Алматинская, Анна Владимировна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Анна Владимировна Алматинская
Имя при рождении:

Анна Владимировна Држевицкая

Дата рождения:

13 января 1883 (31 декабря 1882)(1882-12-31)

Дата смерти:

30 августа 1973(1973-08-30) (90 лет)

Место смерти:

Ташкент

Гражданство:

Российская империя, СССР

Род деятельности:

прозаик, переводчица

Годы творчества:

19021971

Направление:

исторические повести, стихотворения, переводы

Жанр:

повесть, рассказ

Награды:

Алмати́нская А́нна Влади́мировна (31 декабря 1882 [13 января 1883] — 30 августа 1973, Ташкент) — русская, советская писательница, переводчица. «Алма-атинская» — её литературный псевдоним. Фамилия при рождении — Држеви́цкая, фамилия по мужу — Панкра́тьева.





Биография

Анна Алматинская являлась одним из создателей Ташкентской ассоциации пролетарских писателей (ТАПП). Она начала печататься с 1902 года.

В наиболее известном произведении Алматинской — романе «Гнёт» (в трех книгах), над которым она работала почти четверть века[1], ею была дана яркая картина жизни дореволюционного Туркестана, а также описаны революционные события 1905—1907 годов и 1917 года в Средней Азии.

А. Алматинская являлась редактором первого туркестанского литературно-художественного альманаха «Степные миражи» (1914 год), в котором было опубликовано несколько её стихотворений.

Она является автором сборника стихов и прозы «Придорожные травы» (1927), автором повестей «Клятва солнцу», «Побеждая смерть» (в соавторстве с Н. М. Махмудовой) и книги «Минувшее воспоминания» (1971).

Также А. Алматинская переводила с узбекского на русский язык произведения узбекских писателей, в том числе Аскада Мухтара, Саида Назыра и других.

А. Алматинская жила и умерла в Ташкенте. Она похоронена на Боткинском кладбище города Ташкента.

Награды

Напишите отзыв о статье "Алматинская, Анна Владимировна"

Примечания

  1. Роман вышел в свет вышел в 1957—1960 годах.

Ссылки

  • [www.tashkentpamyat.ru/almatinskaja-anna-vladimirovna-pisatelnica-.html Анна Владимировна Алматинская]
  • [www.proza.ru/2012/11/08/3 Роман ЕСИКОВ. «ГНЁТ» Анны Алматинской.]

Отрывок, характеризующий Алматинская, Анна Владимировна

Ростовы похвалили ее вкус и туалет, и, бережа прически и платья, в одиннадцать часов разместились по каретам и поехали.


Наташа с утра этого дня не имела ни минуты свободы, и ни разу не успела подумать о том, что предстоит ей.
В сыром, холодном воздухе, в тесноте и неполной темноте колыхающейся кареты, она в первый раз живо представила себе то, что ожидает ее там, на бале, в освещенных залах – музыка, цветы, танцы, государь, вся блестящая молодежь Петербурга. То, что ее ожидало, было так прекрасно, что она не верила даже тому, что это будет: так это было несообразно с впечатлением холода, тесноты и темноты кареты. Она поняла всё то, что ее ожидает, только тогда, когда, пройдя по красному сукну подъезда, она вошла в сени, сняла шубу и пошла рядом с Соней впереди матери между цветами по освещенной лестнице. Только тогда она вспомнила, как ей надо было себя держать на бале и постаралась принять ту величественную манеру, которую она считала необходимой для девушки на бале. Но к счастью ее она почувствовала, что глаза ее разбегались: она ничего не видела ясно, пульс ее забил сто раз в минуту, и кровь стала стучать у ее сердца. Она не могла принять той манеры, которая бы сделала ее смешною, и шла, замирая от волнения и стараясь всеми силами только скрыть его. И эта то была та самая манера, которая более всего шла к ней. Впереди и сзади их, так же тихо переговариваясь и так же в бальных платьях, входили гости. Зеркала по лестнице отражали дам в белых, голубых, розовых платьях, с бриллиантами и жемчугами на открытых руках и шеях.
Наташа смотрела в зеркала и в отражении не могла отличить себя от других. Всё смешивалось в одну блестящую процессию. При входе в первую залу, равномерный гул голосов, шагов, приветствий – оглушил Наташу; свет и блеск еще более ослепил ее. Хозяин и хозяйка, уже полчаса стоявшие у входной двери и говорившие одни и те же слова входившим: «charme de vous voir», [в восхищении, что вижу вас,] так же встретили и Ростовых с Перонской.
Две девочки в белых платьях, с одинаковыми розами в черных волосах, одинаково присели, но невольно хозяйка остановила дольше свой взгляд на тоненькой Наташе. Она посмотрела на нее, и ей одной особенно улыбнулась в придачу к своей хозяйской улыбке. Глядя на нее, хозяйка вспомнила, может быть, и свое золотое, невозвратное девичье время, и свой первый бал. Хозяин тоже проводил глазами Наташу и спросил у графа, которая его дочь?