Алма-Ата

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Алма-Ата, Алматы
каз. Алматы
Флаг Герб
Страна
Казахстан
Город республиканского значения
Алматы
Координаты
Внутреннее деление
Аким
Основан
Прежние названия
Алматы, Заилийский, Верный
Площадь
Тип климата
Население
1 716 779[2] человек
Плотность
2346 чел./км²
Агломерация
2,5 млн [3]
Национальный состав
казахи 57,18 %
русские 28,47 %
уйгуры 5,41 %
корейцы 1,85 %
татары 1,41 %
другие 5,68 % (2015г.)[4]
Конфессиональный состав
мусульмане (сунниты), христиане (православные, католики, протестанты), иудеи, прочие
Названия жителей
алматинцы (мн.),
алматинец (м.), алматинка (ж.)
Часовой пояс
Телефонный код
+7 727
Почтовые индексы
050000 — 050063
Официальный сайт

[almaty.kz almaty.kz]
 (казах.) (рус.) (англ.)</div>

Прозвище
Награды

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

К:Населённые пункты, основанные в 1854 году

Алма́-Ата́[5][6], Алматы́[7] (каз. Алматы ; до 1921 года — Верный; в Средние века на территории нынешнего города Алматы находилось поселение Алмату) — крупнейший город Казахстана, известный как «Южная Столица». По данным на 1 апреля 2016 года население города — 1 716 779 человек[2]. Город является ядром Алматинской агломерации[8] с населением 2 460,4 тыс. чел. на 1 января 2015 года[9].





Содержание

Статус

С 1927 по 1936 год Алма-Ата была второй столицей Казакской АССР, с 1936 по 1991 годы столицей Казахской ССР, с 1991 по 1997 годы первой столицей Республики Казахстан. Алма-Ата была крупнейшим городом Казахской ССР, затем стала крупнейшим городом Республики Казахстан. Несмотря на утрату статуса политико-административной столицы, она является культурным и финансово-экономическим центром республики и остаётся единственным городом-миллионером страны. Город расположен у подножия гор Заилийского Алатау на крайнем юго-востоке республики и имеет своеобразный, довольно мягкий климатический режим с непростой экологической ситуацией.

В 1997 году столицу перенесли в Акмолу (с 6 мая 1998 — Астана), однако за Алма-Атой закрепляется статус «Южной столицы Казахстана». С тех пор этот термин очень часто употребляется в прессе и обозначает именно Алма-Ату[10].

В 2006 году согласно исследованию качества жизни, проведённого консалтинговой компанией "Mercer", Алма-Ата занимала 183 место, поднявшись в сравнении с 2005 годом вверх на одну позицию[11]. Всего исследования были проведены по 215 городам.

Название

Государственными органами Казахстана на русском и казахском языках город называется Алматы́, в России используется название Алма́-Ата́.

Доверненский топоним

В Позднее Средневековье в этом районе существовала стоянка тюркских и монгольских кочевников — Алмату́, позже обнаруженная археологами, 1854 — на её месте заложено военное укрепление Заили́йское, затем Ве́рное, 1867 — Алмати́нское, 1867—1921 — Ве́рный, с 1921 — на русском языке Алма́-Ата́, на казахском Алматы, с 1993 года государственными органами Казахстана на русском и казахском языках город называется Алматы́, в России используется название Алма́-Ата́.

В записках 1853 года майора Перемышельского, человека, который основал на месте современного города укрепление Заилийское, используется написание «Алматы»:

24 июля, 1853 года.

Алматы

Г. Корпусному Командиру

Рапортом моим от 18 июля № 140 я имел честь доносить Вашему Высокопревосходительству о переправе через р. Или…

…Лесистая местность ущелий, откуда вытекает Иссык, заставила меня тотчас же приступить к обозрению их. По осмотру я двинулся к Талгару и, осмотрев вершины его, в настоящее время я обозреваю Алматы. Далее Алматов лес в горах радеет и делается все доступнее. Выбор к занятию пункта должен пасть на Иссык или Талгар.

— Центр. Гос. Архив РК, ф.3, оп.1, дело 7

8 августа, 1853 г.

Каргалы

Г. Корпусному Командиру

Я имел честь доносить Вашему Высокопревосходительству о намерений моем обозреть вершины Алматов. Осмотрев с инженер-поручиком Александровским первыя и вторыя Алматы и долину между ними, мы нашли по удобству добывания леса, большому количеству прекрасной, изрезанной арыками хлебопахотной земли, пажитей и сенокосных мест, далеко превосходящими урочища на Иссыке и Талгаре, почему и предложили Алматы местом будущего поселения, при том через занятие этого пункта все лучшие кочевья и хлебопахотные места Дулатов будут у нас под руками. К сожалению не могу занять этого пу…

(конец первого листа рапорта сильно повреждён и уничтожен)

— Центр. Гос. Архив РК, ф.3, оп.1, дело 7

23 января 1857 года на четвёртом заседании Императорского Русского Географического общества было зачитано письмо члена П. П. Семенова.

Из укрепления Вернаго (города Алматы) направился я прямо к западу, следуя верст 30 вдоль подошвы хребта Кунги-Алатау через реки: Алматинку, Аксай, Кескеленъ, Чемонганъ, Кара-Кестенъ и Кестенъ.

Петербургская жизнь. Заметки новаго поэта. 4-е заседание Географическаго общества // . — Литературный журналъ «Современникъ». — Санктпетербургъ: типография Главнаго штаба его Императорскаго Величества по военно-учебным заведениямъ, 1857. — Т. 62. — С. 154.

В отчёте члена сотрудника Н. А. Абрамова, опубликованном в 1867 году в Санкт-Петербурге, так же используется название «Алматы».

Алматы, или укрепление Верное, находится в Илийском крае бывшей Джунгарии…

В самих Алматах и окрестности, в бытность мою там, я насчитал до сорока значительных курганов и земляных насыпей…

Русские, пришедшие в Алматы, для основания укрепления, нашли на берегу речки Алматинки оставленные здесь мельничные жернова…

Алматы, или укрепление Верное с его окрестностями // Записки Императорскаго русскаго географическаго общества по общей географии (отделениям географии физической и математической) / издан по редакциею председательствующего в географии физической Н. Семенова. — С.-Петербургъ: типография В. Безобразова и комп. Вас. Ос., 8 л., № 45, 1867. — Т. 1. — С. 255-268. — 582 с.

В статье «Верный» энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона указывается, что название означает «Яблонное», и используется вариант «Алма-Аты»:

Верный — областной город Семиреченской области, расположенный на речке Алматинке, […] в 1854 году было основано укрепление В., для защиты последних от набегов горных кара-киргизов, на месте бывшего здесь прежде поселения Алма-Аты (Яблонное). […] Туземцы, а отчасти и русские, часто называют Верный по-старому — Алма-Аты. […] Город Верный состоит из Алма-Атинской станицы (старая часть города), Алма-Атинского выселка, Татарской слободки и из Нового города (собств. В.), возникшего в начале 1870-х годов.

ЭСБЕ. Статья [ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Верный «Верный»]

Советский период

На собрании Президиума ЦИК Туркестанской АССР в 1921 году в качестве официального названия на русском было закреплено название «Алма-Ата»[12][13].

Существует заблуждение о происхождении названия от казахских слов «алма́» [ɑlˈmɑ] (яблоко) и «ата́» [ɑˈtɑ] (дед) или "отец", якобы "отец яблок" (при этом "отец яблока" по-казахски было бы "алма атасы") , которое появилось как попытка объяснить этимологию названия, присвоенного 5 февраля 1921 года тогдашнему Верному[12].

В казахском языке весь советский период город именовался «Алматы»[14]

Современность

C 1993 года в связи с переименованием в официальном употреблении государственными органами Казахстана на русском и казахском языках город называется «Алматы́». Название «Алматы» переводится как «Яблоневый».

По мнению Виктора Храпунова, бывшего в период с 1997 по 2004 годы акимом города, тот стал называться Алматы в результате подтасовок: «В далеком 1970 году я приехал в этот город — в Алма-Ату. Алматы он стал называться в результате подтасовок. Я не стесняясь говорю: это сделал Серикболсын Абдильдин в бытность свою председателем Верховного Совета. Когда принимали Конституцию, написали и в русском, и в казахском вариантах, что столицей нашего государства является город Алматы. Я был тогда депутатом Верховного Совета и читал этот документ. Но я не смотрел преамбулу — смотрел каждую статью Конституции, и мы боролись за каждую запятую в этих статьях. А насчет Алматы решили, что это просто опечатка. Думал, корректоры и редакторы будут проверять — поправят и сделают все, как надо. Но когда мы получили на руки готовую Конституцию, то увидели, что в обоих вариантах так и осталось название Алматы. Хотя никаких решений горсоветом, маслихатом, акиматом не принималось и никаких документов на этот счёт подписано не было[15]». Позже вышел имеющий силу Закона Указ Президента Республики Казахстан от 15 сентября 1995 года № 2457, в котором было написано: «…столицей Республики Казахстан является город Алматы»[16].

Ещё позже, в соответствии со ст. 19 Закона «О языках в Республике Казахстан» от 11.07.1997 № 151-I — «Традиционные, исторически сложившиеся казахские названия населенных пунктов, улиц, площадей, а также других физико-географических объектов на других языках должны воспроизводиться согласно правилам транслитерации»[17].

В 1995 году в России было опубликовано Распоряжение Администрации Президента Российской Федерации № 1495 от 17 августа 1995 года «О написании названий государств — бывших республик СССР и их столиц» в соответствии с которым «в документах, создаваемых в Администрации Президента Российской Федерации, в служебной переписке и официальных переговорах» столицу Казахстана следует именовать «Алма-Ата»[5]. В соответствии с этим распоряжением в картографических изданиях Росреестра употребляется наименование «Алма-Ата»[6].

18 октября 2004 года Медеуский районный суд г. Алма-Аты удовлетворил беспрецедентный иск в отношении газеты «Аргументы и факты Казахстан», до недавнего времени использовавшей название Алма-Ата, и обязал редакцию газеты «АиФ Казахстан» отныне соблюдать написание города как Алматы[12].

География

Географическое положение

Климат

Климат Алма-Аты континентальный[19][20] и характеризуется влиянием горно-долинной циркуляции, что особенно проявляется в северной части города, расположенной непосредственно в зоне перехода горных склонов к равнине.

Средняя многолетняя температура воздуха равна 10 °C, самого холодного месяца (января) −4,7 °C, самого тёплого месяца (июля) 23,8 °C. Заморозки в среднем начинаются 14 октября, заканчиваются 18 апреля. Устойчивые морозы держатся в среднем 67 суток — с 19 декабря по 23 февраля. Погода с температурой более 30 °C наблюдается в среднем 36 суток в году. В центре Алма-Аты, как и у любого крупного города, существует «остров тепла» — контраст средней суточной температуры между северными и южными окраинами города составляет 3,8 % и 0,8 °C в самую холодную и 2,2 % и 2,6 °C в самую жаркую пятидневку. Поэтому заморозки в центре города начинаются в среднем на 7 дней позже и заканчиваются на 3 дня раньше, чем на северной окраине[19].

Климат Алма-Аты
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 18,2 19,0 28,0 33,2 35,8 39,3 43,4 40,5 38,1 31,1 25,4 19,2 43,4
Средний максимум, °C 0,7 2,2 8,7 17,3 22,4 27,5 30,0 29,4 24,2 16,3 8,2 2,3 15,8
Средняя температура, °C −4,7 −3 3,4 11,5 16,6 21,6 23,8 23,0 17,6 9,9 2,7 −2,8 10,0
Средний минимум, °C −8,4 −6,9 −1,1 5,9 11,0 15,8 18,0 16,9 11,5 4,6 −1,3 −6,4 5,0
Абсолютный минимум, °C −30,1 −37,7 −24,8 −10,9 −7 2,0 7,3 4,7 −3 −11,9 −34,1 −31,8 −37,7
Норма осадков, мм 34 43 75 107 106 57 47 30 27 60 56 42 684
Источник: [www.pogoda.ru.net/climate/36870.htm Погода и климат]

Гидрография

Алматы в целом характеризуется наличием довольно разветвлённой гидрографической сети, состоящей из естественных рек, их рукавов, каналов и водохранилищ. Этому способствует ряд факторов: предгорное расположение города, довольно большое годовое количество осадков на его территории (600—650 мм), таяние высокогорных ледников летом и конечно антропогенных факторов в виде строительства каналов. Через город протекают реки Большая Алматинка и Малая Алматинка, а также их притоки — Есентай (Весновка), Ремизовка, Жарбулак (Казачка), Карасу. Все реки города селеопасны и все они относятся к бассейну замкнутого стока озера Балхаш. Их воды используются для удовлетворения промышленных, хозяйственных и рекреационных нужд города. Характерной чертой городского ландшафта Алматы является наличие разветвлённой сети арыков.

Почвы

Структура почвенного покрова Алма-Аты полностью определяется вертикальной зональностью Заилийского Алатау — с изменением высоты меняются и природно-климатические зоны и пояса, соответственно и почвенно-растительный покров. Хотя урочище Медео почти примыкает к расположенной выше среднегорной луговолесной зоне, оно расположено в луговолесостепной зоне с тучными выщелоченными чернозёмами, тёмно-серыми лесостепными и горными лесолуговыми почвами, обеспеченными естественной влагой. Ниже расположена степная предгорная зона со следующими поясами (подзонами): пояс высоких предгорий (прилавков) с чернозёмами (от 1000 до 1200—1400 м) и пояс предгорных тёмнокаштановых почв (от 750 до 1000 м). Чернозёмы занимают примерно нижнюю границу по проспекту аль-Фараби до посёлка Таусамалы (Каменка), имеют полноразвитый или даже наращенный профиль и являются одной из плодороднейших почв мира (8-13 % перегноя и других питательных веществ). Ещё первые исследователи Тянь-Шаня (П. П. Семёнов, Н. А. Северцов, А. Н. Краснов) выделяли здесь особый культурный или садовый пояс[21]. Именно здесь во второй половине XIX века селекционером Н. Т. Моисеевым был культивирован алматинский апорт — сорт яблони, ставший одной из визитных карточек города[22].

От проспекта аль-Фараби, а местами значительно ниже (примерно до проспекта Раимбека) идут каштановые почвы, являющиеся областью конусов выноса, в основном тёмно-каштановые, являющиеся основными почвами города[21].

Северная часть города отличается совершенно особыми природными условиями и представлена предгорной наклонной равниной, расчленённой глубоко врезанными долинами рек и логами. Эта зона — предгорная пустынная степь, сложенная мощной толщей лёссовидных суглинков, подстилающимися на значительной глубине песчано-галечниковыми отложениями. С переходом конусов выноса на предгорную наклонную равнину выделяется полоса с близкими грунтовыми водами (полоса сазов), примерная граница сазовой полосы начинается от проспекта Раимбека, а местами значительно ниже. Зональными почвами здесь являются луговокаштановые и луговосерозёмные, достаточно плодородные для возделывания многих культур[21].

Экологическая ситуация

Алма-Ата характеризуется довольно сложной экологической ситуацией из-за своего расположения в предгорной котловине. Как и имеющие подобные характеристики рельефа Афины и Лос-Анджелес, Алма-Ата страдает из-за сильной загазованности воздуха, дефицита строительных площадок в городской черте, стремлением населения жить ближе к центру города, а не на его окраинах, некоторой перенаселённости, массовой миграции сельского населения в город. Город изначально был рассчитан проектировщиками на 400 тыс. жителей, однако в настоящий момент только официально зарегистрированное население города составляет 1 552 349 человек на 1 февраля 2015 года[23].

Над городом постоянно висит серый смог. Более 80 % загрязнения воздуха в городе приходится на автотранспорт. По последним данным, в Алма-Ате имеются 800 тысяч автомашин[24], и количество их с каждым днем растет. Ежегодно эти автомашины выделяют в воздух города около 250—260 тысяч тонн вредных отходов. Таким образом, на каждого жителя города приходится более 200 кг вредных веществ[25].

По версии международной рейтинговой компании "NYC Partnership Consulting", в 2010 году город Алма-Ата вошел в число самых грязных городов мира[26]. Также по версии американской компания из США по управлению человеческими ресурсами "ORC Worldwide" в 2015 году город занял 4-е место в топ-5 худших городов мира[27][28].

Перенос столицы в Астану позволил несколько уменьшить диспропорциональное миграционное давление на Алма-Ату, направив почти 300 тыс. внутренних мигрантов в новую столицу, но проблему он до конца не решил. В городе ощущается дефицит стройплощадок. По словам президента Казахстана Назарбаева, к нему уже поступило множество предложений от строительных фирм снести те или иные объекты и на этих площадках построить новые комплексы, жилье и офисы, перенести университеты, перенести «Казахфильм», военный институт, госпиталь и т. д. Но Назарбаев выступил с предложением запретить любое строительство в Алма-Ате и перенести все проекты и основное развитие в пригороды и города-спутники вокруг столицы[29].

Вырубка деревьев

Летом 2011 в городе началась повальная вырубка взрослых здоровых деревьев под предлогом новых лесопосадок, на которые было выделено 87 миллионов тенге.[30][31][32]

Сравнительная таблица уменьшения количества деревьев в городе с 2006 по по 2012 год[33]

2006 год[34] 2012 год[35]
1 900 000 1 371 000

Таблица количества вырубленных деревьев по годам[33]

2006-2007[36] 2010[37] 2011[38] 2012[39]
36 900 18 723 10 787 14 029
2013[40]
23 236

История Алма-Аты

Эпоха средневекового поселения

По памятникам древности, обнаруженным археологами на территории современной Алма-Аты, можно судить, что данная местность издавна была заселена кочевыми и полуоседлыми племенами. Наиболее характерными памятниками этого региона являются курганы саков VI—III вв до н. э., самые крупные из которых высотой до 20 м и диаметром основания более 100 м располагались на берегах рек Большой и Малой Алматинок, Есентая (Весновки), Аксая. В настоящее время большинство курганов погребены под жилой застройкой города[41].

Сменившие саков племена усуней судя по находкам археологов (серпы, зернотёрки, простейшие оросительные системы и другие) были хорошо знакомы с земледелием и мели постоянные поселения.

В дальнейшем территория Семиречья последовательно входила в Западно-тюркский, Тюргешский и Карлукский каганаты, государство Караханидов. При карлуках в предгорной полосе Заилийского Алатау начали появляться оседлые земледельческие поселения на местах постоянных зимовок (кыстау) и города как ставки кочевой знати.

В VIIIX веках на территории современной Алма-Аты находилось несколько небольших поселений, одно из которых предположительно называлось Алмату (Алматы)[42] и находилось на Великом Шёлковом пути[43].

В начале XIII века регион Алма-Аты, как и всё Семиречье, подвергся монгольскому завоеванию. События того времени были описаны известным государственным деятелем Захиром ад-Дином Мухаммедом Бабуром, в его мемуарах Алма-Ата названа в числе разрушенных городов. В источниках, описывающих события XIV века, город называется Алмалык. Так, Шереф-адДин Йезди, описывая поход Тимура в Могулистан в 1390 году, пишет что тимуридское войско двигалось из Ташкента к Иссык-Кулю, затем на Кок-Тобе, миновало Алмалык и далее через Каратал на Иртыш[44]. К концу XVI века от Алмату осталась лишь небольшая часть, в которой проживали казахи рода дулат Старшего жуза[45].

Во второй декаде сентября 2016 года в Казахстане на государственном уровне отмечалось 1000-летие города[46].

Верный

Начало современному городу было положено 4 февраля 1854 года, когда русским правительством было принято решение построить на левом берегу реки Малая Алматинка военное укрепление.

С середины 1855 года в укрепление начали прибывать русские переселенцы. В 1859 году командированный из Петербурга геодезист Голубев отметил Верное точкой, и это место впервые появилось на картах мира. 11 апреля 1867 года город Верный стал центром Семиреченской области в составе Туркестанского генерал-губернаторства. 13 июля 1867 г. было учреждено Семиреченское казачье войско. 28 мая 1887 года произошло сильнейшее Верненское землетрясение, в котором погибло 322 человека, было разрушено 1798 кирпичных домов. Некоторые постройки того периода сохранились и сейчас являются памятниками истории, архитектуры и охраняются государством. В память о трагедии горожане поставили часовню, которая была снесена в 1927 году[45].

В городе Верный в 1897 году проживало 22 744 человека, распределение населения по родному языку был следующим[47]: великорусский (русский) — 58,3 %, таранчи (уйгурский язык) — 8,7 %, киргиз-кайсакский — 8,2 %, сартский — 7,0 %, малорусский (украинский) — 5,5 %, китайский — 5,4 %, татарский — 5,3 %.

Накануне 1913 года в городе проживало более 41 тыс. человек, имелось 59 промышленных предприятий[48].

Советский период

В 1918 году в Верном была установлена советская власть. Город с областью вошли в состав Туркестанской автономии (ТАССР) в составе РСФСР. 5 февраля 1921 года было решено переименовать Верный в Алма-Ату по старинному названию местности: Алматы — «Яблоневое». 3 апреля 1927 года из Кызылорды в Алма-Ату перенесена столица Казакской АССР в составе РСФСР. Это стало дополнительным толчком к интенсивной застройке. С 1936 года (с момента образования Казахской ССР) Алма-Ата была столицей сначала Казахской ССР, а затем и независимого Казахстана.

Индустриализация

После 1941 года, благодаря массовой эвакуации заводов и рабочих из европейской части СССР во время Великой Отечественной войны, Алма-Ата из административно-торгового пункта с пригранично-охранным назначением и слаборазвитой промышленностью превратилась в один из крупнейших промышленных центров Советского Союза. Особую роль в этом процессе сыграло расположение города, находившегося в глубоком тылу. За 1941—1945 годы промышленный потенциал города увеличился в разы. Экономически активное население города выросло с 104 тысяч человек в 1919 году до 365 тысяч в 1968 году. В 1967 году в городе насчитывалось 145 предприятий, причём основная их масса — предприятия легкой и пищевой промышленности, что несколько отличало город от типичного советского уклона в сторону тяжёлой промышленности и производства средств производства. Главными отраслями промышленности являлись пищевая (36 % валовой продукции промышленности), базирующаяся в основном на местном обильном плодоовощном сырье, и лёгкая промышленность (31 %). Основные заводы и предприятия пищевой промышленности: мясоконсервный, мукомольно-крупяной (с макаронной фабрикой), молочный, шампанских вин, плодоконсервный, табачный комбинаты, кондитерская фабрика, заводы ликёро-водочный, винный, пивоваренный, дрожжевой, чаеразвесочная фабрика; лёгкой промышленности: текстильный и меховой комбинаты, фабрики хлопкопрядильная, трикотажная, ковровые, обувные, швейные, полиграфический и хлопчатобумажный комбинат. Тяжёлая промышленность составляла 33 % производства и была представлена предприятиями тяжёлого машиностроения, имеются заводы электротехнический, литейно-механический, вагоноремонтный, ремонтно-подшипниковый, стройматериалов, деревообделочный, железобетонных конструкций и строительных деталей, домостроительный комбинат.

Современность

В 1997 году Указом Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева столица была перенесена в Акмолу, переименованную полгода спустя в Астану. На данный момент Алма-Ата является научным, культурным, историческим, производственным и финансовым центром страны. В Алма-Ате пока остаются Национальный банк Республики Казахстан и некоторые посольства, остальные правительственные учреждения переведены в Астану. 1 июля 1998 года был принят Закон об особом статусе города. Алма-Ату неофициально называют «Южной столицей»[49].

В июне 2007 года город был добавлен в список самых дорогих городов мира для иностранцев, оказавшись в тридцатке[50].

Всё бóльшую проблему для горожан создает увеличившийся многократно автопарк города. Летом 2007 года официально было объявлено, что в Алма-Ате зарегистрировано 500 тысяч единиц автотранспорта. Всё меньше становится дней, когда можно наблюдать из города снежные вершины. Чаще видно только грязно-жёлтый туман, закрывающий горизонт. Руководство озабочено этой проблемой, с большим запозданием начато строительство транспортных развязок и Восточной объездной дороги, прилагаются усилия для завершения ещё советского долгостроя — метро.

С конца 1990-х до середины 2008 года город переживал период экономического и инвестиционного бума, а также интенсивного строительства[51].

Хронология

В X—IX веках до нашей эры в эпоху бронзы на территории современного города появились первые поселения ранних земледельцев и скотоводов. Об этом свидетельствуют следы древних поселений Теренкара и Бутакты, располагающиеся на территории города. Найдены керамика, каменные орудия, изделия из кости и металла.

VII в. до нашей эры — рубеж н. э. В эпоху саков район Алма-Ата стал местом обитания сакских и позднее усуньских племен. От этого времени остались многочисленные курганные могильники и поселения; среди них выделяются огромные курганы знати «сакских царей». Наиболее известными находками являются «Золотой человек» из Иссыкского кургана, Жалаулинский клад, Каргалинская диадема, семиреченская «художественная бронза» — светильники, жертвенники, котлы. В эпоху саков и усуней территория Алма-Аты становится центром раннегосударственного образования на территории Казахстана.

VIII—X вв. н. э. Следующий этап жизни на территории Алма-Аты связан с эпохой средних веков, временем развития городской культуры, переходом к оседлости, развитием земледелия и ремесла, появлением на территории Семиречья многочисленных городских поселений, раскопки которых выявили многочисленные находки керамики, изделий из металла и кости.

В X—XIV вв. города, находящиеся на территории «Большой Алма-Аты», втягиваются в орбиту торговых связей, функционировавших на трассе Великого Шелкового пути. Алма-Ата становится одним из торговых, ремесленных и сельскохозяйственных центров на Великом Шелковом пути, имеющих монетный двор. Об этом свидетельствует находка на территории нынешнего погранучилища — датируемых XIII веком двух серебряных дирхемов, где впервые упоминается название города Алмату.

XV—XVIII вв. В связи с угасанием Великого Шелкового пути на данной территории происходит деградация городской жизни. Тем не менее, этот период был насыщен важными политическими событиями, оказавшими большое влияние на историю района Алма-Аты и Казахстана в целом. Здесь проходят важные этнополитические процессы, формирование самобытной культуры Жетысу.

4 февраля 1854 года. Новая история города связана с основанием в предгорьях Заилийского Алатау, в междуречье двух Алмаатинок военного укрепления Российской империи крепости Верное.

К осени 1854 года военное укрепление Верное в основном было готово. Укрепление Верное представляло собой в плане неправильный, обнесенный частоколом пятиугольник, одна сторона которого располагалась вдоль Малой Алматинки. Впоследствии деревянный частокол был заменен стеной из сырцового кирпича с бойницами. Основные строения возводились вокруг большого плаца для военных смотров и учений.

В 1855 году прибыли первые поселенцы из Центральной России, заложившие основание Большой, Малой Алматинских станиц и Татарской слободки. В этом же году в Верное перенесён административный центр Алатауского округа.

В 1856 году заложен Казенный сад. Завезены первые 5 пчелиных семей (ульев), положивших начало пчеловодству в Семиречье.

В 1857 году в районе Татарской слободки построена первая водяная мельница. В 1858 году в укреплении появился пивоваренный завод.

20-21 октября 1860 года Узун-Агачская битва, окончившаяся победой соединённых сил русских, казахов и киргизов над кокандскими войсками.

В этом же году в укреплении открыты почтовое отделение и госпиталь, начато оспопрививание местного населения.

В ноябре 1862 года завершено строительство телеграфной линии Верный — Пишпек.

11 апреля 1867 года укрепление Верное переименовано в город Верный — административный центр вновь созданной Семиреченской области.

13 июля Указом Александра II из 9-го и 10-го полковых округов Сибирского Казачьего войска учреждено Семиреченское казачье войско.

В сентябре открыто приходское двухклассное училище для мальчиков и одноклассное для девочек. Население города в это время составляет девять тысяч человек. 20 декабря в Верном образован «Комитет по устройству города Верного».

В 1868 году составлен первый проектный план строительства города. Организован Семиреченский областной комитет «Общества попечительства о торговле».

В 1869 году в Верном открыта первая типография Семиреченского областного правления.

В марте 1870 года при Казенном саде по инициативе Эдуарда Оттоновича Баума открыто училище садоводства. Начала выходить газета «Семиреченские областные ведомости».

В 1872 году в Верном открыты первая аптека и любительский театр.

В 1874 году крестьянин-переселенец Егор Редько привез из центра России яблони, которые прижились на местности. Гибрид с дикой местной яблоней и стал прародителем знаменитого алматинского апорта.

В 1876 году в городе открыты мужская и женская гимназии.

17 ноября 1877 года в Верном начала работать Городская дума и управа. Первый Городской голова был П. М. Зенков.

В 1878 году учреждена Мещанская управа. Организованы метеорологические наблюдения.

В 1879 году в городе Верном 43 улицам даны названия. Организован Статистический комитет, проведена первая перепись населения. В октябре открыт первый детский приют, состоящий в ведомстве Учреждений Императрицы Марии.

27 мая 1887 года в Верном произошло землетрясение огромной силы. Материальные убытки составили 2548208 рублей. Были разрушены 1799 каменных и 839 деревянных зданий. Тогда же был организован сейсмологический пункт.

В 1883 году «замощена камнем» первая улица города — Торговая (ныне Жибек-Жолы).

В 1894 году заложена городская роща под названием Алферовская (ныне — роща имени Баума).

В 1897 году в Верном открыт зубоврачебный кабинет. В 1899 — закончено строительство магистрального арыка.

В 1900 году в Верном организована первая областная сельскохозяйственная и промышленная выставка Семиречья.

В 1902 году в городе образовано Семиреченское отделение «Русского географического общества». Председателем правления стал А. Н. Винокуров, товарищем председателя — В. Е. Недзвецкий.

В 1909 году в Верном открыта мастерская, изготавливающая веялки, первое предприятие в Семиречье по производству сельскохозяйственных машин.

В 1910 году в городе вступили в строй фабрики: суконная «Шахворостов с сыновьями и Пестов» и папиросная «Пестов и Радионов». 22 декабря произошло землетрясение большой разрушительной силы.

В 1912 году в городе открылась гильзовая фабрика «Унион». Первый телефонный звонок раздался в одном из зданий на улице Капальской (ныне Д. Кунаева).

В 1913 году в Верном открылась библиотека имени Л. Н. Толстого. В это время в городе насчитывается 10 врачей, 10 фельдшеров, 3 зубных техника, городская больница на 25 коек.

Со 2 по 13 января 1918 года в Верном состоялся Второй областной съезд Советов крестьянских депутатов, на котором принято решение о передачи власти в городе Советам. 22 марта Совнарком Семиреченской области ликвидировал органы переселенческого управления и принял решение публиковать официальные постановления на русском и казахском языках. В мае национализированы предприятия торгового дома «Никита Пугасов и сыновья».

В 1918 году в Верном была образована Народная консерватория.

В мае 1919 года в Верном проведён областной слёт акынов, в котором активное участие принимал Жамбыл Жабаев.

На начало 1920 года в городе насчитывалось пять концертных залов и цирк-шапито на Гостинодворской площади. 24 мая 1920 года по инициативе Д. Фурманова в Верном открыты Казахские педагогические курсы.

5 февраля 1921 года на заседании областных городских организаций город Верный переименован и назван Алма-Атой.

В ночь с 8 на 9 июля на город по руслу реки Малая Алматинка обрушился гигантский грязекаменный поток. Почти три миллиона кубических метров селевой массы разрушили 65 и повредили 82 жилых дома, 18 мельниц, 177 хозяйственных построек, 2 кожевенных завода, табачную фабрику.

28 марта 1927 года VI Всеказахстанский съезд Советов принял решение о переносе столицы из Кзыл-Орды в Алма-Ату.

В 1929 году в Алма-Ату из Кзыл-Орды перенесена столица Казахстана, оттуда же был переведён казахский театр.

В 1930 году в Алма-Ате создана обувная фабрика.

1 мая 1930 года в Алма-Ату прибыл первый поезд из Москвы.

Основана Республиканская публичная библиотека имени А. С. Пушкина.

В 1931 году в Алма-Ате основан Казахский государственный медицинский институт.

В 1932 году был заложен главный ботанический сад.

В марте 1932 года в городе вступила в строй швейная фабрика № 1. Основано Алма-Атинское музыкальное училище имени П. Чайковского.

В 1933 году в Алма-Ате организован Казахский музыкальный театр, положивший начало оперному театру. Открылся русский драматический театр. Вступили в строй ферментационный и «XX лет октября» заводы.

С 12 по 20 июня 1934 года в Алма-Ате проходил первый съезд писателей Казахстана. В этом же году открылся театральный техникум. Вступил в строй Алма-Атинский механический завод. Создан Казахский государственный университет имени С. Кирова. Основан музыкальный уйгурский театр. Создан Горнометаллургический институт (ныне — Техническая академия). Вступил в строй первый жилищный комбинат.

В 1935 году в городе пущена первая очередь ЦЭС мощностью 3 тысячи киловатт. Открыт парк культуры и отдыха имени М. Горького. Основана Казахская государственная филармония имени Джамбула. Создана русская оперная группа. В городе появилось 5 таксомоторов.

В 1936 году в Алма-Ате проведено районирование, образовано 3 района: Ленинский, Советский и Фрунзенский. В этом же году вступили в строй: плодоконсервный комбинат, табачная и сапоговаляльная фабрики, кирпичный и молочный заводы. Создан трест «Зеленстрой», открыты Художественная галерея имени Т.Шевченко, хирургический корпус городской больницы, организован зоологический сад.

В 1938 году в Алма-Ате основано театрально-художественное училище, преобразованное в 1953 году в художественное, вступил в строй меховой комбинат.

В 1939 году в городе вступил в строй шарикоподшипниковый завод.

В 1941 году вступили в строй швейная фабрика имени Гагарина. В июле сформирована 316-я стрелковая дивизия, командиром которой назначен генерал-майор И. В. Панфилов. За героизм и мужество в борьбе с гитлеровцами под Москвой дивизия переименована в 8-ю гвардейскую стрелковую. 23.11.1941 года дивизии присвоено имя генерал-майора И. В. Панфилова. В декабре в Алма-Ате сформирована 38-я стрелковая дивизия, которая за мужество и героизм переименована в 73-ю гвардейскую Сталинградскую стрелковую дивизию.

7 ноября в Алма-Ате состоялось открытие нового здания театра оперы и балета. Учреждена Алма-Атинская киностудия художественных фильмов. В этом же году вступили в строй хлопкопрядильная фабрика, основанная на базе оборудования, эвакуированного с Реутовской хлопкопрядильной фабрики и трикотажная фабрика на базе оборудования эвакуированной в Алма-Ату Ивановской трикотажной фабрики.

В 1942 году в Алма-Ате вступили в строй: мясокомбинат, механический и фурнитурный заводы, хлебозавод № 1, кондитерская фабрика. Продолжена трамвайная линия, соединяющая станцию Алма-Ата-2 со станцией Алма-Ата-1. Создана артель «Кожкомбинат», преобразованная в 1953 году в Алматинский кожобувькомбинат, а затем в кожевенный завод. Вступил в строй действующих предприятий Алма-Атинский завод тяжелого машиностроения, основанный на базе инструментального и кузнечно-прессового цехов Луганского паровозостроительного завода, и машиностроительный завод имени С. М. Кирова, основанный на базе эвакуированного из-под Махачкалы торпедостроительного завода.

В 1943 году в городе вступили в строй чаеразвесочная и суконная фабрики, оборудование последней было эвакуировано с Московской суконной фабрики. В Алма-Ате развернулось движение за создание особого фонда главного командования Советской Армии. Фонд образовался за счёт сверхплановой продукции, в него было отчислено 12 миллионов рублей.

В 1944 году в Алма-Ате вступил в строй литейно-механический завод. В этом же году основана Алма-Атинская государственная консерватория.

В 1945 году в городе открыт театр юного зрителя.

2 июня 1946 года опубликовано постановление Президиума Верховного Совета. Совета Министров республики и ЦК КП (б) Казахстана «Об учреждении в Алма-Ате Казахской Академии наук». В этом же году основана горно-физическая обсерватория.

В 1950 году в Алма-Ате вступил в строй завод шампанских вин и кожгалантерейная фабрика. В этом же году в городе установлен памятник Амангельды Иманову.

В 1952 году в Алма-Ате стал действовать завод эмалированной посуды и мебельная фабрика.

В 1953 году в городе сдана в эксплуатацию ГЭС № 1. Основан Горхимкомбинат, преобразованный в 1955 в Кожобувькомбинат, а в 1959 — в обувную фабрику № 2.

В 1955 году в Алма-Ате вступила в строй трикотажная фабрика.

В 1957 год в Алма-Ате построено новое здание Дома правительства, Дом политического просвещения, здание Академии наук Казахстана. Вступила в строй первая очередь Центрального республиканского стадиона.

В 1959 году в Алма-Ате вступила в строй первая очередь Алма-Атинского телецентра. На базе Алма-Атинской табачной фабрики и фермзавода создан Алма-Атинский табачный комбинат. В этом же году вступила в строй ГЭС № 2.

В 1960 году в Алма-Ате установлен памятник Абаю. В этом же году вступил в строй широкоэкранный кинотеатр «Целинный». Образована швейно-галантерейная фабрика.

18 июня 1961 года в Алма-Ате открылась выставка достижений народного хозяйства Казахстана. Организован домостроительный комбинат (АДК) на базе завода железобетонных изделий.

В 1962 году в черту города Алма-Аты вошли населённые пункты Малая станица и Порт-Артур Илийского района. Вступили в эксплуатацию новые здания Казахского государственного академического ордена Трудового Красного Знамени театра имени Ауэзова, Центрального государственного архива Республики Казахстан, городского Дворца пионеров, универмага «Детский мир», «Дома союзов», Института геологический наук АН Казахстана.

В 1963 году начала функционировать радиорелейная линия Алма-Ата — Фрунзе — Ташкент, которая в 1966 году была соединена с Москвой. Построено новое здание Республиканского диспансера.

В 1964 году в городе построены здание поликлиники Фрунзенского района, панорамного кинотеатра «Целинный» на 1600 мест, энергостроительного техникума.

В 1964 году основано производственное объединение по переработке пластмасс Кызыл-ту.

В 1965 году сдано в эксплуатацию новое здание Института физкультуры, здание Казахского научно-исследовательского института глазных болезней, первая очередь хлопчатобумажного комбината.

Галерея старого Алматы (сов. Алма-Аты)

Административное деление

12 сентября 1936 года решением Президиума ЦИК КазАССР в Алма-Ате были образованы 4 района: Пролетарский (с 1957 года — Октябрьский), Ленинский, Сталинский (с 10 марта 1957 года — Советский) и Фрунзенский[52]. В 1966 году Указом Президиума Верховного Совета Казахской ССР за счёт разукрупнения Советского района был образован Калининский, а в 1972 году за счёт разукрупнения Ленинского и Калининского района — Ауэзовский район[52].

17 октября 1980 года Президиум Верховного Совета Казахской ССР указом образовал два новых района: Алатауский (за счёт разукрупнения Калининского и Ауэзовского) и Московский (за счёт разукрупнения Ленинского, Октябрьского и Фрунзенского)[52].

В 1993 году Алатауский район был ликвидирован и присоединён к Ауэзовскому району. 2 июля 2008 года Алатауский район вновь был создан на новых территориях города[53].

2 июля 2014 года создан новый, восьмой, район города — Наурызбайский район[54].

Официальные границы районов Алма-Аты представлены на [82.200.133.149:8080/AlmAkimat/mapviewer.jsf?width=1280&height=595 карте города].

В настоящее время территория Алма-Аты делится на 8 районов:
    Алатауский[55]
    Алмалинский
    Ауэзовский
    Бостандыкский
    Медеуский
    Наурызбайский
    Турксибский
    Жетысуский

Органы власти

Аким города (мэр) назначается непосредственно президентом Республики Казахстан на основе одобрения маслихата (городского собрания).

Главы Алма-Аты

Население

19 декабря 1981 года в городе родился миллионный житель[56][57]. Официальная численность населения города на 1 июля 2008 года составила 1343,5 тыс. человек[58]. Город многонационален: казахи (53 %), русские (33 %), уйгуры (5 %); также живут татары (2 %), корейцы (2 %), украинцы, немцы, китайцы и другие (5 %) (2009 г., перепись). Несмотря на свой относительно небольшой возраст, демографические процессы в городе сложны и многообразны, что в значительной мере является отражением его пёстрого национального состава. Характерной чертой современного города является его многоязычие. В городе широко используются русский и казахский языки.

На начало 2015 года[59]
Этнос Численность Доля
Казахи 936 063 56,99 %
Русские 467 541 28,47 %
Уйгуры 88 926 5,41 %
Корейцы 30 376 1,85 %
Татары 23 193 1,41 %
Азербайджанцы 10 969 0,67 %
Украинцы 10 842 0,66 %
Узбеки 9 851 0,60 %
Турки 8 536 0,52 %
Дунгане 8 298 0,50 %
Киргизы 7 230 0,44 %
Немцы 7 074 0,43 %
Курды 3 259 0,20 %
Ингуши 2 599 0,16 %
Чеченцы 2 582 0,16 %
Армяне 2 153 0,13 %
другие 19 842 1,21 %
ВСЕГО 1 642 334 100,00 %

Экономика

Крупный транспортный узел: железные и шоссейные дороги, аэропорт. По данным Агентства по статистике РК в 2008 году ВВП г. Алма-Аты достиг 2,9 трлн. тенге (19,9 млрд долларов), в пересчёте на душу населения — 2,2 млн тенге (14,8 тыс. долларов). До начала 90-х годов экономика города базировалась на пищевой, легкой и тяжелой промышленности. Основная масса продукции реализовывалась в самом городе (население которого превысило миллион жителей в 1981 году), на рынке Казахской ССР, а также в других республиках СССР. После распада СССР, разрыва межреспубликанских экономических связей и упадка промышленности, широкое распространение в городе (особенно в 1991—1996 годах) получили так называемые барахолки с китайским ширпотребом, базары, развилась так называемая челночная торговля. В этот период экономика города начинает ориентироваться на потребление дешёвого импорта из Китая. Жизненный уровень основной массы населения резко падает. Лишь после 1997 года в Алма-Ате начинается период экономического подъёма, город охватывает настоящий инвестиционный бум, начинается период интенсивного ипотечного строительства. В Алма-Ате расположены штаб-квартиры Народного банка, Казкоммерцбанка, Kaspi Bankа и других крупнейших банков Казахстана. Налоговые поступления в бюджет за 2008 год составили около 555 млрд тенге, что составляет примерно 27 % всего республиканского бюджета.

Недействующие крупные промышленные предприятия

Региональный финансовый центр Алматы

В 1997 году было принято решение о дальнейшем развитии города как делового и финансового центра региона. В 2006 году был принят закон о развитии РФЦА.

Транспорт

Автобусы, такси, троллейбусы, трамваи

В Алма-Ате действует разветвлённая сеть маршрутов автобусов, троллейбусов, маршрутных такси (автобусы малого класса), а также работает такси (в основном частное нелегальное, принадлежащее отдельным самозанятым владельцам личных автомобилей, которые самостоятельно возят на них пассажиров). К началу XXI века сохранилось всего два трамвайных маршрута. В 2015 году после аварий с участием трамваев было решено прекратить их функционирование. Планируется сооружение линий скоростного трамвая (LRT) и автобусов на выделенной трассе (т. н. «трамвай на шинах», BRT). В 1981 году в Алма-Ате был перенят передовой опыт киевлян и успешно внедрены троллейбусные поезда [60], состоящие из двух троллейбусов ЗиУ-9 [61] и соединённые по системе [62] Владимира Веклича.[63]

Метрополитен

Строительство метро началось в 1988 году. Открытие метро неоднократно откладывалось: первоначально было запланировано на 1997 год, позже — на 2008, 2009, 2010 годы. Первая очередь, состоящая из семи станций, открыта 1 декабря 2011 года[64].

Строящиеся станции метро

Станция Предполагаемая дата открытия
Аксай проектируется
Ауэзов проектируется
Москва 2015 г.
Сайран 2015 г[65].

Дорожная сеть

В 2007 были построены 10 новых транспортных развязок, а также началось строительство ВОАД (Восточная обводная автодорога). С окончанием строительства ВОАД центр города охватило малое кольцо дорог — по проспекту Аль-Фараби на юге, проспекту Саина на западе, проспекту Рыскулова на севере и ВОАД на востоке. В 2008 построено ещё три развязки и закончено строительство двух начатых в 2007 году.

Объездная дорога БАКАД проектируется как шестиполосная автодорога первой категории длиной в 64,85 км. Планируется строительство 14 мостов, 8 двухуровневых транспортных развязок и 2 путепроводов через железные дороги. Предполагается перенос отдельных электролиний, переустройство водопроводов, системы канализации и илопроводов, вынос телекоммуникаций. Техническая категория кольцевой автодороги — 1 «а», платная.

В связи с мировым финансовым кризисом, в августе 2009 года, решением акимата (мэрии) Алма-Аты, строительство БАКАД было приостановлено на неопределенный срок.

Аэропорт

На административной территории Алма-Аты находится современный международный аэропорт «Алматы». Открытие нового терминала аэропорта, построенного взамен сгоревшего, состоялось в 2004 году. В 1998 году произведена серьёзная реконструкция взлётной полосы. В 2006 году начато, а в сентябре 2008 полностью закончено строительство второй взлётно-посадочной полосы с возможностью приёма всех типов воздушных судов без ограничения по массе. Начато строительство второго (международного) терминала с пропускной способностью 2500 пассажиров в час. В 2006 году аэропорт «Алматы» обслужил более 2 миллионов пассажиров. Помимо данного аэропорта, в пригороде Алма-Аты имеется аэропорт местных воздушных линий «Боралдай» (ранее носил название «Бурундай»). В советский период с него производилась авиаперевозка малой авиацией гражданского населения, а также авиационное обеспечение пограничных войск Восточного Пограничного Округа КГБ СССР. Однако на данный момент он не обслуживает регулярные пассажирские рейсы и является главной авиабазой Комитета Пограничной Службы КНБ РК.

Железная дорога

В городе действует два железнодорожных вокзала: Алматы-1 и Алматы-2. Алматы-1 является транзитным вокзалом по пути из сибирских областей России в Центральную Азию, расположен в северной части города. Вокзал Алматы-2 является городским, находится близко к центру города и предназначен для пассажиров, приезжающих в Алма-Ату.


Наука и образование

Алма-Ата — центр науки в Казахстане. В городе расположены:

НИИ

и многие другие

Дошкольное воспитание

До Великой Октябрьской социалистической революции в Алма-Ате не было дошкольных учреждений, лишь в 1917 году была открыта первая детская площадка (впоследствии детский сад). Только в годы Советской власти началось планомерное развитие системы дошкольного воспитания. Официальное открытие первых детских яслей в городе на улице Пролетарская, 99 состоялось 2.3.1927 года. За годы социалистического строительства была создана широкая сеть дошкольных учреждений, подготовлен состав педагогов-воспитателей. На расширение сети детских яслей и садов особенно плодотворно повлияло постановление ЦК Компартии Казахстана и Совета Министров Казахской ССР «О мерах по укреплению материальной базы и расширению сети детских дошкольных учреждений в городе Алма-Ате» (1979 год). В 1982 году в городе было 334 государственных детских сада и яслей с контингентом 65,9 тысяч детей с 4140 педагогами-воспитателями. С распадом СССР большая часть зданий детских садов была приватизирована и перепрофилирована[19]. Сегодня в городе официально насчитывается всего 154 государственных детских сада и 23 частных[66][67][68].

Культура и искусство

Алма-Ата по праву считается культурным центром республики. В Алма-Ате имеется 270 организаций культуры. В том числе 10 театров , 7 концертных залов, филармония, 11 оркестров[уточнить], 13 ансамблей. В Алма-Ате действуют 32 музея[уточнить], 20 художественных галерей, 39 библиотек, 2 Дома детского творчества. 115 памятников истории, архитектуры и монументального искусства. Работают 18 кинотеатров, цирк, 920 спортивных[уточнить] сооружений, множество ночных клубов, ресторанов и других развлекательных заведений. В Алма-Ате расположена крупная киностудия «Казахфильм», а также другие малые частные студии кинопродакшена.

Театры

Музеи

Киностудия

Кинотеатры

Вот неполный перечень кинотеатров: Родина, Казахстан, Сары-Арка, Целинный, Алатау, Байконыр, Искра, Арман, Дом кино, Номад, Цезарь, Star Cinema, Star Cinema, Мультиплекс Silk Way City, Promenade, Иллюзион, КазГУГрад, На Райымбека, Куренбел.

Галереи

Библиотеки

Религия

Ислам

В результате перерегистрации филиалов Духовного управления мусульман Казахстана по данным на 25 октября 2012 года в Алма-Ате зарегистрированы 28 мечетей[69]

Русская православная церковь

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрировано 12 приходов Русской православной церкви[71]

Старообрядчество

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрирована 1 старообрядческая община Древлеправославной Поморской Церкви[71][73].

Армянская апостольская церковь

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрирована 1 община «Сурб Хач» Армянской апостольской церкви[71][73].

Католицизм

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрировано 3 прихода Католической церкви[74].

  • Собор Пресвятой Троицы в Алма-Ате[75].
Лютеранство

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрировано 3 прихода Лютеранской церкви[76].

Баптизм

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрировано 12 общин баптистов[77].

Методизм

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрировано 12 общин методистов[78].

Пятидесятники
Пресвитериане
Свидетели Иеговы

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрировано 5 общин Свидетелей Иеговы[79].

Адвентисты Седьмого дня

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрировано 3 общины адвентистов Седьмого дня[80].

Иудаизм
  • Центральная синагога Казахстана имени раввина Леви-Ицхака Шнеерсона[81]
Буддизм

По состоянию на 25 октября 2012 года в Алма-Ате официально зарегистрирована 1 буддистская община[82].

Архитектура и достопримечательности

Фонтаны

Сегодня в Алма-Ате имеется более 120 фонтанов, из них 61 — в коммунальной собственности. Фонтаны вместе с разветвлённой арычной сетью играют для Алма-Аты большую роль — вместе они создают единый комплекс водоёмов и водотоков города. Каждый год в конце весны в городе отмечается праздник — «День Фонтанов». В этот день впервые после зимы включают все фонтаны города.
В 2006 году, открылся новый фонтан, на озере Сайран, в микрорайоне Тастак. Из этого озера раньше бил самый высокий в СНГ фонтан — струя воды диаметром 10 см достигала 50-метровой высоты[83]. С 2008 года фонтан не работал.

Вознесенский кафедральный собор

Вознесенский собор — уникальное по инженерной конструкции сейсмостойкое сооружение высотой в 56 метров, построенное архитектором К. А. Борисоглебским и инженером А. П. Зенковым в 1907 году из голубой тяньшаньской ели по проекту Павла Гурде.

А. П. Зенков создал новые методы строительства в сейсмоопасных зонах, благодаря которым собор выдержал землетрясение силою 10 баллов в 1911 году.

Стены собора были расписаны местным художником Н. Хлудовым. В советский период в здании находился краеведческий музей. В мае 1995 года здание было передано Алма-Атинской и Семипалатинской епархии Русской православной церкви. После двухлетних реставрационных работ в 1997 году в храме возобновилось богослужение. По преданиям собор изначально был построен без единого гвоздя, однако ряд исследователей опровергают это мнение, утверждают, что это — миф.[84]. После восстановления собора (примерно в 2002 году) также пришлось использовать гвозди.

Телевизионная башня

Телебашня, расположенная на горе Коктобе на высоте 1000 м над уровнем моря — самое высокое сооружение Алма-Аты. Её высота почти 372 м. Над уровнем моря — 1130. Основанием башни служит железобетонный фундамент в виде трёхэтажного секционного подвала. Ствол башни представляет металлический ступенчатый шестнадцатигранник диаметром 18 м в основании, 13 и 9 м в местах расположения служб технического обслуживания на высотах 146 и 252 м. Здание построено с учётом горной местности и может выдержать землетрясение до 10 баллов. Телевизионная башня — это комплекс радиотелевизионной передающей станции, и она недоступна для экскурсионных осмотров города. Освещённая в тёмное время суток мощными прожекторами башня видна почти что с любой точки города. Телебашня является самой высокой телебашней в мире, относительно уровня моря.

Высокогорный каток «Медео»

Спорткомплекс «Медео» был построен в 1972 г. в одноимённом ущелье, в 15 км от города. «Медео» называли «фабрикой рекордов», так как за 33 года на льду высокогорного катка было установлено 126 мировых рекордов. Уникальная особенность катка, расположенного на высоте 1700 м, в разрежённом воздухе и высоком качестве льда, обеспечивающимся чистой горной водой без примеси солей. Кроме того, Медео — каток с самой большой в мире площадью ледового покрытия. Выше спорткомплекса расположены селезащитная плотина и горнолыжный комплекс «Чимбулак». В 90-е годы XX века спорткомплекс «Медео» был местом проведения международного музыкального фестиваля Голос Азии (Азия Дауысы).

Памятники

В городе установлено множество памятников в честь разных исторических деятелей.

Туризм и отдых

Спорт

Алма-Ата получила право на проведение зимних Азиатских игр в 2011 году. Для зимних Азиатских игр в Алма-Ате был построен целый ансамбль современных арен: ледовый стадион с 400-метровой дорожкой, лыжный и биатлонный стадионы, новая горнолыжная база, 90- и 120-метровый трамплины с трибунами на 20 тысяч зрителей, санно-бобслейная трасса.

Церемония открытия Азиатских игр прошла в Астане. Также в Астане были проведены соревнования на льду — фигурное катание, мужской и женский хоккей, скоростной бег на коньках и шорт-трек.

В Алма-Ате остаются «снежные» дисциплины — бег на лыжах, горнолыжный спорт, прыжки на лыжах с трамплина, биатлон, спортивное ориентирование на лыжах. А также хоккей с мячом в том случае, если этот вид спорта останется в программе Азиатских игр. В Алма-Ате прошла и официальная церемония закрытия[85].

Город выдвигал свою кандидатуру на проведение Зимних Олимпийских игр в 2014 году, но не прошёл первый раунд отбора из-за загрязнённости атмосферы.

Велоспорт

В Алма-Аты регулярно проводятся местные, региональные и международные мероприятия, связанные с велоспортом. Еженедельно по воскресениям проводится традиционный велопробег по главным улицам города[86].

Тур Алматы ( англ. Tour of Almaty 2013; каз. Алматы Туры 2013) — международная велооднодневка под эгидой Международного союза велосипедистов (UCI), которая проводится ежегодно в октябре. «Тур Алматы» проводится по категории 1.2, именно так по правилам UCI классифицируется однодневная групповая гонка второй категории. Дистанция одного круга – 31 километр. Меморандум о проведении однодневной шоссейной гонки Тур Алматы был подписан между Акиматом города Алматы, UCI и Казахстанской федерацией велосипедного спорта в феврале 2013 года.

Футбол и мини-футбол

В советское время ведущим футбольным клубом Казахской ССР был алма-атинский «Кайрат». Команда долгие годы выступала в высшей лиге чемпионата СССР. Самые известные игроки «Кайрата»: Сергей Квочкин, забивший гол сборной Бразилии на «Маракане» (1961), и Евгений Яровенко — олимпийский чемпион Сеула (1988). За команду выступали игроки сборной Казахстана по футболу Руслан Балтиев, Рафаэль Уразбахтин, Сергей Киров.

В 2000-е годы футбольные традиции города развивает команда по футзалу МФК «Кайрат» (основан в 1995). В разные годы клуб возглавляли такие специалисты, как Анатолий Ионкин (Казахстан), Сергей Белокуров (Россия), Пауло Аугусто (Бразилия), Файсал Сааб (Бразилия).

Клуб проводит домашние игры чемпионата на базе СК «Кайрат», построенной на деньги меценатов.

На протяжении последних нескольких лет «Кайрат» неизменно побеждает в национальном чемпионате. С помощью бразильских легионеров МФК «Кайрат» успешно выступает и в Кубке УЕФА, в котором дважды был в четверке лучших команд Европы (2006, 2008).

Средства массовой информации

В Алма-Ате средства массовой информации представлены очень широко. Это 13 эфирных телеканалов общего пользования, 12 FM-радиостанций, до полусотни местных русскоязычных газет[87], два десятка казахских, а также множество красочных журналов. Несколько компаний предлагают свои услуги на рынке кабельного, а также спутникового телевидения, множество провайдеров интернета и частных типографий.

Города-побратимы

Города-партнеры

Галерея

<center>

См. также

Напишите отзыв о статье "Алма-Ата"

Примечания

  1. Указ о расширении границ города Алматы. [archive.is/Tgz8g Архивировано из первоисточника 22 апреля 2014].
  2. 1 2 [stat.gov.kz/getImg?id=ESTAT119760 Об изменении численности населения Республики Казахстан с начала 2016 года до 1 апреля].
  3. [adilet.zan.kz/rus/docs/P1100000862 Программа развития регионов].
  4. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок KZ2015 не указан текст
  5. 1 2 [www.gramota.ru/spravka/docs/16_9 Распоряжение администрации Президента Российской Федерации № 1495] «О написании названий государств — бывших республик СССР и их столиц»
    В Казахстане официальное название города — «Алматы», в России — «Алма-Ата»
  6. 1 2 Росреестр о наименовании города Алма-Ата
  7. [www.almaty.kz Официальный сайт города]
  8. [polit.ru/article/2010/02/16/demoscope407/ Городские агломерации России - ПОЛИТ.РУ]
  9. [bestprofi.com/home/section/639551675;jsessionid=F5BD12A6D7EEAC9085486B9A544C1782?0 Иные проект НПА Республика Казахстан 01.09.2015 «Досье на проект постановления «Об утверждении Долгосрочного плана формирования и развития Алматинской агломерации до 2030 года...]
  10. [www.kazakhstanlive.ru/citys/almata/ Южная столица Казахстана — Алматы]
  11. [www.prnewswire.com/news-releases/world-wide-quality-of-living-survey-69932257.html World-wide Quality of Living Survey]
  12. 1 2 3 [www.demoscope.ru/weekly/2004/0183/analit07.php «Алматы или Алма-Ата?»]
  13. Поспелов Е. М. Географические названия мира: топонимический словарь: Ок. 5000 единиц / Отв. ред. Р. А. Агеева. — 2-е изд., стереотип. — М.: Русские словари: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», 2002. — С. 31. — 512 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-001-389-2 ISBN 5-271-00446-5 ISBN 5-93259-014-9.
  14. [www.demoscope.ru/weekly/2004/0183/analit07.php Алматы или Алма-Ата?]
  15. [v.zakon.kz/our/news/news.asp?id=31895 Виктор Храпунов: Алма-Ата превратилась в Алматы в результате подтасовок]
  16. [online.zakon.kz/Document/?doc_id=1009016 Указ Президента Республики Казахстан]
  17. Закон «О языках в Республике Казахстан» от 11.07.1997 № 151-I gosdocs.kz/?page_id=18
  18. [www.lardi-trans.com/distance/ Расчёт расстояний между городами]. Транспортная компания «КСВ 911». Проверено 13 августа 2009. [www.webcitation.org/60tIrKOQf Архивировано из первоисточника 13 августа 2011].
  19. 1 2 3 Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. Козыбаев М. К.. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. — С. 12. — 608 с. — 60 000 экз.
  20. Казахская ССР: краткая энциклопедия / Гл. ред. Р. Н. Нургалиев. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1988. — Т. 2. — С. 69-71. — 608 с. — 31 300 экз. — ISBN 5-89800-002-X.
  21. 1 2 3 Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. Козыбаев М. К.. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. — С. 16-17. — 608 с. — 60 000 экз.
  22. Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. Козыбаев М. К.. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. — С. 109-110. — 608 с. — 60 000 экз.
  23. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок stat2015 не указан текст
  24. [www.zakon.kz/auto_main/4521602-almaty-nuzhna-bolshaja-kolcevaja-doroga.html Алматы нужна большая кольцевая дорога]
  25. Сатимбеков Рысбай. Биология. Учебник для 11 кл.. — Алматы: «Мектеп», 2007. — С. 192-193. — 224 с. — 40 000 экз. — ISBN 9965-36-180-0.
  26. [www.interfax.by/article/57733 В «грязном» списке «засветились» 4 города СНГ]. [archive.is/AdtAu Архивировано из первоисточника 23 января 2016].
  27. [krisha.kz/content/news/2015/almaty-popal-v-reyting-hudshih-gorodov-mira Алматы попал в рейтинг худших городов мира]. [archive.is/zUKv8 Архивировано из первоисточника 23 января 2016].
  28. [news.caravan.kz/news/almaty-voshel-v-pyaterku-khudshikh-gorodov-mira-newsID426324.html Алматы вошел в пятерку худших городов мира]. [archive.is/zUKv8 Архивировано из первоисточника 23 января 2016].
  29. [www.lenta.ru/news/2007/04/23/almaata/ Назарбаев хочет запретить любое строительство в Алма-Ате. Lenta.ru]
  30. Нэля САДЫКОВА. [www.caravan.kz/article/35469/print Аварийное озеленение]. газета «Караван» (16 сентября 2011). Проверено 2 июля 2014.
  31. [u-ex.kz/index.php/kaznews/11941-2011-09-12-10-20-23.html](недоступная ссылка с 12-10-2016 (1100 дней))
  32. [www.zakon.kz/4445002-v-parke-imeni-28-mi-gvardejjcev.html В парке имени 28-ми гвардейцев-панфиловцев вырубают здоровые деревья]. zakon.kz (17 августа 2011). Проверено 2 июля 2014.
  33. 1 2 [www.alatoday.info/?p=8975 Скольких деревьев лишился Алматы?]. Проверено 6 ноября 2012. [www.webcitation.org/6JeGoHmNx Архивировано из первоисточника 15 сентября 2013].
  34. [www.kt.kz/print.php?lang=rus&uin=1133168098&chapter=1153414798 Kazakhstan Today]. Проверено 25 февраля 2013. [www.webcitation.org/6Ehu24RSt Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  35. [www.zakon.kz/kazakhstan/4498766-neuzheli-kto-to-dumaet-chto-nam-bolshe.html Неужели кто-то думает, что нам больше делать нечего, как сносить деревья - аким Алматы]. Проверено 25 февраля 2013. [www.webcitation.org/6Ehu2fQJ7 Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  36. [ru.government.kz/docs/ozelenenie.htm Территория города Алматы с учетом вновь переданных областных площадей составляет 28,2 тыс]. Проверено 25 февраля 2013. [www.webcitation.org/6Ehu6k4pP Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  37. [kt.kz/index.php?lang=rus&uin=1133168098&chapter=1153540273 Kazakhstan Today информационное агентство]. Проверено 25 февраля 2013. [www.webcitation.org/6Ehu89qMg Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  38. [kloop.kz/blog/2012/01/16/vyirubka-derevev-v-almatyi-vyizvala-rezonans-sredi-gorozhan-i-npo/ НПО не согласны с мнением власти о целесообразности вырубки деревьев в Алматы | Клооп Казахстан]. Проверено 25 февраля 2013. [www.webcitation.org/6Ehu9u1Wt Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  39. [bnews.kz/ru/news/post/125605/ В Алматы за год высадили порядка 39 тыс зеленых насаждений – Лента новостей – Bnews.kz: всегда актуальные новости]. Проверено 25 февраля 2013. [www.webcitation.org/6EhuCCXjc Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  40. [www.almatyeco.gov.kz/index.php?option=com_content&view=article&id=495&Itemid=145&lang=ru Отчет управления природных ресурсов и регулирования природопользования города Алматы за 2013 год - almatyeco.gov.kz]. Проверено 12 августа 2014. [www.peeep.us/5f8ceea1 Копия Архивировано из первоисточника 28 августа 2014].
  41. Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. Козыбаев М. К.. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. — С. 24-25. — 608 с. — 60 000 экз.
  42. Айгуль Турысбекова. [www.inform.kz/rus/article/2323074 Научные факты подтверждают, что Алматы более 1000 лет - академик К.Байпаков] (рус.). «Казинформ» (17 ноября 2010). Проверено 3 декабря 2010. [www.webcitation.org/618VO5OrE Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  43. [www.zonakz.net/blogs/user/wladimir/4624.html?mode=reply История возникновения бывших русских и некоторых не русских городов Казахстана.]
  44. Бартольд В. В. Отчёт о поездке в Среднюю Азию с научной целью. Сочинения. — М., 1963. — Т. 4. — С. 85-86.Бартольд В. В. 1 // Очерк истории Семиречья. Сочинения. — М., 1963. — Т. 2. — С. 83.
  45. 1 2 [alma-ata.gorodasng.ru/index.aspx г. Алма-ата]
  46. [www.m.kazpravda.kz/news/view/94933/ Президент Казахстана поздравил алматинцев с 1000-летием грода]. Казахстанская Правда 18 сентября 2016 года
  47. [demoscope.ru/weekly/ssp/emp_lan_97_uezd.php?reg=860 Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г.]
  48. [www.oikumena.kz/country.php?m=9 Ойкумена: г. Алма-Ата]
  49. [www.almaty.freenet.kz/»» Справочно-информационный портал «Алматы — Южная Столица»]
  50. [www.tio.kz/news/Almaty-voshel-v-chislo-samyh-dorogih-gorodov-mira.html Алматы вошёл в число самых дорогих городов мира]
  51. [www.kazakhstan.russian-club.net/cities.html Города. Казахстан на русском языке]
  52. 1 2 3 Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. Козыбаев М. К.. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. — С. 81. — 608 с. — 60 000 экз.
  53. Пресс-служба акима города Алматы. [www.almaty.kz/page.php?page_id=1319&lang=1&article_id=8462 Алатауский район города Алматы празднует 2х-летие со дня основания.]. официальный сайт almaty.kz (03.07.2008).
  54. almaty.kz. [www.almaty.kz/page.php?page_id=9&lang=1&news_id=12689 В Алматы появился новый район.]. almaty.kz (02.07.2014).
  55. В 1993-м году Алатауский район был присоединён к Ауэзовскому району и расширил его с южной стороны. В 2011-м году вновь созданный Алатауский район появился в результате разукрупнения Ауэзовского района отделившего от него, его часть севернее проспекта Рыскулова. Географически одноимённые районы (Алатауский до 1993-го и после 2011-го) находятся в разных местах.
  56. Владимир Проскурин. [proskurin.ucoz.kz/publ/5-1-0-20 150 ЛЕТ ИЗ ЖИЗНИ АЛМАТЫ. ХРОНИКА СОБЫТИЙ.Часть 6. 1966-1990 гг.] (рус.). Проверено 2 октября 2010. [www.webcitation.org/618VQ0waV Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  57. [www.demoscope.ru/weekly/2009/0363/analit02.php Процессы урбанизации в Казахстане в постсоветский период и их демографическая составляющая]
  58. www.almaty.kz/page.php?page_id=1334&lang=1
  59. [www.stat.gov.kz/getImg?id=ESTAT101215 Численность населения РК по отдельным этносам на начало 2015 года]
  60. В. Крат Воспоминания о выдающемся ученом Владимире Филипповиче Векличе // Впервые в мире (Сборник воспоминаний о Векличе В.Ф) /под. ред. К. А. Брамского Киев: 2013 — С. 21-28  (укр.)
  61. Крат В. И.Владимир Филлипович Веклич // Коммунальное хозяйство городов. Киев: Техника — 1998. — № 17. — С. 3-9. — ISSN 0869-1231  (укр.)
  62. Брамский К. А. Троллейбусный поезд Владимира Веклича // газета «Всеукраинская техническая газета», 11 декабря 2003 р.  (укр.)
  63. Энциклопедия современной Украины: в 25 т. / Под ред. И. М. Дзюба и др. — Киев : 2005. — Т. 4. — С. 187 — ISBN 966-02-3354-X  (укр.)
  64. [www.khabar.kz/rus/politics/Nursultan_Nazarbaev_otkril_metro_v_Almati.html Нурсултан Назарбаев открыл метро в Алматы] (1 декабря 2011). [www.webcitation.org/65AkKTS5T Архивировано из первоисточника 3 февраля 2012].
  65. [www.almaty.kz/page.php?page_id=9&lang=1&news_id=13080 Официальный интернет-ресурс города Алматы :: Новости]
  66. [dep.edualmaty.kz/ru/deyatelnost-upravlenie/perechen-doshkolnykh-organizatsij-po-gorodu-almaty Перечень дошкольных организаций по городу Алматы]. Управление образования Алматы. Проверено 19 июля 2014. [archive.is/zhq0O Архивировано из первоисточника 19 июля 2014].
  67. [www.almaty.kz/page.php?page_id=1891&lang=1&parent_id=1890 Список детских дошкольных организаций города]. Almaty.kz. Проверено 19 июля 2014. [archive.is/whVMm Архивировано из первоисточника 19 июля 2014].
  68. [egov.kz/wps/portal/Content?contentPath=/egovcontent/education/edu_pre_school/article/doalmaty&lang=ru Дошкольные организации г. Алматы]
  69. [www.din.gov.kz/data/photo/rus/pic_144.jpg Филиалы Духовного управления мусульман Казахстана]
  70. [mecheti.azan.kz/ Список мечетей Алматы на сайте Центральной мечети города Алматы]
  71. 1 2 3 [www.din.gov.kz/data/photo/rus/pic_143.jpg Православные приходы Казахстана]
  72. [mitropolia.kz/ru/info/aedu/aedu.html Алматинская Духовная Семинария]
  73. 1 2 [ns.almaty.kz/page.php?page_id=108&lang=1 Список религиозных объединений, зарегистрированных в г. Алматы]. На официальном сайте акимата г. Алма-Ата
  74. [www.din.gov.kz/data/photo/rus/pic_142.jpg Католические приходы Казахстана]
  75. [www.catholic-kazakhstan.org/Almaty/Ru/Almaty.html#Opus Dei Епархия Пресвятой Троицы в Алматы]
  76. [www.din.gov.kz/data/photo/rus/pic_139.jpg Лютеранские приходы Казахстана]
  77. [www.din.gov.kz/data/photo/rus/pic_138.jpg Баптистские общины Казахстана]
  78. [www.din.gov.kz/data/photo/rus/pic_137.jpg Методистские общины Казахстана]
  79. [www.din.gov.kz/data/photo/rus/pic_134.jpg Общины Свидетелей Иеговы в Казахстане]
  80. [www.din.gov.kz/data/photo/rus/pic_133.jpg Общины адвентистов седьмого дня в Казахстане]
  81. [www.jewish.ru/news/cis/2011/08/news994299702.php Евреи Алматы почтили память раввина Леви-Ицхака Шнеерсона]
  82. [www.din.gov.kz/data/photo/rus/pic_132.jpg Общины буддистов в Казахстане]
  83. [www.liter.kz/print.php?lan=russian&id=150&pub=3835 H2O на высоте]
  84. [www.lyakhov.kz/semirek/verny/tayny.shtml Мифы и правда о Свято-Вознесенском кафедральном соборе. Большая энциклопедия Казнета]
  85. [www.inform.kz/eng/article/2349014 Almaty Mayor took floor at closing ceremony of Asian Games 6 февраля 2011, KAZINFORM]
  86. [almatysports.kz/news/263-tradicionnyy-ocherednoy-voskresnyy-veloprobeg.html] Информация о проведении традиционного велопробега
  87. [xn--80awam.kz/almaty/78.html Газеты Алматы]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Алма-Ата

– Я должен вам сказать, я не верю, не… верю в Бога, – с сожалением и усилием сказал Пьер, чувствуя необходимость высказать всю правду.
Масон внимательно посмотрел на Пьера и улыбнулся, как улыбнулся бы богач, державший в руках миллионы, бедняку, который бы сказал ему, что нет у него, у бедняка, пяти рублей, могущих сделать его счастие.
– Да, вы не знаете Его, государь мой, – сказал масон. – Вы не можете знать Его. Вы не знаете Его, оттого вы и несчастны.
– Да, да, я несчастен, подтвердил Пьер; – но что ж мне делать?
– Вы не знаете Его, государь мой, и оттого вы очень несчастны. Вы не знаете Его, а Он здесь, Он во мне. Он в моих словах, Он в тебе, и даже в тех кощунствующих речах, которые ты произнес сейчас! – строгим дрожащим голосом сказал масон.
Он помолчал и вздохнул, видимо стараясь успокоиться.
– Ежели бы Его не было, – сказал он тихо, – мы бы с вами не говорили о Нем, государь мой. О чем, о ком мы говорили? Кого ты отрицал? – вдруг сказал он с восторженной строгостью и властью в голосе. – Кто Его выдумал, ежели Его нет? Почему явилось в тебе предположение, что есть такое непонятное существо? Почему ты и весь мир предположили существование такого непостижимого существа, существа всемогущего, вечного и бесконечного во всех своих свойствах?… – Он остановился и долго молчал.
Пьер не мог и не хотел прерывать этого молчания.
– Он есть, но понять Его трудно, – заговорил опять масон, глядя не на лицо Пьера, а перед собою, своими старческими руками, которые от внутреннего волнения не могли оставаться спокойными, перебирая листы книги. – Ежели бы это был человек, в существовании которого ты бы сомневался, я бы привел к тебе этого человека, взял бы его за руку и показал тебе. Но как я, ничтожный смертный, покажу всё всемогущество, всю вечность, всю благость Его тому, кто слеп, или тому, кто закрывает глаза, чтобы не видать, не понимать Его, и не увидать, и не понять всю свою мерзость и порочность? – Он помолчал. – Кто ты? Что ты? Ты мечтаешь о себе, что ты мудрец, потому что ты мог произнести эти кощунственные слова, – сказал он с мрачной и презрительной усмешкой, – а ты глупее и безумнее малого ребенка, который бы, играя частями искусно сделанных часов, осмелился бы говорить, что, потому что он не понимает назначения этих часов, он и не верит в мастера, который их сделал. Познать Его трудно… Мы веками, от праотца Адама и до наших дней, работаем для этого познания и на бесконечность далеки от достижения нашей цели; но в непонимании Его мы видим только нашу слабость и Его величие… – Пьер, с замиранием сердца, блестящими глазами глядя в лицо масона, слушал его, не перебивал, не спрашивал его, а всей душой верил тому, что говорил ему этот чужой человек. Верил ли он тем разумным доводам, которые были в речи масона, или верил, как верят дети интонациям, убежденности и сердечности, которые были в речи масона, дрожанию голоса, которое иногда почти прерывало масона, или этим блестящим, старческим глазам, состарившимся на том же убеждении, или тому спокойствию, твердости и знанию своего назначения, которые светились из всего существа масона, и которые особенно сильно поражали его в сравнении с своей опущенностью и безнадежностью; – но он всей душой желал верить, и верил, и испытывал радостное чувство успокоения, обновления и возвращения к жизни.
– Он не постигается умом, а постигается жизнью, – сказал масон.
– Я не понимаю, – сказал Пьер, со страхом чувствуя поднимающееся в себе сомнение. Он боялся неясности и слабости доводов своего собеседника, он боялся не верить ему. – Я не понимаю, – сказал он, – каким образом ум человеческий не может постигнуть того знания, о котором вы говорите.
Масон улыбнулся своей кроткой, отеческой улыбкой.
– Высшая мудрость и истина есть как бы чистейшая влага, которую мы хотим воспринять в себя, – сказал он. – Могу ли я в нечистый сосуд воспринять эту чистую влагу и судить о чистоте ее? Только внутренним очищением самого себя я могу до известной чистоты довести воспринимаемую влагу.
– Да, да, это так! – радостно сказал Пьер.
– Высшая мудрость основана не на одном разуме, не на тех светских науках физики, истории, химии и т. д., на которые распадается знание умственное. Высшая мудрость одна. Высшая мудрость имеет одну науку – науку всего, науку объясняющую всё мироздание и занимаемое в нем место человека. Для того чтобы вместить в себя эту науку, необходимо очистить и обновить своего внутреннего человека, и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. И для достижения этих целей в душе нашей вложен свет Божий, называемый совестью.
– Да, да, – подтверждал Пьер.
– Погляди духовными глазами на своего внутреннего человека и спроси у самого себя, доволен ли ты собой. Чего ты достиг, руководясь одним умом? Что ты такое? Вы молоды, вы богаты, вы умны, образованы, государь мой. Что вы сделали из всех этих благ, данных вам? Довольны ли вы собой и своей жизнью?
– Нет, я ненавижу свою жизнь, – сморщась проговорил Пьер.
– Ты ненавидишь, так измени ее, очисти себя, и по мере очищения ты будешь познавать мудрость. Посмотрите на свою жизнь, государь мой. Как вы проводили ее? В буйных оргиях и разврате, всё получая от общества и ничего не отдавая ему. Вы получили богатство. Как вы употребили его? Что вы сделали для ближнего своего? Подумали ли вы о десятках тысяч ваших рабов, помогли ли вы им физически и нравственно? Нет. Вы пользовались их трудами, чтоб вести распутную жизнь. Вот что вы сделали. Избрали ли вы место служения, где бы вы приносили пользу своему ближнему? Нет. Вы в праздности проводили свою жизнь. Потом вы женились, государь мой, взяли на себя ответственность в руководстве молодой женщины, и что же вы сделали? Вы не помогли ей, государь мой, найти путь истины, а ввергли ее в пучину лжи и несчастья. Человек оскорбил вас, и вы убили его, и вы говорите, что вы не знаете Бога, и что вы ненавидите свою жизнь. Тут нет ничего мудреного, государь мой! – После этих слов, масон, как бы устав от продолжительного разговора, опять облокотился на спинку дивана и закрыл глаза. Пьер смотрел на это строгое, неподвижное, старческое, почти мертвое лицо, и беззвучно шевелил губами. Он хотел сказать: да, мерзкая, праздная, развратная жизнь, – и не смел прерывать молчание.
Масон хрипло, старчески прокашлялся и кликнул слугу.
– Что лошади? – спросил он, не глядя на Пьера.
– Привели сдаточных, – отвечал слуга. – Отдыхать не будете?
– Нет, вели закладывать.
«Неужели же он уедет и оставит меня одного, не договорив всего и не обещав мне помощи?», думал Пьер, вставая и опустив голову, изредка взглядывая на масона, и начиная ходить по комнате. «Да, я не думал этого, но я вел презренную, развратную жизнь, но я не любил ее, и не хотел этого, думал Пьер, – а этот человек знает истину, и ежели бы он захотел, он мог бы открыть мне её». Пьер хотел и не смел сказать этого масону. Проезжающий, привычными, старческими руками уложив свои вещи, застегивал свой тулупчик. Окончив эти дела, он обратился к Безухому и равнодушно, учтивым тоном, сказал ему:
– Вы куда теперь изволите ехать, государь мой?
– Я?… Я в Петербург, – отвечал Пьер детским, нерешительным голосом. – Я благодарю вас. Я во всем согласен с вами. Но вы не думайте, чтобы я был так дурен. Я всей душой желал быть тем, чем вы хотели бы, чтобы я был; но я ни в ком никогда не находил помощи… Впрочем, я сам прежде всего виноват во всем. Помогите мне, научите меня и, может быть, я буду… – Пьер не мог говорить дальше; он засопел носом и отвернулся.
Масон долго молчал, видимо что то обдумывая.
– Помощь дается токмо от Бога, – сказал он, – но ту меру помощи, которую во власти подать наш орден, он подаст вам, государь мой. Вы едете в Петербург, передайте это графу Вилларскому (он достал бумажник и на сложенном вчетверо большом листе бумаги написал несколько слов). Один совет позвольте подать вам. Приехав в столицу, посвятите первое время уединению, обсуждению самого себя, и не вступайте на прежние пути жизни. Затем желаю вам счастливого пути, государь мой, – сказал он, заметив, что слуга его вошел в комнату, – и успеха…
Проезжающий был Осип Алексеевич Баздеев, как узнал Пьер по книге смотрителя. Баздеев был одним из известнейших масонов и мартинистов еще Новиковского времени. Долго после его отъезда Пьер, не ложась спать и не спрашивая лошадей, ходил по станционной комнате, обдумывая свое порочное прошедшее и с восторгом обновления представляя себе свое блаженное, безупречное и добродетельное будущее, которое казалось ему так легко. Он был, как ему казалось, порочным только потому, что он как то случайно запамятовал, как хорошо быть добродетельным. В душе его не оставалось ни следа прежних сомнений. Он твердо верил в возможность братства людей, соединенных с целью поддерживать друг друга на пути добродетели, и таким представлялось ему масонство.


Приехав в Петербург, Пьер никого не известил о своем приезде, никуда не выезжал, и стал целые дни проводить за чтением Фомы Кемпийского, книги, которая неизвестно кем была доставлена ему. Одно и всё одно понимал Пьер, читая эту книгу; он понимал неизведанное еще им наслаждение верить в возможность достижения совершенства и в возможность братской и деятельной любви между людьми, открытую ему Осипом Алексеевичем. Через неделю после его приезда молодой польский граф Вилларский, которого Пьер поверхностно знал по петербургскому свету, вошел вечером в его комнату с тем официальным и торжественным видом, с которым входил к нему секундант Долохова и, затворив за собой дверь и убедившись, что в комнате никого кроме Пьера не было, обратился к нему:
– Я приехал к вам с поручением и предложением, граф, – сказал он ему, не садясь. – Особа, очень высоко поставленная в нашем братстве, ходатайствовала о том, чтобы вы были приняты в братство ранее срока, и предложила мне быть вашим поручителем. Я за священный долг почитаю исполнение воли этого лица. Желаете ли вы вступить за моим поручительством в братство свободных каменьщиков?
Холодный и строгий тон человека, которого Пьер видел почти всегда на балах с любезною улыбкою, в обществе самых блестящих женщин, поразил Пьера.
– Да, я желаю, – сказал Пьер.
Вилларский наклонил голову. – Еще один вопрос, граф, сказал он, на который я вас не как будущего масона, но как честного человека (galant homme) прошу со всею искренностью отвечать мне: отреклись ли вы от своих прежних убеждений, верите ли вы в Бога?
Пьер задумался. – Да… да, я верю в Бога, – сказал он.
– В таком случае… – начал Вилларский, но Пьер перебил его. – Да, я верю в Бога, – сказал он еще раз.
– В таком случае мы можем ехать, – сказал Вилларский. – Карета моя к вашим услугам.
Всю дорогу Вилларский молчал. На вопросы Пьера, что ему нужно делать и как отвечать, Вилларский сказал только, что братья, более его достойные, испытают его, и что Пьеру больше ничего не нужно, как говорить правду.
Въехав в ворота большого дома, где было помещение ложи, и пройдя по темной лестнице, они вошли в освещенную, небольшую прихожую, где без помощи прислуги, сняли шубы. Из передней они прошли в другую комнату. Какой то человек в странном одеянии показался у двери. Вилларский, выйдя к нему навстречу, что то тихо сказал ему по французски и подошел к небольшому шкафу, в котором Пьер заметил невиданные им одеяния. Взяв из шкафа платок, Вилларский наложил его на глаза Пьеру и завязал узлом сзади, больно захватив в узел его волоса. Потом он пригнул его к себе, поцеловал и, взяв за руку, повел куда то. Пьеру было больно от притянутых узлом волос, он морщился от боли и улыбался от стыда чего то. Огромная фигура его с опущенными руками, с сморщенной и улыбающейся физиономией, неверными робкими шагами подвигалась за Вилларским.
Проведя его шагов десять, Вилларский остановился.
– Что бы ни случилось с вами, – сказал он, – вы должны с мужеством переносить всё, ежели вы твердо решились вступить в наше братство. (Пьер утвердительно отвечал наклонением головы.) Когда вы услышите стук в двери, вы развяжете себе глаза, – прибавил Вилларский; – желаю вам мужества и успеха. И, пожав руку Пьеру, Вилларский вышел.
Оставшись один, Пьер продолжал всё так же улыбаться. Раза два он пожимал плечами, подносил руку к платку, как бы желая снять его, и опять опускал ее. Пять минут, которые он пробыл с связанными глазами, показались ему часом. Руки его отекли, ноги подкашивались; ему казалось, что он устал. Он испытывал самые сложные и разнообразные чувства. Ему было и страшно того, что с ним случится, и еще более страшно того, как бы ему не выказать страха. Ему было любопытно узнать, что будет с ним, что откроется ему; но более всего ему было радостно, что наступила минута, когда он наконец вступит на тот путь обновления и деятельно добродетельной жизни, о котором он мечтал со времени своей встречи с Осипом Алексеевичем. В дверь послышались сильные удары. Пьер снял повязку и оглянулся вокруг себя. В комнате было черно – темно: только в одном месте горела лампада, в чем то белом. Пьер подошел ближе и увидал, что лампада стояла на черном столе, на котором лежала одна раскрытая книга. Книга была Евангелие; то белое, в чем горела лампада, был человечий череп с своими дырами и зубами. Прочтя первые слова Евангелия: «Вначале бе слово и слово бе к Богу», Пьер обошел стол и увидал большой, наполненный чем то и открытый ящик. Это был гроб с костями. Его нисколько не удивило то, что он увидал. Надеясь вступить в совершенно новую жизнь, совершенно отличную от прежней, он ожидал всего необыкновенного, еще более необыкновенного чем то, что он видел. Череп, гроб, Евангелие – ему казалось, что он ожидал всего этого, ожидал еще большего. Стараясь вызвать в себе чувство умиленья, он смотрел вокруг себя. – «Бог, смерть, любовь, братство людей», – говорил он себе, связывая с этими словами смутные, но радостные представления чего то. Дверь отворилась, и кто то вошел.
При слабом свете, к которому однако уже успел Пьер приглядеться, вошел невысокий человек. Видимо с света войдя в темноту, человек этот остановился; потом осторожными шагами он подвинулся к столу и положил на него небольшие, закрытые кожаными перчатками, руки.
Невысокий человек этот был одет в белый, кожаный фартук, прикрывавший его грудь и часть ног, на шее было надето что то вроде ожерелья, и из за ожерелья выступал высокий, белый жабо, окаймлявший его продолговатое лицо, освещенное снизу.
– Для чего вы пришли сюда? – спросил вошедший, по шороху, сделанному Пьером, обращаясь в его сторону. – Для чего вы, неверующий в истины света и не видящий света, для чего вы пришли сюда, чего хотите вы от нас? Премудрости, добродетели, просвещения?
В ту минуту как дверь отворилась и вошел неизвестный человек, Пьер испытал чувство страха и благоговения, подобное тому, которое он в детстве испытывал на исповеди: он почувствовал себя с глазу на глаз с совершенно чужим по условиям жизни и с близким, по братству людей, человеком. Пьер с захватывающим дыханье биением сердца подвинулся к ритору (так назывался в масонстве брат, приготовляющий ищущего к вступлению в братство). Пьер, подойдя ближе, узнал в риторе знакомого человека, Смольянинова, но ему оскорбительно было думать, что вошедший был знакомый человек: вошедший был только брат и добродетельный наставник. Пьер долго не мог выговорить слова, так что ритор должен был повторить свой вопрос.
– Да, я… я… хочу обновления, – с трудом выговорил Пьер.
– Хорошо, – сказал Смольянинов, и тотчас же продолжал: – Имеете ли вы понятие о средствах, которыми наш святой орден поможет вам в достижении вашей цели?… – сказал ритор спокойно и быстро.
– Я… надеюсь… руководства… помощи… в обновлении, – сказал Пьер с дрожанием голоса и с затруднением в речи, происходящим и от волнения, и от непривычки говорить по русски об отвлеченных предметах.
– Какое понятие вы имеете о франк масонстве?
– Я подразумеваю, что франк масонство есть fraterienité [братство]; и равенство людей с добродетельными целями, – сказал Пьер, стыдясь по мере того, как он говорил, несоответственности своих слов с торжественностью минуты. Я подразумеваю…
– Хорошо, – сказал ритор поспешно, видимо вполне удовлетворенный этим ответом. – Искали ли вы средств к достижению своей цели в религии?
– Нет, я считал ее несправедливою, и не следовал ей, – сказал Пьер так тихо, что ритор не расслышал его и спросил, что он говорит. – Я был атеистом, – отвечал Пьер.
– Вы ищете истины для того, чтобы следовать в жизни ее законам; следовательно, вы ищете премудрости и добродетели, не так ли? – сказал ритор после минутного молчания.
– Да, да, – подтвердил Пьер.
Ритор прокашлялся, сложил на груди руки в перчатках и начал говорить:
– Теперь я должен открыть вам главную цель нашего ордена, – сказал он, – и ежели цель эта совпадает с вашею, то вы с пользою вступите в наше братство. Первая главнейшая цель и купно основание нашего ордена, на котором он утвержден, и которого никакая сила человеческая не может низвергнуть, есть сохранение и предание потомству некоего важного таинства… от самых древнейших веков и даже от первого человека до нас дошедшего, от которого таинства, может быть, зависит судьба рода человеческого. Но так как сие таинство такого свойства, что никто не может его знать и им пользоваться, если долговременным и прилежным очищением самого себя не приуготовлен, то не всяк может надеяться скоро обрести его. Поэтому мы имеем вторую цель, которая состоит в том, чтобы приуготовлять наших членов, сколько возможно, исправлять их сердце, очищать и просвещать их разум теми средствами, которые нам преданием открыты от мужей, потрудившихся в искании сего таинства, и тем учинять их способными к восприятию оного. Очищая и исправляя наших членов, мы стараемся в третьих исправлять и весь человеческий род, предлагая ему в членах наших пример благочестия и добродетели, и тем стараемся всеми силами противоборствовать злу, царствующему в мире. Подумайте об этом, и я опять приду к вам, – сказал он и вышел из комнаты.
– Противоборствовать злу, царствующему в мире… – повторил Пьер, и ему представилась его будущая деятельность на этом поприще. Ему представлялись такие же люди, каким он был сам две недели тому назад, и он мысленно обращал к ним поучительно наставническую речь. Он представлял себе порочных и несчастных людей, которым он помогал словом и делом; представлял себе угнетателей, от которых он спасал их жертвы. Из трех поименованных ритором целей, эта последняя – исправление рода человеческого, особенно близка была Пьеру. Некое важное таинство, о котором упомянул ритор, хотя и подстрекало его любопытство, не представлялось ему существенным; а вторая цель, очищение и исправление себя, мало занимала его, потому что он в эту минуту с наслаждением чувствовал себя уже вполне исправленным от прежних пороков и готовым только на одно доброе.
Через полчаса вернулся ритор передать ищущему те семь добродетелей, соответствующие семи ступеням храма Соломона, которые должен был воспитывать в себе каждый масон. Добродетели эти были: 1) скромность , соблюдение тайны ордена, 2) повиновение высшим чинам ордена, 3) добронравие, 4) любовь к человечеству, 5) мужество, 6) щедрость и 7) любовь к смерти.
– В седьмых старайтесь, – сказал ритор, – частым помышлением о смерти довести себя до того, чтобы она не казалась вам более страшным врагом, но другом… который освобождает от бедственной сей жизни в трудах добродетели томившуюся душу, для введения ее в место награды и успокоения.
«Да, это должно быть так», – думал Пьер, когда после этих слов ритор снова ушел от него, оставляя его уединенному размышлению. «Это должно быть так, но я еще так слаб, что люблю свою жизнь, которой смысл только теперь по немногу открывается мне». Но остальные пять добродетелей, которые перебирая по пальцам вспомнил Пьер, он чувствовал в душе своей: и мужество , и щедрость , и добронравие , и любовь к человечеству , и в особенности повиновение , которое даже не представлялось ему добродетелью, а счастьем. (Ему так радостно было теперь избавиться от своего произвола и подчинить свою волю тому и тем, которые знали несомненную истину.) Седьмую добродетель Пьер забыл и никак не мог вспомнить ее.
В третий раз ритор вернулся скорее и спросил Пьера, всё ли он тверд в своем намерении, и решается ли подвергнуть себя всему, что от него потребуется.
– Я готов на всё, – сказал Пьер.
– Еще должен вам сообщить, – сказал ритор, – что орден наш учение свое преподает не словами токмо, но иными средствами, которые на истинного искателя мудрости и добродетели действуют, может быть, сильнее, нежели словесные токмо объяснения. Сия храмина убранством своим, которое вы видите, уже должна была изъяснить вашему сердцу, ежели оно искренно, более нежели слова; вы увидите, может быть, и при дальнейшем вашем принятии подобный образ изъяснения. Орден наш подражает древним обществам, которые открывали свое учение иероглифами. Иероглиф, – сказал ритор, – есть наименование какой нибудь неподверженной чувствам вещи, которая содержит в себе качества, подобные изобразуемой.
Пьер знал очень хорошо, что такое иероглиф, но не смел говорить. Он молча слушал ритора, по всему чувствуя, что тотчас начнутся испытанья.
– Ежели вы тверды, то я должен приступить к введению вас, – говорил ритор, ближе подходя к Пьеру. – В знак щедрости прошу вас отдать мне все драгоценные вещи.
– Но я с собою ничего не имею, – сказал Пьер, полагавший, что от него требуют выдачи всего, что он имеет.
– То, что на вас есть: часы, деньги, кольца…
Пьер поспешно достал кошелек, часы, и долго не мог снять с жирного пальца обручальное кольцо. Когда это было сделано, масон сказал:
– В знак повиновенья прошу вас раздеться. – Пьер снял фрак, жилет и левый сапог по указанию ритора. Масон открыл рубашку на его левой груди, и, нагнувшись, поднял его штанину на левой ноге выше колена. Пьер поспешно хотел снять и правый сапог и засучить панталоны, чтобы избавить от этого труда незнакомого ему человека, но масон сказал ему, что этого не нужно – и подал ему туфлю на левую ногу. С детской улыбкой стыдливости, сомнения и насмешки над самим собою, которая против его воли выступала на лицо, Пьер стоял, опустив руки и расставив ноги, перед братом ритором, ожидая его новых приказаний.
– И наконец, в знак чистосердечия, я прошу вас открыть мне главное ваше пристрастие, – сказал он.
– Мое пристрастие! У меня их было так много, – сказал Пьер.
– То пристрастие, которое более всех других заставляло вас колебаться на пути добродетели, – сказал масон.
Пьер помолчал, отыскивая.
«Вино? Объедение? Праздность? Леность? Горячность? Злоба? Женщины?» Перебирал он свои пороки, мысленно взвешивая их и не зная которому отдать преимущество.
– Женщины, – сказал тихим, чуть слышным голосом Пьер. Масон не шевелился и не говорил долго после этого ответа. Наконец он подвинулся к Пьеру, взял лежавший на столе платок и опять завязал ему глаза.
– Последний раз говорю вам: обратите всё ваше внимание на самого себя, наложите цепи на свои чувства и ищите блаженства не в страстях, а в своем сердце. Источник блаженства не вне, а внутри нас…
Пьер уже чувствовал в себе этот освежающий источник блаженства, теперь радостью и умилением переполнявший его душу.


Скоро после этого в темную храмину пришел за Пьером уже не прежний ритор, а поручитель Вилларский, которого он узнал по голосу. На новые вопросы о твердости его намерения, Пьер отвечал: «Да, да, согласен», – и с сияющею детскою улыбкой, с открытой, жирной грудью, неровно и робко шагая одной разутой и одной обутой ногой, пошел вперед с приставленной Вилларским к его обнаженной груди шпагой. Из комнаты его повели по коридорам, поворачивая взад и вперед, и наконец привели к дверям ложи. Вилларский кашлянул, ему ответили масонскими стуками молотков, дверь отворилась перед ними. Чей то басистый голос (глаза Пьера всё были завязаны) сделал ему вопросы о том, кто он, где, когда родился? и т. п. Потом его опять повели куда то, не развязывая ему глаз, и во время ходьбы его говорили ему аллегории о трудах его путешествия, о священной дружбе, о предвечном Строителе мира, о мужестве, с которым он должен переносить труды и опасности. Во время этого путешествия Пьер заметил, что его называли то ищущим, то страждущим, то требующим, и различно стучали при этом молотками и шпагами. В то время как его подводили к какому то предмету, он заметил, что произошло замешательство и смятение между его руководителями. Он слышал, как шопотом заспорили между собой окружающие люди и как один настаивал на том, чтобы он был проведен по какому то ковру. После этого взяли его правую руку, положили на что то, а левою велели ему приставить циркуль к левой груди, и заставили его, повторяя слова, которые читал другой, прочесть клятву верности законам ордена. Потом потушили свечи, зажгли спирт, как это слышал по запаху Пьер, и сказали, что он увидит малый свет. С него сняли повязку, и Пьер как во сне увидал, в слабом свете спиртового огня, несколько людей, которые в таких же фартуках, как и ритор, стояли против него и держали шпаги, направленные в его грудь. Между ними стоял человек в белой окровавленной рубашке. Увидав это, Пьер грудью надвинулся вперед на шпаги, желая, чтобы они вонзились в него. Но шпаги отстранились от него и ему тотчас же опять надели повязку. – Теперь ты видел малый свет, – сказал ему чей то голос. Потом опять зажгли свечи, сказали, что ему надо видеть полный свет, и опять сняли повязку и более десяти голосов вдруг сказали: sic transit gloria mundi. [так проходит мирская слава.]
Пьер понемногу стал приходить в себя и оглядывать комнату, где он был, и находившихся в ней людей. Вокруг длинного стола, покрытого черным, сидело человек двенадцать, всё в тех же одеяниях, как и те, которых он прежде видел. Некоторых Пьер знал по петербургскому обществу. На председательском месте сидел незнакомый молодой человек, в особом кресте на шее. По правую руку сидел итальянец аббат, которого Пьер видел два года тому назад у Анны Павловны. Еще был тут один весьма важный сановник и один швейцарец гувернер, живший прежде у Курагиных. Все торжественно молчали, слушая слова председателя, державшего в руке молоток. В стене была вделана горящая звезда; с одной стороны стола был небольшой ковер с различными изображениями, с другой было что то в роде алтаря с Евангелием и черепом. Кругом стола было 7 больших, в роде церковных, подсвечников. Двое из братьев подвели Пьера к алтарю, поставили ему ноги в прямоугольное положение и приказали ему лечь, говоря, что он повергается к вратам храма.
– Он прежде должен получить лопату, – сказал шопотом один из братьев.
– А! полноте пожалуйста, – сказал другой.
Пьер, растерянными, близорукими глазами, не повинуясь, оглянулся вокруг себя, и вдруг на него нашло сомнение. «Где я? Что я делаю? Не смеются ли надо мной? Не будет ли мне стыдно вспоминать это?» Но сомнение это продолжалось только одно мгновение. Пьер оглянулся на серьезные лица окружавших его людей, вспомнил всё, что он уже прошел, и понял, что нельзя остановиться на половине дороги. Он ужаснулся своему сомнению и, стараясь вызвать в себе прежнее чувство умиления, повергся к вратам храма. И действительно чувство умиления, еще сильнейшего, чем прежде, нашло на него. Когда он пролежал несколько времени, ему велели встать и надели на него такой же белый кожаный фартук, какие были на других, дали ему в руки лопату и три пары перчаток, и тогда великий мастер обратился к нему. Он сказал ему, чтобы он старался ничем не запятнать белизну этого фартука, представляющего крепость и непорочность; потом о невыясненной лопате сказал, чтобы он трудился ею очищать свое сердце от пороков и снисходительно заглаживать ею сердце ближнего. Потом про первые перчатки мужские сказал, что значения их он не может знать, но должен хранить их, про другие перчатки мужские сказал, что он должен надевать их в собраниях и наконец про третьи женские перчатки сказал: «Любезный брат, и сии женские перчатки вам определены суть. Отдайте их той женщине, которую вы будете почитать больше всех. Сим даром уверите в непорочности сердца вашего ту, которую изберете вы себе в достойную каменьщицу». И помолчав несколько времени, прибавил: – «Но соблюди, любезный брат, да не украшают перчатки сии рук нечистых». В то время как великий мастер произносил эти последние слова, Пьеру показалось, что председатель смутился. Пьер смутился еще больше, покраснел до слез, как краснеют дети, беспокойно стал оглядываться и произошло неловкое молчание.
Молчание это было прервано одним из братьев, который, подведя Пьера к ковру, начал из тетради читать ему объяснение всех изображенных на нем фигур: солнца, луны, молотка. отвеса, лопаты, дикого и кубического камня, столба, трех окон и т. д. Потом Пьеру назначили его место, показали ему знаки ложи, сказали входное слово и наконец позволили сесть. Великий мастер начал читать устав. Устав был очень длинен, и Пьер от радости, волнения и стыда не был в состоянии понимать того, что читали. Он вслушался только в последние слова устава, которые запомнились ему.
«В наших храмах мы не знаем других степеней, – читал „великий мастер, – кроме тех, которые находятся между добродетелью и пороком. Берегись делать какое нибудь различие, могущее нарушить равенство. Лети на помощь к брату, кто бы он ни был, настави заблуждающегося, подними упадающего и не питай никогда злобы или вражды на брата. Будь ласков и приветлив. Возбуждай во всех сердцах огнь добродетели. Дели счастье с ближним твоим, и да не возмутит никогда зависть чистого сего наслаждения. Прощай врагу твоему, не мсти ему, разве только деланием ему добра. Исполнив таким образом высший закон, ты обрящешь следы древнего, утраченного тобой величества“.
Кончил он и привстав обнял Пьера и поцеловал его. Пьер, с слезами радости на глазах, смотрел вокруг себя, не зная, что отвечать на поздравления и возобновления знакомств, с которыми окружили его. Он не признавал никаких знакомств; во всех людях этих он видел только братьев, с которыми сгорал нетерпением приняться за дело.
Великий мастер стукнул молотком, все сели по местам, и один прочел поучение о необходимости смирения.
Великий мастер предложил исполнить последнюю обязанность, и важный сановник, который носил звание собирателя милостыни, стал обходить братьев. Пьеру хотелось записать в лист милостыни все деньги, которые у него были, но он боялся этим выказать гордость, и записал столько же, сколько записывали другие.
Заседание было кончено, и по возвращении домой, Пьеру казалось, что он приехал из какого то дальнего путешествия, где он провел десятки лет, совершенно изменился и отстал от прежнего порядка и привычек жизни.


На другой день после приема в ложу, Пьер сидел дома, читая книгу и стараясь вникнуть в значение квадрата, изображавшего одной своей стороною Бога, другою нравственное, третьею физическое и четвертою смешанное. Изредка он отрывался от книги и квадрата и в воображении своем составлял себе новый план жизни. Вчера в ложе ему сказали, что до сведения государя дошел слух о дуэли, и что Пьеру благоразумнее бы было удалиться из Петербурга. Пьер предполагал ехать в свои южные имения и заняться там своими крестьянами. Он радостно обдумывал эту новую жизнь, когда неожиданно в комнату вошел князь Василий.
– Мой друг, что ты наделал в Москве? За что ты поссорился с Лёлей, mon сher? [дорогой мoй?] Ты в заблуждении, – сказал князь Василий, входя в комнату. – Я всё узнал, я могу тебе сказать верно, что Элен невинна перед тобой, как Христос перед жидами. – Пьер хотел отвечать, но он перебил его. – И зачем ты не обратился прямо и просто ко мне, как к другу? Я всё знаю, я всё понимаю, – сказал он, – ты вел себя, как прилично человеку, дорожащему своей честью; может быть слишком поспешно, но об этом мы не будем судить. Одно ты помни, в какое положение ты ставишь ее и меня в глазах всего общества и даже двора, – прибавил он, понизив голос. – Она живет в Москве, ты здесь. Помни, мой милый, – он потянул его вниз за руку, – здесь одно недоразуменье; ты сам, я думаю, чувствуешь. Напиши сейчас со мною письмо, и она приедет сюда, всё объяснится, а то я тебе скажу, ты очень легко можешь пострадать, мой милый.
Князь Василий внушительно взглянул на Пьера. – Мне из хороших источников известно, что вдовствующая императрица принимает живой интерес во всем этом деле. Ты знаешь, она очень милостива к Элен.
Несколько раз Пьер собирался говорить, но с одной стороны князь Василий не допускал его до этого, с другой стороны сам Пьер боялся начать говорить в том тоне решительного отказа и несогласия, в котором он твердо решился отвечать своему тестю. Кроме того слова масонского устава: «буди ласков и приветлив» вспоминались ему. Он морщился, краснел, вставал и опускался, работая над собою в самом трудном для него в жизни деле – сказать неприятное в глаза человеку, сказать не то, чего ожидал этот человек, кто бы он ни был. Он так привык повиноваться этому тону небрежной самоуверенности князя Василия, что и теперь он чувствовал, что не в силах будет противостоять ей; но он чувствовал, что от того, что он скажет сейчас, будет зависеть вся дальнейшая судьба его: пойдет ли он по старой, прежней дороге, или по той новой, которая так привлекательно была указана ему масонами, и на которой он твердо верил, что найдет возрождение к новой жизни.
– Ну, мой милый, – шутливо сказал князь Василий, – скажи же мне: «да», и я от себя напишу ей, и мы убьем жирного тельца. – Но князь Василий не успел договорить своей шутки, как Пьер с бешенством в лице, которое напоминало его отца, не глядя в глаза собеседнику, проговорил шопотом:
– Князь, я вас не звал к себе, идите, пожалуйста, идите! – Он вскочил и отворил ему дверь.
– Идите же, – повторил он, сам себе не веря и радуясь выражению смущенности и страха, показавшемуся на лице князя Василия.
– Что с тобой? Ты болен?
– Идите! – еще раз проговорил дрожащий голос. И князь Василий должен был уехать, не получив никакого объяснения.
Через неделю Пьер, простившись с новыми друзьями масонами и оставив им большие суммы на милостыни, уехал в свои именья. Его новые братья дали ему письма в Киев и Одессу, к тамошним масонам, и обещали писать ему и руководить его в его новой деятельности.


Дело Пьера с Долоховым было замято, и, несмотря на тогдашнюю строгость государя в отношении дуэлей, ни оба противника, ни их секунданты не пострадали. Но история дуэли, подтвержденная разрывом Пьера с женой, разгласилась в обществе. Пьер, на которого смотрели снисходительно, покровительственно, когда он был незаконным сыном, которого ласкали и прославляли, когда он был лучшим женихом Российской империи, после своей женитьбы, когда невестам и матерям нечего было ожидать от него, сильно потерял во мнении общества, тем более, что он не умел и не желал заискивать общественного благоволения. Теперь его одного обвиняли в происшедшем, говорили, что он бестолковый ревнивец, подверженный таким же припадкам кровожадного бешенства, как и его отец. И когда, после отъезда Пьера, Элен вернулась в Петербург, она была не только радушно, но с оттенком почтительности, относившейся к ее несчастию, принята всеми своими знакомыми. Когда разговор заходил о ее муже, Элен принимала достойное выражение, которое она – хотя и не понимая его значения – по свойственному ей такту, усвоила себе. Выражение это говорило, что она решилась, не жалуясь, переносить свое несчастие, и что ее муж есть крест, посланный ей от Бога. Князь Василий откровеннее высказывал свое мнение. Он пожимал плечами, когда разговор заходил о Пьере, и, указывая на лоб, говорил:
– Un cerveau fele – je le disais toujours. [Полусумасшедший – я всегда это говорил.]
– Я вперед сказала, – говорила Анна Павловна о Пьере, – я тогда же сейчас сказала, и прежде всех (она настаивала на своем первенстве), что это безумный молодой человек, испорченный развратными идеями века. Я тогда еще сказала это, когда все восхищались им и он только приехал из за границы, и помните, у меня как то вечером представлял из себя какого то Марата. Чем же кончилось? Я тогда еще не желала этой свадьбы и предсказала всё, что случится.
Анна Павловна по прежнему давала у себя в свободные дни такие вечера, как и прежде, и такие, какие она одна имела дар устроивать, вечера, на которых собиралась, во первых, la creme de la veritable bonne societe, la fine fleur de l'essence intellectuelle de la societe de Petersbourg, [сливки настоящего хорошего общества, цвет интеллектуальной эссенции петербургского общества,] как говорила сама Анна Павловна. Кроме этого утонченного выбора общества, вечера Анны Павловны отличались еще тем, что всякий раз на своем вечере Анна Павловна подавала своему обществу какое нибудь новое, интересное лицо, и что нигде, как на этих вечерах, не высказывался так очевидно и твердо градус политического термометра, на котором стояло настроение придворного легитимистского петербургского общества.
В конце 1806 года, когда получены были уже все печальные подробности об уничтожении Наполеоном прусской армии под Иеной и Ауерштетом и о сдаче большей части прусских крепостей, когда войска наши уж вступили в Пруссию, и началась наша вторая война с Наполеоном, Анна Павловна собрала у себя вечер. La creme de la veritable bonne societe [Сливки настоящего хорошего общества] состояла из обворожительной и несчастной, покинутой мужем, Элен, из MorteMariet'a, обворожительного князя Ипполита, только что приехавшего из Вены, двух дипломатов, тетушки, одного молодого человека, пользовавшегося в гостиной наименованием просто d'un homme de beaucoup de merite, [весьма достойный человек,] одной вновь пожалованной фрейлины с матерью и некоторых других менее заметных особ.
Лицо, которым как новинкой угащивала в этот вечер Анна Павловна своих гостей, был Борис Друбецкой, только что приехавший курьером из прусской армии и находившийся адъютантом у очень важного лица.
Градус политического термометра, указанный на этом вечере обществу, был следующий: сколько бы все европейские государи и полководцы ни старались потворствовать Бонапартию, для того чтобы сделать мне и вообще нам эти неприятности и огорчения, мнение наше на счет Бонапартия не может измениться. Мы не перестанем высказывать свой непритворный на этот счет образ мыслей, и можем сказать только прусскому королю и другим: тем хуже для вас. Tu l'as voulu, George Dandin, [Ты этого хотел, Жорж Дандэн,] вот всё, что мы можем сказать. Вот что указывал политический термометр на вечере Анны Павловны. Когда Борис, который должен был быть поднесен гостям, вошел в гостиную, уже почти всё общество было в сборе, и разговор, руководимый Анной Павловной, шел о наших дипломатических сношениях с Австрией и о надежде на союз с нею.
Борис в щегольском, адъютантском мундире, возмужавший, свежий и румяный, свободно вошел в гостиную и был отведен, как следовало, для приветствия к тетушке и снова присоединен к общему кружку.
Анна Павловна дала поцеловать ему свою сухую руку, познакомила его с некоторыми незнакомыми ему лицами и каждого шопотом определила ему.
– Le Prince Hyppolite Kouraguine – charmant jeune homme. M r Kroug charge d'affaires de Kopenhague – un esprit profond, и просто: М r Shittoff un homme de beaucoup de merite [Князь Ипполит Курагин, милый молодой человек. Г. Круг, Копенгагенский поверенный в делах, глубокий ум. Г. Шитов, весьма достойный человек] про того, который носил это наименование.
Борис за это время своей службы, благодаря заботам Анны Михайловны, собственным вкусам и свойствам своего сдержанного характера, успел поставить себя в самое выгодное положение по службе. Он находился адъютантом при весьма важном лице, имел весьма важное поручение в Пруссию и только что возвратился оттуда курьером. Он вполне усвоил себе ту понравившуюся ему в Ольмюце неписанную субординацию, по которой прапорщик мог стоять без сравнения выше генерала, и по которой, для успеха на службе, были нужны не усилия на службе, не труды, не храбрость, не постоянство, а нужно было только уменье обращаться с теми, которые вознаграждают за службу, – и он часто сам удивлялся своим быстрым успехам и тому, как другие могли не понимать этого. Вследствие этого открытия его, весь образ жизни его, все отношения с прежними знакомыми, все его планы на будущее – совершенно изменились. Он был не богат, но последние свои деньги он употреблял на то, чтобы быть одетым лучше других; он скорее лишил бы себя многих удовольствий, чем позволил бы себе ехать в дурном экипаже или показаться в старом мундире на улицах Петербурга. Сближался он и искал знакомств только с людьми, которые были выше его, и потому могли быть ему полезны. Он любил Петербург и презирал Москву. Воспоминание о доме Ростовых и о его детской любви к Наташе – было ему неприятно, и он с самого отъезда в армию ни разу не был у Ростовых. В гостиной Анны Павловны, в которой присутствовать он считал за важное повышение по службе, он теперь тотчас же понял свою роль и предоставил Анне Павловне воспользоваться тем интересом, который в нем заключался, внимательно наблюдая каждое лицо и оценивая выгоды и возможности сближения с каждым из них. Он сел на указанное ему место возле красивой Элен, и вслушивался в общий разговор.
– Vienne trouve les bases du traite propose tellement hors d'atteinte, qu'on ne saurait y parvenir meme par une continuite de succes les plus brillants, et elle met en doute les moyens qui pourraient nous les procurer. C'est la phrase authentique du cabinet de Vienne, – говорил датский charge d'affaires. [Вена находит основания предлагаемого договора до того невозможными, что достигнуть их нельзя даже рядом самых блестящих успехов: и она сомневается в средствах, которые могут их нам доставить. Это подлинная фраза венского кабинета, – сказал датский поверенный в делах.]
– C'est le doute qui est flatteur! – сказал l'homme a l'esprit profond, с тонкой улыбкой. [Сомнение лестно! – сказал глубокий ум,]
– Il faut distinguer entre le cabinet de Vienne et l'Empereur d'Autriche, – сказал МorteMariet. – L'Empereur d'Autriche n'a jamais pu penser a une chose pareille, ce n'est que le cabinet qui le dit. [Необходимо различать венский кабинет и австрийского императора. Австрийский император никогда не мог этого думать, это говорит только кабинет.]
– Eh, mon cher vicomte, – вмешалась Анна Павловна, – l'Urope (она почему то выговаривала l'Urope, как особенную тонкость французского языка, которую она могла себе позволить, говоря с французом) l'Urope ne sera jamais notre alliee sincere. [Ах, мой милый виконт, Европа никогда не будет нашей искренней союзницей.]
Вслед за этим Анна Павловна навела разговор на мужество и твердость прусского короля с тем, чтобы ввести в дело Бориса.
Борис внимательно слушал того, кто говорит, ожидая своего череда, но вместе с тем успевал несколько раз оглядываться на свою соседку, красавицу Элен, которая с улыбкой несколько раз встретилась глазами с красивым молодым адъютантом.
Весьма естественно, говоря о положении Пруссии, Анна Павловна попросила Бориса рассказать свое путешествие в Глогау и положение, в котором он нашел прусское войско. Борис, не торопясь, чистым и правильным французским языком, рассказал весьма много интересных подробностей о войсках, о дворе, во всё время своего рассказа старательно избегая заявления своего мнения насчет тех фактов, которые он передавал. На несколько времени Борис завладел общим вниманием, и Анна Павловна чувствовала, что ее угощенье новинкой было принято с удовольствием всеми гостями. Более всех внимания к рассказу Бориса выказала Элен. Она несколько раз спрашивала его о некоторых подробностях его поездки и, казалось, весьма была заинтересована положением прусской армии. Как только он кончил, она с своей обычной улыбкой обратилась к нему:
– Il faut absolument que vous veniez me voir, [Необходимо нужно, чтоб вы приехали повидаться со мною,] – сказала она ему таким тоном, как будто по некоторым соображениям, которые он не мог знать, это было совершенно необходимо.
– Mariedi entre les 8 et 9 heures. Vous me ferez grand plaisir. [Во вторник, между 8 и 9 часами. Вы мне сделаете большое удовольствие.] – Борис обещал исполнить ее желание и хотел вступить с ней в разговор, когда Анна Павловна отозвала его под предлогом тетушки, которая желала его cлышать.
– Вы ведь знаете ее мужа? – сказала Анна Павловна, закрыв глаза и грустным жестом указывая на Элен. – Ах, это такая несчастная и прелестная женщина! Не говорите при ней о нем, пожалуйста не говорите. Ей слишком тяжело!


Когда Борис и Анна Павловна вернулись к общему кружку, разговором в нем завладел князь Ипполит.
Он, выдвинувшись вперед на кресле, сказал: Le Roi de Prusse! [Прусский король!] и сказав это, засмеялся. Все обратились к нему: Le Roi de Prusse? – спросил Ипполит, опять засмеялся и опять спокойно и серьезно уселся в глубине своего кресла. Анна Павловна подождала его немного, но так как Ипполит решительно, казалось, не хотел больше говорить, она начала речь о том, как безбожный Бонапарт похитил в Потсдаме шпагу Фридриха Великого.
– C'est l'epee de Frederic le Grand, que je… [Это шпага Фридриха Великого, которую я…] – начала было она, но Ипполит перебил ее словами:
– Le Roi de Prusse… – и опять, как только к нему обратились, извинился и замолчал. Анна Павловна поморщилась. MorteMariet, приятель Ипполита, решительно обратился к нему:
– Voyons a qui en avez vous avec votre Roi de Prusse? [Ну так что ж о прусском короле?]
Ипполит засмеялся, как будто ему стыдно было своего смеха.
– Non, ce n'est rien, je voulais dire seulement… [Нет, ничего, я только хотел сказать…] (Он намерен был повторить шутку, которую он слышал в Вене, и которую он целый вечер собирался поместить.) Je voulais dire seulement, que nous avons tort de faire la guerre рour le roi de Prusse. [Я только хотел сказать, что мы напрасно воюем pour le roi de Prusse . (Непереводимая игра слов, имеющая значение: «по пустякам».)]
Борис осторожно улыбнулся так, что его улыбка могла быть отнесена к насмешке или к одобрению шутки, смотря по тому, как она будет принята. Все засмеялись.
– Il est tres mauvais, votre jeu de mot, tres spirituel, mais injuste, – грозя сморщенным пальчиком, сказала Анна Павловна. – Nous ne faisons pas la guerre pour le Roi de Prusse, mais pour les bons principes. Ah, le mechant, ce prince Hippolytel [Ваша игра слов не хороша, очень умна, но несправедлива; мы не воюем pour le roi de Prusse (т. e. по пустякам), а за добрые начала. Ах, какой он злой, этот князь Ипполит!] – сказала она.
Разговор не утихал целый вечер, обращаясь преимущественно около политических новостей. В конце вечера он особенно оживился, когда дело зашло о наградах, пожалованных государем.
– Ведь получил же в прошлом году NN табакерку с портретом, – говорил l'homme a l'esprit profond, [человек глубокого ума,] – почему же SS не может получить той же награды?
– Je vous demande pardon, une tabatiere avec le portrait de l'Empereur est une recompense, mais point une distinction, – сказал дипломат, un cadeau plutot. [Извините, табакерка с портретом Императора есть награда, а не отличие; скорее подарок.]
– Il y eu plutot des antecedents, je vous citerai Schwarzenberg. [Были примеры – Шварценберг.]
– C'est impossible, [Это невозможно,] – возразил другой.
– Пари. Le grand cordon, c'est different… [Лента – это другое дело…]
Когда все поднялись, чтоб уезжать, Элен, очень мало говорившая весь вечер, опять обратилась к Борису с просьбой и ласковым, значительным приказанием, чтобы он был у нее во вторник.
– Мне это очень нужно, – сказала она с улыбкой, оглядываясь на Анну Павловну, и Анна Павловна той грустной улыбкой, которая сопровождала ее слова при речи о своей высокой покровительнице, подтвердила желание Элен. Казалось, что в этот вечер из каких то слов, сказанных Борисом о прусском войске, Элен вдруг открыла необходимость видеть его. Она как будто обещала ему, что, когда он приедет во вторник, она объяснит ему эту необходимость.
Приехав во вторник вечером в великолепный салон Элен, Борис не получил ясного объяснения, для чего было ему необходимо приехать. Были другие гости, графиня мало говорила с ним, и только прощаясь, когда он целовал ее руку, она с странным отсутствием улыбки, неожиданно, шопотом, сказала ему: Venez demain diner… le soir. Il faut que vous veniez… Venez. [Приезжайте завтра обедать… вечером. Надо, чтоб вы приехали… Приезжайте.]
В этот свой приезд в Петербург Борис сделался близким человеком в доме графини Безуховой.


Война разгоралась, и театр ее приближался к русским границам. Всюду слышались проклятия врагу рода человеческого Бонапартию; в деревнях собирались ратники и рекруты, и с театра войны приходили разноречивые известия, как всегда ложные и потому различно перетолковываемые.
Жизнь старого князя Болконского, князя Андрея и княжны Марьи во многом изменилась с 1805 года.
В 1806 году старый князь был определен одним из восьми главнокомандующих по ополчению, назначенных тогда по всей России. Старый князь, несмотря на свою старческую слабость, особенно сделавшуюся заметной в тот период времени, когда он считал своего сына убитым, не счел себя вправе отказаться от должности, в которую был определен самим государем, и эта вновь открывшаяся ему деятельность возбудила и укрепила его. Он постоянно бывал в разъездах по трем вверенным ему губерниям; был до педантизма исполнителен в своих обязанностях, строг до жестокости с своими подчиненными, и сам доходил до малейших подробностей дела. Княжна Марья перестала уже брать у своего отца математические уроки, и только по утрам, сопутствуемая кормилицей, с маленьким князем Николаем (как звал его дед) входила в кабинет отца, когда он был дома. Грудной князь Николай жил с кормилицей и няней Савишной на половине покойной княгини, и княжна Марья большую часть дня проводила в детской, заменяя, как умела, мать маленькому племяннику. M lle Bourienne тоже, как казалось, страстно любила мальчика, и княжна Марья, часто лишая себя, уступала своей подруге наслаждение нянчить маленького ангела (как называла она племянника) и играть с ним.
У алтаря лысогорской церкви была часовня над могилой маленькой княгини, и в часовне был поставлен привезенный из Италии мраморный памятник, изображавший ангела, расправившего крылья и готовящегося подняться на небо. У ангела была немного приподнята верхняя губа, как будто он сбирался улыбнуться, и однажды князь Андрей и княжна Марья, выходя из часовни, признались друг другу, что странно, лицо этого ангела напоминало им лицо покойницы. Но что было еще страннее и чего князь Андрей не сказал сестре, было то, что в выражении, которое дал случайно художник лицу ангела, князь Андрей читал те же слова кроткой укоризны, которые он прочел тогда на лице своей мертвой жены: «Ах, зачем вы это со мной сделали?…»
Вскоре после возвращения князя Андрея, старый князь отделил сына и дал ему Богучарово, большое имение, находившееся в 40 верстах от Лысых Гор. Частью по причине тяжелых воспоминаний, связанных с Лысыми Горами, частью потому, что не всегда князь Андрей чувствовал себя в силах переносить характер отца, частью и потому, что ему нужно было уединение, князь Андрей воспользовался Богучаровым, строился там и проводил в нем большую часть времени.
Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, Петруша с бумагами пришел, – сказала одна из девушек помощниц няни, обращаясь к князю Андрею, который сидел на маленьком детском стуле и дрожащими руками, хмурясь, капал из стклянки лекарство в рюмку, налитую до половины водой.
– Что такое? – сказал он сердито, и неосторожно дрогнув рукой, перелил из стклянки в рюмку лишнее количество капель. Он выплеснул лекарство из рюмки на пол и опять спросил воды. Девушка подала ему.
В комнате стояла детская кроватка, два сундука, два кресла, стол и детские столик и стульчик, тот, на котором сидел князь Андрей. Окна были завешаны, и на столе горела одна свеча, заставленная переплетенной нотной книгой, так, чтобы свет не падал на кроватку.
– Мой друг, – обращаясь к брату, сказала княжна Марья от кроватки, у которой она стояла, – лучше подождать… после…
– Ах, сделай милость, ты всё говоришь глупости, ты и так всё дожидалась – вот и дождалась, – сказал князь Андрей озлобленным шопотом, видимо желая уколоть сестру.
– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.
[Со времени наших блестящих успехов в Аустерлице, вы знаете, мой милый князь, что я не покидаю более главных квартир. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно.
«Я начинаю аb ovo. Враг рода человеческого , вам известный, аттакует пруссаков. Пруссаки – наши верные союзники, которые нас обманули только три раза в три года. Мы заступаемся за них. Но оказывается, что враг рода человеческого не обращает никакого внимания на наши прелестные речи, и с своей неучтивой и дикой манерой бросается на пруссаков, не давая им времени кончить их начатый парад, вдребезги разбивает их и поселяется в потсдамском дворце.
«Я очень желаю, пишет прусской король Бонапарту, чтобы ваше величество были приняты в моем дворце самым приятнейшим для вас образом, и я с особенной заботливостью сделал для того все нужные распоряжения на сколько позволили обстоятельства. Весьма желаю, чтоб я достигнул цели». Прусские генералы щеголяют учтивостью перед французами и сдаются по первому требованию. Начальник гарнизона Глогау, с десятью тысячами, спрашивает у прусского короля, что ему делать, если ему придется сдаваться. Всё это положительно верно. Словом, мы думали внушить им страх только положением наших военных сил, но кончается тем, что мы вовлечены в войну, на нашей же границе и, главное, за прусского короля и заодно с ним. Всего у нас в избытке, недостает только маленькой штучки, а именно – главнокомандующего. Так как оказалось, что успехи Аустерлица могли бы быть положительнее, если б главнокомандующий был бы не так молод, то делается обзор осьмидесятилетних генералов, и между Прозоровским и Каменским выбирают последнего. Генерал приезжает к нам в кибитке по Суворовски, и его принимают с радостными и торжественными восклицаниями.
4 го приезжает первый курьер из Петербурга. Приносят чемоданы в кабинет фельдмаршала, который любит всё делать сам. Меня зовут, чтобы помочь разобрать письма и взять те, которые назначены нам. Фельдмаршал, предоставляя нам это занятие, ждет конвертов, адресованных ему. Мы ищем – но их не оказывается. Фельдмаршал начинает волноваться, сам принимается за работу и находит письма от государя к графу Т., князю В. и другим. Он приходит в сильнейший гнев, выходит из себя, берет письма, распечатывает их и читает письма Императора, адресованные другим… Затем пишет знаменитый суточный приказ генералу Бенигсену.
Фельдмаршал сердится на государя, и наказывает всех нас: неправда ли это логично!
Вот первое действие. При следующих интерес и забавность возрастают, само собой разумеется. После отъезда фельдмаршала оказывается, что мы в виду неприятеля, и необходимо дать сражение. Буксгевден, главнокомандующий по старшинству, но генерал Бенигсен совсем не того же мнения, тем более, что он с своим корпусом находится в виду неприятеля, и хочет воспользоваться случаем дать сражение самостоятельно. Он его и дает.
Это пултуская битва, которая считается великой победой, но которая совсем не такова, по моему мнению. Мы штатские имеем, как вы знаете, очень дурную привычку решать вопрос о выигрыше или проигрыше сражения. Тот, кто отступил после сражения, тот проиграл его, вот что мы говорим, и судя по этому мы проиграли пултуское сражение. Одним словом, мы отступаем после битвы, но посылаем курьера в Петербург с известием о победе, и генерал Бенигсен не уступает начальствования над армией генералу Буксгевдену, надеясь получить из Петербурга в благодарность за свою победу звание главнокомандующего. Во время этого междуцарствия, мы начинаем очень оригинальный и интересный ряд маневров. План наш не состоит более, как бы он должен был состоять, в том, чтобы избегать или атаковать неприятеля, но только в том, чтобы избегать генерала Буксгевдена, который по праву старшинства должен бы был быть нашим начальником. Мы преследуем эту цель с такой энергией, что даже переходя реку, на которой нет бродов, мы сжигаем мост, с целью отдалить от себя нашего врага, который в настоящее время не Бонапарт, но Буксгевден. Генерал Буксгевден чуть чуть не был атакован и взят превосходными неприятельскими силами, вследствие одного из таких маневров, спасавших нас от него. Буксгевден нас преследует – мы бежим. Только что он перейдет на нашу сторону реки, мы переходим на другую. Наконец враг наш Буксгевден ловит нас и атакует. Оба генерала сердятся и дело доходит до вызова на дуэль со стороны Буксгевдена и припадка падучей болезни со стороны Бенигсена. Но в самую критическую минуту курьер, который возил в Петербург известие о пултуской победе, возвращается и привозит нам назначение главнокомандующего, и первый враг – Буксгевден побежден. Мы теперь можем думать о втором враге – Бонапарте. Но оказывается, что в эту самую минуту возникает перед нами третий враг – православное , которое громкими возгласами требует хлеба, говядины, сухарей, сена, овса, – и мало ли чего еще! Магазины пусты, дороги непроходимы. Православное начинает грабить, и грабёж доходит до такой степени, о которой последняя кампания не могла вам дать ни малейшего понятия. Половина полков образуют вольные команды, которые обходят страну и все предают мечу и пламени. Жители разорены совершенно, больницы завалены больными, и везде голод. Два раза мародеры нападали даже на главную квартиру, и главнокомандующий принужден был взять баталион солдат, чтобы прогнать их. В одно из этих нападений у меня унесли мой пустой чемодан и халат. Государь хочет дать право всем начальникам дивизии расстреливать мародеров, но я очень боюсь, чтобы это не заставило одну половину войска расстрелять другую.]
Князь Андрей сначала читал одними глазами, но потом невольно то, что он читал (несмотря на то, что он знал, на сколько должно было верить Билибину) больше и больше начинало занимать его. Дочитав до этого места, он смял письмо и бросил его. Не то, что он прочел в письме, сердило его, но его сердило то, что эта тамошняя, чуждая для него, жизнь могла волновать его. Он закрыл глаза, потер себе лоб рукою, как будто изгоняя всякое участие к тому, что он читал, и прислушался к тому, что делалось в детской. Вдруг ему показался за дверью какой то странный звук. На него нашел страх; он боялся, не случилось ли чего с ребенком в то время, как он читал письмо. Он на цыпочках подошел к двери детской и отворил ее.
В ту минуту, как он входил, он увидал, что нянька с испуганным видом спрятала что то от него, и что княжны Марьи уже не было у кроватки.
– Мой друг, – послышался ему сзади отчаянный, как ему показалось, шопот княжны Марьи. Как это часто бывает после долгой бессонницы и долгого волнения, на него нашел беспричинный страх: ему пришло в голову, что ребенок умер. Всё, что oн видел и слышал, казалось ему подтверждением его страха.
«Всё кончено», подумал он, и холодный пот выступил у него на лбу! Он растерянно подошел к кроватке, уверенный, что он найдет ее пустою, что нянька прятала мертвого ребенка. Он раскрыл занавески, и долго его испуганные, разбегавшиеся глаза не могли отыскать ребенка. Наконец он увидал его: румяный мальчик, раскидавшись, лежал поперек кроватки, спустив голову ниже подушки и во сне чмокал, перебирая губками, и ровно дышал.
Князь Андрей обрадовался, увидав мальчика так, как будто бы он уже потерял его. Он нагнулся и, как учила его сестра, губами попробовал, есть ли жар у ребенка. Нежный лоб был влажен, он дотронулся рукой до головы – даже волосы были мокры: так сильно вспотел ребенок. Не только он не умер, но теперь очевидно было, что кризис совершился и что он выздоровел. Князю Андрею хотелось схватить, смять, прижать к своей груди это маленькое, беспомощное существо; он не смел этого сделать. Он стоял над ним, оглядывая его голову, ручки, ножки, определявшиеся под одеялом. Шорох послышался подле него, и какая то тень показалась ему под пологом кроватки. Он не оглядывался и всё слушал, глядя в лицо ребенка, его ровное дыханье. Темная тень была княжна Марья, которая неслышными шагами подошла к кроватке, подняла полог и опустила его за собою. Князь Андрей, не оглядываясь, узнал ее и протянул к ней руку. Она сжала его руку.
– Он вспотел, – сказал князь Андрей.
– Я шла к тебе, чтобы сказать это.
Ребенок во сне чуть пошевелился, улыбнулся и потерся лбом о подушку.
Князь Андрей посмотрел на сестру. Лучистые глаза княжны Марьи, в матовом полусвете полога, блестели более обыкновенного от счастливых слёз, которые стояли в них. Княжна Марья потянулась к брату и поцеловала его, слегка зацепив за полог кроватки. Они погрозили друг другу, еще постояли в матовом свете полога, как бы не желая расстаться с этим миром, в котором они втроем были отделены от всего света. Князь Андрей первый, путая волосы о кисею полога, отошел от кроватки. – Да. это одно что осталось мне теперь, – сказал он со вздохом.


Вскоре после своего приема в братство масонов, Пьер с полным написанным им для себя руководством о том, что он должен был делать в своих имениях, уехал в Киевскую губернию, где находилась большая часть его крестьян.
Приехав в Киев, Пьер вызвал в главную контору всех управляющих, и объяснил им свои намерения и желания. Он сказал им, что немедленно будут приняты меры для совершенного освобождения крестьян от крепостной зависимости, что до тех пор крестьяне не должны быть отягчаемы работой, что женщины с детьми не должны посылаться на работы, что крестьянам должна быть оказываема помощь, что наказания должны быть употребляемы увещательные, а не телесные, что в каждом имении должны быть учреждены больницы, приюты и школы. Некоторые управляющие (тут были и полуграмотные экономы) слушали испуганно, предполагая смысл речи в том, что молодой граф недоволен их управлением и утайкой денег; другие, после первого страха, находили забавным шепелявенье Пьера и новые, неслыханные ими слова; третьи находили просто удовольствие послушать, как говорит барин; четвертые, самые умные, в том числе и главноуправляющий, поняли из этой речи то, каким образом надо обходиться с барином для достижения своих целей.
Главноуправляющий выразил большое сочувствие намерениям Пьера; но заметил, что кроме этих преобразований необходимо было вообще заняться делами, которые были в дурном состоянии.
Несмотря на огромное богатство графа Безухого, с тех пор, как Пьер получил его и получал, как говорили, 500 тысяч годового дохода, он чувствовал себя гораздо менее богатым, чем когда он получал свои 10 ть тысяч от покойного графа. В общих чертах он смутно чувствовал следующий бюджет. В Совет платилось около 80 ти тысяч по всем имениям; около 30 ти тысяч стоило содержание подмосковной, московского дома и княжон; около 15 ти тысяч выходило на пенсии, столько же на богоугодные заведения; графине на прожитье посылалось 150 тысяч; процентов платилось за долги около 70 ти тысяч; постройка начатой церкви стоила эти два года около 10 ти тысяч; остальное около 100 та тысяч расходилось – он сам не знал как, и почти каждый год он принужден был занимать. Кроме того каждый год главноуправляющий писал то о пожарах, то о неурожаях, то о необходимости перестроек фабрик и заводов. И так, первое дело, представившееся Пьеру, было то, к которому он менее всего имел способности и склонности – занятие делами.
Пьер с главноуправляющим каждый день занимался . Но он чувствовал, что занятия его ни на шаг не подвигали дела. Он чувствовал, что его занятия происходят независимо от дела, что они не цепляют за дело и не заставляют его двигаться. С одной стороны главноуправляющий выставлял дела в самом дурном свете, показывая Пьеру необходимость уплачивать долги и предпринимать новые работы силами крепостных мужиков, на что Пьер не соглашался; с другой стороны, Пьер требовал приступления к делу освобождения, на что управляющий выставлял необходимость прежде уплатить долг Опекунского совета, и потому невозможность быстрого исполнения.
Управляющий не говорил, что это совершенно невозможно; он предлагал для достижения этой цели продажу лесов Костромской губернии, продажу земель низовых и крымского именья. Но все эти операции в речах управляющего связывались с такою сложностью процессов, снятия запрещений, истребований, разрешений и т. п., что Пьер терялся и только говорил ему:
– Да, да, так и сделайте.
Пьер не имел той практической цепкости, которая бы дала ему возможность непосредственно взяться за дело, и потому он не любил его и только старался притвориться перед управляющим, что он занят делом. Управляющий же старался притвориться перед графом, что он считает эти занятия весьма полезными для хозяина и для себя стеснительными.
В большом городе нашлись знакомые; незнакомые поспешили познакомиться и радушно приветствовали вновь приехавшего богача, самого большого владельца губернии. Искушения по отношению главной слабости Пьера, той, в которой он признался во время приема в ложу, тоже были так сильны, что Пьер не мог воздержаться от них. Опять целые дни, недели, месяцы жизни Пьера проходили так же озабоченно и занято между вечерами, обедами, завтраками, балами, не давая ему времени опомниться, как и в Петербурге. Вместо новой жизни, которую надеялся повести Пьер, он жил всё тою же прежней жизнью, только в другой обстановке.
Из трех назначений масонства Пьер сознавал, что он не исполнял того, которое предписывало каждому масону быть образцом нравственной жизни, и из семи добродетелей совершенно не имел в себе двух: добронравия и любви к смерти. Он утешал себя тем, что за то он исполнял другое назначение, – исправление рода человеческого и имел другие добродетели, любовь к ближнему и в особенности щедрость.
Весной 1807 года Пьер решился ехать назад в Петербург. По дороге назад, он намеревался объехать все свои именья и лично удостовериться в том, что сделано из того, что им предписано и в каком положении находится теперь тот народ, который вверен ему Богом, и который он стремился облагодетельствовать.
Главноуправляющий, считавший все затеи молодого графа почти безумством, невыгодой для себя, для него, для крестьян – сделал уступки. Продолжая дело освобождения представлять невозможным, он распорядился постройкой во всех имениях больших зданий школ, больниц и приютов; для приезда барина везде приготовил встречи, не пышно торжественные, которые, он знал, не понравятся Пьеру, но именно такие религиозно благодарственные, с образами и хлебом солью, именно такие, которые, как он понимал барина, должны были подействовать на графа и обмануть его.
Южная весна, покойное, быстрое путешествие в венской коляске и уединение дороги радостно действовали на Пьера. Именья, в которых он не бывал еще, были – одно живописнее другого; народ везде представлялся благоденствующим и трогательно благодарным за сделанные ему благодеяния. Везде были встречи, которые, хотя и приводили в смущение Пьера, но в глубине души его вызывали радостное чувство. В одном месте мужики подносили ему хлеб соль и образ Петра и Павла, и просили позволения в честь его ангела Петра и Павла, в знак любви и благодарности за сделанные им благодеяния, воздвигнуть на свой счет новый придел в церкви. В другом месте его встретили женщины с грудными детьми, благодаря его за избавление от тяжелых работ. В третьем именьи его встречал священник с крестом, окруженный детьми, которых он по милостям графа обучал грамоте и религии. Во всех имениях Пьер видел своими глазами по одному плану воздвигавшиеся и воздвигнутые уже каменные здания больниц, школ, богаделен, которые должны были быть, в скором времени, открыты. Везде Пьер видел отчеты управляющих о барщинских работах, уменьшенных против прежнего, и слышал за то трогательные благодарения депутаций крестьян в синих кафтанах.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Алма-Ата&oldid=81592636»