Алматинская швейная фабрика имени 1 мая

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Алматинская швейная фабрика имени 1 мая
Основание

СССР СССР: Алма-Ата, 1975

Расположение

Казахстан Казахстан: Алма-Ата

Отрасль

Легкая промышленность

Продукция

легкие женские и детские платья из тканей

К:Компании, основанные в 1975 году

Алматинская швейная фабрика имени 1 мая, производственное объединение Министерства легкой промышленности Казахской ССР (ул. Тулебаева,26), специализировалась по выпуску легкого женского и детского платья из тканей различного типа. Образовано было в 1975 году в составе 3 швейных фабрик. Предшественник: швейная фабрика, основанная в 1932 году. В годы В. О.В выпускалось военное обмундирование. В 1983 году в ассортименте около 30 наименований с Государственным знаком качества и индексом «Н» (Новинка). Годовой объем производства — 56 млн рублей. За годы 10-й пятилетки производительность труда выросла (по сравнению с 9-й пятилеткой) на 23,4 %. При объединении имелось: здравпункт, столовая на 280 мест, клуб (зал на 380 человек), пионерский лагерь для детей сотрудников объединения. Свыше 400 тружеников фабрики удостоены правительственных наград, в том числе ордена Ленина — А. П. Калмыкова и А. Н. Образцова.[1]

В 90-х годах приватизировано, выведено из государственной собственности, преобразовано в Акционерное общество и ликвидировано. Оборудование, здание и объекты предприятия проданыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3854 дня].

Напишите отзыв о статье "Алматинская швейная фабрика имени 1 мая"



Примечания

  1. Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. Козыбаев М. К.. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. — 608 с. — 60 000 экз.


Отрывок, характеризующий Алматинская швейная фабрика имени 1 мая

– А я именно хочу сказать вам, чтоб избежать недоразумений, что вы очень ошибетесь, ежели причтете меня и мою мать к числу этих людей. Мы очень бедны, но я, по крайней мере, за себя говорю: именно потому, что отец ваш богат, я не считаю себя его родственником, и ни я, ни мать никогда ничего не будем просить и не примем от него.
Пьер долго не мог понять, но когда понял, вскочил с дивана, ухватил Бориса за руку снизу с свойственною ему быстротой и неловкостью и, раскрасневшись гораздо более, чем Борис, начал говорить с смешанным чувством стыда и досады.
– Вот это странно! Я разве… да и кто ж мог думать… Я очень знаю…
Но Борис опять перебил его:
– Я рад, что высказал всё. Может быть, вам неприятно, вы меня извините, – сказал он, успокоивая Пьера, вместо того чтоб быть успокоиваемым им, – но я надеюсь, что не оскорбил вас. Я имею правило говорить всё прямо… Как же мне передать? Вы приедете обедать к Ростовым?
И Борис, видимо свалив с себя тяжелую обязанность, сам выйдя из неловкого положения и поставив в него другого, сделался опять совершенно приятен.
– Нет, послушайте, – сказал Пьер, успокоиваясь. – Вы удивительный человек. То, что вы сейчас сказали, очень хорошо, очень хорошо. Разумеется, вы меня не знаете. Мы так давно не видались…детьми еще… Вы можете предполагать во мне… Я вас понимаю, очень понимаю. Я бы этого не сделал, у меня недостало бы духу, но это прекрасно. Я очень рад, что познакомился с вами. Странно, – прибавил он, помолчав и улыбаясь, – что вы во мне предполагали! – Он засмеялся. – Ну, да что ж? Мы познакомимся с вами лучше. Пожалуйста. – Он пожал руку Борису. – Вы знаете ли, я ни разу не был у графа. Он меня не звал… Мне его жалко, как человека… Но что же делать?
– И вы думаете, что Наполеон успеет переправить армию? – спросил Борис, улыбаясь.