Алексий (Коноплёв)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Митрополит Алексий
Митрополит Калининский и Кашинский
19 апреля 1978 — 24 сентября 1988
Предшественник: Гермоген (Орехов)
Преемник: Виктор (Олейник)
временный управляющий Ростовской-на-Дону епархией
15 декабря 1966 — 7 октября 1967
Предшественник: Иероним (Захаров)
Преемник: Иларион (Прохоров)
Архиепископ Краснодарский и Кубанский
8 октября 1966 — 19 апреля 1978
Предшественник: Михаил (Чуб)
Преемник: Владимир (Котляров)
Архиепископ Тульский и Белёвский
до 25 февраля 1964 года — епископ
14 ноября 1961 — 8 октября 1966
Предшественник: Пимен (Извеков)
Преемник: Антоний (Кротевич)
Епископ Пермский и Соликамский
21 июля 1956 — 14 марта 1957
Предшественник: Иоанн (Лавриненко)
Преемник: Павел (Голышев)
 
Имя при рождении: Виктор Александрович Коноплёв
Рождение: 28 января (10 февраля) 1910(1910-02-10)
Павловск, Воронежская губерния, Российская империя
Смерть: 24 сентября 1988(1988-09-24) (78 лет)
Калинин, РСФСР, СССР
Принятие монашества: 6 июня 1956 года
 
Награды:

Митрополи́т Але́ксий (в миру Ви́ктор Алекса́ндрович Коноплёв; 28 января [10 февраля1910, Павловск, Воронежская губерния — 7 октября 1988, Калинин) — епископ Русской православной церкви, митрополит Калининский и Кашинский.





Биография

Родился 28 января 1910 года в городе Павловске Воронежской губернии.

По получении среднего образования с 1929 по 1933 год исполнял обязанности псаломщика в Преображенском соборе города Павловска.

В октябре 1941 года был мобилизован в ряды Советской Армии.

5 мая 1942 года получил ранение в боях на Северо-Западном фронте После излечения в августе 1952 года снова направлен на передовую Брянского фронта. Был ранен вторично и после госпиталя, как нестроевой, откомандирован в 66-й военно-дорожный отряд 3-го Военно-Дорожного управления 2-го Прибалтийского фронта. В ноябре 1944 года награждён медалью «За боевые заслуги» за выполнение заданий командования во время боя, не смотря на тяжелое ранение.[1]День победы встретил в звании старшины. При увольнении в запас в 1945 году ему была вручена грамота командующего войсками Ленинградского военного округа Маршала Советского Союза Л. А. Говорова с благодарственной записью.

13 июня 1948 года ректором Московской духовной академии архиепископом Гермогеном рукоположён в сан диакона.

В 1951 году окончил Московскую духовную семинарию и 1 июля митрополитом Крутицким Николаем рукоположён во иерея и состоял в штате Воскресенского храма города Москвы, а затем был назначен настоятелем в Троицкую церковь, что на Ленинских горах, где и служил до избрания его на епископскую кафедру.

В 1955 году окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия.

6 июня 1956 года пострижен в монашество, а 14 июня возведён в сан архимандрита.

21 июля 1956 года хиротонисан во епископа Пермского и Соликамского. Хиротонию совершали: патриарх Московский и всея Руси Алексий I, митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич), архиепископ Одесский и Херсонский Борис, епископы: Волынский и Ровенский Палладий (Каминский) и Бийский Донат (Щёголев).

С 14 марта 1957 года — епископ Лужский, викарий Ленинградской епархии. Назначен настоятелем возвращенного верующим Троицкого собора бывш. Александро-Невской лавры и руководил работами по его восстановлению.

14 ноября 1961 года назначен епископом Тульским и Белёвским.

25 февраля 1964 года возведён в сан архиепископа.

С 27 января 1966 года — архиепископ Рижский и Латвийский.

8 октября того же года назначен Краснодарским и Кубанским.

С 15 декабря 1966 по 7 октября 1967 года ему было поручено временное управление Ростовской-на-Дону епархией.

25 ноября 1968 года Советом Московской духовной академии присвоено звание магистра богословия за сочинение «История Тульской епархии со времени её учреждения (1799—1917)».

19 апреля 1978 года назначен архиепископом Калининским и Кашинским.

7 сентября 1981 года возведён в сан митрополита.

С 7 по 16 мая 1985 года в связи с 40-летием Победы посетил Югославию.

Активно участвовал в жизни своей епархии. Он не только совершал богослужения, но часто сам принимал участие в клиросном чтении и пении. Им написан ряд церковных песнопений.

Вступив на Калининскую кафедру, владыка Алексий возбудил ходатайство о прославлении Тверских святых. Это ходатайство увенчалось успехом. Празднество святым, в земли Тверской просиявшим, по прошению высокопреосв. Алексия установлено Святейшим Патриархом Пименом и впервые было совершено 14-15 июля 1979 года, в Неделю 5-ю по Пятидесятнице. Владыка Алексий составил текст службы Всем Тверским святым. Первое празднование происходило очень торжественно. Архиепископ Алексий сам руководил мужским хором, состоящим из клириков и иподиаконов. Он же сам читал и канон, участвовал в пении катавасии.

Пройдя тяжелыми дорогами войны, митрополит Алексий всех призывал к миру и сам много уделял внимания миротворческой деятельности. Он имел ряд наград от Советского комитета защиты мира.

Большими событиями в жизни епархии при владыке Алексии стало окончание длившейся 18 лет реставрации древнейшего каменного храма Тверской земли в селе Городня-на-Волге (освящён митрополитом Алексием 11 октября 1981 года[2]) и регистрация в 1985 году общины в гор. Ржев. Освящение Вознесенского храма Ржева, во время ремонта которого в 1986—1987 годах митрополит почти еженедельно приезжал в город, он совершил 19 декабря 1987 года[3].

Скончался 7 октября 1988 года в Твери. Погребён на территории храмового комплекса в селе Завидове Конаковского района Тверской области; могила за алтарём Успенской церкви.

Воспоминания современников

  • Прот. Валерий Ильин:
Я видел в нем ревностного служителя Божия. Он мне рассказывал, как в 1920-30-е годы был лишен избирательных прав, как он не мог обувь купить, как был псаломщиком в Павловске. Он сидел в тюрьме, был в Свирских лагерях. Потом его судимость сняли. Очень даровитый человек, труженик. Никогда на месте не сидел: ноты писал, в столярке строгал, золотом вышивал, облачения и подрясники себе шил, иконы писал и реставрировал. Поспеет рябина — говорит: «Надо вина сделать», и я рвал ягоды, выжимал сок. Он настойки делал — на хрене и на шишках. Помидоры в теплице выращивал. В огороде копался с больной ногой: она у него черная, раненая. Я говорю: «Не надо», он отнекивается: мол, я потихоньку. Придешь к нему — ложку даст, заставляет икру есть. Очень он любил книги. Мы их друг другу дарили[4]

Награды

  • Церковные:
    • крест на клобук (вместе с возведением в сан архиепископа, 25 февраля 1964).
    • ношение второй панагии (во внимание к церковным заслугам, 1 июня 1988).
    • ордена Русской Православной Церкви прп. Сергия Радонежского 2-й (в связи с 70-летием, 11 января 1980) и 1-й степени (в связи с 75-летием, июль 1985).
  • Светские:
    • орден СССР Отечественной войны 1-й степени(1985)[5]
    • юбилейная медаль «40 лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (29 апреля 1985).
    • медаль «За боевые заслуги»
    • медаль "«За победу над Германией»[6]

Напишите отзыв о статье "Алексий (Коноплёв)"

Примечания

  1. [pamyat-naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_nagrazhdenie36351876/ Память народа :: Документ о награде :: Коноплев Виктор Александрович, Медаль «За боевые заслуги»]. pamyat-naroda.ru. Проверено 31 июля 2016.
  2. Калининская епархия. Освящение храма в селе Городня-на-Волге // ЖМП. 1982, № 3. С. 30—31
  3. Виктор, архимандрит. Освящение престола в Вознесенском соборе в г. Ржеве // ЖМП. 1988, № 8. С. 30
  4. [www.pravoslavie.ru/guest/4752.htm «Благодарю Бога за то, что Он дал познать Себя…» Часть 2 / Православие. Ru]
  5. [pamyat-naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_yubileinaya_kartoteka1523937737/ Память народа :: Документ о награде :: Коноплев Виктор Александрович, Орден Отечественной войны I степени]. pamyat-naroda.ru. Проверено 31 июля 2016.
  6. [pamyat-naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_nagrazhdenie1535154133/ Память народа :: Документ о награде :: Коноплев Виктор Александрович, Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»]. pamyat-naroda.ru. Проверено 31 июля 2016.

Ссылки

  • [www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?2_1603 Алексий (Коноплёв)] на сайте «Русское православие»
  • Валерий Ильин [www.pravoslavie.ru/guest/4752.htm «Благодарю Бога за то, что Он дал познать Себя…» Часть 2]
  • [church.necropol.org/konoplev.html Митрополит АЛЕКСИЙ (Коноплев) (1910—1988)]
  • [www.skorbim.com/index.tmpl.php?pid=17673 Митрополит Алексий Коноплев 28.01.1910 — 07.10.1988]
  • [www.pravenc.ru/text/64662.html Православная энциклопедия. Т. I. С. 666—667]

Отрывок, характеризующий Алексий (Коноплёв)

«Quelle delicatesse» [Какая деликатность,] – подумала княжна. – Неужели Ame (так звали m lle Bourienne) думает, что я могу ревновать ее и не ценить ее чистую нежность и преданность ко мне. – Она подошла к m lle Bourienne и крепко ее поцеловала. Анатоль подошел к руке маленькой княгини.
– Non, non, non! Quand votre pere m'ecrira, que vous vous conduisez bien, je vous donnerai ma main a baiser. Pas avant. [Нет, нет, нет! Когда отец ваш напишет мне, что вы себя ведете хорошо, тогда я дам вам поцеловать руку. Не прежде.] – И, подняв пальчик и улыбаясь, она вышла из комнаты.


Все разошлись, и, кроме Анатоля, который заснул тотчас же, как лег на постель, никто долго не спал эту ночь.
«Неужели он мой муж, именно этот чужой, красивый, добрый мужчина; главное – добрый», думала княжна Марья, и страх, который почти никогда не приходил к ней, нашел на нее. Она боялась оглянуться; ей чудилось, что кто то стоит тут за ширмами, в темном углу. И этот кто то был он – дьявол, и он – этот мужчина с белым лбом, черными бровями и румяным ртом.
Она позвонила горничную и попросила ее лечь в ее комнате.
M lle Bourienne в этот вечер долго ходила по зимнему саду, тщетно ожидая кого то и то улыбаясь кому то, то до слез трогаясь воображаемыми словами рauvre mere, упрекающей ее за ее падение.
Маленькая княгиня ворчала на горничную за то, что постель была нехороша. Нельзя было ей лечь ни на бок, ни на грудь. Всё было тяжело и неловко. Живот ее мешал ей. Он мешал ей больше, чем когда нибудь, именно нынче, потому что присутствие Анатоля перенесло ее живее в другое время, когда этого не было и ей было всё легко и весело. Она сидела в кофточке и чепце на кресле. Катя, сонная и с спутанной косой, в третий раз перебивала и переворачивала тяжелую перину, что то приговаривая.
– Я тебе говорила, что всё буграми и ямами, – твердила маленькая княгиня, – я бы сама рада была заснуть, стало быть, я не виновата, – и голос ее задрожал, как у собирающегося плакать ребенка.
Старый князь тоже не спал. Тихон сквозь сон слышал, как он сердито шагал и фыркал носом. Старому князю казалось, что он был оскорблен за свою дочь. Оскорбление самое больное, потому что оно относилось не к нему, а к другому, к дочери, которую он любит больше себя. Он сказал себе, что он передумает всё это дело и найдет то, что справедливо и должно сделать, но вместо того он только больше раздражал себя.
«Первый встречный показался – и отец и всё забыто, и бежит кверху, причесывается и хвостом виляет, и сама на себя не похожа! Рада бросить отца! И знала, что я замечу. Фр… фр… фр… И разве я не вижу, что этот дурень смотрит только на Бурьенку (надо ее прогнать)! И как гордости настолько нет, чтобы понять это! Хоть не для себя, коли нет гордости, так для меня, по крайней мере. Надо ей показать, что этот болван об ней и не думает, а только смотрит на Bourienne. Нет у ней гордости, но я покажу ей это»…
Сказав дочери, что она заблуждается, что Анатоль намерен ухаживать за Bourienne, старый князь знал, что он раздражит самолюбие княжны Марьи, и его дело (желание не разлучаться с дочерью) будет выиграно, и потому успокоился на этом. Он кликнул Тихона и стал раздеваться.
«И чорт их принес! – думал он в то время, как Тихон накрывал ночной рубашкой его сухое, старческое тело, обросшее на груди седыми волосами. – Я их не звал. Приехали расстраивать мою жизнь. И немного ее осталось».
– К чорту! – проговорил он в то время, как голова его еще была покрыта рубашкой.
Тихон знал привычку князя иногда вслух выражать свои мысли, а потому с неизменным лицом встретил вопросительно сердитый взгляд лица, появившегося из под рубашки.
– Легли? – спросил князь.
Тихон, как и все хорошие лакеи, знал чутьем направление мыслей барина. Он угадал, что спрашивали о князе Василье с сыном.
– Изволили лечь и огонь потушили, ваше сиятельство.
– Не за чем, не за чем… – быстро проговорил князь и, всунув ноги в туфли и руки в халат, пошел к дивану, на котором он спал.
Несмотря на то, что между Анатолем и m lle Bourienne ничего не было сказано, они совершенно поняли друг друга в отношении первой части романа, до появления pauvre mere, поняли, что им нужно много сказать друг другу тайно, и потому с утра они искали случая увидаться наедине. В то время как княжна прошла в обычный час к отцу, m lle Bourienne сошлась с Анатолем в зимнем саду.
Княжна Марья подходила в этот день с особенным трепетом к двери кабинета. Ей казалось, что не только все знают, что нынче совершится решение ее судьбы, но что и знают то, что она об этом думает. Она читала это выражение в лице Тихона и в лице камердинера князя Василья, который с горячей водой встретился в коридоре и низко поклонился ей.
Старый князь в это утро был чрезвычайно ласков и старателен в своем обращении с дочерью. Это выражение старательности хорошо знала княжна Марья. Это было то выражение, которое бывало на его лице в те минуты, когда сухие руки его сжимались в кулак от досады за то, что княжна Марья не понимала арифметической задачи, и он, вставая, отходил от нее и тихим голосом повторял несколько раз одни и те же слова.
Он тотчас же приступил к делу и начал разговор, говоря «вы».
– Мне сделали пропозицию насчет вас, – сказал он, неестественно улыбаясь. – Вы, я думаю, догадались, – продолжал он, – что князь Василий приехал сюда и привез с собой своего воспитанника (почему то князь Николай Андреич называл Анатоля воспитанником) не для моих прекрасных глаз. Мне вчера сделали пропозицию насчет вас. А так как вы знаете мои правила, я отнесся к вам.
– Как мне вас понимать, mon pere? – проговорила княжна, бледнея и краснея.
– Как понимать! – сердито крикнул отец. – Князь Василий находит тебя по своему вкусу для невестки и делает тебе пропозицию за своего воспитанника. Вот как понимать. Как понимать?!… А я у тебя спрашиваю.
– Я не знаю, как вы, mon pere, – шопотом проговорила княжна.
– Я? я? что ж я то? меня то оставьте в стороне. Не я пойду замуж. Что вы? вот это желательно знать.
Княжна видела, что отец недоброжелательно смотрел на это дело, но ей в ту же минуту пришла мысль, что теперь или никогда решится судьба ее жизни. Она опустила глаза, чтобы не видеть взгляда, под влиянием которого она чувствовала, что не могла думать, а могла по привычке только повиноваться, и сказала:
– Я желаю только одного – исполнить вашу волю, – сказала она, – но ежели бы мое желание нужно было выразить…
Она не успела договорить. Князь перебил ее.
– И прекрасно, – закричал он. – Он тебя возьмет с приданным, да кстати захватит m lle Bourienne. Та будет женой, а ты…
Князь остановился. Он заметил впечатление, произведенное этими словами на дочь. Она опустила голову и собиралась плакать.
– Ну, ну, шучу, шучу, – сказал он. – Помни одно, княжна: я держусь тех правил, что девица имеет полное право выбирать. И даю тебе свободу. Помни одно: от твоего решения зависит счастье жизни твоей. Обо мне нечего говорить.
– Да я не знаю… mon pere.
– Нечего говорить! Ему велят, он не только на тебе, на ком хочешь женится; а ты свободна выбирать… Поди к себе, обдумай и через час приди ко мне и при нем скажи: да или нет. Я знаю, ты станешь молиться. Ну, пожалуй, молись. Только лучше подумай. Ступай. Да или нет, да или нет, да или нет! – кричал он еще в то время, как княжна, как в тумане, шатаясь, уже вышла из кабинета.
Судьба ее решилась и решилась счастливо. Но что отец сказал о m lle Bourienne, – этот намек был ужасен. Неправда, положим, но всё таки это было ужасно, она не могла не думать об этом. Она шла прямо перед собой через зимний сад, ничего не видя и не слыша, как вдруг знакомый шопот m lle Bourienne разбудил ее. Она подняла глаза и в двух шагах от себя увидала Анатоля, который обнимал француженку и что то шептал ей. Анатоль с страшным выражением на красивом лице оглянулся на княжну Марью и не выпустил в первую секунду талию m lle Bourienne, которая не видала ее.
«Кто тут? Зачем? Подождите!» как будто говорило лицо Анатоля. Княжна Марья молча глядела на них. Она не могла понять этого. Наконец, m lle Bourienne вскрикнула и убежала, а Анатоль с веселой улыбкой поклонился княжне Марье, как будто приглашая ее посмеяться над этим странным случаем, и, пожав плечами, прошел в дверь, ведшую на его половину.
Через час Тихон пришел звать княжну Марью. Он звал ее к князю и прибавил, что и князь Василий Сергеич там. Княжна, в то время как пришел Тихон, сидела на диване в своей комнате и держала в своих объятиях плачущую m lla Bourienne. Княжна Марья тихо гладила ее по голове. Прекрасные глаза княжны, со всем своим прежним спокойствием и лучистостью, смотрели с нежной любовью и сожалением на хорошенькое личико m lle Bourienne.
– Non, princesse, je suis perdue pour toujours dans votre coeur, [Нет, княжна, я навсегда утратила ваше расположение,] – говорила m lle Bourienne.
– Pourquoi? Je vous aime plus, que jamais, – говорила княжна Марья, – et je tacherai de faire tout ce qui est en mon pouvoir pour votre bonheur. [Почему же? Я вас люблю больше, чем когда либо, и постараюсь сделать для вашего счастия всё, что в моей власти.]
– Mais vous me meprisez, vous si pure, vous ne comprendrez jamais cet egarement de la passion. Ah, ce n'est que ma pauvre mere… [Но вы так чисты, вы презираете меня; вы никогда не поймете этого увлечения страсти. Ах, моя бедная мать…]
– Je comprends tout, [Я всё понимаю,] – отвечала княжна Марья, грустно улыбаясь. – Успокойтесь, мой друг. Я пойду к отцу, – сказала она и вышла.
Князь Василий, загнув высоко ногу, с табакеркой в руках и как бы расчувствованный донельзя, как бы сам сожалея и смеясь над своей чувствительностью, сидел с улыбкой умиления на лице, когда вошла княжна Марья. Он поспешно поднес щепоть табаку к носу.
– Ah, ma bonne, ma bonne, [Ах, милая, милая.] – сказал он, вставая и взяв ее за обе руки. Он вздохнул и прибавил: – Le sort de mon fils est en vos mains. Decidez, ma bonne, ma chere, ma douee Marieie qui j'ai toujours aimee, comme ma fille. [Судьба моего сына в ваших руках. Решите, моя милая, моя дорогая, моя кроткая Мари, которую я всегда любил, как дочь.]