Амвросий (Гудко)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Епископ Амвросий<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Амвросий (Гудко), еп. Сарапульский</td></tr>

Епископ Сарапульский и Елабужский,
викарий Вятской епархии
до 5 октября 1916 — Сарапульский
14 февраля 1914 — 18 марта 1917
Предшественник: Мефодий (Великанов)
Преемник: Палладий (Добронравов)
Епископ Балтский,
викарий Подольской епархии
27 февраля 1909 — 14 февраля 1914
Предшественник: Никон (Бессонов)
Преемник: Борис (Шипулин)
Епископ Кременецкий,
викарий Волынской епархии
30 апреля 1904 — 27 февраля 1909
Предшественник: Димитрий (Сперовский)
Преемник: Никон (Бессонов)
1-й Начальник Русской духовная миссия в Корее
1897 — 1899
Преемник: Хрисанф (Щетковский)
 
Имя при рождении: Василий Иванович Гудко
Рождение: 28 декабря 1868 (9 января 1869)(1869-01-09)
Люблинская губерния
Смерть: 27 июля (9 августа) 1918(1918-08-09) (49 лет)
Свияжск, Казанская губерния ныне Татарстан
Принятие монашества: 1891

Епископ Амвросий (в миру Василий Иванович Гудко[1]; 28 декабря 1867 (9 января 1868), Люблинская губерния — 27 июля (9 августа1918, Свияжск) — епископ Православной Российской Церкви, епископ Сарапульский и Елабужский.

Прославлен для общецерковного почитания Русской Православной Церковью в 2000.





Биография

Родился 28 декабря 1867 года в посаде Пыжовцах, Люблинской губернии, от родителей униатов. В 1875 году вместе с родителями присоединился к Православной Церкви.

Окончил Холмскую духовную семинарию со званием студента и в 1889 году поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, где в 1891 году был пострижен в монашество и 30 мая 1893 года рукоположен во иеромонаха.

В 1893 году окончил академию со званием кандидата богословия и был назначен заведующим миссионерским катехизаторским училищем в Бийске на Алтае, где пребывал до 1897 года.

В 1897 году получил назначение начальником новосозданной Корейской Духовной Миссии с возведением в сан архимандрита. Однако корейские власти отказались впускать миссионеров в страну, и те, ожидая решения вопроса, временно поселились во Владивостоке, а затем перебрались в посёлок Новокиевск, где занялись изучением корейского языка среди местных корейцев-старожилов. Здесь о. Амвросий служил в одной из полковых церквей поселка и обличал местных русских военных чинов за разгульную жизнь, позорящую, по его словам, доброе русское имя среди инородцев. Военные в ответ писали на него доносы, и в 1899 году он был отозван обратно в Санкт-Петербург и назначен смотрителем Донского духовного училища в Москве.

В 1901 году был назначен ректором Волынской духовной семинарии.

Епископ

30 апреля 1904 года в Житомирском кафедральном соборе хиротонисан во епископа Кременецкого, викария Волынской епархии.

С 27 февраля 1909 года — епископ Балтский, викарий Подольской епархии.

С 14 февраля 1914 — епископ Сарапульский, викарий Вятской епархии. С 5 октября 1916 — епископ Сарапульский и Елабужский, викарий Вятской епархии. В этот период Синод рассматривал вопрос о выделении Сарапульского викариатства в самостоятельную епархию, но он так и не был разрешён до Февральской революции.

Отлучил от Св. Причастия сарапульских либеральных деятелей Михеля (попечителя Николаевского церковно-приходского училища) и Полякова. Считался сторонником активной проповеди христианства среди татарского населения. Выступал с антиалкогольными проповедями, для борьбы с пьянством с его благословения были учреждены уездные братства в Сарапуле и Елабуге.

Придерживался крайне правых политических взглядов, выступал с антисемитскими заявлениями. В 1916 получил от правления петроградского черносотенного «Общества изучения иудейского племени» письмо с благодарностью «за грозное слово по отношению к евреям и еврействующим».

Настоятель монастыря

18 марта 1917 года был уволен на покой как последовательный монархист с назначением управляющим, на правах настоятеля, Свияжским Богородицким монастырём Казанской епархии. Пользовался авторитетом среди жителей Свияжска и окрестных деревень. Вступив в управление монастырём, обнаружил, что хозяйственные дела обители запущены, службы совершались неисправно, некоторые из монашествующих ведут неподобающий образ жизни. Стремление навести порядок привело к конфликту настоятеля с частью братии, а иеродиакон Феодосий даже покушался на его жизнь.

В начале марта 1918 владыка Амвросий был предан суду Свияжского ревтрибунала по обвинению в «контрреволюционных действиях». Основным свидетелем обвинения был иеродиакон Феодосий, поступивший к тому времени на работу в милицию. В защиту епископа выступили многие свидетели, в результате он был оправдан.

В июне 1918 был арестован, но через несколько дней освобождён, после чего вернулся в Свияжск. На уговоры повременить с отъездом из-за сложных отношений с местными властями и явной опасности для жизни ответил: «Мы должны радоваться, что Господь привёл нас жить в такое время, когда мы можем за Него пострадать. Каждый из нас грешит всю жизнь, а краткое страдание и венец мученичества искупят грехи и дадут вечное блаженство, которого никакие чекисты не смогут отнять».

Мученическая кончина

8 августа 1918 года был арестован красноармейцами, прибывшими в монастырь, чтобы реквизировать хлебные запасы. На следующий день расстрелян. По рассказам очевидцев, епископ стоял на коленях и с воздетыми руками молился Богу, пока для него рыли неглубокую могилу. Потом последовали выстрелы. Через несколько часов его келейник иеродиакон Иов (Протопопов) нашёл тело владыки, брошенное лицом вниз, проткнутое штыком в спину насквозь с вывернутыми при жизни обеими руками. Был похоронён келейником на месте расстрела[2].

Канонизация

В 1999 году канонизирован как местночтимый святой Казанской епархии.

Архиерейским собором Русской православной церкви в 2000 году причислен к лику Новомучеников и Исповедников Российских.

Напишите отзыв о статье "Амвросий (Гудко)"

Примечания

  1. [www.petergen.com/bovkalo/duhov/spbda.html Выпускники Санкт-Петербургской духовной академии]
  2. [kuz3.pstbi.ccas.ru/bin/nkws.exe/spc_1_foto/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTcmZsS8iUC0ZsS8UTceUdu0hsOeUvm0Xsu2i900X9d4WeCyasOdyV8Kfc5tjMXQiBHQ* ob7.57]

Ссылки

  • [www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?2_668 Амвросий (Гудко), св.] на сайте Русское Православие
  • [days.pravoslavie.ru/Life/life4748.htm Священномученик Амвросий, епископ Сарапульский, Свияжский и Казанский]
  • [www.kazds.kcn.ru/livesgu.html Житие]
  • [vos.1september.ru/articlef.php?ID=200202903 Он вдохновлял на духовную брань]
  • [www.pravoslavie.ru/put/070424144448 Свет Евангелия в «стране утренней свежести». 110-летию со дня основания Русской духовной миссии в Корее.]
  • [www.pravenc.ru/text/114354.html АМВРОСИЙ] // Православная энциклопедия. Том II. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2001. — С. 137-138. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-007-2

Отрывок, характеризующий Амвросий (Гудко)

– Давно уже мы не имели удовольствия… – начала было графиня, но князь Андрей перебил ее, отвечая на ее вопрос и очевидно торопясь сказать то, что ему было нужно.
– Я не был у вас всё это время, потому что был у отца: мне нужно было переговорить с ним о весьма важном деле. Я вчера ночью только вернулся, – сказал он, взглянув на Наташу. – Мне нужно переговорить с вами, графиня, – прибавил он после минутного молчания.
Графиня, тяжело вздохнув, опустила глаза.
– Я к вашим услугам, – проговорила она.
Наташа знала, что ей надо уйти, но она не могла этого сделать: что то сжимало ей горло, и она неучтиво, прямо, открытыми глазами смотрела на князя Андрея.
«Сейчас? Сию минуту!… Нет, это не может быть!» думала она.
Он опять взглянул на нее, и этот взгляд убедил ее в том, что она не ошиблась. – Да, сейчас, сию минуту решалась ее судьба.
– Поди, Наташа, я позову тебя, – сказала графиня шопотом.
Наташа испуганными, умоляющими глазами взглянула на князя Андрея и на мать, и вышла.
– Я приехал, графиня, просить руки вашей дочери, – сказал князь Андрей. Лицо графини вспыхнуло, но она ничего не сказала.
– Ваше предложение… – степенно начала графиня. – Он молчал, глядя ей в глаза. – Ваше предложение… (она сконфузилась) нам приятно, и… я принимаю ваше предложение, я рада. И муж мой… я надеюсь… но от нее самой будет зависеть…
– Я скажу ей тогда, когда буду иметь ваше согласие… даете ли вы мне его? – сказал князь Андрей.
– Да, – сказала графиня и протянула ему руку и с смешанным чувством отчужденности и нежности прижалась губами к его лбу, когда он наклонился над ее рукой. Она желала любить его, как сына; но чувствовала, что он был чужой и страшный для нее человек. – Я уверена, что мой муж будет согласен, – сказала графиня, – но ваш батюшка…
– Мой отец, которому я сообщил свои планы, непременным условием согласия положил то, чтобы свадьба была не раньше года. И это то я хотел сообщить вам, – сказал князь Андрей.
– Правда, что Наташа еще молода, но так долго.
– Это не могло быть иначе, – со вздохом сказал князь Андрей.
– Я пошлю вам ее, – сказала графиня и вышла из комнаты.
– Господи, помилуй нас, – твердила она, отыскивая дочь. Соня сказала, что Наташа в спальне. Наташа сидела на своей кровати, бледная, с сухими глазами, смотрела на образа и, быстро крестясь, шептала что то. Увидав мать, она вскочила и бросилась к ней.
– Что? Мама?… Что?
– Поди, поди к нему. Он просит твоей руки, – сказала графиня холодно, как показалось Наташе… – Поди… поди, – проговорила мать с грустью и укоризной вслед убегавшей дочери, и тяжело вздохнула.
Наташа не помнила, как она вошла в гостиную. Войдя в дверь и увидав его, она остановилась. «Неужели этот чужой человек сделался теперь всё для меня?» спросила она себя и мгновенно ответила: «Да, всё: он один теперь дороже для меня всего на свете». Князь Андрей подошел к ней, опустив глаза.
– Я полюбил вас с той минуты, как увидал вас. Могу ли я надеяться?
Он взглянул на нее, и серьезная страстность выражения ее лица поразила его. Лицо ее говорило: «Зачем спрашивать? Зачем сомневаться в том, чего нельзя не знать? Зачем говорить, когда нельзя словами выразить того, что чувствуешь».
Она приблизилась к нему и остановилась. Он взял ее руку и поцеловал.
– Любите ли вы меня?
– Да, да, – как будто с досадой проговорила Наташа, громко вздохнула, другой раз, чаще и чаще, и зарыдала.
– Об чем? Что с вами?
– Ах, я так счастлива, – отвечала она, улыбнулась сквозь слезы, нагнулась ближе к нему, подумала секунду, как будто спрашивая себя, можно ли это, и поцеловала его.
Князь Андрей держал ее руки, смотрел ей в глаза, и не находил в своей душе прежней любви к ней. В душе его вдруг повернулось что то: не было прежней поэтической и таинственной прелести желания, а была жалость к ее женской и детской слабости, был страх перед ее преданностью и доверчивостью, тяжелое и вместе радостное сознание долга, навеки связавшего его с нею. Настоящее чувство, хотя и не было так светло и поэтично как прежнее, было серьезнее и сильнее.
– Сказала ли вам maman, что это не может быть раньше года? – сказал князь Андрей, продолжая глядеть в ее глаза. «Неужели это я, та девочка ребенок (все так говорили обо мне) думала Наташа, неужели я теперь с этой минуты жена , равная этого чужого, милого, умного человека, уважаемого даже отцом моим. Неужели это правда! неужели правда, что теперь уже нельзя шутить жизнию, теперь уж я большая, теперь уж лежит на мне ответственность за всякое мое дело и слово? Да, что он спросил у меня?»
– Нет, – отвечала она, но она не понимала того, что он спрашивал.
– Простите меня, – сказал князь Андрей, – но вы так молоды, а я уже так много испытал жизни. Мне страшно за вас. Вы не знаете себя.
Наташа с сосредоточенным вниманием слушала, стараясь понять смысл его слов и не понимала.
– Как ни тяжел мне будет этот год, отсрочивающий мое счастье, – продолжал князь Андрей, – в этот срок вы поверите себя. Я прошу вас через год сделать мое счастье; но вы свободны: помолвка наша останется тайной и, ежели вы убедились бы, что вы не любите меня, или полюбили бы… – сказал князь Андрей с неестественной улыбкой.
– Зачем вы это говорите? – перебила его Наташа. – Вы знаете, что с того самого дня, как вы в первый раз приехали в Отрадное, я полюбила вас, – сказала она, твердо уверенная, что она говорила правду.
– В год вы узнаете себя…
– Целый год! – вдруг сказала Наташа, теперь только поняв то, что свадьба отсрочена на год. – Да отчего ж год? Отчего ж год?… – Князь Андрей стал ей объяснять причины этой отсрочки. Наташа не слушала его.
– И нельзя иначе? – спросила она. Князь Андрей ничего не ответил, но в лице его выразилась невозможность изменить это решение.
– Это ужасно! Нет, это ужасно, ужасно! – вдруг заговорила Наташа и опять зарыдала. – Я умру, дожидаясь года: это нельзя, это ужасно. – Она взглянула в лицо своего жениха и увидала на нем выражение сострадания и недоумения.
– Нет, нет, я всё сделаю, – сказала она, вдруг остановив слезы, – я так счастлива! – Отец и мать вошли в комнату и благословили жениха и невесту.
С этого дня князь Андрей женихом стал ездить к Ростовым.


Обручения не было и никому не было объявлено о помолвке Болконского с Наташей; на этом настоял князь Андрей. Он говорил, что так как он причиной отсрочки, то он и должен нести всю тяжесть ее. Он говорил, что он навеки связал себя своим словом, но что он не хочет связывать Наташу и предоставляет ей полную свободу. Ежели она через полгода почувствует, что она не любит его, она будет в своем праве, ежели откажет ему. Само собою разумеется, что ни родители, ни Наташа не хотели слышать об этом; но князь Андрей настаивал на своем. Князь Андрей бывал каждый день у Ростовых, но не как жених обращался с Наташей: он говорил ей вы и целовал только ее руку. Между князем Андреем и Наташей после дня предложения установились совсем другие чем прежде, близкие, простые отношения. Они как будто до сих пор не знали друг друга. И он и она любили вспоминать о том, как они смотрели друг на друга, когда были еще ничем , теперь оба они чувствовали себя совсем другими существами: тогда притворными, теперь простыми и искренними. Сначала в семействе чувствовалась неловкость в обращении с князем Андреем; он казался человеком из чуждого мира, и Наташа долго приучала домашних к князю Андрею и с гордостью уверяла всех, что он только кажется таким особенным, а что он такой же, как и все, и что она его не боится и что никто не должен бояться его. После нескольких дней, в семействе к нему привыкли и не стесняясь вели при нем прежний образ жизни, в котором он принимал участие. Он про хозяйство умел говорить с графом и про наряды с графиней и Наташей, и про альбомы и канву с Соней. Иногда домашние Ростовы между собою и при князе Андрее удивлялись тому, как всё это случилось и как очевидны были предзнаменования этого: и приезд князя Андрея в Отрадное, и их приезд в Петербург, и сходство между Наташей и князем Андреем, которое заметила няня в первый приезд князя Андрея, и столкновение в 1805 м году между Андреем и Николаем, и еще много других предзнаменований того, что случилось, было замечено домашними.