Алматинская швейная фабрика имени Гагарина

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Алматинская швейная фабрика имени Гагарина
Основание

СССР СССР: Алма-Ата, 1941

Расположение

Казахстан Казахстан: Алма-Ата

Отрасль

Легкая промышленность

Продукция

женская одежда

К:Компании, основанные в 1941 году

Алматинская швейная фабрика имени Гагарина, производственное объединение, Министерства легкой промышленности Казахской ССР (ул. Фурманова,100). Создано было в 1975 году на базе швейной фирмы основанной в 1941 году, выпускающей военное обмундирование в годы Великой Отечественной Войны. Швейная фабрика специализировалась по выпуску верхней женской одежды 153 моделей, в том числе 50 с Государственным знаком качества с индексом «Н»(новинка). В 11 основных и вспомогательных цехах было установлено 1330 единиц, технологического оборудования,10 % которого полуавтоматы, поточные линии. Фабрика получала ткани и полуфабрикаты отечественного и импортного производства, реализовало продукцию на территории республики. В 1983 году годовой план реализации составил 66,7 млн рублей. За годы 10-й пятилетки производительность труда выросла на 21,5 %. Предприятие работало по методу бездефектной сдачи продукции. На швейной фабрике имелось: библиотека (книжный фонд 6,5тыс.тт), здравпункт, общежитие на 500 мест, 3 детских сада, пионерский лагерь Гагаринец.[1]

В 90-х годах приватизировано, выведено из государственной собственности, преобразовано в Акционерное общество и ликвидировано. Оборудование, здание и объекты предприятия проданыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3851 день].

Напишите отзыв о статье "Алматинская швейная фабрика имени Гагарина"



Примечания

  1. Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. Козыбаев М. К.. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. — С. 575-576. — 608 с. — 60 000 экз.


Отрывок, характеризующий Алматинская швейная фабрика имени Гагарина

– О, да, отчего ж, можно, – сказал он.
Наташа слегка наклонила голову и быстрыми шагами вернулась к Мавре Кузминишне, стоявшей над офицером и с жалобным участием разговаривавшей с ним.
– Можно, он сказал, можно! – шепотом сказала Наташа.
Офицер в кибиточке завернул во двор Ростовых, и десятки телег с ранеными стали, по приглашениям городских жителей, заворачивать в дворы и подъезжать к подъездам домов Поварской улицы. Наташе, видимо, поправились эти, вне обычных условий жизни, отношения с новыми людьми. Она вместе с Маврой Кузминишной старалась заворотить на свой двор как можно больше раненых.
– Надо все таки папаше доложить, – сказала Мавра Кузминишна.
– Ничего, ничего, разве не все равно! На один день мы в гостиную перейдем. Можно всю нашу половину им отдать.
– Ну, уж вы, барышня, придумаете! Да хоть и в флигеля, в холостую, к нянюшке, и то спросить надо.
– Ну, я спрошу.
Наташа побежала в дом и на цыпочках вошла в полуотворенную дверь диванной, из которой пахло уксусом и гофманскими каплями.
– Вы спите, мама?
– Ах, какой сон! – сказала, пробуждаясь, только что задремавшая графиня.
– Мама, голубчик, – сказала Наташа, становясь на колени перед матерью и близко приставляя свое лицо к ее лицу. – Виновата, простите, никогда не буду, я вас разбудила. Меня Мавра Кузминишна послала, тут раненых привезли, офицеров, позволите? А им некуда деваться; я знаю, что вы позволите… – говорила она быстро, не переводя духа.
– Какие офицеры? Кого привезли? Ничего не понимаю, – сказала графиня.
Наташа засмеялась, графиня тоже слабо улыбалась.
– Я знала, что вы позволите… так я так и скажу. – И Наташа, поцеловав мать, встала и пошла к двери.
В зале она встретила отца, с дурными известиями возвратившегося домой.
– Досиделись мы! – с невольной досадой сказал граф. – И клуб закрыт, и полиция выходит.
– Папа, ничего, что я раненых пригласила в дом? – сказала ему Наташа.