Альенде, Сальвадор

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Сальвадор Альенде Госсенс<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Президент Чили
3 ноября 1970 года — 11 сентября 1973 года
Предшественник: Эдуардо Фрей Монтальва
Преемник: Аугусто Пиночет (де-факто - с 11 сентября 1973 года, де-юре - с 1974 года)
Председатель Сената Чили[en]
27 декабря 1966 года — 4 июня 1969 год
Предшественник: Томас Рейес Викунья[es]
Преемник: Томас Пабло Элорса[es]
Министр здравоохранения и социального обеспечения Чили
28 августа 1938 года — 2 апреля 1942 год
Предшественник: Мигель Этчебарне Риоль
Преемник: Эдуардо Эскудеро Форрастал
 
Место погребения: Винья-дель-Мар, в августе 1990 года перезахоронен на центральном кладбище Сантьяго, Чили
Мать: Лаура Госсенс Урибе
Профессия: Врач
 
Автограф:
 
Награды:

Сальвадо́р Гильермо Алье́нде Го́ссенс (исп. Salvador Guillermo Allende Gossens, 26 июня 1908 года, Сантьяго[1][2][3], Чили — 11 сентября 1973 года, Президентский дворец, Сантьяго, Чили) — чилийский государственный и политический деятель, президент Чили с 3 ноября 1970 года до своей гибели в результате военного переворота.

Лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» (1973)[4].





Биография

Семья Альенде, принадлежавшая к чилийской аристократии, была известна своими либеральными взглядами.

В 1932 году окончил медицинский факультет Чилийского университета. Год спустя участвовал в основании Социалистической партии Чили. В 1937 году был избран депутатом в Национальный Конгресс, где работал до 1945 года, когда был избран сенатором. С 1938 по 1942 год он занимал пост министра здравоохранения.

В 1942 году Альенде стал генеральным секретарем Социалистической партии Чили. В 1948 году социалисты, не считаясь с мнением Альенде, вошли в коалицию с правительством и поддержали решение о запрете коммунистической партии. Альенде порвал с бывшими единомышленниками и создал Народную социалистическую партию. Когда на президентских выборах 1952 года последняя поддержала кандидатуру экс-диктатора генерала Карлоса Ибаньеса, Альенде вышел из этой партии и вернулся в Социалистическую партию. Сблизился с коммунистами, обещавшими ему поддержку в случае его выдвижения в президенты. Социалисты приняли предложение, и две партии образовали альянс — Фронт «Народное действие», который выдвигал Альенде на президентский пост в 1952, 1958 и 1964 годах.

С 1966 по 1969 год Альенде был президентом Сената Чили.

В 1969 году Фронт «Народное действие» был преобразован в «Народное единство» — коалицию социалистов, коммунистов, членов Радикальной партии и отколовшейся фракции христианских демократов. На президентских выборах 1970 года Альенде опередил по количеству голосов двух других кандидатов, но не набрал абсолютного большинства голосов, и поэтому его кандидатура была отправлена на утверждение конгресса, где он был поддержан христианскими демократами, после того как обязался не нарушать принципы демократии.

Кандидаты партия голоса  %
Сальвадор Альенде Госсенс блок «Народное единство» 1.070.334
36,6%
Хорхе Алессандри Родригес Национальная партия 1.031.159
35,3%
Радомиро Томич Ромеро Христианско-демократическая партия 821.801
28,1%
[5].

В борьбе за президентское кресло и последующей попытке удержать его, Альенде трижды посещал Советский Союз с официальным визитом: в 1954-м, в ноябре 1967-го и за полгода до своей гибели, в декабре 1972-го года.

На предвыборную кампанию Альенде КГБ выделил $420 тыс.[6] Как отмечал проф. Кристофер Эндрю: «В документах архива эта операция КГБ носит название „Лидер“, а избрание Альенде в 1970 году президентом Чили называется „революционным ударом по системе империализма в Латинской Америке“. КГБ играл важную роль в его предвыборной кампании — Альенде победил с очень незначительным перевесом голосов. Есть документы, свидетельствующие, что КГБ финансировал его избирательную кампанию, выплачивал ему десятки тысяч долларов и даже передал в его личную коллекцию несколько икон. Коммунистической партии Чили было выплачено 400 тысяч долларов. Американцы тоже потратили тогда в Чили около полумиллиона долларов, но их деньги оказались менее действенными»[7].

Американцы планировали «прокатить» кандидатуру Альенде в конгрессе Чили, а затем, в случае необходимости, прибегнуть к силовым методам, однако оба варианта провалились[8].

24 октября 1970 года Сальвадор Альенде был официально провозглашен новым президентом Чили.

Экономическая ситуация

В своей экономической программе Альенде заявил о проведении аграрной реформы и национализации крупнейших частных компаний и банков. Новая система предусматривала самоуправление компаний под контролем государства. Произошло резкое ускорение проведения земельной реформы, начатой в период правления консерваторов. Если администрации Алессандри и Фрея экспроприировали примерно 15 % земли, то администрация Альенде ещё 25 %. Как отмечалось в докладе Института экономики и планирования Чилийского университета, опубликованном в 1972 году: «За первые два года деятельности правительства (Народного единства) к реорганизованному сектору сельского хозяйства было присоединено около 3500 поместий общей площадью 500 тыс. гектаров земли, в основном поливной, что составляет примерно одну четвертую часть всей обрабатываемой в стране земли. Эти площади вместе с землями, экспроприированными при предыдущем правительстве, составляют около 40 % всех сельскохозяйственных угодий в стране».[9]

Произошли изменения и в области сельскохозяйственного кредита, где процентная ставка была снижена с 18 до 12 %, а для крупных производителей сельскохозяйственной продукции — с 24 до 18 %.

Политика Альенде встретила острое противодействие со стороны латифундистов. «Как только стали известны результаты выборов 1970 года, крупные скотоводы начали забивать скот. Скотоводческая Ассоциация Огненной Земли до того, как её гигантские имения были экспроприированы, забила 130 тыс. стельных коров и отправила на скотобойни ещё 360 тыс. телок. Другие владельцы скота, чьи имения простирались по границе Чили с Аргентиной, перегнали свои стада в Аргентину. Было подсчитано, что забой овец составил 330 тыс.».[9] Все это неизбежно провоцировало серьёзные экономические трудности. Аграрная реформа сопровождалась самочинными захватами крестьянами земли бежавших из поместий латифундистов. Национализация бумажной промышленности, наряду с недовольством рабочих этой промышленности, вызвала обвинения Альенде в стремлении установить монополию на печать. В ходе национализации возникла напряженность в отношениях с США, когда североамериканские фирмы, вложившие большие капиталы в медеплавильную промышленность, отказались принять компенсацию.

В обзоре ИЭП отмечалось: «На протяжении двухлетия 19711972 гг. предоставление работы осуществлялось в таких масштабах, которых до этого не наблюдалось. Одновременно и уровень безработицы снизился почти наполовину».

Параллельно этому шла работа по упорядочению заработной платы в интересах её повышения для низкооплачиваемых категорий трудящихся. Прожиточный минимум вырос на 329 %, минимум заработной платы и пенсий — на 500 %. Частично эти завоевания были нейтрализованы быстрым ростом цен, который достигал 283 %. Во всяком случае, соотношение между заработной платой и ценами на розничные товары было в конце 1972 года в пользу роста реальной заработной платы на 18,8 %.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2987 дней]

Значительное снижение безработицы и существенное повышение заработной платы привело к повышению покупательной способности населения, что входило в планы правительства"[9]. Если в январе 1971 года, когда Альенде пришёл к власти, инфляция составляла 23 процента, то в 1972 году она составила 163 процента, а летом 1973 года — 190 процентов и временами являлась самой высокой в миреК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1941 день].

Экономическое положение ещё больше ухудшилось, когда упали цены на медь на мировом рынке и произошла девальвация доллара, от курса которого серьёзно зависела экспортная экономика ЧилиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1941 день]. В ноябре 1972 года Чили объявила частичный мораторий на выплату внешнего долга (то есть дефолт), результатом чего стало прекращение кредита и бегство капиталов. Однако следует отметить то, что выработка правительством Альенде системы социальной защиты населения, то есть выплаты многочисленных пособий и льгот, демократизация медицинского обслуживания и школ — заметно облегчало инфляционное бремя на плечах граждан.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1315 дней]

Бывший начальник аналитического отдела КГБ СССР Николай Леонов в одном из интервью описывал: «Американцы организовали бойкот чилийской меди, от продажи которой Чили получала основные валютные поступления. Они заморозили в банках чилийские счета. Местные предприниматели стали перекачивать свой капитал за границу, свёртывать рабочие места на предприятиях, создавать искусственную нехватку продовольствия в стране»[10]. Недовольство значительной части населения правлением Альенде вылилось в массовые демонстрации и забастовки в 1972 и 1973 годах. В октябре 1972 года страну охватила так называемая «национальная забастовка», инициатором которой выступила Конфедерация владельцев грузовиков, опасавшихся национализации. В ответ Альенде ввел чрезвычайное положение и отдал приказ конфисковать неработающие грузовики. «После провала переговоров, начавшихся между правительством и группами, замешанными в конфликте, первого ноября кабинет в полном составе подал в отставку, и Альенде провел длительное заседание с командованием вооруженных сил. Третьего ноября 1972 года было образовано новое правительство с участием трех военных высокого ранга: генерал Карлос Пратс, являвшийся до того времени командующим армией, принял портфель министра внутренних дел; контр-адмирал Исмаэль Уэрта занял пост министра общественных работ, а бригадный генерал авиации Клаудио Сепульведа — пост министра горнорудной промышленности.»[9]

Демократические, социальные и экономические инновации

Правительство Альенде впервые в мире предприняло попытку (руководитель проекта Стаффорд Бир) создания всеобщей компьютеризированной системы управления экономикой (Киберсин), с помощью телексов система (Cybernet) обьединила 500 предприятий, центр управления системой находился в президентском дворце. Планировалось, что система позволит рабочим участвовать в управлении предприятиями. Также предприятия отсылали правительству замечания и предложения. С помощью системы Киберсин был организован обмен информацией между работающими предприятиями во время забастовки настроенных против правительства Альенде консервативных предпринимателей в октябре 1972 г. После пиночетовского переворота Киберсин был признан ненужным новому правительству из-за его эгалитаристской направленности, и система была разрушена[11].

Всенародный проект

Как утверждает британский кибернетик Стэффорд Бир, С.Альенде был инициатором проекта, направленного на получение правительством обратной связи от каждого гражданина, независимо от его социального статуса и демократизацию всех сторон жизни чилийского общества: так как средства общения народа с правительством ограничены, то был разработан специальный прибор, позволяющий каждому гражданину в режиме реального времени реагировать на действия правительства, все данные по народному голосованию также должны были приходили в президентский дворец, что могло бы позволить правительству в онлайн-режиме оценивать реакцию общества на свои действия.[12]

На пути к перевороту

К лету 1973 года страна разделилась на два враждующих лагеря — сторонников Альенде и его противников. Правые силы при прямой поддержке США[13][14] готовились к совершению государственного переворота. Задним числом пропагандисты хунты объявили свои действия превентивными — направленными на срыв якобы существовавшего «плана Z», в рамках которого левые якобы ещё в 1971 году начали контрабандный ввоз оружия в страну, и к моменту генеральского путча имели больше оружия (30 000), чем армия (25 000 человек). По утверждению авторов советского сборника «Трагедия Чили. Материалы и документы», существование «плана Z» было опровергнуто самим Пиночетом[15][неавторитетный источник? 1314 дней].

Конфликт между правящей левой партией «Народное единство» и оппозицией во главе с христианскими демократами вверг страну в хаос и насилие.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1314 дней] 22 августа Палата депутатов приняла постановление, в котором обвинила Альенде: в авторитарных устремлениях и стремлении уничтожить роль законодательной власти; в пренебрежении решениями судов и покровительству преступникам, связанным с правящей партией; в покушениях на свободу слова, арестах, избиениях и пытках оппозиционных журналистов и иных граждан; в покушениях на университетскую автономию; в покушениях на собственность; в незаконном преследовании забастовщиков; в терроризации населения с помощью вооруженных банд; во введении в образование марксистской идеологии и т. д.[16]

Гибель

Военный переворот

11 сентября 1973 года в столице был совершен военный переворот. Во время штурма президентского дворца Альенде погиб. По версии советского автора В. Волкова (1974 г.), он был расстрелян нападавшими[17]. По версии правительства А. Пиночета, получившей подтверждение по результатам экспертизы останков в 2011 году, Альенде покончил жизнь самоубийством, застрелившись из автомата Калашникова[18], подаренного ему Фиделем Кастро[19]. Версию о самоубийстве подтвердила и дочь президента Исабель Альенде.

Эксгумация

В мае 2011 года по распоряжению правительства Чили был эксгумирован прах Сальвадора Альенде, находившийся в семейном склепе в Сантьяго. Была проведена экспертиза по установлению обстоятельств гибели: покончил ли Альенде с собой, чтобы не попасть живым в руки путчистов, либо же он был убит пиночетовцами[20].

Семья президента всегда заявляла о согласии с официальной версией пиночетовского режима, что Альенде покончил с собой во время штурма. Тем не менее, время от времени появлялись слухи о том, что он был убит. Так, 31 мая 2011 года в ходе работы экспертной комиссии по эксгумации чилийский телеканал сообщил о нахождении засекреченных правительственных документов, которые ставят под сомнение версию о самоубийстве[21]. Тем не менее, согласно результатам экспертизы, проведённой международными судмедэкспертами, результаты которой были обнародованы в июле 2011 года, Сальвадор Альенде покончил с собой[22][23]

Семья

Сестра Сальвадора была замужем за братом лидера Социалистической партии Мармадуке Грове.

В 1940 году Альенде женился на Ортенсии Бусси (1914—2009), от которой у него было 3 дочери: Кармен, Беатрис (ныне покойная), и Исабель. Сама Ортенсия Бусси скончалась в 94-летнем возрасте 18 июня 2009 года[24].

Его племянница, Исабель Альенде (род. 1942), является известной писательницей. В её романе «Дом духов» он упоминается сначала как Кандидат, а потом как Президент. Примечательно, что Аугусто Пиночет упоминается в нём как диктатор, и всегда именно с маленькой буквы.

Память

Топонимика

Имя Альенде в культуре Чили

  • С. Альенде посвящены последние строки биографии выдающегося чилийского поэта Пабло Неруды [bookz.ru/authors/pablo-neruda/priznaus_901.html Признаюсь: я жил. Воспоминания.]
  • С именем Сальвадора Альенде тесно связано имя чилийского поэта, театрального режиссёра, певца и политического активиста Виктора Хары.

Альенде в филателии

Почтовые марки и другой филателистический материал, посвящённые Сальвадору Альенде, были выпущены в 1970-е годы в ряде стран мира (среди которых СССР, Болгария, Венгрия, ГДР, Куба и другие социалистические страны). К 100-летию со дня его рождения в Чили вышла марка и конверт первого дня (2008).

В кинематографе

Сочинения

  • Альенде С. История принадлежит нам. Речи и статьи. 1970—1973. — М.: Политиздат, 1974.
  • Альенде С. Борьба народа Чили за национальную независимость. // Правда, 12 августа 1954 года.

См. также

Напишите отзыв о статье "Альенде, Сальвадор"

Примечания

  1. Hermes H. Benítez & Juan Gonzalo Rocha. [salvadorallende.blog.lemonde.fr/2010/05/18/los-verdaderos-nombres-de-allende/ Los verdaderos nombres de Allende] (исп.).
  2. [www.elmostrador.cl/opinion/2014/03/18/la-senadora-allende-se-equivoca-sobre-el-nacimiento-de-su-padre/ La senadora Allende se equivoca sobre el nacimiento de su padre] (исп.). El Mostrador.
  3. [news.bbc.co.uk/2/hi/americas/3089846.stm Profile: Salvador Allende], BBC News
  4. Большой энциклопедический словарь. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: Большая Российская энциклопедия, 1997. — С. 40 — 1456 с. ISBN 5-85270-160-2.
  5. Deiter Nohlen. Chile. Das Sozialistische Experiment / Hoffman und Campe Verlag, Hamburg — 1973 — p.132
  6. [www.pressmon.com/cgi-bin/press_view.cgi?id=1974497 АРХИВАЖНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ]. Проверено 19 апреля 2013. [www.webcitation.org/6G0LRozbo Архивировано из первоисточника 20 апреля 2013].{{подст:не АИ}}
  7. [www.pressmon.com/cgi-bin/press_view.cgi?id=1501204 ДИССИДЕНТ С ЛУБЯНКИ ЛОНДОН]. Проверено 20 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GCwFZ3PW Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  8. [www.pressmon.com/cgi-bin/press_view.cgi?id=1974641 ТАЙНЫЕ ОПЕРАЦИИ СПЕЦСЛУЖБ]. Проверено 20 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GDIGZrB2 Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  9. 1 2 3 4 Отеро Л. [scepsis.ru/library/id_1185.html Разум и сила: Чили. Три года Народного единства. М., 1983.] (монография)
  10. [murzim.ru/jenciklopedii/razvedka/22623-prilozheniya-soldat-rossii-yuriy-drozdov.html ПРИЛОЖЕНИЯ. СОЛДАТ РОССИИ - ЮРИЙ ДРОЗДОВ » Мурзим]. Проверено 5 апреля 2013. [www.webcitation.org/6FwYcx1sn Архивировано из первоисточника 17 апреля 2013].
  11. [www.theguardian.com/technology/2003/sep/08/sciencenews.chile Andy Beckett: The forgotten story of Chile’s socialist internet|Technology|The Guardian, September 8, 2003]
  12. Бир, Энтони Стаффорд. Глава 17 На пути к успеху // The Brain of the Firm, London, 1972, Мозг фирмы, ISBN 5-256-00426-3.
  13. [www.foia.state.gov/Reports/ChurchReport.asp Covert Action in Chile 1963—1973] // US Department of State (Госдепартамент США)
  14. [www.cia.gov/library/reports/general-reports-1/chile/index.html CIA Activities in Chile] // Central Intelligence Agency (ЦРУ США)
  15. Из материалов Первого Международного общественного трибунала над чилийской хунтой [scepsis.ru/library/id_1451.html Опубликовано в сборнике «Трагедия Чили. Материалы и документы». М.: Издательство АПН, 1974]
  16. José Piñera. How Allende Destroyed Democracy in Chile (англ.) // Society. — Springer, September/October 2005. — Vol. 42, no. 6. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0147-2011&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0147-2011].
  17. Волков В. [www.vokrugsveta.ru/vs/article/5004/ Ночь над Чили]. 1974
  18. Scheina R. Latin America’s wars. V. 2. P. 326.
  19. [www.ntv.ru/novosti/233792/ Президент Чили застрелился из автомата Фиделя Кастро]
  20. [www.lgz.ru/article/16418/ «Путь и цели Сальвадора Альенде»]. «Литературная газета» № 24, 15 июня 2011
  21. [www.washingtontimes.com/news/2011/may/31/chile-tv-secret-report-suggests-allende-murdered/?page=all Chile TV: Secret report suggests Allende murdered — Washington Times]
  22. [mignews.co.il/news/society/world/200711_34554_30100.html Раскрыта тайна смерти Сальвадора Альенде]
  23. [lenta.ru/news/2011/07/20/allende/ Lenta.ru: В мире: Смерть Сальвадора Альенде признали самоубийством]
  24. [www.abc.es/20090619/internacional-iberoamerica/muere-anos-viuda-salvador-200906190052.html Muere a los 94 años la viuda de Salvador Allende] (исп.)
  25. [kprf.ru/international/82477.html Памяти Сальвадора Альенде | KPRF.RU]
  26. [krasnoe.tv/node/17050 «1973. Революции за минуту.»] на Красном ТВ

Литература

Ссылки

В Викицитатнике есть страница по теме
Сальвадор Альенде
  • Сальвадор Альенде. [scepsis.ru/library/id_796.html Последнее обращение к чилийскому народу]
  • Сальвадор Альенде. [scepsis.ru/library/id_1432.html Речь на сессии Генеральной ассамблеи Организации Объединённых Наций]
  • [www.salvador-allende.cl/familiaSAG/su%20familia.html Family information from official site]  (исп.)
  • Лисандро Отеро. [scepsis.ru/library/id_1185.html Разум и сила: Чили. Три года Народного единства]
  • Энди Беккет. [scepsis.ru/library/id_1562.html Мечты в Сантьяго]
  • Л. Отоцкий. [www.ototsky.mgn.ru/it/lessons_source.htm Стаффорд Бир как гуру для Электронной России]
  • Резолюция Палаты депутатов Чили от 22 августа 1973 года, обвиняющая правительство Альенде в нарушениях Конституции и законов [www.josepinera.com/chile/chile_acuerdo_camara_en.htm]  (англ.) и [www.josepinera.com/chile/chile_acuerdo_camara.htm]  (исп.)
  • Pinera J. A House Divided. How Allende Destroyed Democracy in Chile. // «Society», September/October 2005, Vol.42, No 6. [www.josepinera.com/libros/neveragain.htm]
  • Pinera J. [www.josepinera.com/libros/casa_dividida.htm Una Casa Dividida. Cómo el gobierno de Allende destruyó la democracia en Chile]
  • Олег Ясинский. [ruso.cl/ru/files/Salvador%20Allende,%2011%20sentiabria%201973.pdf Сальвадор Альенде 11 сентября 1973 г.]
  • Фидель Кастро Рус. [www.prometej.info/publ/pr92.htm Сальвадор Альенде — пример, который будет жить]
  • Эдвард Бурстин. [scepsis.ru/library/id_2779.html Чили при Альенде: взгляд очевидца]
Предшественник:
Эдуардо Фрей
Президент Чили
1970-1973

Преемник:
Аугусто Пиночет

Отрывок, характеризующий Альенде, Сальвадор

– А, это вы, – сказал Пьер с рассеянным и недовольным видом. – А я вот работаю, – сказал он, указывая на тетрадь с тем видом спасения от невзгод жизни, с которым смотрят несчастливые люди на свою работу.
Князь Андрей с сияющим, восторженным и обновленным к жизни лицом остановился перед Пьером и, не замечая его печального лица, с эгоизмом счастия улыбнулся ему.
– Ну, душа моя, – сказал он, – я вчера хотел сказать тебе и нынче за этим приехал к тебе. Никогда не испытывал ничего подобного. Я влюблен, мой друг.
Пьер вдруг тяжело вздохнул и повалился своим тяжелым телом на диван, подле князя Андрея.
– В Наташу Ростову, да? – сказал он.
– Да, да, в кого же? Никогда не поверил бы, но это чувство сильнее меня. Вчера я мучился, страдал, но и мученья этого я не отдам ни за что в мире. Я не жил прежде. Теперь только я живу, но я не могу жить без нее. Но может ли она любить меня?… Я стар для нее… Что ты не говоришь?…
– Я? Я? Что я говорил вам, – вдруг сказал Пьер, вставая и начиная ходить по комнате. – Я всегда это думал… Эта девушка такое сокровище, такое… Это редкая девушка… Милый друг, я вас прошу, вы не умствуйте, не сомневайтесь, женитесь, женитесь и женитесь… И я уверен, что счастливее вас не будет человека.
– Но она!
– Она любит вас.
– Не говори вздору… – сказал князь Андрей, улыбаясь и глядя в глаза Пьеру.
– Любит, я знаю, – сердито закричал Пьер.
– Нет, слушай, – сказал князь Андрей, останавливая его за руку. – Ты знаешь ли, в каком я положении? Мне нужно сказать все кому нибудь.
– Ну, ну, говорите, я очень рад, – говорил Пьер, и действительно лицо его изменилось, морщина разгладилась, и он радостно слушал князя Андрея. Князь Андрей казался и был совсем другим, новым человеком. Где была его тоска, его презрение к жизни, его разочарованность? Пьер был единственный человек, перед которым он решался высказаться; но зато он ему высказывал всё, что у него было на душе. То он легко и смело делал планы на продолжительное будущее, говорил о том, как он не может пожертвовать своим счастьем для каприза своего отца, как он заставит отца согласиться на этот брак и полюбить ее или обойдется без его согласия, то он удивлялся, как на что то странное, чуждое, от него независящее, на то чувство, которое владело им.
– Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить, – говорил князь Андрей. – Это совсем не то чувство, которое было у меня прежде. Весь мир разделен для меня на две половины: одна – она и там всё счастье надежды, свет; другая половина – всё, где ее нет, там всё уныние и темнота…
– Темнота и мрак, – повторил Пьер, – да, да, я понимаю это.
– Я не могу не любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив. Ты понимаешь меня? Я знаю, что ты рад за меня.
– Да, да, – подтверждал Пьер, умиленными и грустными глазами глядя на своего друга. Чем светлее представлялась ему судьба князя Андрея, тем мрачнее представлялась своя собственная.


Для женитьбы нужно было согласие отца, и для этого на другой день князь Андрей уехал к отцу.
Отец с наружным спокойствием, но внутренней злобой принял сообщение сына. Он не мог понять того, чтобы кто нибудь хотел изменять жизнь, вносить в нее что нибудь новое, когда жизнь для него уже кончалась. – «Дали бы только дожить так, как я хочу, а потом бы делали, что хотели», говорил себе старик. С сыном однако он употребил ту дипломацию, которую он употреблял в важных случаях. Приняв спокойный тон, он обсудил всё дело.
Во первых, женитьба была не блестящая в отношении родства, богатства и знатности. Во вторых, князь Андрей был не первой молодости и слаб здоровьем (старик особенно налегал на это), а она была очень молода. В третьих, был сын, которого жалко было отдать девчонке. В четвертых, наконец, – сказал отец, насмешливо глядя на сына, – я тебя прошу, отложи дело на год, съезди за границу, полечись, сыщи, как ты и хочешь, немца, для князя Николая, и потом, ежели уж любовь, страсть, упрямство, что хочешь, так велики, тогда женись.
– И это последнее мое слово, знай, последнее… – кончил князь таким тоном, которым показывал, что ничто не заставит его изменить свое решение.
Князь Андрей ясно видел, что старик надеялся, что чувство его или его будущей невесты не выдержит испытания года, или что он сам, старый князь, умрет к этому времени, и решил исполнить волю отца: сделать предложение и отложить свадьбу на год.
Через три недели после своего последнего вечера у Ростовых, князь Андрей вернулся в Петербург.

На другой день после своего объяснения с матерью, Наташа ждала целый день Болконского, но он не приехал. На другой, на третий день было то же самое. Пьер также не приезжал, и Наташа, не зная того, что князь Андрей уехал к отцу, не могла себе объяснить его отсутствия.
Так прошли три недели. Наташа никуда не хотела выезжать и как тень, праздная и унылая, ходила по комнатам, вечером тайно от всех плакала и не являлась по вечерам к матери. Она беспрестанно краснела и раздражалась. Ей казалось, что все знают о ее разочаровании, смеются и жалеют о ней. При всей силе внутреннего горя, это тщеславное горе усиливало ее несчастие.
Однажды она пришла к графине, хотела что то сказать ей, и вдруг заплакала. Слезы ее были слезы обиженного ребенка, который сам не знает, за что он наказан.
Графиня стала успокоивать Наташу. Наташа, вслушивавшаяся сначала в слова матери, вдруг прервала ее:
– Перестаньте, мама, я и не думаю, и не хочу думать! Так, поездил и перестал, и перестал…
Голос ее задрожал, она чуть не заплакала, но оправилась и спокойно продолжала: – И совсем я не хочу выходить замуж. И я его боюсь; я теперь совсем, совсем, успокоилась…
На другой день после этого разговора Наташа надела то старое платье, которое было ей особенно известно за доставляемую им по утрам веселость, и с утра начала тот свой прежний образ жизни, от которого она отстала после бала. Она, напившись чаю, пошла в залу, которую она особенно любила за сильный резонанс, и начала петь свои солфеджи (упражнения пения). Окончив первый урок, она остановилась на середине залы и повторила одну музыкальную фразу, особенно понравившуюся ей. Она прислушалась радостно к той (как будто неожиданной для нее) прелести, с которой эти звуки переливаясь наполнили всю пустоту залы и медленно замерли, и ей вдруг стало весело. «Что об этом думать много и так хорошо», сказала она себе и стала взад и вперед ходить по зале, ступая не простыми шагами по звонкому паркету, но на всяком шагу переступая с каблучка (на ней были новые, любимые башмаки) на носок, и так же радостно, как и к звукам своего голоса прислушиваясь к этому мерному топоту каблучка и поскрипыванью носка. Проходя мимо зеркала, она заглянула в него. – «Вот она я!» как будто говорило выражение ее лица при виде себя. – «Ну, и хорошо. И никого мне не нужно».
Лакей хотел войти, чтобы убрать что то в зале, но она не пустила его, опять затворив за ним дверь, и продолжала свою прогулку. Она возвратилась в это утро опять к своему любимому состоянию любви к себе и восхищения перед собою. – «Что за прелесть эта Наташа!» сказала она опять про себя словами какого то третьего, собирательного, мужского лица. – «Хороша, голос, молода, и никому она не мешает, оставьте только ее в покое». Но сколько бы ни оставляли ее в покое, она уже не могла быть покойна и тотчас же почувствовала это.
В передней отворилась дверь подъезда, кто то спросил: дома ли? и послышались чьи то шаги. Наташа смотрелась в зеркало, но она не видала себя. Она слушала звуки в передней. Когда она увидала себя, лицо ее было бледно. Это был он. Она это верно знала, хотя чуть слышала звук его голоса из затворенных дверей.
Наташа, бледная и испуганная, вбежала в гостиную.
– Мама, Болконский приехал! – сказала она. – Мама, это ужасно, это несносно! – Я не хочу… мучиться! Что же мне делать?…
Еще графиня не успела ответить ей, как князь Андрей с тревожным и серьезным лицом вошел в гостиную. Как только он увидал Наташу, лицо его просияло. Он поцеловал руку графини и Наташи и сел подле дивана.
– Давно уже мы не имели удовольствия… – начала было графиня, но князь Андрей перебил ее, отвечая на ее вопрос и очевидно торопясь сказать то, что ему было нужно.
– Я не был у вас всё это время, потому что был у отца: мне нужно было переговорить с ним о весьма важном деле. Я вчера ночью только вернулся, – сказал он, взглянув на Наташу. – Мне нужно переговорить с вами, графиня, – прибавил он после минутного молчания.
Графиня, тяжело вздохнув, опустила глаза.
– Я к вашим услугам, – проговорила она.
Наташа знала, что ей надо уйти, но она не могла этого сделать: что то сжимало ей горло, и она неучтиво, прямо, открытыми глазами смотрела на князя Андрея.
«Сейчас? Сию минуту!… Нет, это не может быть!» думала она.
Он опять взглянул на нее, и этот взгляд убедил ее в том, что она не ошиблась. – Да, сейчас, сию минуту решалась ее судьба.
– Поди, Наташа, я позову тебя, – сказала графиня шопотом.
Наташа испуганными, умоляющими глазами взглянула на князя Андрея и на мать, и вышла.
– Я приехал, графиня, просить руки вашей дочери, – сказал князь Андрей. Лицо графини вспыхнуло, но она ничего не сказала.
– Ваше предложение… – степенно начала графиня. – Он молчал, глядя ей в глаза. – Ваше предложение… (она сконфузилась) нам приятно, и… я принимаю ваше предложение, я рада. И муж мой… я надеюсь… но от нее самой будет зависеть…
– Я скажу ей тогда, когда буду иметь ваше согласие… даете ли вы мне его? – сказал князь Андрей.
– Да, – сказала графиня и протянула ему руку и с смешанным чувством отчужденности и нежности прижалась губами к его лбу, когда он наклонился над ее рукой. Она желала любить его, как сына; но чувствовала, что он был чужой и страшный для нее человек. – Я уверена, что мой муж будет согласен, – сказала графиня, – но ваш батюшка…
– Мой отец, которому я сообщил свои планы, непременным условием согласия положил то, чтобы свадьба была не раньше года. И это то я хотел сообщить вам, – сказал князь Андрей.
– Правда, что Наташа еще молода, но так долго.
– Это не могло быть иначе, – со вздохом сказал князь Андрей.
– Я пошлю вам ее, – сказала графиня и вышла из комнаты.
– Господи, помилуй нас, – твердила она, отыскивая дочь. Соня сказала, что Наташа в спальне. Наташа сидела на своей кровати, бледная, с сухими глазами, смотрела на образа и, быстро крестясь, шептала что то. Увидав мать, она вскочила и бросилась к ней.
– Что? Мама?… Что?
– Поди, поди к нему. Он просит твоей руки, – сказала графиня холодно, как показалось Наташе… – Поди… поди, – проговорила мать с грустью и укоризной вслед убегавшей дочери, и тяжело вздохнула.
Наташа не помнила, как она вошла в гостиную. Войдя в дверь и увидав его, она остановилась. «Неужели этот чужой человек сделался теперь всё для меня?» спросила она себя и мгновенно ответила: «Да, всё: он один теперь дороже для меня всего на свете». Князь Андрей подошел к ней, опустив глаза.
– Я полюбил вас с той минуты, как увидал вас. Могу ли я надеяться?
Он взглянул на нее, и серьезная страстность выражения ее лица поразила его. Лицо ее говорило: «Зачем спрашивать? Зачем сомневаться в том, чего нельзя не знать? Зачем говорить, когда нельзя словами выразить того, что чувствуешь».
Она приблизилась к нему и остановилась. Он взял ее руку и поцеловал.
– Любите ли вы меня?
– Да, да, – как будто с досадой проговорила Наташа, громко вздохнула, другой раз, чаще и чаще, и зарыдала.
– Об чем? Что с вами?
– Ах, я так счастлива, – отвечала она, улыбнулась сквозь слезы, нагнулась ближе к нему, подумала секунду, как будто спрашивая себя, можно ли это, и поцеловала его.
Князь Андрей держал ее руки, смотрел ей в глаза, и не находил в своей душе прежней любви к ней. В душе его вдруг повернулось что то: не было прежней поэтической и таинственной прелести желания, а была жалость к ее женской и детской слабости, был страх перед ее преданностью и доверчивостью, тяжелое и вместе радостное сознание долга, навеки связавшего его с нею. Настоящее чувство, хотя и не было так светло и поэтично как прежнее, было серьезнее и сильнее.
– Сказала ли вам maman, что это не может быть раньше года? – сказал князь Андрей, продолжая глядеть в ее глаза. «Неужели это я, та девочка ребенок (все так говорили обо мне) думала Наташа, неужели я теперь с этой минуты жена , равная этого чужого, милого, умного человека, уважаемого даже отцом моим. Неужели это правда! неужели правда, что теперь уже нельзя шутить жизнию, теперь уж я большая, теперь уж лежит на мне ответственность за всякое мое дело и слово? Да, что он спросил у меня?»
– Нет, – отвечала она, но она не понимала того, что он спрашивал.
– Простите меня, – сказал князь Андрей, – но вы так молоды, а я уже так много испытал жизни. Мне страшно за вас. Вы не знаете себя.
Наташа с сосредоточенным вниманием слушала, стараясь понять смысл его слов и не понимала.
– Как ни тяжел мне будет этот год, отсрочивающий мое счастье, – продолжал князь Андрей, – в этот срок вы поверите себя. Я прошу вас через год сделать мое счастье; но вы свободны: помолвка наша останется тайной и, ежели вы убедились бы, что вы не любите меня, или полюбили бы… – сказал князь Андрей с неестественной улыбкой.
– Зачем вы это говорите? – перебила его Наташа. – Вы знаете, что с того самого дня, как вы в первый раз приехали в Отрадное, я полюбила вас, – сказала она, твердо уверенная, что она говорила правду.
– В год вы узнаете себя…
– Целый год! – вдруг сказала Наташа, теперь только поняв то, что свадьба отсрочена на год. – Да отчего ж год? Отчего ж год?… – Князь Андрей стал ей объяснять причины этой отсрочки. Наташа не слушала его.
– И нельзя иначе? – спросила она. Князь Андрей ничего не ответил, но в лице его выразилась невозможность изменить это решение.
– Это ужасно! Нет, это ужасно, ужасно! – вдруг заговорила Наташа и опять зарыдала. – Я умру, дожидаясь года: это нельзя, это ужасно. – Она взглянула в лицо своего жениха и увидала на нем выражение сострадания и недоумения.
– Нет, нет, я всё сделаю, – сказала она, вдруг остановив слезы, – я так счастлива! – Отец и мать вошли в комнату и благословили жениха и невесту.
С этого дня князь Андрей женихом стал ездить к Ростовым.


Обручения не было и никому не было объявлено о помолвке Болконского с Наташей; на этом настоял князь Андрей. Он говорил, что так как он причиной отсрочки, то он и должен нести всю тяжесть ее. Он говорил, что он навеки связал себя своим словом, но что он не хочет связывать Наташу и предоставляет ей полную свободу. Ежели она через полгода почувствует, что она не любит его, она будет в своем праве, ежели откажет ему. Само собою разумеется, что ни родители, ни Наташа не хотели слышать об этом; но князь Андрей настаивал на своем. Князь Андрей бывал каждый день у Ростовых, но не как жених обращался с Наташей: он говорил ей вы и целовал только ее руку. Между князем Андреем и Наташей после дня предложения установились совсем другие чем прежде, близкие, простые отношения. Они как будто до сих пор не знали друг друга. И он и она любили вспоминать о том, как они смотрели друг на друга, когда были еще ничем , теперь оба они чувствовали себя совсем другими существами: тогда притворными, теперь простыми и искренними. Сначала в семействе чувствовалась неловкость в обращении с князем Андреем; он казался человеком из чуждого мира, и Наташа долго приучала домашних к князю Андрею и с гордостью уверяла всех, что он только кажется таким особенным, а что он такой же, как и все, и что она его не боится и что никто не должен бояться его. После нескольких дней, в семействе к нему привыкли и не стесняясь вели при нем прежний образ жизни, в котором он принимал участие. Он про хозяйство умел говорить с графом и про наряды с графиней и Наташей, и про альбомы и канву с Соней. Иногда домашние Ростовы между собою и при князе Андрее удивлялись тому, как всё это случилось и как очевидны были предзнаменования этого: и приезд князя Андрея в Отрадное, и их приезд в Петербург, и сходство между Наташей и князем Андреем, которое заметила няня в первый приезд князя Андрея, и столкновение в 1805 м году между Андреем и Николаем, и еще много других предзнаменований того, что случилось, было замечено домашними.
В доме царствовала та поэтическая скука и молчаливость, которая всегда сопутствует присутствию жениха и невесты. Часто сидя вместе, все молчали. Иногда вставали и уходили, и жених с невестой, оставаясь одни, всё также молчали. Редко они говорили о будущей своей жизни. Князю Андрею страшно и совестно было говорить об этом. Наташа разделяла это чувство, как и все его чувства, которые она постоянно угадывала. Один раз Наташа стала расспрашивать про его сына. Князь Андрей покраснел, что с ним часто случалось теперь и что особенно любила Наташа, и сказал, что сын его не будет жить с ними.
– Отчего? – испуганно сказала Наташа.
– Я не могу отнять его у деда и потом…
– Как бы я его любила! – сказала Наташа, тотчас же угадав его мысль; но я знаю, вы хотите, чтобы не было предлогов обвинять вас и меня.
Старый граф иногда подходил к князю Андрею, целовал его, спрашивал у него совета на счет воспитания Пети или службы Николая. Старая графиня вздыхала, глядя на них. Соня боялась всякую минуту быть лишней и старалась находить предлоги оставлять их одних, когда им этого и не нужно было. Когда князь Андрей говорил (он очень хорошо рассказывал), Наташа с гордостью слушала его; когда она говорила, то со страхом и радостью замечала, что он внимательно и испытующе смотрит на нее. Она с недоумением спрашивала себя: «Что он ищет во мне? Чего то он добивается своим взглядом! Что, как нет во мне того, что он ищет этим взглядом?» Иногда она входила в свойственное ей безумно веселое расположение духа, и тогда она особенно любила слушать и смотреть, как князь Андрей смеялся. Он редко смеялся, но зато, когда он смеялся, то отдавался весь своему смеху, и всякий раз после этого смеха она чувствовала себя ближе к нему. Наташа была бы совершенно счастлива, ежели бы мысль о предстоящей и приближающейся разлуке не пугала ее, так как и он бледнел и холодел при одной мысли о том.
Накануне своего отъезда из Петербурга, князь Андрей привез с собой Пьера, со времени бала ни разу не бывшего у Ростовых. Пьер казался растерянным и смущенным. Он разговаривал с матерью. Наташа села с Соней у шахматного столика, приглашая этим к себе князя Андрея. Он подошел к ним.
– Вы ведь давно знаете Безухого? – спросил он. – Вы любите его?
– Да, он славный, но смешной очень.
И она, как всегда говоря о Пьере, стала рассказывать анекдоты о его рассеянности, анекдоты, которые даже выдумывали на него.
– Вы знаете, я поверил ему нашу тайну, – сказал князь Андрей. – Я знаю его с детства. Это золотое сердце. Я вас прошу, Натали, – сказал он вдруг серьезно; – я уеду, Бог знает, что может случиться. Вы можете разлю… Ну, знаю, что я не должен говорить об этом. Одно, – чтобы ни случилось с вами, когда меня не будет…
– Что ж случится?…
– Какое бы горе ни было, – продолжал князь Андрей, – я вас прошу, m lle Sophie, что бы ни случилось, обратитесь к нему одному за советом и помощью. Это самый рассеянный и смешной человек, но самое золотое сердце.
Ни отец и мать, ни Соня, ни сам князь Андрей не могли предвидеть того, как подействует на Наташу расставанье с ее женихом. Красная и взволнованная, с сухими глазами, она ходила этот день по дому, занимаясь самыми ничтожными делами, как будто не понимая того, что ожидает ее. Она не плакала и в ту минуту, как он, прощаясь, последний раз поцеловал ее руку. – Не уезжайте! – только проговорила она ему таким голосом, который заставил его задуматься о том, не нужно ли ему действительно остаться и который он долго помнил после этого. Когда он уехал, она тоже не плакала; но несколько дней она не плача сидела в своей комнате, не интересовалась ничем и только говорила иногда: – Ах, зачем он уехал!
Но через две недели после его отъезда, она так же неожиданно для окружающих ее, очнулась от своей нравственной болезни, стала такая же как прежде, но только с измененной нравственной физиогномией, как дети с другим лицом встают с постели после продолжительной болезни.


Здоровье и характер князя Николая Андреича Болконского, в этот последний год после отъезда сына, очень ослабели. Он сделался еще более раздражителен, чем прежде, и все вспышки его беспричинного гнева большей частью обрушивались на княжне Марье. Он как будто старательно изыскивал все больные места ее, чтобы как можно жесточе нравственно мучить ее. У княжны Марьи были две страсти и потому две радости: племянник Николушка и религия, и обе были любимыми темами нападений и насмешек князя. О чем бы ни заговорили, он сводил разговор на суеверия старых девок или на баловство и порчу детей. – «Тебе хочется его (Николеньку) сделать такой же старой девкой, как ты сама; напрасно: князю Андрею нужно сына, а не девку», говорил он. Или, обращаясь к mademoiselle Bourime, он спрашивал ее при княжне Марье, как ей нравятся наши попы и образа, и шутил…
Он беспрестанно больно оскорблял княжну Марью, но дочь даже не делала усилий над собой, чтобы прощать его. Разве мог он быть виноват перед нею, и разве мог отец ее, который, она всё таки знала это, любил ее, быть несправедливым? Да и что такое справедливость? Княжна никогда не думала об этом гордом слове: «справедливость». Все сложные законы человечества сосредоточивались для нее в одном простом и ясном законе – в законе любви и самоотвержения, преподанном нам Тем, Который с любовью страдал за человечество, когда сам он – Бог. Что ей было за дело до справедливости или несправедливости других людей? Ей надо было самой страдать и любить, и это она делала.
Зимой в Лысые Горы приезжал князь Андрей, был весел, кроток и нежен, каким его давно не видала княжна Марья. Она предчувствовала, что с ним что то случилось, но он не сказал ничего княжне Марье о своей любви. Перед отъездом князь Андрей долго беседовал о чем то с отцом и княжна Марья заметила, что перед отъездом оба были недовольны друг другом.
Вскоре после отъезда князя Андрея, княжна Марья писала из Лысых Гор в Петербург своему другу Жюли Карагиной, которую княжна Марья мечтала, как мечтают всегда девушки, выдать за своего брата, и которая в это время была в трауре по случаю смерти своего брата, убитого в Турции.
«Горести, видно, общий удел наш, милый и нежный друг Julieie».
«Ваша потеря так ужасна, что я иначе не могу себе объяснить ее, как особенную милость Бога, Который хочет испытать – любя вас – вас и вашу превосходную мать. Ах, мой друг, религия, и только одна религия, может нас, уже не говорю утешить, но избавить от отчаяния; одна религия может объяснить нам то, чего без ее помощи не может понять человек: для чего, зачем существа добрые, возвышенные, умеющие находить счастие в жизни, никому не только не вредящие, но необходимые для счастия других – призываются к Богу, а остаются жить злые, бесполезные, вредные, или такие, которые в тягость себе и другим. Первая смерть, которую я видела и которую никогда не забуду – смерть моей милой невестки, произвела на меня такое впечатление. Точно так же как вы спрашиваете судьбу, для чего было умирать вашему прекрасному брату, точно так же спрашивала я, для чего было умирать этому ангелу Лизе, которая не только не сделала какого нибудь зла человеку, но никогда кроме добрых мыслей не имела в своей душе. И что ж, мой друг, вот прошло с тех пор пять лет, и я, с своим ничтожным умом, уже начинаю ясно понимать, для чего ей нужно было умереть, и каким образом эта смерть была только выражением бесконечной благости Творца, все действия Которого, хотя мы их большею частью не понимаем, суть только проявления Его бесконечной любви к Своему творению. Может быть, я часто думаю, она была слишком ангельски невинна для того, чтобы иметь силу перенести все обязанности матери. Она была безупречна, как молодая жена; может быть, она не могла бы быть такою матерью. Теперь, мало того, что она оставила нам, и в особенности князю Андрею, самое чистое сожаление и воспоминание, она там вероятно получит то место, которого я не смею надеяться для себя. Но, не говоря уже о ней одной, эта ранняя и страшная смерть имела самое благотворное влияние, несмотря на всю печаль, на меня и на брата. Тогда, в минуту потери, эти мысли не могли притти мне; тогда я с ужасом отогнала бы их, но теперь это так ясно и несомненно. Пишу всё это вам, мой друг, только для того, чтобы убедить вас в евангельской истине, сделавшейся для меня жизненным правилом: ни один волос с головы не упадет без Его воли. А воля Его руководствуется только одною беспредельною любовью к нам, и потому всё, что ни случается с нами, всё для нашего блага. Вы спрашиваете, проведем ли мы следующую зиму в Москве? Несмотря на всё желание вас видеть, не думаю и не желаю этого. И вы удивитесь, что причиною тому Буонапарте. И вот почему: здоровье отца моего заметно слабеет: он не может переносить противоречий и делается раздражителен. Раздражительность эта, как вы знаете, обращена преимущественно на политические дела. Он не может перенести мысли о том, что Буонапарте ведет дело как с равными, со всеми государями Европы и в особенности с нашим, внуком Великой Екатерины! Как вы знаете, я совершенно равнодушна к политическим делам, но из слов моего отца и разговоров его с Михаилом Ивановичем, я знаю всё, что делается в мире, и в особенности все почести, воздаваемые Буонапарте, которого, как кажется, еще только в Лысых Горах на всем земном шаре не признают ни великим человеком, ни еще менее французским императором. И мой отец не может переносить этого. Мне кажется, что мой отец, преимущественно вследствие своего взгляда на политические дела и предвидя столкновения, которые у него будут, вследствие его манеры, не стесняясь ни с кем, высказывать свои мнения, неохотно говорит о поездке в Москву. Всё, что он выиграет от лечения, он потеряет вследствие споров о Буонапарте, которые неминуемы. Во всяком случае это решится очень скоро. Семейная жизнь наша идет по старому, за исключением присутствия брата Андрея. Он, как я уже писала вам, очень изменился последнее время. После его горя, он теперь только, в нынешнем году, совершенно нравственно ожил. Он стал таким, каким я его знала ребенком: добрым, нежным, с тем золотым сердцем, которому я не знаю равного. Он понял, как мне кажется, что жизнь для него не кончена. Но вместе с этой нравственной переменой, он физически очень ослабел. Он стал худее чем прежде, нервнее. Я боюсь за него и рада, что он предпринял эту поездку за границу, которую доктора уже давно предписывали ему. Я надеюсь, что это поправит его. Вы мне пишете, что в Петербурге о нем говорят, как об одном из самых деятельных, образованных и умных молодых людей. Простите за самолюбие родства – я никогда в этом не сомневалась. Нельзя счесть добро, которое он здесь сделал всем, начиная с своих мужиков и до дворян. Приехав в Петербург, он взял только то, что ему следовало. Удивляюсь, каким образом вообще доходят слухи из Петербурга в Москву и особенно такие неверные, как тот, о котором вы мне пишете, – слух о мнимой женитьбе брата на маленькой Ростовой. Я не думаю, чтобы Андрей когда нибудь женился на ком бы то ни было и в особенности на ней. И вот почему: во первых я знаю, что хотя он и редко говорит о покойной жене, но печаль этой потери слишком глубоко вкоренилась в его сердце, чтобы когда нибудь он решился дать ей преемницу и мачеху нашему маленькому ангелу. Во вторых потому, что, сколько я знаю, эта девушка не из того разряда женщин, которые могут нравиться князю Андрею. Не думаю, чтобы князь Андрей выбрал ее своею женою, и откровенно скажу: я не желаю этого. Но я заболталась, кончаю свой второй листок. Прощайте, мой милый друг; да сохранит вас Бог под Своим святым и могучим покровом. Моя милая подруга, mademoiselle Bourienne, целует вас.