Амайон, Роберта

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Роберта Амайон (фр. Roberte N. Hamayon, Nicole-Roberte Hamayon; р. 1939) — французский филолог, антрополог, монголовед. С 1974 года почетный директор Научно-исследовательской Практической школы высших исследований (EPHE) по секции религиозных наук (Религии Северной Азии).

Область её исследований — шаманизм, традиционные религиозные субстраты автохтонных народов Сибири и Монголии.

Известна как организатор, преподаватель, подготовивший ряд учёных, а также использованием передового научного инструментария по отношению к изучению Востока.





Биография

Получив образование в области лингвистики и этнологии в Сорбонне в 1958 году и изучив русский язык в École des Langues Orientales в 1964 году, Роберта Гамайон получила первую докторскую степень в Университете Париж VII в 1973 году за «Элементы монгольской грамматики» (Dunod, 1976, в соавторстве с M. L. Beffa) и вторую докторскую степень в Университете Париж X в 1988 за исследование монгольского шаманизма, опубликованное в 1990 под названием «Esquisse d’une théorie du chamanisme sibérien».

В 1970 году она основала в Парижском университете X Центр Изучения Монголии и Сибири и его журнал, Études mongoles et sibériennes.

Регулярно участвовала в экспедиционной работе в Монголии, Сибири и Северном Китае.

Награды и признание

В число наград входит Серебряная медаль Национального центра научных исследований (2006).

Напишите отзыв о статье "Амайон, Роберта"

Ссылки

  • [www.unesco.org/dialogue/en/Regard1biosketches.htm Биография Роберты Гамайон на сайте ЮНЕСКО]
  • [www2.ephe.sorbonne.fr/enseignants/5Hamayon.htm Page personnelle sur le site de l'EPHE] (недоступная ссылка с 10-05-2013 (3384 дня))
  • [www.puf.com/wiki/Auteur:Roberte_Hamayon Biographie sur le site des Presses Universitaires de France]
  • [www.archivesaudiovisuelles.fr/1576/introduction.asp?id=1576 Entretien avec Roberte Hamayon] (interview réalisée le 18 avril 2008 au Centre d'Études Mongoles et Sibériennes de Paris, vidéo en ligne)
  • [emscat.revues.org/index.html La Revue Études Mongoles et Sibériennes]

Библиография

  • La chasse à l’âme. Esquisse d’une théorie du chamanisme sibérien (Nanterre, Société d’ethnologie, 1990
  • Taïga, terre de chamanes (Paris, Imprimerie Nationale, 1997).
  • The Concept of Shamanism : Uses and Abuses, Budapest, Akadémiai Kiado, 2001 (direction, avec Henri-Paul Francfort, et en collaboration avec Paul G. Bahn).
  • Chamanismes, Paris, PUF (« Quadrige »)/ Diogène, 2003 (direction).


Отрывок, характеризующий Амайон, Роберта

Я думаю, что министр уже рапортовал об оставлении неприятелю Смоленска. Больно, грустно, и вся армия в отчаянии, что самое важное место понапрасну бросили. Я, с моей стороны, просил лично его убедительнейшим образом, наконец и писал; но ничто его не согласило. Я клянусь вам моею честью, что Наполеон был в таком мешке, как никогда, и он бы мог потерять половину армии, но не взять Смоленска. Войска наши так дрались и так дерутся, как никогда. Я удержал с 15 тысячами более 35 ти часов и бил их; но он не хотел остаться и 14 ти часов. Это стыдно, и пятно армии нашей; а ему самому, мне кажется, и жить на свете не должно. Ежели он доносит, что потеря велика, – неправда; может быть, около 4 тысяч, не более, но и того нет. Хотя бы и десять, как быть, война! Но зато неприятель потерял бездну…
Что стоило еще оставаться два дни? По крайней мере, они бы сами ушли; ибо не имели воды напоить людей и лошадей. Он дал слово мне, что не отступит, но вдруг прислал диспозицию, что он в ночь уходит. Таким образом воевать не можно, и мы можем неприятеля скоро привести в Москву…
Слух носится, что вы думаете о мире. Чтобы помириться, боже сохрани! После всех пожертвований и после таких сумасбродных отступлений – мириться: вы поставите всю Россию против себя, и всякий из нас за стыд поставит носить мундир. Ежели уже так пошло – надо драться, пока Россия может и пока люди на ногах…
Надо командовать одному, а не двум. Ваш министр, может, хороший по министерству; но генерал не то что плохой, но дрянной, и ему отдали судьбу всего нашего Отечества… Я, право, с ума схожу от досады; простите мне, что дерзко пишу. Видно, тот не любит государя и желает гибели нам всем, кто советует заключить мир и командовать армиею министру. Итак, я пишу вам правду: готовьте ополчение. Ибо министр самым мастерским образом ведет в столицу за собою гостя. Большое подозрение подает всей армии господин флигель адъютант Вольцоген. Он, говорят, более Наполеона, нежели наш, и он советует все министру. Я не токмо учтив против него, но повинуюсь, как капрал, хотя и старее его. Это больно; но, любя моего благодетеля и государя, – повинуюсь. Только жаль государя, что вверяет таким славную армию. Вообразите, что нашею ретирадою мы потеряли людей от усталости и в госпиталях более 15 тысяч; а ежели бы наступали, того бы не было. Скажите ради бога, что наша Россия – мать наша – скажет, что так страшимся и за что такое доброе и усердное Отечество отдаем сволочам и вселяем в каждого подданного ненависть и посрамление. Чего трусить и кого бояться?. Я не виноват, что министр нерешим, трус, бестолков, медлителен и все имеет худые качества. Вся армия плачет совершенно и ругают его насмерть…»