Алитусский район

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Алитусский район
лит. Alytaus rajono savivaldybė
Герб
Страна

Литва

Статус

районное самоуправление

Входит в

Алитусский уезд

Включает

11 староств

Административный центр

Алитус

Крупнейшие города

Симнас, Даугай

Население (2005)

32 086 жителей (37-е место)

Плотность

22,9 чел./км² (46-е место)

Национальный состав

литовцы (98 %)

Площадь

1404 км²
(20-е место)

Часовой пояс

EET (UTC+2, летом UTC+3)

[www.arsa.lt Официальный сайт]
Примечания: 

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Алитусский район на карте Литвы
Координаты: 54°22′ с. ш. 24°07′ в. д. / 54.367° с. ш. 24.117° в. д. / 54.367; 24.117 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=54.367&mlon=24.117&zoom=12 (O)] (Я)

Али́тусский райо́н[1][2] (Алитусское районное самоуправление; лит. Alytaus rajono savivaldybė) — муниципальное образование в Алитусском уезде Литвы.

Площадь 1 411 км². Жителей 32, 4 тыс. человек (32 116 на 1 января 2005), из них 46, 5 % мужчин, 53, 5 % женщин; 98 % литовцев, 1 % поляков, 1 % представителей других национальностей. 12, 5 % жителей района проживает в городах, 87, 5 % — в деревнях.

Включает 11 староств:

  • Алитусское (лит. Alytaus seniūnija),
  • Аловеское (лит. Alovės seniūnija),
  • Бутримонисское (лит. Butrimonių seniūnija),
  • Даугайское (лит. Daugų seniūnija),
  • Крокялаукисское (лит. Krokialaukio seniūnija),
  • Мирославасское (лит. Miroslavo seniūnija),
  • Нямунайтисское (лит. Nemunaičio seniūnija),
  • Пивашюнайское (лит. Pivašiūnų seniūnija),
  • Пунясское (лит. Punios seniūnija),
  • Райтининкайское (лит. Raitininkų seniūnija),
  • Симнасское (лит. Simno seniūnija).




Охрана природы

На западе района расположена восточная половина биосферного резервата Жувинтас.

Достопримечательности

Недалеко от сенюнии Мираславас, на левом берегу речки Першекес находятся два городища: Каукай и Обялите[3].

Напишите отзыв о статье "Алитусский район"

Примечания

  1. [www.gramota.ru/slovari/dic/?ag=x&word=%E0%EB%E8%F2%F3%F1 Русское словесное ударение. Словарь имён собственных. Автор Ф. Л. Агеенко. М.: ЭНАС, 2001.]
  2. СССР. Административно-территориальное деление союзных республик на 1 января 1987 года / Составлен и подготовлен к печати: Дударев В. А., Евсеева Н. А. Редактор: И. Каманина. — Москва: «Известия Советов народных депутатов СССР», 1987. — 671 с. — 103 800 экз.
  3. Белецкий С. В. Подвески с изображением древнерусских княжеских знаков // «Ладога и Глеб Лебедев». Восьмые чтения памяти Анны Мачинской. СПб, 2004. С. 243-319.

Ссылки



Отрывок, характеризующий Алитусский район


Если допустить, как то делают историки, что великие люди ведут человечество к достижению известных целей, состоящих или в величии России или Франции, или в равновесии Европы, или в разнесении идей революции, или в общем прогрессе, или в чем бы то ни было, то невозможно объяснить явлений истории без понятий о случае и о гении.
Если цель европейских войн начала нынешнего столетия состояла в величии России, то эта цель могла быть достигнута без всех предшествовавших войн и без нашествия. Если цель – величие Франции, то эта цель могла быть достигнута и без революции, и без империи. Если цель – распространение идей, то книгопечатание исполнило бы это гораздо лучше, чем солдаты. Если цель – прогресс цивилизации, то весьма легко предположить, что, кроме истребления людей и их богатств, есть другие более целесообразные пути для распространения цивилизации.
Почему же это случилось так, а не иначе?
Потому что это так случилось. «Случай сделал положение; гений воспользовался им», – говорит история.
Но что такое случай? Что такое гений?
Слова случай и гений не обозначают ничего действительно существующего и потому не могут быть определены. Слова эти только обозначают известную степень понимания явлений. Я не знаю, почему происходит такое то явление; думаю, что не могу знать; потому не хочу знать и говорю: случай. Я вижу силу, производящую несоразмерное с общечеловеческими свойствами действие; не понимаю, почему это происходит, и говорю: гений.
Для стада баранов тот баран, который каждый вечер отгоняется овчаром в особый денник к корму и становится вдвое толще других, должен казаться гением. И то обстоятельство, что каждый вечер именно этот самый баран попадает не в общую овчарню, а в особый денник к овсу, и что этот, именно этот самый баран, облитый жиром, убивается на мясо, должно представляться поразительным соединением гениальности с целым рядом необычайных случайностей.
Но баранам стоит только перестать думать, что все, что делается с ними, происходит только для достижения их бараньих целей; стоит допустить, что происходящие с ними события могут иметь и непонятные для них цели, – и они тотчас же увидят единство, последовательность в том, что происходит с откармливаемым бараном. Ежели они и не будут знать, для какой цели он откармливался, то, по крайней мере, они будут знать, что все случившееся с бараном случилось не нечаянно, и им уже не будет нужды в понятии ни о случае, ни о гении.
Только отрешившись от знаний близкой, понятной цели и признав, что конечная цель нам недоступна, мы увидим последовательность и целесообразность в жизни исторических лиц; нам откроется причина того несоразмерного с общечеловеческими свойствами действия, которое они производят, и не нужны будут нам слова случай и гений.
Стоит только признать, что цель волнений европейских народов нам неизвестна, а известны только факты, состоящие в убийствах, сначала во Франции, потом в Италии, в Африке, в Пруссии, в Австрии, в Испании, в России, и что движения с запада на восток и с востока на запад составляют сущность и цель этих событий, и нам не только не нужно будет видеть исключительность и гениальность в характерах Наполеона и Александра, но нельзя будет представить себе эти лица иначе, как такими же людьми, как и все остальные; и не только не нужно будет объяснять случайностию тех мелких событий, которые сделали этих людей тем, чем они были, но будет ясно, что все эти мелкие события были необходимы.