Американская кристаллографическая ассоциация

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Американская кристаллографическая ассоциация
Тип

Научное общество

Год основания

1949 год

Расположение

Буффало, США

Число членов

> 2200

Веб-сайт

[www.amercrystalassn.org rcrystalassn.org]

Американская кристаллографическая ассоциация (англ. American Crystallographic Association, ACA) — некоммерческое научное общество, объединяющее учёных, работающих в области кристаллографии и изучающих структуру вещества на атомном и молекулярном уровнях. Основано в 1949 году. Член Американского института физики.





Состав

По состоянию на 2010 год членами общества являются более 2200 учёных из 60 стран мира[1].

Издательская деятельность

Обществом издаются труды общества, книги с программами и аннотациями докладов проводимых обществом встреч, съездов и конференций, а также монографии[2].

Медали и премии

Американская кристаллографическая ассоциация присуждает ряд научных медалей и премий за достижения в области кристаллографии и смежных наук[3]:

История

Американская кристаллографическая ассоциация было основано в 1949 году путём слияния Американского общества дифракции рентгеновского излучения и электронов (англ. American Society for X-Ray and Electron Diffraction, ASXRED) и Кристаллографического общества Америки (англ. Crystallographic Society of America, CSA)[1].

В 1966 году ассоциация вошла в состав Американского института физики[4].

Напишите отзыв о статье "Американская кристаллографическая ассоциация"

Примечания

  1. 1 2 [www.amercrystalassn.org/content/pages/main-about ACA. About.] (англ.)
  2. [www.amercrystalassn.org/content/pages/main-publications ACA Publications]
  3. [www.amercrystalassn.org/content/pages/main-award-descriptions ACA — Awards Description] (англ.)
  4. [www.aip.org/aip/history.html A short history of the American Institute of Physics] (англ.)

Ссылки

  • [www.amercrystalassn.org Официальный сайт] (англ.)

Отрывок, характеризующий Американская кристаллографическая ассоциация

Граф в халате ходил по зале, отдавая приказания клубному эконому и знаменитому Феоктисту, старшему повару английского клуба, о спарже, свежих огурцах, землянике, теленке и рыбе для обеда князя Багратиона. Граф, со дня основания клуба, был его членом и старшиною. Ему было поручено от клуба устройство торжества для Багратиона, потому что редко кто умел так на широкую руку, хлебосольно устроить пир, особенно потому, что редко кто умел и хотел приложить свои деньги, если они понадобятся на устройство пира. Повар и эконом клуба с веселыми лицами слушали приказания графа, потому что они знали, что ни при ком, как при нем, нельзя было лучше поживиться на обеде, который стоил несколько тысяч.
– Так смотри же, гребешков, гребешков в тортю положи, знаешь! – Холодных стало быть три?… – спрашивал повар. Граф задумался. – Нельзя меньше, три… майонез раз, – сказал он, загибая палец…
– Так прикажете стерлядей больших взять? – спросил эконом. – Что ж делать, возьми, коли не уступают. Да, батюшка ты мой, я было и забыл. Ведь надо еще другую антре на стол. Ах, отцы мои! – Он схватился за голову. – Да кто же мне цветы привезет?
– Митинька! А Митинька! Скачи ты, Митинька, в подмосковную, – обратился он к вошедшему на его зов управляющему, – скачи ты в подмосковную и вели ты сейчас нарядить барщину Максимке садовнику. Скажи, чтобы все оранжереи сюда волок, укутывал бы войлоками. Да чтобы мне двести горшков тут к пятнице были.
Отдав еще и еще разные приказания, он вышел было отдохнуть к графинюшке, но вспомнил еще нужное, вернулся сам, вернул повара и эконома и опять стал приказывать. В дверях послышалась легкая, мужская походка, бряцанье шпор, и красивый, румяный, с чернеющимися усиками, видимо отдохнувший и выхолившийся на спокойном житье в Москве, вошел молодой граф.
– Ах, братец мой! Голова кругом идет, – сказал старик, как бы стыдясь, улыбаясь перед сыном. – Хоть вот ты бы помог! Надо ведь еще песенников. Музыка у меня есть, да цыган что ли позвать? Ваша братия военные это любят.
– Право, папенька, я думаю, князь Багратион, когда готовился к Шенграбенскому сражению, меньше хлопотал, чем вы теперь, – сказал сын, улыбаясь.
Старый граф притворился рассерженным. – Да, ты толкуй, ты попробуй!
И граф обратился к повару, который с умным и почтенным лицом, наблюдательно и ласково поглядывал на отца и сына.
– Какова молодежь то, а, Феоктист? – сказал он, – смеется над нашим братом стариками.
– Что ж, ваше сиятельство, им бы только покушать хорошо, а как всё собрать да сервировать , это не их дело.
– Так, так, – закричал граф, и весело схватив сына за обе руки, закричал: – Так вот же что, попался ты мне! Возьми ты сейчас сани парные и ступай ты к Безухову, и скажи, что граф, мол, Илья Андреич прислали просить у вас земляники и ананасов свежих. Больше ни у кого не достанешь. Самого то нет, так ты зайди, княжнам скажи, и оттуда, вот что, поезжай ты на Разгуляй – Ипатка кучер знает – найди ты там Ильюшку цыгана, вот что у графа Орлова тогда плясал, помнишь, в белом казакине, и притащи ты его сюда, ко мне.