Алые паруса (торговая сеть)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
«Алые паруса»
Тип

Частная компания

Основание

1999

Основатели

«Дон-строй» и Ольга Блажко

Ключевые фигуры

Ольга Блажко

Отрасль

Розничная торговля (МСОК47)

Оборот

6,4 млрд руб. (2011)

Сайт

[alieparusa.ru usa.ru]

К:Компании, основанные в 1999 году

«Алые паруса» — московская сеть продовольственных универсамов, объединяет 13 магазинов, в том числе — два крупных продуктовых супермаркета около метро Щукинская, также является оператором гастронома «Елисеевский» в историческом здании на Тверской.

Основана в 1999 году, принадлежит Ольге Блажко.





Состав

Первый крупный объект сети — торговый центр «Алые паруса» на улице Авиационной (дом 66) общей площадью 12 тыс. м², где располагается головной офис фирмы, круглосуточный универсам на первом этаже с торговой площадью 2,25 тыс. м², помещения второго этажа сдаются в аренду небольшим торговым предприятиям. В 150 метрах от торгового комплекса — на первом этаже торгово-равзлекательного центре «Щука» — расположен ещё один крупный универсам с торговой площадью 4,5 тыс. м².

В историческом центре Москвы, кроме «Елисеевского», в котором «Алые паруса» выполняют функцию оператора, у сети имеются супермаркеты на Большой Бронной (дом 11) и Новокузнецкой (дом 13). Кроме того, в сеть входят два гастронома в Строгине, магазин в Конькове, круглосуточный супермаркет в «Доме на Беговой» (при нём же действует кафе «Фишерия», также принадлежащее сети), супермаркет в торговом центре «Кристалл» около станции метро Пролетарская, супермаркет около метро Алексеевская, универсам в торговом центре «Парус» на пересечении Новокуркинского шоссе и МКАД и круглосуточный универсам в Долгопрудном.

История

Основана в 1999 году структурами девелоперской компании «Дон-строй» как диверсификационный проект, возглавила компанию Ольга Блажко, мать совладельца «Дон-строя» Максима Блажко[1]. В том же году был открыт универсам «Первый» в Строгине. В 2001 году около станции метро Щукинская открыт небольшой гастроном; а в 2002 году неподалёку от него в стилобате нового высотного жилого дома (Авиационная, 66) открыт торговый комплекс и супермаркет в нём, оба объекты получили название «Алые паруса» — такое же, как и возведённый «Дон-строем» в то же время жилой комплекс «Алые паруса» (находящийся в Щукине приблизительно в километре от универсама). Оборот трёх магазинов в 2003 году оценивался на уровне $8 млн; торговые точки позиционировались как «элитные» продуктовые магазины для жителей дорогих жилых комплексов (эксплуатируя бренд жилого комплекса «Алые паруса»). Сходный розничноторговый формат в то время осваивался также сетью «Седьмой континент», которая рассматривались как потенциальный покупатель «Алых парусов»[2].

В дальнейшем открыты другие супермаркеты, также под названием «Алые паруса», а в комплексе на Авиационной, 66 разместился центральный офис сети. К 2005 году в сети было 5 супермаркетов и один магазин в формате шаговой доступности, ежегодный оборот каждой из точек оценивался на уровне $85—$90 млн[3]. В том же году компания стала оператором и управляющим «Елисеевского»[4], из условий соглашения с организацией, владеющей долгосрочным правом аренды помещений гастронома и принадлежащей крупному владельцу коммерческой недвижимости в центре Москвы Якову Якубову, известно лишь, что договор не носит арендной формы, а предусматривает распределение прибыли от деятельности между сторонами, весь обслуживающий персонала магазина предоставляется «Алыми парусами». Однако сообщалось, что незадолго до этой сделки структуры Якубова вели переговоры о сдаче «Елисеевского» в субаренду на 5 лет с торговыми сетями Fauchon[fr] и «Перекрёсток», но предложенная цена в размере более $2 тыс. за м² в месяц не устроила ни одного из потенциальных операторов[4]. Одной из целей перехода к совместному управлению историческим магазином заявлено преобразование его стандартного супермаркета потребительского класса в «гастрономический бутик», ориентированный на деликатесный ассортимент и состоятельных покупателей[4].

В 2006 году открыт крупный супермаркет на первом этаже отстроенного в том же году «Дон-строем» торгово-развлекательном комплексе «Щука» около метро Щукинская, тем самым, сеть стала якорным арендатором в восьмиуровневом торговом центре общей торговой площадью 42 тыс. м².

В 2012 году сеть планировала значительное расширение за счёт Подмосковья, сообщалось о подготовке в Правительстве Московской области постановления, способствующего реализации проекта развития сети[5], однако по состоянию на 2015 год сведений о реализации планов нет.

В 2015 году Правительство Москвы начало подготовку к продаже помещений «Елисеевского» с обременением в виде договоров аренды под использование для розничной торговли до 2035 года, начальная цена аукциона ожидается на уровне 2,5 млрд руб.[6], торговая сеть изъявила желание приобрести площади[7].

Собственники и руководство

Сообщается, что 100 % акций сети принадлежит Ольге Блажко — матери совладельца «Дон-строя» Максима Блажко[5].

Генеральный директор — Александр Фетисов.

Показатели деятельности

Годовой оборот сети в 2005 году (до входа в «Елисеевский» и начала эксплуатации гастронома в «Щуке») оценивался на уровне €80 млн[4].

По выручке с квадратного метра торговой площади в 2011 году сеть находилась на пятом месте в России среди с показателем $12,34 тыс./м², вдвое уступая по этому показателю лидеру — «Азбуке вкуса», а также сетям «Ашан», «Пятёрочка», «Виктория»[8]. До 2014 года сеть входила в сотню крупнейших по размеру выручки российских ретейлеров, в частности, в 2011 году занимала 91-е место с оборотом 6,4 млрд руб.[9], но по результатам 2014 года оказалась за пределами списка[10].

Промокампании

Заметной рекламной кампанией сети была поддержка походов Фёдора Конюхова, в частности, 85-футовая яхта, на которой путешественник ходил во второй половине 2000-х — начале 2010-х годов носила название «Торговая сеть „Алые паруса“»[11][12], на этой яхте был установлен мировой рекорд гонки под парсуом в 2008 году[13].

В 2011 году при содействии мэра Риги Нила Ушакова в универсаме сети в «Щуке» был открыт первый «рижский дворик» — специализированный отдел латвийских товаров[14], второй «дворик» открылся в мае 2012 года в супермаркете в «Доме на Беговой»[15], впоследствии аналогичные отделы появились в «Елисеевском»[16], а также в магазинах других торговых сетей. С введением российским правительством продовольственного эмбарго, ограничивающего ввоз широкого спектра продовольственной продукции из Евросоюза, возможность продолжения проекта «рижских двориков» встала под сомнение, в этой связи осенью 2014 года Ушаков побывал в Москве и провёл переговоры на предмет сохранения отделов латвийских товаров в магазинах сети с Ольгой Блажко[17].

Напишите отзыв о статье "Алые паруса (торговая сеть)"

Примечания

  1. В одной из публикаций Ольга Блажко названа супругой Максима Блажко, однако в большинстве источников утверждается, что Ольга Блажко — мать Максима Блажко
  2. Анастасия Матвеева. [www.yarmarka.net/news/print.asp?id=14979&type=news «Алые паруса» превратятся в элитный супермаркет]. РБК-daily (27 июня 2003). Проверено 22 июля 2015.
  3. Белых, 2007.
  4. 1 2 3 4 Сергей Канунников. [www.kommersant.ru/doc/543408 Дон-Строй перестроит Елисеевский] Из гастронома сделают бутик. Коммерсант, №16, стр. 17 (1 февраля 2005). Проверено 19 июля 2015.
  5. 1 2 Полина Потапова. [marker.ru/news/518225 «Дон-строй» и «Алые паруса» построят одну из крупнейших торговых сетей в Подмосковье]. Маркер (13 марта 2012). Проверено 19 июля 2015.
  6. Илья Усов. [www.vedomosti.ru/realty/articles/2015/04/07/moskva-prodaet-eliseevskii-magazin Москва продает магазин «Елисеевский»] Стоимость лота составит не менее 2,5 млрд рублей. Ведомости (7 апреля 2015). Проверено 19 июля 2015.
  7. [www.m24.ru/articles/70727 Помещения «Елисеевского» магазина хочет выкупить действующий арендатор]. Москва-24 (9 апреля 2015). Проверено 19 июля 2015.
  8. [www.retailmagazine.ru/publto.php?numn=1574 «Азбука Вкуса» опередила всех]. Практика торговли, № 6 (28 июня 2011). Проверено 22 июля 2015.
  9. Ирина Доржиева. [www.finansmag.ru/95076/ Ирина Доржиева]. Проверено 22 июля 2015.
  10. Анастасия Дуленкова, Мария Коломыченко. [www.kommersant.ru/doc/2739267 Самые быстрорастущие и оборотистые]. Коммерсант, №95, стр. 10 (2 июня 2015). Проверено 22 июля 2015.
  11. [lenta.ru/russia/2005/01/21/konukhov/ Фёдор Конюхов попал в скопление медуз]. Лента.ру (21 января 2005). Проверено 19 июля 2015.
  12. Никита Миронов. [vm.ru/news/2014/05/31/velikij-russkij-chudak-251125.html Великий русский чудак]. Вечерняя Москва (31 мая 2014). Проверено 19 июля 2015.
  13. [expert.ru/2008/07/25/kon_record/ Новый рекорд]. Эксперт (25 июля 2008). Проверено 19 июля 2015.
  14. [www.youtube.com/watch?v=vTSgob8aXU8 В Москве открыт «Рижский дворик»]. TV5 (Рига) (12 июля 2011). Проверено 19 июля 2015.
  15. [www.delfi.lv/biznes/bnews/v-moskve-otkrylsya-vtoroj-rizhskij-dvorik.d?id=42387798 В Москве открылся второй «Рижский дворик»]. Delfi (28 мая 2012). Проверено 19 июля 2015.
  16. Анна Соколова. [www.tpp-inform.ru/economy_business/2920.html «Рижский дворик» открылся в «Елисеевском»]. Торгово-промышленные ведомости. Торгово-промышленная палата (20 ноября 2012). Проверено 19 июля 2015.
  17. [rus.delfi.lv/news/daily/latvia/ushakov-rizhskie-dvoriki-v-moskve-prodolzhat-rabotat.d?id=44935126 Ушаков: «Рижские дворики» в Москве продолжат работать]. Delfi (5 сентября 2014). Проверено 19 июля 2015.

Литература

  • Антон Белых [b-mag.ru/PDFs/2007/2007_11_FEDERAL_20.pdf#20 Площадная дань] // Бизнес-журнал. — 2007. — № 20. — С. 16—19.

Ссылки

  • [alieparusa.ru usa.ru] — официальный сайт торговой сети «Алые паруса»

Отрывок, характеризующий Алые паруса (торговая сеть)

Икона тронулась дальше, сопутствуемая толпой. Пьер шагах в тридцати от Кутузова остановился, разговаривая с Борисом.
Пьер объяснил свое намерение участвовать в сражении и осмотреть позицию.
– Вот как сделайте, – сказал Борис. – Je vous ferai les honneurs du camp. [Я вас буду угощать лагерем.] Лучше всего вы увидите все оттуда, где будет граф Бенигсен. Я ведь при нем состою. Я ему доложу. А если хотите объехать позицию, то поедемте с нами: мы сейчас едем на левый фланг. А потом вернемся, и милости прошу у меня ночевать, и партию составим. Вы ведь знакомы с Дмитрием Сергеичем? Он вот тут стоит, – он указал третий дом в Горках.
– Но мне бы хотелось видеть правый фланг; говорят, он очень силен, – сказал Пьер. – Я бы хотел проехать от Москвы реки и всю позицию.
– Ну, это после можете, а главный – левый фланг…
– Да, да. А где полк князя Болконского, не можете вы указать мне? – спросил Пьер.
– Андрея Николаевича? мы мимо проедем, я вас проведу к нему.
– Что ж левый фланг? – спросил Пьер.
– По правде вам сказать, entre nous, [между нами,] левый фланг наш бог знает в каком положении, – сказал Борис, доверчиво понижая голос, – граф Бенигсен совсем не то предполагал. Он предполагал укрепить вон тот курган, совсем не так… но, – Борис пожал плечами. – Светлейший не захотел, или ему наговорили. Ведь… – И Борис не договорил, потому что в это время к Пьеру подошел Кайсаров, адъютант Кутузова. – А! Паисий Сергеич, – сказал Борис, с свободной улыбкой обращаясь к Кайсарову, – А я вот стараюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как мог светлейший так верно угадать замыслы французов!
– Вы про левый фланг? – сказал Кайсаров.
– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.
Пьер не знал того, что войска эти были поставлены не для защиты позиции, как думал Бенигсен, а были поставлены в скрытое место для засады, то есть для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на подвигавшегося неприятеля. Бенигсен не знал этого и передвинул войска вперед по особенным соображениям, не сказав об этом главнокомандующему.


Князь Андрей в этот ясный августовский вечер 25 го числа лежал, облокотившись на руку, в разломанном сарае деревни Князькова, на краю расположения своего полка. В отверстие сломанной стены он смотрел на шедшую вдоль по забору полосу тридцатилетних берез с обрубленными нижними сучьями, на пашню с разбитыми на ней копнами овса и на кустарник, по которому виднелись дымы костров – солдатских кухонь.
Как ни тесна и никому не нужна и ни тяжка теперь казалась князю Андрею его жизнь, он так же, как и семь лет тому назад в Аустерлице накануне сражения, чувствовал себя взволнованным и раздраженным.