Алматинская хлопкопрядильная фабрика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Алматинская хлопкопрядильная фабрика
Основание

СССР СССР: Алма-Ата, 1942

Расположение

Казахстан Казахстан: Алма-Ата

Отрасль

Легкая промышленность

Продукция

высококачественная хлопчатобумажная пряжа, фильтроэлементы для сельскохозяйственных машин

К:Компании, основанные в 1942 году

Алматинская хлопкопрядильная фабрика, Министерства легкой промышленности Казахской ССР (ул. Дзержинского,17). Основана была в 1942 году. В 1957—1975 года фабрика реконструировалась. Выпускала высококачественную хлопчатобумажную пряжу для трикотажного производства и фильтроэлементы для сельскохозяйственных машин. В 5 усовершенствованных цехах фабрики было установлено 525 единиц технологического оборудования. План от реализации продукции в 1983 году составил 21 млн рублей. По сравнению с 1942 годом выпуск продукции увеличился в 20 раз. При фабрике имелось: клуб, здравпункт, библиотека(книжный фонд был около 18 тыс.тт.), столовая, общежитие на 1000 мест, 3 детских сада, зона отдыха на Капшагайском водохранилище.[1]

В 90-х годах приватизировано, выведено из государственной собственности, преобразовано в Акционерное общество и ликвидировано. Оборудование, здание и объекты предприятия проданыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3851 день].

Напишите отзыв о статье "Алматинская хлопкопрядильная фабрика"



Примечания

  1. Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. Козыбаев М. К.. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. — 608 с. — 60 000 экз.


Отрывок, характеризующий Алматинская хлопкопрядильная фабрика

Беготня, шепот, еще отчаянно пролетевшая тройка, и все глаза устремились на подскакивающие сани, в которых уже видны были фигуры государя и Волконского.
Все это по пятидесятилетней привычке физически тревожно подействовало на старого генерала; он озабоченно торопливо ощупал себя, поправил шляпу и враз, в ту минуту как государь, выйдя из саней, поднял к нему глаза, подбодрившись и вытянувшись, подал рапорт и стал говорить своим мерным, заискивающим голосом.
Государь быстрым взглядом окинул Кутузова с головы до ног, на мгновенье нахмурился, но тотчас же, преодолев себя, подошел и, расставив руки, обнял старого генерала. Опять по старому, привычному впечатлению и по отношению к задушевной мысли его, объятие это, как и обыкновенно, подействовало на Кутузова: он всхлипнул.
Государь поздоровался с офицерами, с Семеновским караулом и, пожав еще раз за руку старика, пошел с ним в замок.
Оставшись наедине с фельдмаршалом, государь высказал ему свое неудовольствие за медленность преследования, за ошибки в Красном и на Березине и сообщил свои соображения о будущем походе за границу. Кутузов не делал ни возражений, ни замечаний. То самое покорное и бессмысленное выражение, с которым он, семь лет тому назад, выслушивал приказания государя на Аустерлицком поле, установилось теперь на его лице.
Когда Кутузов вышел из кабинета и своей тяжелой, ныряющей походкой, опустив голову, пошел по зале, чей то голос остановил его.
– Ваша светлость, – сказал кто то.
Кутузов поднял голову и долго смотрел в глаза графу Толстому, который, с какой то маленькою вещицей на серебряном блюде, стоял перед ним. Кутузов, казалось, не понимал, чего от него хотели.