Алкид (опера Бортнянского)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Опера
Алкид

Алкид (итал. Alcido) — опера Д. Бортнянского в 3 действиях на либретто на итальянском языке П. Метастазио. Впервые поставлена в Венеции, 1778 года; в Киеве впервые прозвучала 17 января 1984 года (концертное исполнение в Государственной филармонии УССР итальянском языке). Существуют два перевода этой оперы на украинский язык — Н. Литвинца (изданный «Музыкальной Украиной» 1985 года) и М. Стрихи (не публиковался, в этом переводе опера была исполнена на сцене Киевского дома ученых Обществом камерной оперы под руководством народной артистки Украины Натальи Свириденко в 2000 году).

В основе либретто — аллегория философа V века. до н. э. Продика, известная в изложении Ксенофонта. Древнегреческий герой Алкид (Геракл) встретил на перепутье двух женщин: одна из них олицетворяла Порочность, другая — Добродетель. Несмотря на искушения и порочности, он выбрал Честность. В опере олицетворением двух противоположных героинь стали Эдонида и Аретея. Эдонида рисует перед Алкидом мир наслаждений и радостей, тогда как Аретея не скрывает, что на праведном пути героя ждут опасности и испытания, требующие немалого мужества. Сделать выбор юноше нелегко, но он не боится испытаний и побеждает искушения. Эдонида признает его правоту и решает разделить его героические деяния.

Опера написана в традициях оперы-сериа, со значительным влиянием тогдашних новаторских течений, которые приближали оперу к драме. В частности, в отличие от традиций сериа, в опере задействовано только четыре персонажа (партии контр-тенора, тенора, лирического и драматического сопрано). Образ главного героя раскрыт в развитии, показаны различные состояния его души. К новаторским особенностям можно отнести также тенденцию к драматизации речитативов, в частности переживания и сомнения главного героя раскрываются через речитативы accompagnato. Значительную драматургическую функцию играет хор.



Структура

  1. Увертюра
Акт I
  • сцена 1:
№ 1. Речитатив.
№ 2. Ария
  • сцена 2:
№ 3. Речитатив.
№ 4. Ария.
№ 5. Речитатив
  • сцена 3:
№ 6. Ария — Речитатив.
№ 7. Речитатив.
№ 8. Ария.
№ 9. Речитатив.
№ 10. Ария.
№ 11. Речитатив.
№ 12. Хор
  • сцена 4:
№ 13. Танец духов
Акт II
  • сцена 1:
№ 14. Речитатив.
№ 15 Каватина
  • сцена 2:
№ 16. Речитатив
  • сцена 3:
№ 17. Речитатив
  • сцена 4:
№ 18. Хор (4:16)
  • сцена 5:
№ 19. Речитатив.
№ 20. Ария
  • сцена 6:
№ 21. Речитатив.
№ 22. Ария
  • сцена 7:
№ 23. Речитатив.
№ 24. Ария
  • сцена 8:
№ 25. Речитатив.
№ 26. Ариозо
  • сцена 9:
№ 27. Хор.
№ 28. Танец Фурий
Акт III
  • сцена 1:
№ 29. Хор
  • сцена 2:
№ 30. Речитатив.
№ 31. Ария.
№ 32. Речитатив.
№ 33. Хор

Источники

Напишите отзыв о статье "Алкид (опера Бортнянского)"

Отрывок, характеризующий Алкид (опера Бортнянского)

– Вы к хозяевам пойдите: они вас звали, – прибавил Борис.
Берг надел чистейший, без пятнушка и соринки, сюртучок, взбил перед зеркалом височки кверху, как носил Александр Павлович, и, убедившись по взгляду Ростова, что его сюртучок был замечен, с приятной улыбкой вышел из комнаты.
– Ах, какая я скотина, однако! – проговорил Ростов, читая письмо.
– А что?
– Ах, какая я свинья, однако, что я ни разу не писал и так напугал их. Ах, какая я свинья, – повторил он, вдруг покраснев. – Что же, пошли за вином Гаврилу! Ну, ладно, хватим! – сказал он…
В письмах родных было вложено еще рекомендательное письмо к князю Багратиону, которое, по совету Анны Михайловны, через знакомых достала старая графиня и посылала сыну, прося его снести по назначению и им воспользоваться.
– Вот глупости! Очень мне нужно, – сказал Ростов, бросая письмо под стол.
– Зачем ты это бросил? – спросил Борис.
– Письмо какое то рекомендательное, чорта ли мне в письме!
– Как чорта ли в письме? – поднимая и читая надпись, сказал Борис. – Письмо это очень нужное для тебя.
– Мне ничего не нужно, и я в адъютанты ни к кому не пойду.
– Отчего же? – спросил Борис.
– Лакейская должность!
– Ты всё такой же мечтатель, я вижу, – покачивая головой, сказал Борис.
– А ты всё такой же дипломат. Ну, да не в том дело… Ну, ты что? – спросил Ростов.
– Да вот, как видишь. До сих пор всё хорошо; но признаюсь, желал бы я очень попасть в адъютанты, а не оставаться во фронте.
– Зачем?
– Затем, что, уже раз пойдя по карьере военной службы, надо стараться делать, коль возможно, блестящую карьеру.
– Да, вот как! – сказал Ростов, видимо думая о другом.
Он пристально и вопросительно смотрел в глаза своему другу, видимо тщетно отыскивая разрешение какого то вопроса.
Старик Гаврило принес вино.
– Не послать ли теперь за Альфонс Карлычем? – сказал Борис. – Он выпьет с тобою, а я не могу.
– Пошли, пошли! Ну, что эта немчура? – сказал Ростов с презрительной улыбкой.
– Он очень, очень хороший, честный и приятный человек, – сказал Борис.
Ростов пристально еще раз посмотрел в глаза Борису и вздохнул. Берг вернулся, и за бутылкой вина разговор между тремя офицерами оживился. Гвардейцы рассказывали Ростову о своем походе, о том, как их чествовали в России, Польше и за границей. Рассказывали о словах и поступках их командира, великого князя, анекдоты о его доброте и вспыльчивости. Берг, как и обыкновенно, молчал, когда дело касалось не лично его, но по случаю анекдотов о вспыльчивости великого князя с наслаждением рассказал, как в Галиции ему удалось говорить с великим князем, когда он объезжал полки и гневался за неправильность движения. С приятной улыбкой на лице он рассказал, как великий князь, очень разгневанный, подъехав к нему, закричал: «Арнауты!» (Арнауты – была любимая поговорка цесаревича, когда он был в гневе) и потребовал ротного командира.