Алжир

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Алжирская Народная Демократическая Республика
الجمهورية الجزائرية الديمقراطية الشعبية
(эль-Джумхуриййа эль-Джазаириййа эд-Димукратыййа эш-Ша‘биййа)
ⵟⴰⴳⴷⵓⴷⴰ ⵜⴰⵎⴻⴳⴷⴰⵢⵜ ⵜⴰⵖⴻⵔⴼⴰⵏⵜ ⵜⴰⵣⵣⴰⵢⵔⵉⵜ (берберский)
(Tagduda Tadzayrit Tamagdayt Taɣerfant)
Флаг Герб
Девиз: «من الشعب و للشعب
(От людей и для людей)»
Гимн: «Kassaman»
Дата независимости 5 июля 1962 (от Франции)
Официальный язык литературный арабский, берберский
Столица Алжир (город) Алжир (город)
Крупнейшие города Алжир, Константина, Оран, Батна
Форма правления Парламентская республика[1]
Президент
Премьер-министр
Абдель Азиз Бутефлика
Абдельмалек Селлаль
Госрелигия ислам суннитского толка
Территория
• Всего
10-я в мире
2 381 740 км²
Население
• Оценка (2014)
• Перепись (2016)
Плотность

38 087 812[2] чел. (34-е)
40,400,000 чел.
15.9 чел./км²
ВВП (ППС)
  • Итого (2016)
  • На душу населения

$599.83 миллиардов долл.
$14,610 долл.
ВВП (номинал)
  • Итого (2016)
  • На душу населения

$181.71 миллиардов долл.
4,425 долл.
ИЧР (2013) 0,713[3] (высокий) (86-е место)
Валюта алжирский динар (DZD, код 12)
Интернет-домен .dz
Телефонный код +213
Часовой пояс +1
Координаты: 27°15′00″ с. ш. 3°27′00″ в. д. / 27.25000° с. ш. 3.45000° в. д. / 27.25000; 3.45000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=27.25000&mlon=3.45000&zoom=12 (O)] (Я)

Алжи́р (араб. الجزائرэль-Джаза́ир), полная официальная форма — Алжи́рская Наро́дная Демократи́ческая Респу́блика (АНДР)[1] (араб. الجمهورية الجزائرية الديمقراطية الشعبيةэль-Джумхури́ййа эль-Джазаири́ййа эд-Димукраты́ййа эш-Ша‘би́ййа) — государство в Северной Африке в западной части Средиземноморского бассейна, крупнейшее по территории африканское государство. Алжир граничит с Марокко на западе, Мавританией и Мали — на юго-западе, Нигером — на юго-востоке и Ливией и Тунисом — на востоке. Бо́льшая часть территории страны лежит в пустыне Сахара. Столица — город Алжир.





История

  • В древности на территории современного Алжира проживали древнеливийские племена.
  • IX—II вв. до н. э. — на побережье находились финикийские колонии.
  • III—II вв. до н. э. — государство Нумидия. В I веке до н. э. покорена Римом и в 46 г. до н. э. превращена в римскую провинцию.
  • 438 г. н. э. — прибрежная часть Северной Африки (включая территорию современного Алжира) завоёвана вандалами.
  • 534 г. н. э. — присоединение части территории современного Алжира к Византийской империи.
  • VII век — изгнание византийцев и присоединение к халифату. Среди населения страны стремительно распространяется Ислам.
  • 1518 — опасаясь колониальной экспансии испанцев, захвативших прибрежные города, местные правители обращаются за помощью к туркам. Алжир в его современных границах становится провинцией Османской империи, разделённой на 3 бейлика: Константина, Титтери (Медеа) и Маскара (Оран). На побережье Алжира процветает пиратство.

С XVI по XVIII века Алжир находился в составе Османской империи.

  • 1711 — достигнута фактическая независимость от Турции.

В начале XIX века начинается французская колонизация.

  • 1830 — начало французского колонизационного вторжения. Вооружённая борьба (например, восстание Абд аль-Кадира) длится чуть ли не до конца XIX века.
  • 1848 — Алжир объявлен территорией Франции (Французский Алжир), разделён на департаменты во главе с префектами и возглавляется французским генерал-губернатором.

XX век

  • Апрель 1940 — во время Второй мировой войны после капитуляции Франции перед гитлеровской Германией Алжир становится источником сырья и продовольствия для Германии и Италии.
  • Ноябрь 1942 — в Алжире высажен англо-американский десант. В наступлении на Тунис на стороне союзников принимают участие и французские войска, в значительной степени укомплектованные алжирцами, марокканцами и жителями других французских колоний в Африке.
  • 1954 — в Алжире сформирован Фронт национального освобождения (ФНО).
  • В 1957 году Францией были начаты работы по строительству полигона для ядерных испытаний в Алжире. 3 ноября 1959 года генерал Шарль де Голль выступил с речью в Центре высших военных исследований. Он заявил, что главная цель ядерной программы Франции заключается в создании национальных ударных сил на основе ядерного оружия, которое могло бы быть применено в любой точке земного шара.

Разработчиком французского ядерного оружия стал Бертран Голдшмидт (Bertrand Goldschmidt), работавший с Марией Кюри и участвовавший в Манхеттенском проекте.

13 февраля 1960 года Франция провела первое атмосферное ядерное испытание на полигоне вблизи города Регган (Reggane, Sahara Desert, Algeria, 27,068909°N, 0,010986°W)), провинция Адрар, на юго-западе Алжира (примерно 70 килотонн тротилового эквивалента — для сравнения, в Хиросиме был взорван ядерный заряд от 13 до 18 килотонн, в Нагасаки — примерно в 21 килотонну). Всего, по официальным данным, Франция произвела в Алжире 17 атомных взрывов. Ин-Эккер (In Ekker, Sahara Desert, Algeria) — полигон для французских 13 атомных испытаний между 1961 и 1966 годами (24.069036°N, 5,037231°E). По алжирским данным, в некоторых районах возле Реггана уровень радиации даже сейчас намного превышает допустимые нормы.

В дальнейшем, после освобождения Алжира, Франции пришлось подыскивать другой полигон. Для этой цели в 1963 году были выбраны атоллы Муруроа и Фангатауфа во Французской Полинезии.

Специалист алжирского Центра атомных исследований Аммар Мансури (Ammar Mansouri) считает, что после провозглашения 18 марта 1962 года Алжиром независимости Франция продолжила секретные испытания, в обмен на Эвианские соглашения, по которым генерал де Голль признал независимость Алжира, и ещё до 40 ядерных взрывов были произведены до 1966 года, в дополнение к основным испытаниям, но гриф секретности с этих сведений до сих пор не был снят.

В сентябре 1959 правительство Франции признало право алжирцев на самоопределение, однако этот ход был встречен французскими колонистами и «правыми» в штыки, дважды устраивались крупные антиправительственные мятежи с целью пресечь процесс передачи политической власти местному населению. ФНО начинает войну за независимость, приведшую к большим жертвам, число которых колеблется, по разным оценкам, от 300 тыс. до 1 миллиона. Большую долю этого числа составляют мирные жители. Переговорный процесс завершился подписанием 18 марта 1962 соглашений о прекращении огня и самоопределении Алжира путём референдума (Эвианские соглашения). Во время референдума в Алжире явка составила 91 %, за самоопределение Алжира проголосовало 99,7 % явившихся, а во Франции мнения разделились примерно поровну, итого получилось 64 % «за». В соответствии с ранее достигнутыми договорённостями в 1964 Франция вывела свои войска, к 1 июля 1967 эвакуировала военные базы в Сахаре, в феврале 1968 эвакуировала военно-морскую базу в Мерс-эль-Кебире. Экономические активы крупных французских компаний в Алжире, по букве Эвианских соглашений, остались в их руках, хотя имущество колонистов было национализировано. Алжир вышел из НАТО.

Попытки созданной в 1961 ушедшей в подполье военно-фашистской организации ОАС (фр. Organisation armee secrete) сорвать выполнение соглашений путём массового террора в городах успеха не имели. Во время референдума 1 июля 1962 подавляющее большинство алжирцев высказалось за независимость, которая была немедленно признана правительством Франции. Свыше миллиона европейцев и их сторонники из числа местных жителей в спешном порядке покинули страну. По итогам кровопролитной войны против французских колониальных войск в 1962 году Алжир становится независимым социалистическим государством.

В декабре 1965 года на космодроме Хаммагир произведён запуск первого французского спутника, а в 1967 космодром закрывается.

Первое правительство независимого Алжира возглавляет лидер (ФНО) Ахмед Бен Белла. В 1965 году состоялся военный переворот, к власти приходит Хуари Бумедьен, министр обороны и бывший соратник Бен Беллы, провозгласивший курс на строительство социалистической по сути, но прагматичной по духу экономико-политической системы, с учётом алжирской специфики и без ориентации на какие-либо образцы. В стране устанавливается однопартийная система. В этот период окрепли и расширились связи между СССР и Алжиром, зародившиеся ещё в период войны за независимость Алжира, который теперь считался одним из союзников СССР, идущим по «некапиталистическому пути развития». Последующие 25 лет становятся для Алжира периодом сравнительной стабильности.

После смерти Бумедьена развернулась недолгая борьба между прозападной и левой фракциями в правящей партии, и в итоге страну и в 1979 партию возглавил компромиссный кандидат, Шадли Бенджедид. В период его правления сказались все экономические недочёты предыдущего президента, и к концу 80-х страна оказалась на грани экономического коллапса. В 1986 и 1988 годах имели место массовые беспорядки, вызванные ухудшением качества жизни, для обуздания которых пришлось привлекать армию.

В 1980-е годы произошёл идеологический поворот в религиозной области, алжирское руководство в поисках источников экономической помощи взяло курс на сотрудничество с консервативными мусульманскими странами, вкладывая значительные средства в развитие исламской инфраструктуры. При этом местное духовенство идейно и финансово переориентируется на религиозные центры стран Персидского залива. В итоге происходит резкое усиление фундаменталистских настроений в среде духовенства и религиозных активистов. Фундаменталисты требуют переустройства общества по законам шариата, и последовательно выступают против светских властей, обвиняя их в отходе от ислама. В условиях нарастающего экономического и политического кризиса исламисты заявили претензии на власть с целью построения теократического государства полностью на основе шариата и заветов Корана.

К концу 1980-х противоречия между сторонниками светской власти и исламистами переросли в гражданскую войну, закончившуюся разгромом фундаменталистов.

В декабре 1991 — после того, как стало ясно, что в результате первого раунда первых многопартийных выборов в стране победу начинает одерживать Исламский фронт спасения, алжирские военные отменили второй раунд, заставили президента страны Шадли Бенджедида уйти в отставку, установили военный режим и запретили Исламский фронт спасения. На это исламисты отреагировали уходом в подполье и террором. Тактика экстремистов строилась как на ударах по военно-полицейским силам и представителям элиты, так и на запугивании населения. Апофеозом её стало убийство президента страны, Мухаммеда Будиафа в июне 1992 г. Крупномасштабная гражданская война продлилась почти десятилетие, а отдельные инциденты наблюдаются по настоящее время. За прошедшие годы война унесла жизни свыше 100 тыс. человек, в основном ставших жертвами показательных массовых расправ и террористических актов исламистских группировок. Государству был причинён огромный экономический ущерб.
Только жёсткая линия военного руководства Алжира в 1992—1999 годах позволила сбить волну террора и принудила экстремистов пойти на переговоры о национальном примирении. К борьбе с экстремистами широко привлекалось местное население в форме отрядов самообороны. Это затрудняло действия экстремистов на многих территориях, обеспечивало их политическую изоляцию от общества и высвобождало значительные силы армии и спецподразделений для активных действий. Большое значение придавалось установлению контроля над исламской инфраструктурой, последовательному удалению из мечетей радикальных имамов, а также пресечению каналов внешнего финансирования как вооружённого крыла экстремистов, так и их политических структур.

27 апреля 1999 президентом страны был избран многолетний министр иностранных дел страны, известный политик Абдель Азиз Бутефлика.

XXI век

С весны 2001 года политическую ситуацию в стране осложнил кризис в Кабилии — регионе с преимущественно берберским населением к востоку от столицы страны. Массовые выступления берберов были подавлены жандармерией (внутренние войска), применившими оружие, по официальным данным погибли 60 человек и ранены две тысячи человек. Жесткие репрессии властей вызвали массовые акции гражданского неповиновения и привели к созданию неформального органа самоуправления берберских районов — Координационного совета деревенских комитетов Кабилии, одним из требований которого стало придание берберскому языку тамазиг статуса второго (после арабского) официального языка.

  • Апрель 2004. После второй победы Абдельазиза Бутефлики на президентских выборах была объявлена частичная амнистия, по условиям которой мятежникам гарантировалось прощение, если они добровольно сдадутся и разоружатся.
  • Сентябрь 2005. На всенародном референдуме одобрен правительственный проект «Хартия за мир и согласие», предусматривающий амнистию бывших членов бандформирований, прекращающих вооружённую борьбу с властями и желающих вернуться к мирной жизни. Однако крупнейшая в стране исламистская группировка «Салафистская группа проповеди и джихада» (ок. 1000 боевиков), присоединившаяся в 2004 к международной террористической сети «Аль-Каида», официально объявила об отказе от участия в этом проекте.
  • Октябрь 2006. Лидер «Салафистской группы проповеди и джихада» Абу Мусаб Абдель Вудуд заявил о начале «долгосрочной войны против интересов США и Запада в регионе Арабского Магриба».
  • Сентябрь 2009. Президентом страны в 3-й раз избран Абдель Азиз Бутефлика.

Алжир во время Арабской весны

Волнения в Алжире начались с начала декабря 2010 года, раньше, чем в Тунисе, вызваны безработицей, плохим положением молодёжи в Алжире, нехваткой жилья. Важную роль здесь сыграло и резкое подорожание продовольствия, нанёсшее удар по бедным слоям населения. Усилились под влиянием победы революции в Тунисе и приобрели заметный размах начиная с 1 января 2011 года.

  • 1 января — Протесты против подорожания продовольствия на 30 % в столице, далее по регионам страны;
  • 22 января — Демонстрация в Алжире, 42 пострадали, несколько человек арестовано[4];
  • 3 февраля — президент Алжира А. Бутефлика сообщил о начале политических реформ в ближайшее время — снятие чрезвычайного положения (с 1992 года), доступ на радио партий, мирные демонстрации (кроме Алжира)[5];
  • 12 января 2011 года на улицах столицы страны состоялась многотысячная акция протеста, около 400 человек были на короткое время задержаны полицией[6];
  • 12 февраля — демонстранты на площади в Алжире, несколько тысяч человек, столкновения с полицией;
  • 24 февраля — отменено чрезвычайное положение, действовавшее 19 лет[7].

Государственное устройство

Согласно конституции, Алжир — республика. Глава государства — президент, избираемый населением на 5-летний срок. С апреля 1999 президент — Абдельазиз Бутефлика. Очередные президентские выборы состоялись в апреле 2014, на которых Абдельазиз Бутефлика был переизбран на свой очередной 5-летний срок (так как с ноября 2008, согласно поправке конституции, количество сроков не ограничено).

Законодательный орган — двухпалатный парламент. Сенат — 144 места, треть назначается президентом, две трети избираются непрямыми выборами на 6-летний срок. Народная ассамблея (в настоящее время — 389 мест) избирается населением на 5-летний срок.

Крупнейшие партии, представленные в парламенте, — левоцентристский Фронт национального освобождения (208 мест), консервативное Национальное демократическое объединение (68 место), исламистский блок «Зелёный Алжир» (48 мест)[8]. Эти три партии входят в «Президентский альянс», лояльный президенту Бутефлика. Парламентскую оппозицию представляют кабильский Фронт социалистических сил (27 мест), троцкистская Партия трудящихся (24 места) и ряд мелких партий.

Вооружённые силы

</div>

Главным событием августа 2004 в стране стала отставка начальника Генштаба Национальной народной армии Алжира, корпусного генерала Мохаммеда Ламари. Президент, верховный главнокомандующий и министр обороны Абдельазиз Бутефлика назначил на этот пост генерал-майора Салаха Ахмеда Гаида, ранее занимавшего пост командующего Сухопутными войсками Алжира.

Генерал-майор Ахсен Тафер получил назначение на пост командующего Сухопутными войсками. Генерал-майор Ахмед Сенхаджи стал генеральным секретарём алжирского министерства обороны.

Сохранили свои посты командующий 4-м военным округом /Уаргла, юго-запад/ генерал-майор Сахеб Маджид, командующий 6-м военным округом /Таманрассет, крайний юг/ генерал-майор Бен Али Бенали, командующий ВВС генерал-майор Мохаммед Бенслимани, командующий ВМС генерал-майор Мохаммед Тахар Яла, командующий жандармерией генерал Ахмед Бустейла, командующий республиканской гвардией генерал Али Джамай, директор службы разведки и безопасности генерал-майор Мохаммед Медиен /Тауфик/, глава службы контрразведки генерал-майор Смаин Ламари, директор военной академии в Шершелли генерал Мохаммед Шибани.

Административное деление

Алжир разделён на:

Ниже перечислены все 48 вилайетов. Цифры в списке соответствуют цифрам на карте.

Физико-географическая характеристика

Находится на севере Африки. На территории Алжира выделяют две геологические области — платформенную Сахарскую, образовавшуюся ещё в докембрии, и складчатую Атласскую, образовавшуюся во время альпийской складчатости.

Пустыня Сахара занимает 80 % территории страны и состоит из отдельных песчаных (Большой Западный Эрг, Большой Восточный Эрг, Игиди, Эрг-Шеш) и каменистых (плато Танезруфт, Тингерт, Тадемаит, Эль-Эглаб) пустынь. На юго-востоке алжирской Сахары приподнято нагорье Ахаггар, где находится высочайшая точка Алжира — гора Тахат (2906 м). Нагорье Ахаггар является вышедшим на поверхность метаморфическим фундаментом Сахарской платформы, возрастом 2 млрд лет. Со всех сторон нагорье окружено ступенчатыми плато Тассилин-Адджер, Тассилин-Ахаггар и горами Муйдир. Север алжирской Сахары лежит на 26 м ниже уровня моря. Здесь расположено солёное озеро Шотт-Мельгир.

На севере Алжира параллельно друг другу тянутся хребты Атласа — Телль-Атлас и Сахарский Атлас, разделённые высокими плато и массивами, прорезанными глубокими ущельями. Альпийский возраст Атласа предопределил его высокую сейсмичность. Последнее разрушительное землетрясение здесь произошло в 2003 г. Последствия землетрясений особенно катастрофичны, учитывая, что на узкой полосе побережья и предгорий Телль-Атласа проживает 93 % населения страны.

Недра Алжира богаты нефтью, газом, рудами чёрных и цветных металлов, марганцем, фосфоритом.

Климат Алжира субтропический средиземноморский на севере и тропический пустынный в Сахаре. Зима на побережье тёплая, дождливая (12° С в январе), в горах прохладная (2—3 недели лежит снег), в Сахаре зависит от времени суток (ночью ниже 0° С, днём 20° С). Лето в Алжире жаркое и сухое. Годовое количество осадков — от 0—50 мм в Сахаре, до 400—1200 мм — в Атласе.

Все реки Алжира представляют собой временные водотоки (уэды), заполняемые в сезон дождей. Реки крайнего севера страны впадают в Средиземное море, остальные — теряются в песках Сахары. Они используются для орошения и водоснабжения, для чего на них построены водохранилища и ГЭС. Крупнейшая река — Шелифф (700 км). Котловины озёр (себхи) также заполняются в дождливый период, а летом пересыхают и покрываются соляной коркой толщиной до 60 см. В Сахаре в районах больших запасов подземных вод расположены крупнейшие оазисы.

Растительность средиземноморского побережья представлена жестколистными вечнозелёными деревьями и кустарниками. В горах Атласа произрастают леса из пробкового и каменного дуба, алеппской сосны, можжевельника, сандарака, атласского кедра и листопадных пород деревьев. До высоты 500 м выращивают оливки и фисташки. Растительность Сахары очень бедна и представлена в основном эфемерами и солянками.

Животный мир беден, так как в значительной степени истреблён человеком. В лесах Атласа сохранились зайцы, кабаны и макаки, в Сахаре — гепарды, шакалы, гиены, генетты, лисицы фенек, газели, антилопы-аддакс, хищные птицы, мелкие грызуны, змеи, ящерицы, черепахи, из беспозвоночных — саранча, скорпионы, фаланги, сколопендры. Природные зоны: области высотной поясности, полупустыни и пустыни, жестколистные вечнозелёные леса и кустарники.

Экономика

Основа экономики Алжира — это газ и нефть. Они дают 30 % ВВП, 60 % доходной части госбюджета, 95 % экспортной выручки. По запасам газа Алжир занимает 8-е место в мире и 4-е место в мире по экспорту газа. По запасам нефти Алжир на 15-м месте в мире и на 11-м месте по её экспорту. Власти Алжира прилагают усилия по диверсификации экономики и привлечению иностранных и внутренних инвестиций в другие отрасли. Структурные изменения в экономике, такие, как развитие банковского сектора и строительство инфраструктуры, идут медленно, отчасти из-за коррупции и бюрократизма.

ВВП на душу населения в 2012 году — 8,7 тыс. долл. (91-е место в мире). Ниже уровня бедности — 17 % населения. Безработица — 15,8 % (в 2008 году). Коэффициент Джини — 0,33. Средняя зарплата в 2009 году составила (в долл. США) 510 долл.

Сферы занятости работающих — на госслужбе 32 %, в торговле 14,6 %, в сельском хозяйстве 14 %, в промышленности 13,4 %, в строительстве и коммунальном хозяйстве 10 %, прочие 16 % (в 2003 году).

Промышленность (62 % ВВП в 2008 году) — добыча нефти и газа, лёгкая промышленность, горнорудная, энергетическая, нефтехимическая, пищевая.

Сельское хозяйство (8 % ВВП в 2008) — пшеница, ячмень, овёс, виноград, оливки, цитрусовые, фрукты; разводятся овцы, коровы.

Экспорт (78,2 млрд долл. в 2008 году) — нефть, газ, нефтепродукты 97 %.

Основные покупатели — США (23,9 %), Италия (15,5 %), Испания (11,4 %), Франция (8 %), Нидерланды (7,8 %), Канада (6,8 %).

Импорт (39,2 млрд долл. в 2008) — промышленная продукция, продовольствие, потребительские товары.

Основные поставщики — Франция (16,5 %), Италия (11 %), Китай (10,3 %), Испания (7,4 %), Германия (6,1 %), США (5,5 %).

Общая протяжённость трубопроводов для транспортировки природного газа, сжиженного нефтяного газа, газового конденсата и сырой нефти 15,7 тыс. км.

Внутренняя сеть магистральных газопроводов имеет общую протяжённость 8,4 тыс. км. Действует газопровод Трансмед (Алжир—Тунис—Италия) протяжённостью 2,6 тыс. км (в том числе 550 км на территории Алжира) и Магриб—Европа (Алжир, Марокко, Испания) — 1365 км.

Общая длина нефтепроводов (5,9 тыс. км) позволяет осуществлять перекачку к побережью 84 млн т нефти ежегодно. Основные нефтепроводы: Хауд-эль-Хамра-Арзев, Хауд-эль-Хамра-Беджая, Ин-Аменас-Сехира (Тунис), Хауд-эль-Хамра-Месдар-Скикда.

Транспорт

Внутренние перевозки грузов осуществляются автомобильным и железнодорожным транспортом. Общая протяжённость автодорог — 104 тыс. км, в том числе с твёрдым покрытием — 71,6 тыс. км. На него приходится 85 % внутренних пассажирских и 73 % грузовых перевозок.

Протяжённость железных дорог — около 4 тыс. км. Из них 1,1 тыс. км — узкоколейные пути, электрифицировано 283 км (2005). Объём железнодорожных перевозок: грузовых — 2082 млн т/км, пассажирских — 2077 млн пасс./км.

Морской транспорт выполняет 70 % внешнеторговых грузовых перевозок (железнодорожный — 20 %, автомобильный — 10 %).

Главные порты: Алжир, Арзев, Аннаба, Беджайя, Оран, Мостаганем, Скикда.

В стране имеется 136 аэропортов, из них 51 с бетонной взлётно-посадочной полосой. Развит вертолётный транспорт. Авиатранспорт перевозит в среднем 3,5 млн пассажиров в год (2863 млн пасс./км).

Главный международный аэропорт — Дар-эль-Бейда. Международные рейсы принимают ещё 6 аэропортов, в том числе в Константине и Оране.

Население

Последняя перепись населения Алжира проведена 16—30 апреля 2008 года[9]. По данным переписи, численность населения страны в 2008 году составила 34 080 030[10] чел. Годовой прирост — 1,2 % (фертильность — 1,8 рождений на женщину). Городское население — 65 % (в 2008). Грамотность — 79 % мужчин, 60 % женщин (оценка на 2002 год).

Этнический состав: арабы — около 83 %, берберы — около 17 %, прочие — менее 1 %[11]. Языки — литературный арабский (официальный), берберские диалекты, распространён французский. Религия: мусульмане-сунниты — 99 %, прочие — 1 %.

Культура

Местные жители фотографироваться не любят. Увидев фотоаппарат, население просто повернется к вам спиной. На мусульманских могилах никогда не пишутся имена и даты умерших. О покойном напоминают лишь черепки разбитого кувшина. При рождении человека покупается его кувшин, который разбивается только после смерти. К открытому выражению эмоций по поводу чьей-то внешности или запаха местные жители относятся очень недоброжелательно. Следует держать своё недовольство при себе во избежание ненужных конфликтов.

СМИ

Государственная телекомпания — EPTV (Établissement public de télévision — «Общественное учреждение телевидения») (до 24 апреля 1991 года — ENTV (Entreprise nationale de télévision — «Национальное управление телевидения»)), государственная радиокомпания — ENRS (Entreprise nationale de radiodiffusion sonore — «Национальное управление звукового радиовещания»), включает в себя Chaîne 1 (запущен в 1944 году, вещает на арабском), Alger Chaîne 2 (запущен в 1948 году, вещает на берберском), Alger Chaîne 3 (запущен в 1926 году, вещает на французском), Radio Coran (запущен 12 июля 1991 года), Radio Culture, Radio Algérie Internationale (запущена 19 марта 2007 года, вещает на арабском, французском, английском и испанском языках), Jil FM (запущен 2 февраля 2008 года). ENRS и EPTV созданы 1 июля 1986 года путём разделения государственной телерадиокомпании RTA (Radiodiffusion télévision algérienne — «Алжирское радиовещание и телевидение»), созданной 28 октября 1962 года, на базе радиостанции Radio Alger, входившей во французскую государственную телерадиокомпанию RTF, контроль за соблюдением законов о СМИ осуществляет Управление регуляции аудиовизуала (Autorité de régulation de l'audiovisuel, سلطة ضبط السمعي البصري, Ṣulṭat Ḍabṭ as-Sam‘ī al-Baṣarī), назначается Президентом.

Образование и здравоохранение

Алжир добился заметных достижений в области образования. В стране функционируют 8 университетов (в том числе в городе Алжир, Аннаба, Оран, Константина), 172 других высших учебных заведений, 700 центров профессионально-технического образования.

С 1974 года введено бесплатное медицинское обслуживание. Но сейчас медицина — на низком уровне.

См. также

Напишите отзыв о статье "Алжир"

Примечания

  1. 1 2 Государства и территории мира. Справочные сведения // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 14. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  2. Census.gov. [www.census.gov/population/international/data/countryrank/rank.php Country Rank. Countries and Areas Ranked by Population: 2013]. U.S. Department of Commerce (2013). Проверено 9 мая 2013. [www.webcitation.org/6GUHbJYCI Архивировано из первоисточника 9 мая 2013].
  3. [hdr.undp.org/en/media/HDR_2013_EN_complete.pdf Human Development Report 2013] (англ.). United Nations Development Programme (2013). [www.webcitation.org/6IqDzz4je Архивировано из первоисточника 13 августа 2013].
  4. ;[www.belta.by/ru/all_news/world/Politsija-podavila-volnenija-v-stolitse-Alzhira_i_540176.html Полиция подавила волнения в столице Алжира]
  5. [lenta.ru/news/2011/02/03/algiers/ Lenta.ru: Ближний Восток: Президент Алжира объявил о начале политических реформ]
  6. [www.tltnews.ru/world_news/44/14155/ Йемен и Алжир "накрыла" волна антиправительственных акций], tltnews.ru (13 февраля 2011).
  7. [www.lenta.ru/news/2011/02/25/lifted/ Lenta.ru: В мире: Алжир отменил действовавший 19 лет режим ЧП]
  8. [www.ria.ru/world/20120511/646878388.html Правящая коалиция одержала победу на выборах в Алжире], РИА Новости (11 мая 2012 года).
  9. [unstats.un.org/unsd/demographic/sources/census/censusdates.htm United Nations Statistics Division]
  10. [archive.is/MCp4L The population of Algeria] (англ.). City Population. Проверено 17 августа 2014.
  11. [www.nationsonline.org/oneworld/algeria.htm Nations Online] (англ.)
  12. </ol>

Литература

Ссылки


Отрывок, характеризующий Алжир

«Боже мой! что бы со мной было, ежели бы ко мне обратился государь! – думал Ростов: – я бы умер от счастия».
Государь обратился и к офицерам:
– Всех, господа (каждое слово слышалось Ростову, как звук с неба), благодарю от всей души.
Как бы счастлив был Ростов, ежели бы мог теперь умереть за своего царя!
– Вы заслужили георгиевские знамена и будете их достойны.
«Только умереть, умереть за него!» думал Ростов.
Государь еще сказал что то, чего не расслышал Ростов, и солдаты, надсаживая свои груди, закричали: Урра! Ростов закричал тоже, пригнувшись к седлу, что было его сил, желая повредить себе этим криком, только чтобы выразить вполне свой восторг к государю.
Государь постоял несколько секунд против гусар, как будто он был в нерешимости.
«Как мог быть в нерешимости государь?» подумал Ростов, а потом даже и эта нерешительность показалась Ростову величественной и обворожительной, как и всё, что делал государь.
Нерешительность государя продолжалась одно мгновение. Нога государя, с узким, острым носком сапога, как носили в то время, дотронулась до паха энглизированной гнедой кобылы, на которой он ехал; рука государя в белой перчатке подобрала поводья, он тронулся, сопутствуемый беспорядочно заколыхавшимся морем адъютантов. Дальше и дальше отъезжал он, останавливаясь у других полков, и, наконец, только белый плюмаж его виднелся Ростову из за свиты, окружавшей императоров.
В числе господ свиты Ростов заметил и Болконского, лениво и распущенно сидящего на лошади. Ростову вспомнилась его вчерашняя ссора с ним и представился вопрос, следует – или не следует вызывать его. «Разумеется, не следует, – подумал теперь Ростов… – И стоит ли думать и говорить про это в такую минуту, как теперь? В минуту такого чувства любви, восторга и самоотвержения, что значат все наши ссоры и обиды!? Я всех люблю, всем прощаю теперь», думал Ростов.
Когда государь объехал почти все полки, войска стали проходить мимо его церемониальным маршем, и Ростов на вновь купленном у Денисова Бедуине проехал в замке своего эскадрона, т. е. один и совершенно на виду перед государем.
Не доезжая государя, Ростов, отличный ездок, два раза всадил шпоры своему Бедуину и довел его счастливо до того бешеного аллюра рыси, которою хаживал разгоряченный Бедуин. Подогнув пенящуюся морду к груди, отделив хвост и как будто летя на воздухе и не касаясь до земли, грациозно и высоко вскидывая и переменяя ноги, Бедуин, тоже чувствовавший на себе взгляд государя, прошел превосходно.
Сам Ростов, завалив назад ноги и подобрав живот и чувствуя себя одним куском с лошадью, с нахмуренным, но блаженным лицом, чортом , как говорил Денисов, проехал мимо государя.
– Молодцы павлоградцы! – проговорил государь.
«Боже мой! Как бы я счастлив был, если бы он велел мне сейчас броситься в огонь», подумал Ростов.
Когда смотр кончился, офицеры, вновь пришедшие и Кутузовские, стали сходиться группами и начали разговоры о наградах, об австрийцах и их мундирах, об их фронте, о Бонапарте и о том, как ему плохо придется теперь, особенно когда подойдет еще корпус Эссена, и Пруссия примет нашу сторону.
Но более всего во всех кружках говорили о государе Александре, передавали каждое его слово, движение и восторгались им.
Все только одного желали: под предводительством государя скорее итти против неприятеля. Под командою самого государя нельзя было не победить кого бы то ни было, так думали после смотра Ростов и большинство офицеров.
Все после смотра были уверены в победе больше, чем бы могли быть после двух выигранных сражений.


На другой день после смотра Борис, одевшись в лучший мундир и напутствуемый пожеланиями успеха от своего товарища Берга, поехал в Ольмюц к Болконскому, желая воспользоваться его лаской и устроить себе наилучшее положение, в особенности положение адъютанта при важном лице, казавшееся ему особенно заманчивым в армии. «Хорошо Ростову, которому отец присылает по 10 ти тысяч, рассуждать о том, как он никому не хочет кланяться и ни к кому не пойдет в лакеи; но мне, ничего не имеющему, кроме своей головы, надо сделать свою карьеру и не упускать случаев, а пользоваться ими».
В Ольмюце он не застал в этот день князя Андрея. Но вид Ольмюца, где стояла главная квартира, дипломатический корпус и жили оба императора с своими свитами – придворных, приближенных, только больше усилил его желание принадлежать к этому верховному миру.
Он никого не знал, и, несмотря на его щегольской гвардейский мундир, все эти высшие люди, сновавшие по улицам, в щегольских экипажах, плюмажах, лентах и орденах, придворные и военные, казалось, стояли так неизмеримо выше его, гвардейского офицерика, что не только не хотели, но и не могли признать его существование. В помещении главнокомандующего Кутузова, где он спросил Болконского, все эти адъютанты и даже денщики смотрели на него так, как будто желали внушить ему, что таких, как он, офицеров очень много сюда шляется и что они все уже очень надоели. Несмотря на это, или скорее вследствие этого, на другой день, 15 числа, он после обеда опять поехал в Ольмюц и, войдя в дом, занимаемый Кутузовым, спросил Болконского. Князь Андрей был дома, и Бориса провели в большую залу, в которой, вероятно, прежде танцовали, а теперь стояли пять кроватей, разнородная мебель: стол, стулья и клавикорды. Один адъютант, ближе к двери, в персидском халате, сидел за столом и писал. Другой, красный, толстый Несвицкий, лежал на постели, подложив руки под голову, и смеялся с присевшим к нему офицером. Третий играл на клавикордах венский вальс, четвертый лежал на этих клавикордах и подпевал ему. Болконского не было. Никто из этих господ, заметив Бориса, не изменил своего положения. Тот, который писал, и к которому обратился Борис, досадливо обернулся и сказал ему, что Болконский дежурный, и чтобы он шел налево в дверь, в приемную, коли ему нужно видеть его. Борис поблагодарил и пошел в приемную. В приемной было человек десять офицеров и генералов.
В то время, как взошел Борис, князь Андрей, презрительно прищурившись (с тем особенным видом учтивой усталости, которая ясно говорит, что, коли бы не моя обязанность, я бы минуты с вами не стал разговаривать), выслушивал старого русского генерала в орденах, который почти на цыпочках, на вытяжке, с солдатским подобострастным выражением багрового лица что то докладывал князю Андрею.
– Очень хорошо, извольте подождать, – сказал он генералу тем французским выговором по русски, которым он говорил, когда хотел говорить презрительно, и, заметив Бориса, не обращаясь более к генералу (который с мольбою бегал за ним, прося еще что то выслушать), князь Андрей с веселой улыбкой, кивая ему, обратился к Борису.
Борис в эту минуту уже ясно понял то, что он предвидел прежде, именно то, что в армии, кроме той субординации и дисциплины, которая была написана в уставе, и которую знали в полку, и он знал, была другая, более существенная субординация, та, которая заставляла этого затянутого с багровым лицом генерала почтительно дожидаться, в то время как капитан князь Андрей для своего удовольствия находил более удобным разговаривать с прапорщиком Друбецким. Больше чем когда нибудь Борис решился служить впредь не по той писанной в уставе, а по этой неписанной субординации. Он теперь чувствовал, что только вследствие того, что он был рекомендован князю Андрею, он уже стал сразу выше генерала, который в других случаях, во фронте, мог уничтожить его, гвардейского прапорщика. Князь Андрей подошел к нему и взял за руку.
– Очень жаль, что вчера вы не застали меня. Я целый день провозился с немцами. Ездили с Вейротером поверять диспозицию. Как немцы возьмутся за аккуратность – конца нет!
Борис улыбнулся, как будто он понимал то, о чем, как об общеизвестном, намекал князь Андрей. Но он в первый раз слышал и фамилию Вейротера и даже слово диспозиция.
– Ну что, мой милый, всё в адъютанты хотите? Я об вас подумал за это время.
– Да, я думал, – невольно отчего то краснея, сказал Борис, – просить главнокомандующего; к нему было письмо обо мне от князя Курагина; я хотел просить только потому, – прибавил он, как бы извиняясь, что, боюсь, гвардия не будет в деле.
– Хорошо! хорошо! мы обо всем переговорим, – сказал князь Андрей, – только дайте доложить про этого господина, и я принадлежу вам.
В то время как князь Андрей ходил докладывать про багрового генерала, генерал этот, видимо, не разделявший понятий Бориса о выгодах неписанной субординации, так уперся глазами в дерзкого прапорщика, помешавшего ему договорить с адъютантом, что Борису стало неловко. Он отвернулся и с нетерпением ожидал, когда возвратится князь Андрей из кабинета главнокомандующего.
– Вот что, мой милый, я думал о вас, – сказал князь Андрей, когда они прошли в большую залу с клавикордами. – К главнокомандующему вам ходить нечего, – говорил князь Андрей, – он наговорит вам кучу любезностей, скажет, чтобы приходили к нему обедать («это было бы еще не так плохо для службы по той субординации», подумал Борис), но из этого дальше ничего не выйдет; нас, адъютантов и ординарцев, скоро будет батальон. Но вот что мы сделаем: у меня есть хороший приятель, генерал адъютант и прекрасный человек, князь Долгоруков; и хотя вы этого можете не знать, но дело в том, что теперь Кутузов с его штабом и мы все ровно ничего не значим: всё теперь сосредоточивается у государя; так вот мы пойдемте ка к Долгорукову, мне и надо сходить к нему, я уж ему говорил про вас; так мы и посмотрим; не найдет ли он возможным пристроить вас при себе, или где нибудь там, поближе .к солнцу.
Князь Андрей всегда особенно оживлялся, когда ему приходилось руководить молодого человека и помогать ему в светском успехе. Под предлогом этой помощи другому, которую он по гордости никогда не принял бы для себя, он находился вблизи той среды, которая давала успех и которая притягивала его к себе. Он весьма охотно взялся за Бориса и пошел с ним к князю Долгорукову.
Было уже поздно вечером, когда они взошли в Ольмюцкий дворец, занимаемый императорами и их приближенными.
В этот самый день был военный совет, на котором участвовали все члены гофкригсрата и оба императора. На совете, в противность мнения стариков – Кутузова и князя Шварцернберга, было решено немедленно наступать и дать генеральное сражение Бонапарту. Военный совет только что кончился, когда князь Андрей, сопутствуемый Борисом, пришел во дворец отыскивать князя Долгорукова. Еще все лица главной квартиры находились под обаянием сегодняшнего, победоносного для партии молодых, военного совета. Голоса медлителей, советовавших ожидать еще чего то не наступая, так единодушно были заглушены и доводы их опровергнуты несомненными доказательствами выгод наступления, что то, о чем толковалось в совете, будущее сражение и, без сомнения, победа, казались уже не будущим, а прошедшим. Все выгоды были на нашей стороне. Огромные силы, без сомнения, превосходившие силы Наполеона, были стянуты в одно место; войска были одушевлены присутствием императоров и рвались в дело; стратегический пункт, на котором приходилось действовать, был до малейших подробностей известен австрийскому генералу Вейротеру, руководившему войска (как бы счастливая случайность сделала то, что австрийские войска в прошлом году были на маневрах именно на тех полях, на которых теперь предстояло сразиться с французом); до малейших подробностей была известна и передана на картах предлежащая местность, и Бонапарте, видимо, ослабленный, ничего не предпринимал.
Долгоруков, один из самых горячих сторонников наступления, только что вернулся из совета, усталый, измученный, но оживленный и гордый одержанной победой. Князь Андрей представил покровительствуемого им офицера, но князь Долгоруков, учтиво и крепко пожав ему руку, ничего не сказал Борису и, очевидно не в силах удержаться от высказывания тех мыслей, которые сильнее всего занимали его в эту минуту, по французски обратился к князю Андрею.
– Ну, мой милый, какое мы выдержали сражение! Дай Бог только, чтобы то, которое будет следствием его, было бы столь же победоносно. Однако, мой милый, – говорил он отрывочно и оживленно, – я должен признать свою вину перед австрийцами и в особенности перед Вейротером. Что за точность, что за подробность, что за знание местности, что за предвидение всех возможностей, всех условий, всех малейших подробностей! Нет, мой милый, выгодней тех условий, в которых мы находимся, нельзя ничего нарочно выдумать. Соединение австрийской отчетливости с русской храбростию – чего ж вы хотите еще?
– Так наступление окончательно решено? – сказал Болконский.
– И знаете ли, мой милый, мне кажется, что решительно Буонапарте потерял свою латынь. Вы знаете, что нынче получено от него письмо к императору. – Долгоруков улыбнулся значительно.
– Вот как! Что ж он пишет? – спросил Болконский.
– Что он может писать? Традиридира и т. п., всё только с целью выиграть время. Я вам говорю, что он у нас в руках; это верно! Но что забавнее всего, – сказал он, вдруг добродушно засмеявшись, – это то, что никак не могли придумать, как ему адресовать ответ? Ежели не консулу, само собою разумеется не императору, то генералу Буонапарту, как мне казалось.
– Но между тем, чтобы не признавать императором, и тем, чтобы называть генералом Буонапарте, есть разница, – сказал Болконский.
– В том то и дело, – смеясь и перебивая, быстро говорил Долгоруков. – Вы знаете Билибина, он очень умный человек, он предлагал адресовать: «узурпатору и врагу человеческого рода».
Долгоруков весело захохотал.
– Не более того? – заметил Болконский.
– Но всё таки Билибин нашел серьезный титул адреса. И остроумный и умный человек.
– Как же?
– Главе французского правительства, au chef du gouverienement francais, – серьезно и с удовольствием сказал князь Долгоруков. – Не правда ли, что хорошо?
– Хорошо, но очень не понравится ему, – заметил Болконский.
– О, и очень! Мой брат знает его: он не раз обедал у него, у теперешнего императора, в Париже и говорил мне, что он не видал более утонченного и хитрого дипломата: знаете, соединение французской ловкости и итальянского актерства? Вы знаете его анекдоты с графом Марковым? Только один граф Марков умел с ним обращаться. Вы знаете историю платка? Это прелесть!
И словоохотливый Долгоруков, обращаясь то к Борису, то к князю Андрею, рассказал, как Бонапарт, желая испытать Маркова, нашего посланника, нарочно уронил перед ним платок и остановился, глядя на него, ожидая, вероятно, услуги от Маркова и как, Марков тотчас же уронил рядом свой платок и поднял свой, не поднимая платка Бонапарта.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказал Болконский, – но вот что, князь, я пришел к вам просителем за этого молодого человека. Видите ли что?…
Но князь Андрей не успел докончить, как в комнату вошел адъютант, который звал князя Долгорукова к императору.
– Ах, какая досада! – сказал Долгоруков, поспешно вставая и пожимая руки князя Андрея и Бориса. – Вы знаете, я очень рад сделать всё, что от меня зависит, и для вас и для этого милого молодого человека. – Он еще раз пожал руку Бориса с выражением добродушного, искреннего и оживленного легкомыслия. – Но вы видите… до другого раза!
Бориса волновала мысль о той близости к высшей власти, в которой он в эту минуту чувствовал себя. Он сознавал себя здесь в соприкосновении с теми пружинами, которые руководили всеми теми громадными движениями масс, которых он в своем полку чувствовал себя маленькою, покорною и ничтожной» частью. Они вышли в коридор вслед за князем Долгоруковым и встретили выходившего (из той двери комнаты государя, в которую вошел Долгоруков) невысокого человека в штатском платье, с умным лицом и резкой чертой выставленной вперед челюсти, которая, не портя его, придавала ему особенную живость и изворотливость выражения. Этот невысокий человек кивнул, как своему, Долгорукому и пристально холодным взглядом стал вглядываться в князя Андрея, идя прямо на него и видимо, ожидая, чтобы князь Андрей поклонился ему или дал дорогу. Князь Андрей не сделал ни того, ни другого; в лице его выразилась злоба, и молодой человек, отвернувшись, прошел стороной коридора.
– Кто это? – спросил Борис.
– Это один из самых замечательнейших, но неприятнейших мне людей. Это министр иностранных дел, князь Адам Чарторижский.
– Вот эти люди, – сказал Болконский со вздохом, который он не мог подавить, в то время как они выходили из дворца, – вот эти то люди решают судьбы народов.
На другой день войска выступили в поход, и Борис не успел до самого Аустерлицкого сражения побывать ни у Болконского, ни у Долгорукова и остался еще на время в Измайловском полку.


На заре 16 числа эскадрон Денисова, в котором служил Николай Ростов, и который был в отряде князя Багратиона, двинулся с ночлега в дело, как говорили, и, пройдя около версты позади других колонн, был остановлен на большой дороге. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Весь страх, который он, как и прежде, испытывал перед делом; вся внутренняя борьба, посредством которой он преодолевал этот страх; все его мечтания о том, как он по гусарски отличится в этом деле, – пропали даром. Эскадрон их был оставлен в резерве, и Николай Ростов скучно и тоскливо провел этот день. В 9 м часу утра он услыхал пальбу впереди себя, крики ура, видел привозимых назад раненых (их было немного) и, наконец, видел, как в середине сотни казаков провели целый отряд французских кавалеристов. Очевидно, дело было кончено, и дело было, очевидно небольшое, но счастливое. Проходившие назад солдаты и офицеры рассказывали о блестящей победе, о занятии города Вишау и взятии в плен целого французского эскадрона. День был ясный, солнечный, после сильного ночного заморозка, и веселый блеск осеннего дня совпадал с известием о победе, которое передавали не только рассказы участвовавших в нем, но и радостное выражение лиц солдат, офицеров, генералов и адъютантов, ехавших туда и оттуда мимо Ростова. Тем больнее щемило сердце Николая, напрасно перестрадавшего весь страх, предшествующий сражению, и пробывшего этот веселый день в бездействии.
– Ростов, иди сюда, выпьем с горя! – крикнул Денисов, усевшись на краю дороги перед фляжкой и закуской.
Офицеры собрались кружком, закусывая и разговаривая, около погребца Денисова.
– Вот еще одного ведут! – сказал один из офицеров, указывая на французского пленного драгуна, которого вели пешком два казака.
Один из них вел в поводу взятую у пленного рослую и красивую французскую лошадь.
– Продай лошадь! – крикнул Денисов казаку.
– Изволь, ваше благородие…
Офицеры встали и окружили казаков и пленного француза. Французский драгун был молодой малый, альзасец, говоривший по французски с немецким акцентом. Он задыхался от волнения, лицо его было красно, и, услыхав французский язык, он быстро заговорил с офицерами, обращаясь то к тому, то к другому. Он говорил, что его бы не взяли; что он не виноват в том, что его взяли, а виноват le caporal, который послал его захватить попоны, что он ему говорил, что уже русские там. И ко всякому слову он прибавлял: mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval [Но не обижайте мою лошадку,] и ласкал свою лошадь. Видно было, что он не понимал хорошенько, где он находится. Он то извинялся, что его взяли, то, предполагая перед собою свое начальство, выказывал свою солдатскую исправность и заботливость о службе. Он донес с собой в наш арьергард во всей свежести атмосферу французского войска, которое так чуждо было для нас.
Казаки отдали лошадь за два червонца, и Ростов, теперь, получив деньги, самый богатый из офицеров, купил ее.
– Mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval, – добродушно сказал альзасец Ростову, когда лошадь передана была гусару.
Ростов, улыбаясь, успокоил драгуна и дал ему денег.
– Алё! Алё! – сказал казак, трогая за руку пленного, чтобы он шел дальше.
– Государь! Государь! – вдруг послышалось между гусарами.
Всё побежало, заторопилось, и Ростов увидал сзади по дороге несколько подъезжающих всадников с белыми султанами на шляпах. В одну минуту все были на местах и ждали. Ростов не помнил и не чувствовал, как он добежал до своего места и сел на лошадь. Мгновенно прошло его сожаление о неучастии в деле, его будничное расположение духа в кругу приглядевшихся лиц, мгновенно исчезла всякая мысль о себе: он весь поглощен был чувством счастия, происходящего от близости государя. Он чувствовал себя одною этою близостью вознагражденным за потерю нынешнего дня. Он был счастлив, как любовник, дождавшийся ожидаемого свидания. Не смея оглядываться во фронте и не оглядываясь, он чувствовал восторженным чутьем его приближение. И он чувствовал это не по одному звуку копыт лошадей приближавшейся кавалькады, но он чувствовал это потому, что, по мере приближения, всё светлее, радостнее и значительнее и праздничнее делалось вокруг него. Всё ближе и ближе подвигалось это солнце для Ростова, распространяя вокруг себя лучи кроткого и величественного света, и вот он уже чувствует себя захваченным этими лучами, он слышит его голос – этот ласковый, спокойный, величественный и вместе с тем столь простой голос. Как и должно было быть по чувству Ростова, наступила мертвая тишина, и в этой тишине раздались звуки голоса государя.
– Les huzards de Pavlograd? [Павлоградские гусары?] – вопросительно сказал он.
– La reserve, sire! [Резерв, ваше величество!] – отвечал чей то другой голос, столь человеческий после того нечеловеческого голоса, который сказал: Les huzards de Pavlograd?
Государь поровнялся с Ростовым и остановился. Лицо Александра было еще прекраснее, чем на смотру три дня тому назад. Оно сияло такою веселостью и молодостью, такою невинною молодостью, что напоминало ребяческую четырнадцатилетнюю резвость, и вместе с тем это было всё таки лицо величественного императора. Случайно оглядывая эскадрон, глаза государя встретились с глазами Ростова и не более как на две секунды остановились на них. Понял ли государь, что делалось в душе Ростова (Ростову казалось, что он всё понял), но он посмотрел секунды две своими голубыми глазами в лицо Ростова. (Мягко и кротко лился из них свет.) Потом вдруг он приподнял брови, резким движением ударил левой ногой лошадь и галопом поехал вперед.
Молодой император не мог воздержаться от желания присутствовать при сражении и, несмотря на все представления придворных, в 12 часов, отделившись от 3 й колонны, при которой он следовал, поскакал к авангарду. Еще не доезжая до гусар, несколько адъютантов встретили его с известием о счастливом исходе дела.
Сражение, состоявшее только в том, что захвачен эскадрон французов, было представлено как блестящая победа над французами, и потому государь и вся армия, особенно после того, как не разошелся еще пороховой дым на поле сражения, верили, что французы побеждены и отступают против своей воли. Несколько минут после того, как проехал государь, дивизион павлоградцев потребовали вперед. В самом Вишау, маленьком немецком городке, Ростов еще раз увидал государя. На площади города, на которой была до приезда государя довольно сильная перестрелка, лежало несколько человек убитых и раненых, которых не успели подобрать. Государь, окруженный свитою военных и невоенных, был на рыжей, уже другой, чем на смотру, энглизированной кобыле и, склонившись на бок, грациозным жестом держа золотой лорнет у глаза, смотрел в него на лежащего ничком, без кивера, с окровавленною головою солдата. Солдат раненый был так нечист, груб и гадок, что Ростова оскорбила близость его к государю. Ростов видел, как содрогнулись, как бы от пробежавшего мороза, сутуловатые плечи государя, как левая нога его судорожно стала бить шпорой бок лошади, и как приученная лошадь равнодушно оглядывалась и не трогалась с места. Слезший с лошади адъютант взял под руки солдата и стал класть на появившиеся носилки. Солдат застонал.
– Тише, тише, разве нельзя тише? – видимо, более страдая, чем умирающий солдат, проговорил государь и отъехал прочь.
Ростов видел слезы, наполнившие глаза государя, и слышал, как он, отъезжая, по французски сказал Чарторижскому:
– Какая ужасная вещь война, какая ужасная вещь! Quelle terrible chose que la guerre!
Войска авангарда расположились впереди Вишау, в виду цепи неприятельской, уступавшей нам место при малейшей перестрелке в продолжение всего дня. Авангарду объявлена была благодарность государя, обещаны награды, и людям роздана двойная порция водки. Еще веселее, чем в прошлую ночь, трещали бивачные костры и раздавались солдатские песни.
Денисов в эту ночь праздновал производство свое в майоры, и Ростов, уже довольно выпивший в конце пирушки, предложил тост за здоровье государя, но «не государя императора, как говорят на официальных обедах, – сказал он, – а за здоровье государя, доброго, обворожительного и великого человека; пьем за его здоровье и за верную победу над французами!»
– Коли мы прежде дрались, – сказал он, – и не давали спуску французам, как под Шенграбеном, что же теперь будет, когда он впереди? Мы все умрем, с наслаждением умрем за него. Так, господа? Может быть, я не так говорю, я много выпил; да я так чувствую, и вы тоже. За здоровье Александра первого! Урра!
– Урра! – зазвучали воодушевленные голоса офицеров.
И старый ротмистр Кирстен кричал воодушевленно и не менее искренно, чем двадцатилетний Ростов.
Когда офицеры выпили и разбили свои стаканы, Кирстен налил другие и, в одной рубашке и рейтузах, с стаканом в руке подошел к солдатским кострам и в величественной позе взмахнув кверху рукой, с своими длинными седыми усами и белой грудью, видневшейся из за распахнувшейся рубашки, остановился в свете костра.
– Ребята, за здоровье государя императора, за победу над врагами, урра! – крикнул он своим молодецким, старческим, гусарским баритоном.
Гусары столпились и дружно отвечали громким криком.
Поздно ночью, когда все разошлись, Денисов потрепал своей коротенькой рукой по плечу своего любимца Ростова.
– Вот на походе не в кого влюбиться, так он в ца'я влюбился, – сказал он.
– Денисов, ты этим не шути, – крикнул Ростов, – это такое высокое, такое прекрасное чувство, такое…
– Ве'ю, ве'ю, д'ужок, и 'азделяю и одоб'яю…
– Нет, не понимаешь!
И Ростов встал и пошел бродить между костров, мечтая о том, какое было бы счастие умереть, не спасая жизнь (об этом он и не смел мечтать), а просто умереть в глазах государя. Он действительно был влюблен и в царя, и в славу русского оружия, и в надежду будущего торжества. И не он один испытывал это чувство в те памятные дни, предшествующие Аустерлицкому сражению: девять десятых людей русской армии в то время были влюблены, хотя и менее восторженно, в своего царя и в славу русского оружия.


На следующий день государь остановился в Вишау. Лейб медик Вилье несколько раз был призываем к нему. В главной квартире и в ближайших войсках распространилось известие, что государь был нездоров. Он ничего не ел и дурно спал эту ночь, как говорили приближенные. Причина этого нездоровья заключалась в сильном впечатлении, произведенном на чувствительную душу государя видом раненых и убитых.
На заре 17 го числа в Вишау был препровожден с аванпостов французский офицер, приехавший под парламентерским флагом, требуя свидания с русским императором. Офицер этот был Савари. Государь только что заснул, и потому Савари должен был дожидаться. В полдень он был допущен к государю и через час поехал вместе с князем Долгоруковым на аванпосты французской армии.
Как слышно было, цель присылки Савари состояла в предложении свидания императора Александра с Наполеоном. В личном свидании, к радости и гордости всей армии, было отказано, и вместо государя князь Долгоруков, победитель при Вишау, был отправлен вместе с Савари для переговоров с Наполеоном, ежели переговоры эти, против чаяния, имели целью действительное желание мира.
Ввечеру вернулся Долгоруков, прошел прямо к государю и долго пробыл у него наедине.
18 и 19 ноября войска прошли еще два перехода вперед, и неприятельские аванпосты после коротких перестрелок отступали. В высших сферах армии с полдня 19 го числа началось сильное хлопотливо возбужденное движение, продолжавшееся до утра следующего дня, 20 го ноября, в который дано было столь памятное Аустерлицкое сражение.
До полудня 19 числа движение, оживленные разговоры, беготня, посылки адъютантов ограничивались одной главной квартирой императоров; после полудня того же дня движение передалось в главную квартиру Кутузова и в штабы колонных начальников. Вечером через адъютантов разнеслось это движение по всем концам и частям армии, и в ночь с 19 на 20 поднялась с ночлегов, загудела говором и заколыхалась и тронулась громадным девятиверстным холстом 80 титысячная масса союзного войска.
Сосредоточенное движение, начавшееся поутру в главной квартире императоров и давшее толчок всему дальнейшему движению, было похоже на первое движение серединного колеса больших башенных часов. Медленно двинулось одно колесо, повернулось другое, третье, и всё быстрее и быстрее пошли вертеться колеса, блоки, шестерни, начали играть куранты, выскакивать фигуры, и мерно стали подвигаться стрелки, показывая результат движения.
Как в механизме часов, так и в механизме военного дела, так же неудержимо до последнего результата раз данное движение, и так же безучастно неподвижны, за момент до передачи движения, части механизма, до которых еще не дошло дело. Свистят на осях колеса, цепляясь зубьями, шипят от быстроты вертящиеся блоки, а соседнее колесо так же спокойно и неподвижно, как будто оно сотни лет готово простоять этою неподвижностью; но пришел момент – зацепил рычаг, и, покоряясь движению, трещит, поворачиваясь, колесо и сливается в одно действие, результат и цель которого ему непонятны.
Как в часах результат сложного движения бесчисленных различных колес и блоков есть только медленное и уравномеренное движение стрелки, указывающей время, так и результатом всех сложных человеческих движений этих 1000 русских и французов – всех страстей, желаний, раскаяний, унижений, страданий, порывов гордости, страха, восторга этих людей – был только проигрыш Аустерлицкого сражения, так называемого сражения трех императоров, т. е. медленное передвижение всемирно исторической стрелки на циферблате истории человечества.
Князь Андрей был в этот день дежурным и неотлучно при главнокомандующем.