыбаются счастливые 15 летние девочки. Встретившись в гостиной с Соней, Ростов покраснел. Он не знал, как обойтись с ней. Вчера они поцеловались в первую минуту радости свидания, но нынче они чувствовали, что нельзя было этого сделать; он чувствовал, что все, и мать и сестры, смотрели на него вопросительно и от него ожидали, как он поведет себя с нею. Он поцеловал ее руку и назвал ее вы – Соня . Но глаза их, встретившись, сказали друг другу «ты» и нежно поцеловались. Она просила своим взглядом у него прощения за то, что в посольстве Наташи она смела напомнить ему о его обещании и благодарила его за его любовь. Он своим взглядом благодарил ее за предложение свободы и говорил, что так ли, иначе ли, он никогда не перестанет любить ее, потому что нельзя не любить ее.
– Как однако странно, – сказала Вера, выбрав общую минуту молчания, – что Соня с Николенькой теперь встретились на вы и как чужие. – Замечание Веры было справедливо, как и все ее замечания; но как и от большей части ее замечаний всем сделалось неловко, и не только Соня, Николай и Наташа, но и старая графиня, которая боялась этой любви сына к Соне, могущей лишить его блестящей партии, тоже покраснела, как девочка. Денисов, к удивлению Ростова, в новом мундире, напомаженный и надушенный, явился в гостиную таким же щеголем, каким он был в сражениях, и таким любезным с дамами и кавалерами, каким Ростов никак не ожидал его видеть.


Вернувшись в Москву из армии, Николай Ростов был принят домашними как лучший сын, герой и ненаглядный Николушка; родными – как милый, приятный и почтительный молодой человек; знакомыми – как красивый гусарский поручик, ловкий танцор и один из лучших женихов Москвы.
Знакомство у Ростовых была вся Москва; денег в нынешний год у старого графа было достаточно, потому что были перезаложены все имения, и потому Николушка, заведя своего собственного рысака и самые модные рейтузы, особенные, каких ни у кого еще в Москве не было, и сапоги, самые модные, с самыми острыми носками и маленькими серебряными шпорами, проводил время очень весело. Ростов, вернувшись домой, испытал приятное чувство после некоторого промежутка времени примеривания себя к старым условиям жизни. Ему казалось, что он очень возмужал и вырос. Отчаяние за невыдержанный из закона Божьего экзамен, занимание денег у Гаврилы на извозчика, тайные поцелуи с Соней, он про всё это вспоминал, как про ребячество, от которого он неизмеримо был далек теперь. Теперь он – гусарский поручик в серебряном ментике, с солдатским Георгием, готовит своего рысака на бег, вместе с известными охотниками, пожилыми, почтенными. У него знакомая дама на бульваре, к которой он ездит вечером. Он дирижировал мазурку на бале у Архаровых, разговаривал о войне с фельдмаршалом Каменским, бывал в английском клубе, и был на ты с одним сорокалетним полковником, с которым познакомил его Денисов.
Страсть его к государю несколько ослабела в Москве, так как он за это время не видал его. Но он часто рассказывал о государе, о своей любви к нему, давая чувствовать, что он еще не всё рассказывает, что что то еще есть в его чувстве к государю, что не может быть всем понятно; и от всей души разделял общее в то время в Москве чувство обожания к императору Александру Павловичу, которому в Москве в то время было дано наименование ангела во плоти.
В это короткое пребывание Ростова в Москве, до отъезда в армию, он не сблизился, а напротив разошелся с Соней. Она была очень хороша, мила, и, очевидно, страстно влюблена в него; но он был в той поре молодости, когда кажется так много дела, что некогда этим заниматься, и молодой человек боится связываться – дорожит своей свободой, которая ему нужна на многое другое. Когда он думал о Соне в это новое пребывание в Москве, он говорил себе: Э! еще много, много таких будет и есть там, где то, мне еще неизвестных. Еще успею, когда захочу, заняться и любовью, а теперь некогда. Кроме того, ему казалось что то унизительное для своего мужества в женском обществе. Он ездил на балы и в женское общество, притворяясь, что делал это против воли. Бега, английский клуб, кутеж с Денисовым, поездка туда – это было другое дело: это было прилично молодцу гусару.