Алеманнский диалект

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Алеманнское наречие»)
Перейти к: навигация, поиск
Алеманнский диалект
Самоназвание:

Alemannisch [alɛˈman(ː)ɪʃ]

Страны:

Австрия, Германия, Венесуэла, Италия, Лихтенштейн, Франция, Швейцария

Общее число говорящих:

около 10 млн.

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Германская ветвь
Западногерманская группа
Южногерманская подгруппа
Верхненемецкий кластер
Южнонемецкая группа диалектов
Письменность:

латиница

Языковые коды
ISO 639-1:

ISO 639-2:

gsw

ISO 639-3:

swg; gsw; gct; wae

См. также: Проект:Лингвистика

Алема́ннский диале́кт (западноюжнонемецкое (швабское) наречие) немецкого языка относится к южнонемецким диалектам верхненемецкого кластера. Распространён на юге Германии, на крайнем западе Австрии (Форарльберг), в Швейцарии, Лихтенштейне, в Эльзасе (Франция), а также в некоторых районах Италии.

В настоящее время диалект сдаёт свои позиции в Германии, уступая литературному немецкому, и во Франции, уступая французскому. Этот процесс обусловлен широким распространением литературных норм через СМИ, образование, армию и средства связи. Это позволяет другим диалектам, например, берлинскому, частично проникать в речь немцев юго-западной части страны. В Швейцарии, напротив, происходит усиление позиций алеманнского диалекта: на форумах и в SMS-сообщениях швейцарская молодёжь пишет в основном на диалекте, всё больше передач на телевидении и на радио выходит на алеманнском. Образования нового языка не происходит только потому, что диалект, в свою очередь, подразделяется на поддиалекты, носители которых с трудом понимают друг друга (алеманнский диалект кантона Валлис отличается больше всех от других), и нет единого диалекта, на основе которого можно было бы создать литературную норму. Поэтому устным языком в немецкоязычной части Швейцарии остаётся алеманнский в его швейцарском варианте, а письменным — литературный немецкий (Hochdeutsch).

Название производно от древнегерманского племени алеманнов, диалект которых лёг в основу алеманнского наречия. Старейшей записью диалекта являются надписи на фибулах VI века. Первые объёмные тексты записаны в VIII веке в аббатстве Санкт-Галлен. В XIV веке Швейцария вела свои хроники на алеманнском диалекте. В 1520 году на алеманнский диалект швейцарским религиозным реформатором Ульрихом Цвингли была переведена Библия. С XVII века начинается вытеснение алеманнских диалектов немецким литературным языком. Именно по этой причине до сих пор не существует единой орфографии для всех алеманнских диалектов. В 1803 году Иоганн Петер Хебель написал Алеманнские истории (Alemannische Gedichte) на этом диалекте. Швейцарские писатели (например, Иеремия Готтхельф, Тим Крон) часто намеренно используют заимствования из этого диалекта, называемые гельвецизмами, в своих произведениях на немецком языке. Защитой и популяризацией алеманнского диалекта занимается общество «Мюттершпрох-Гзельшафт» («Общество родного языка»).



Диалекты

См. также

«Википедия» содержит раздел
на алеманнском языке
«Wikipedia:Houptsyte»

В Викисловаре список слов алеманнского языка содержится в категории «Алеманский язык»


Напишите отзыв о статье "Алеманнский диалект"

Отрывок, характеризующий Алеманнский диалект

– Душенька… – или – дружок… – Княжна Марья не могла разобрать; но, наверное, по выражению его взгляда, сказано было нежное, ласкающее слово, которого он никогда не говорил. – Зачем не пришла?
«А я желала, желала его смерти! – думала княжна Марья. Он помолчал.
– Спасибо тебе… дочь, дружок… за все, за все… прости… спасибо… прости… спасибо!.. – И слезы текли из его глаз. – Позовите Андрюшу, – вдруг сказал он, и что то детски робкое и недоверчивое выразилось в его лице при этом спросе. Он как будто сам знал, что спрос его не имеет смысла. Так, по крайней мере, показалось княжне Марье.
– Я от него получила письмо, – отвечала княжна Марья.
Он с удивлением и робостью смотрел на нее.
– Где же он?
– Он в армии, mon pere, в Смоленске.
Он долго молчал, закрыв глаза; потом утвердительно, как бы в ответ на свои сомнения и в подтверждение того, что он теперь все понял и вспомнил, кивнул головой и открыл глаза.
– Да, – сказал он явственно и тихо. – Погибла Россия! Погубили! – И он опять зарыдал, и слезы потекли у него из глаз. Княжна Марья не могла более удерживаться и плакала тоже, глядя на его лицо.
Он опять закрыл глаза. Рыдания его прекратились. Он сделал знак рукой к глазам; и Тихон, поняв его, отер ему слезы.
Потом он открыл глаза и сказал что то, чего долго никто не мог понять и, наконец, понял и передал один Тихон. Княжна Марья отыскивала смысл его слов в том настроении, в котором он говорил за минуту перед этим. То она думала, что он говорит о России, то о князе Андрее, то о ней, о внуке, то о своей смерти. И от этого она не могла угадать его слов.
– Надень твое белое платье, я люблю его, – говорил он.
Поняв эти слова, княжна Марья зарыдала еще громче, и доктор, взяв ее под руку, вывел ее из комнаты на террасу, уговаривая ее успокоиться и заняться приготовлениями к отъезду. После того как княжна Марья вышла от князя, он опять заговорил о сыне, о войне, о государе, задергал сердито бровями, стал возвышать хриплый голос, и с ним сделался второй и последний удар.
Княжна Марья остановилась на террасе. День разгулялся, было солнечно и жарко. Она не могла ничего понимать, ни о чем думать и ничего чувствовать, кроме своей страстной любви к отцу, любви, которой, ей казалось, она не знала до этой минуты. Она выбежала в сад и, рыдая, побежала вниз к пруду по молодым, засаженным князем Андреем, липовым дорожкам.
– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!
Княжна Марья пошла опять в сад и под горой у пруда, в том месте, где никто не мог видеть, села на траву. Она не знала, как долго она пробыла там. Чьи то бегущие женские шаги по дорожке заставили ее очнуться. Она поднялась и увидала, что Дуняша, ее горничная, очевидно, бежавшая за нею, вдруг, как бы испугавшись вида своей барышни, остановилась.
– Пожалуйте, княжна… князь… – сказала Дуняша сорвавшимся голосом.
– Сейчас, иду, иду, – поспешно заговорила княжна, не давая времени Дуняше договорить ей то, что она имела сказать, и, стараясь не видеть Дуняши, побежала к дому.
– Княжна, воля божья совершается, вы должны быть на все готовы, – сказал предводитель, встречая ее у входной двери.
– Оставьте меня. Это неправда! – злобно крикнула она на него. Доктор хотел остановить ее. Она оттолкнула его и подбежала к двери. «И к чему эти люди с испуганными лицами останавливают меня? Мне никого не нужно! И что они тут делают? – Она отворила дверь, и яркий дневной свет в этой прежде полутемной комнате ужаснул ее. В комнате были женщины и няня. Они все отстранились от кровати, давая ей дорогу. Он лежал все так же на кровати; но строгий вид его спокойного лица остановил княжну Марью на пороге комнаты.
«Нет, он не умер, это не может быть! – сказала себе княжна Марья, подошла к нему и, преодолевая ужас, охвативший ее, прижала к щеке его свои губы. Но она тотчас же отстранилась от него. Мгновенно вся сила нежности к нему, которую она чувствовала в себе, исчезла и заменилась чувством ужаса к тому, что было перед нею. «Нет, нет его больше! Его нет, а есть тут же, на том же месте, где был он, что то чуждое и враждебное, какая то страшная, ужасающая и отталкивающая тайна… – И, закрыв лицо руками, княжна Марья упала на руки доктора, поддержавшего ее.
В присутствии Тихона и доктора женщины обмыли то, что был он, повязали платком голову, чтобы не закостенел открытый рот, и связали другим платком расходившиеся ноги. Потом они одели в мундир с орденами и положили на стол маленькое ссохшееся тело. Бог знает, кто и когда позаботился об этом, но все сделалось как бы само собой. К ночи кругом гроба горели свечи, на гробу был покров, на полу был посыпан можжевельник, под мертвую ссохшуюся голову была положена печатная молитва, а в углу сидел дьячок, читая псалтырь.
Как лошади шарахаются, толпятся и фыркают над мертвой лошадью, так в гостиной вокруг гроба толпился народ чужой и свой – предводитель, и староста, и бабы, и все с остановившимися испуганными глазами, крестились и кланялись, и целовали холодную и закоченевшую руку старого князя.


Богучарово было всегда, до поселения в нем князя Андрея, заглазное именье, и мужики богучаровские имели совсем другой характер от лысогорских. Они отличались от них и говором, и одеждой, и нравами. Они назывались степными. Старый князь хвалил их за их сносливость в работе, когда они приезжали подсоблять уборке в Лысых Горах или копать пруды и канавы, но не любил их за их дикость.