Православная церковь в Америке

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Православная Церковь в Америке
Orthodox Church in America

Вашингтонский Свято-Николаевский собор

Основная информация
Основатели преподобный Герман Аляскинский
Автокефалия с 1970
Признание автокефалии Русская, Болгарская, Грузинская, Польская, Чешских земель и Словакии[1]
Предстоятель в настоящее время митрополит Тихон (Моллард)
Центр Вашингтон
Юрисдикция (территория) США, Канада
Церковь-мать Русская православная церковь
Богослужебный язык английский (преимущественно)
Календарь новоюлианский[2] (преимущественно)
Численность
Епархий 12
Учебных заведений 4
Монастырей 8
Приходов около 650[3]
Сайт [www.oca.org/ www.oca.org]

Правосла́вная Це́рковь в Аме́рике (англ. Orthodox Church in America, сокращённо ПЦА, англ. OCA; неофициально также Американская православная церковь) — автокефальная поместная православная Церковь. Автокефалия Православной Церкви в Америке, предоставленная ей в 1970 году Русской Православной Церковью, признаётся последней, а также Болгарской, Грузинской, Польской Православными Церквями и Православной Церковью Чешских земель и Словакии, но не признается Константинопольским Патриархатом, Александрийской, Антиохийской, Иерусалимской, Румынской, Кипрской, Элладской и Албанской Церквями в качестве Автокефальной Церкви (однако признается вышеупомянутыми Церквями как самоуправляемая часть Русской Православной Церкви, чей канонический статус де-факто (но не де-юре, для признания которого, по мнению греческих церквей, нужен Вселенский собор) и апостольское преемство не оспариваются[4]). Паства является самой малочисленной из всех автокефальных Православных ЦерквейК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1513 дней].

С 1 июля 2009 года Предстоятель Церкви носит титул «Архиепископ Вашингтонский, Митрополит всей Америки и Канады»[5]. До этого, с 2005 года, Предстоятель Православной Церкви в Америке носил титул «Архиепископ Вашингтонский и Нью-Йоркский, Митрополит всей Америки и Канады».





История

В юрисдикции Русской православной церкви

Возникновение восходит к созданию в 1794 году монахами Валаамского Спасо-Преображенского монастыря (архимандритом Иосафом, иеромонахом Ювеналием, иеромонахом Макарием и другими) первой православной миссии в Америке. Своим апостолом американские православные считают преподобного Германа Аляскинского († 1837 год).

При архиепископе Тихоне (впоследствии Всероссийский Патриарх), 1 сентября 1905 года, кафедра Алеутской епархии была перенесена из Сан-Франциско в Нью-Йорк.

С 1907 года именовалась Русской Православной Греко-Кафолической Церковью в Северной Америке под юрисдикцией священноначалия от Церкви Российской.

После Октябрьской революции 1917 года в России, сношения с Высшей Церковной Властью в Москве оказались весьма затруднёнными. Московская патри­архия, лишенная доступа к международному телеграфу и почте, попавшим под монополию нового режима, была напрочь отре­зана от своих зарубежных епархий и миссий. Прекратилась фи­нансовая поддержка[6]. Православных иерархов в США подозревали в связи с ГПУ, усиливались нестроения.

Северо-Американская митрополия

С середины 1920-х пребывала вне общения с Московским Патриархатом и была известна под наименованием «Северо-Американский Митрополичий округ» или «Северо-Американская Митрополия»; также не находилась в общении и с Архиерейским Синодом в Сремских Карловцах (Русская православная церковь заграницей), представителем которого в Северной Америке тогда был архиепископ Аполлинарий (Кошевой), уволенный 1 февраля 1927 года Платоном (Рождественским) (последний именовал себя Митрополитом Северо-Американским).

19 декабря 1927 года на заседании «Синода епископов американских диоцезий Русской Православной Церкви» была издана грамота о учреждении новой церковной структуры — «независимой автономной и автокефальной» Американской Церкви во главе с Платоном (Рождественским)[7]. В 1935 году новый глава Митрополии, митрополит Феофил (Пашковский), подписал «Временное Положение о Русской Православной Церкви заграницей», которым она вошла в подчинение Архиерейскому Синоду в Сремских Карловцах в вопросах веры и канонического порядка, сохраняя за собой внутреннюю автономию.

К началу Второй мировой войны в Американской митрополии было около 400 тысяч верующих в 330 приходах, раз­делённых на восемь епархий[6].

Во время Второй мировой войны имело место сближение с Московским Патриархатом, но оно не увенчалось объединением. В конце ноября 1946 года VII Всеамериканский Церковный Собор в Кливленде подтвердил «нерушумую веру и лояльность» митрополиту Феофилу и постановил просить Патриарха Московского о принятие Митрополии в его «лоно» «при условиях сохранения нашей полной автономии, существующей в настоящее время»[8]; также, Собор заявил о выходе Митрополии из административного подчинения Архиерейскому Синоду РПЦЗ. Прибывший во второй половине 1947 года в США митрополит Ленинградский Григорий (Чуков) отверг предложенный ему Митрополией Проект автономии Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде, принятый 7 августа 1947 года Митрополичьим Советом, как предлагающий «уже не автономное, а автокефальное управление, на которое в настоящее время Русская Православная Церковь в Северной Америке не имеет никаких оснований»[9] (Проект Митрополии предполагал признавать Московского Патриарха только как своего духовного главу без каких-либо полномочий).

12 декабря 1947 года Священный Синод РПЦ наложил запрещение в священнослужении на иерархию Митрополии, возглавляемую митрополитом Феофилом (Пашковским)[10].

В 1963 году председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов) попытался восстановить отношения с Американской Митрополией, в этом году он встретился с митрополитом Леонтием (Туркевичем). Но болезнь и вскоре последовавшая кончина последнего на время прервала дальнейшие попытки к улучшению отношений[11].

6 мая 1967 года в Покровском соборе Митрополии (Нью-Йорк) в архиерейской хиротонии Феодосия (Лазор) (впоследствии предстоятель Церкви) принимали участие 2 епископа, состоящих в юрисдикции Константинопольского Патриархата, что вызвало осуждение со стороны Московского Патриархата и письмо Патриарха Алексия I Патриарху Афинагору с указанием того, что «изложенное событие не является одиночным»[12].

Православная Церковь в Америке

9 апреля 1970 года Синод Русской Церкви восстановил общение с «Североамериканской Митрополией», сняв прежний запрет с её иерархов, а 10 апреля Патриаршим Томосом даровал Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке автокефалию[13]. Значительную роль в подготовке этого решения со стороны РПЦ сыграл митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов), со стороны «Североамериканской Митрополии» — протоиерей (затем протопресвитер) Александр Шмеман. 44 прихода, не пожелавших войти в новую автокефальную Церковь, были объединены в Патриаршие приходы в США. Решение Московской Патриархии вошло в конфликт с видением будущего православия в Северной Америке, разделявшимся Константинопольским Патриархатом.

1 сентября 1982 года Православная Церковь в Америке официально перешла на новоюлианский календарь, оставив при этом приходам право выбора каким календарём им руководствоваться в богослужебной жизни. Не все приходы приняли новый стиль; так, Аляскинская епархия сохранила юлианский календарь. Некоторые приходы, особенно в Пенсильвании, ушли в РПЦЗ.

С 2002 до 4 сентября 2008 года[14] предстоятелем Церкви был Блаженнейший митрополит Герман.

В ноябре 2005 года стал достоянием гласности конфликт, развивавшийся до того несколько лет в связи с вменяемыми финансовыми злоупотреблениями бывшего Управляющего делами ПЦА протопресвитера Роберта Кондратика (Robert S. Kondratick). В результате последний был в марте 2006 года смещён со своего административного поста[15], а впоследствии осужден Духовным Судом и лишен сана. Скандал освещался в прессе США.[16][17][18].

3 сентября 2008 года Синоду был представлен доклад специального следственного комитета, где делался вывод об ответственности всего руководства Церкви в финансовых злоупотреблениях[19]. Митрополит Герман был вынужден подать Архиерейскому Синоду Церкви, собравшемуся 4 сентября 2008 года в Нью-Йорке, прошение о незамедлительном уходе на покой, которое было удовлетворено в тот же день[14]. С 4 сентября 2008 года до созыва Всеамериканского собора в Питтсбурге старейший по хиротонии архиепископ Далласский и Южных Штатов Димитрий (Ройстер) являлся местоблюстителем митрополичьей кафедры.[14][20]

Ранее, в октябре 2008 года, ряд священнослужителей Церкви предложили епископа Венского Илариона (Алфеева) (РПЦ) в качестве кандидата на митрополичью кафедру ПЦА[21][22][23]; но епископ Иларион заявил о невозможности для себя быть кандидатом в предстоятели ПЦА, в частности по причине необходимости демонстрации независимости ПЦА от РПЦ[24][25]. Его позиция была поддержана заместителем Председателя ОВЦС епископом Марком (Головковым)[26]: «<…> нужно сохранять и укреплять статус ПЦА как самостоятельной церкви, а не давать повода для разговоров, что ПЦА — это структура РПЦ»[26].

12 ноября 2008 года на XV Всеамериканском Соборе в Питтсбурге Архиепископом Вашингтонским и Нью-Йоркским, Митрополитом всея Америки и Канады был избран епископ Форт-Уэртский Иона (Паффхаузен)[27][28]. Интронизация состоялась 28 декабря 2008 года в Свято-Николаевском соборе Вашингтона[28].

24 мая 2011 года впервые в истории состоялось сослужение Предостоятелей ПЦА и РПЦЗ: Митрополиты Иона и Иларион (Капрал) в Храме Святителя Николая в Нью-Йорке совместно отслужили [russianorthodoxchurch.ws/synod/2011/20110525_ocarocorliturgy.html Божественную Литургию][29][30][31] С тех пор в храмах обеих Церквей начали регулярно совершаться совместные богослужения.

В настоящее время Предстоятелем Православной Церкви в Америке является Блаженнейший Архиепископ Вашингтонский, Митрополит всея Америки и Канады Тихон (Моллард). Он был избран XVII Всеамериканским Собором, который прошёл 13 ноября 2012 года в городе Парма, штат Огайо.

Каноническое положение и современное состояние

Автокефалия ПЦА, дарованная Московским Патриархатом, до сих пор не признана греческими Патриархатами, хотя признаётся Грузинской, Болгарской, Польской и Православной Церковью Чешских земель и Словакии. На сайте Румынской Церкви ПЦА упомянута в числе Церквей-сестер без уточнения её статуса[32].

Отсутствие официального признания автокефального статуса со стороны других Поместных Православных Церквей не мешает им находиться в евхаристическом общении с ПЦА. Все они допускают своих архиереев и клириков к сослужению с архиереями и клириками ПЦА[33], а некоторые из них также приветствуют избрание предстоятелей последней[34].

Каноническая территория — США и Канада; юрисдикция Православной Церкви в Америке распространяется также на некоторые приходы в Мексике, Аргентине, Бразилии, Перу, Венесуэле и Австралии. Богослужение проводится в основном на английском языке, но также и на церковнославянском, греческом или на местных языках (испанском, алеутском, и т. д.) в зависимости от потребности.

ПЦА разделена на 14 епархий (из которых одиннадцать территориальных и три — эт­нические), имеются 8 монастырей, 3 семинарии (Свято-Владимирская, Свято-Тихоновская, Свято-Германовская), Академия и т.п.

На 2009 год по данным митрополита Ионы (Паффхаузена) насчитывала около 650 приходов и 25 монастырей и около 100 000 причастников[35].

В США является второй по численности православной деноминацией, уступая Константинопольскому патриархату. Имеет самую высокую среди православных общин США посещаемость и самый большой прирост числа верующих за десятилетие (по стоянию на 2011 год) — 21 %[36].

С начала 1990-х имеет подворье в Москве, при храме вмц. Екатерины на Ордынке. Основателем и первым настоятелем подворья стал [zarubezhje.narod.ru/gi/g_052.htm протопресвитер Даниил Губяк]. С 2002 г. настоятелем подворья служил архимандрит Закхей (Вуд). В связи с запрещением в священнослужении архимандрита Закхея (Вуда), 28 июля 2011 года пастырское окормление прихода возложено на священника [history-mda.ru/prepod/ierey_ioann_kechkin_118.html Иоанна Кечкина][37]. С 2013 года настоятелем подворья назначен архимандрит Александр (Пихач).

Епархии и епископат

Предстоятели

Награды

В конце 1980-х — начале 1990-х гг. ПЦА учредила награды:

См. также

Напишите отзыв о статье "Православная церковь в Америке"

Примечания

  1. [www.sedmitza.ru/text/6247390.html Впервые в истории Предстоятель Православной Церкви в Америке сослужил с Константинопольским Патриархом — Новости — Церковно-Научный Центр "Православная Энциклопедия"]
  2. [www.liturgica.ru/bibliot/kalender.html В. Ф. Хулап Реформа календаря и пасхалии: история и современность.]
  3. [www.pravoslavie.ru/smi/37436.htm Блаженнейший Митрополит Иона: «Православная Церковь наиболее твердо противостоит духу этого мира» / Мониторинг СМИ / Православие.Ru]
  4. Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) [www.patriarchia.ru/db/text/2494792.html Примат и соборность в Православной Церкви]
  5. [www.oca.org/news/1876 OCA Holy Synod reestablishes Diocese of Washington and Diocese of New York-New Jersey]
  6. 1 2 [www.christthesaviornyc.org/ru/index.php?option=com_content&view=article&id=81&Itemid=76 ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В АМЕРИКЕ]
  7. Исторические документы. // «Церковныя Вѣдомости» (Архиерейского Синода, Королевство С. Х. С.). февраль — июнь 1929 г., № 3—12 (166—175), стр. 21.
  8. Цит. по: «Резолюция Седьмого Всеамериканского Церковного Собора в г. Кливлэнде в 1946 г.» / «ЖМП». 1948, № 1, стр. 16.
  9. Послание Высокопреосвященнейшего Григория, Митрополита Ленинградского и Новгородского, посла Московской Патриархии. // «ЖМП». 1948, № 1, стр. 23.
  10. [www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?2_5816 Феофил (Пашковский)]
  11. [hristov.narod.ru/letopis5.htm Летопись Церковной Истории (1961-1971 гг.)]
  12. ЖМП. 1967, № 9, стр. 3. // Об отношении к Митрополичьему Округу в Америке.
  13. [oca.org/DOCtomos.asp?SID=12 The Tomos of Autocephaly. TOMOS OF ALEXIS, by the Mercy of God, Patriarch of Moscow and All Russia: Текст Томоса на официальном сайте ПЦА]  (англ.)
  14. 1 2 3 [newsru.com/religy/05sep2008/german.html Глава Православной церкви в Америке уходит на покой] NEWSru 5 сентября 2008 г.
  15. [www.oca.org/News.asp?ID=960&SID=19 Administrative Committee meets]. Проверено 24 декабря 2006. [www.webcitation.org/61C4ufSCm Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  16. Cooperman, Alan. [www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2006/02/25/AR2006022501266.html Accusations of Misused Money Roil Orthodox Church] (February 26, 2006), стр. A09. Проверено 24 декабря 2006.
  17. Rodgers, Ann. [www.post-gazette.com/pg/06348/746018-84.stm Orthodox Church 'stunned' by extent of financial abuse], Pittsburgh Post-Gazette. Проверено 26 декабря 2006.
  18. [www.oca.org/News.asp?ID=1125&SID=19 OCA Holy Synod and Metropolitan Council conclude first day of joint meeting]. Проверено 26 декабря 2006. [www.webcitation.org/61C4vKVUB Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  19. [www.oca.org/news/1628 Special Investigating Committee presents report to OCA Holy Synod and Metropolitan Council] На официальном сайте ПЦА 3 сентября 2008 г.
  20. [www.oca.org/news/1632 OCA Holy Synod of Bishops grants retirement to His Beatitude, Metropolitan Herman] (англ.). Официальный сайт ПЦА (4 сентября 2008). Проверено 11 ноября 2008. [www.webcitation.org/61C4vw9Op Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  21. [www.bogoslov.ru/text/354311/index.html Священнослужители Православной Церкви в Америке предлагают избрать епископа Венского Илариона (Алфеева) главой этой Церкви] // Богослов.Ru 30 октября 2008 г.
  22. [www.interfax-religion.ru/?act=news&div=27150 В Православной Церкви в Америке идет агитация за избрание её главой епископа Илариона (Алфеева)] Интерфакс 30 октября 2008 г.
  23. [www.religare.ru/2_58973.html Епископа Илариона Алфеева хотят видеть главой Православной Церкви в Америке]
  24. [www.oca.org/news/1687 Bishop Hilarion of Vienna issues open letter concerning the question of his candidacy as OCA Metropolitan]  (англ.) На официальном сайте ПЦА 6 ноября 2008 г.
  25. [newsru.com/religy/07nov2008/ilarion.html Епископ Иларион просит не выдвигать его кандидатуру на пост предстоятеля Православной церкви в Америке] NEWSru 7 ноября 2008 г.
  26. 1 2 [kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1054593&NodesID=7 Америка выдвинула русского кандидата]. Коммерсантъ (10 сентября 2008). Проверено 11 ноября 2008. [www.webcitation.org/65CEMh3bq Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  27. [www.oca.org/news/1693 Bishop Jonah of Fort Worth Elected Metropolitan of All America and Canada] Официальный сайт ПЦА 12 ноября 2008 г.
  28. 1 2 [www.patriarchia.ru/db/text/488218.html Предстоятелем Православной Церкви в Америке избран епископ Иона (Паффхаузен)] На официальном сайте МП 13 ноября 2008 г.
  29. [oca.org/news/headline-news/historic-concelebration-of-the-divine-liturgy-by-oca-metropolitan-jonah-roc Historic concelebration of the Divine Liturgy by OCA Metropolitan Jonah, ROCOR Metropolitan Hilarion]
  30. [www.sedmitza.ru/news/2203093.html Впервые в истории состоялось сослужение предстоятелей Православной Церкви в Америке и Русской Зарубежной Церкви : Церковно-Научный Центр «Православная Энциклопедия»]
  31. [russianorthodoxchurch.ws/synod/2011/20110525_ocarocorliturgy.html В День Тезоименитства Святейшего Патриарха Кирилла в Свято-Николаевском соборе Нью-Йорка состоялось сослужение Предстоятеля Православной Церкви в Америке и Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей]
  32. [Sister Ortodox Churches www.patriarhia.ro/en/ortsureng.html]
  33. [www.oca.org/news/1735 His Beatitude, Metropolitan Jonah enthroned at St. Nicholas Cathedral, Washington, DC]  (англ.)
  34. [www.oca.org/jonah-election-greetings.html Election Greetings to His Beatitude, Metropolitan Jonah]  (англ.)
  35. [www.pravoslavie.ru/smi/37436.htm Блаженнейший Митрополит Иона: «Православная Церковь наиболее твердо противостоит духу этого мира» / Мониторинг СМИ / Православие. Ru]
  36. [www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=7&id=39985 Митрополит Иона едет в Вашингтон]
  37. [oca.org/PDF/NEWS/2011/2011-0728-zachreleaseru.pdf Настоятель храма святой Екатерины отправлен в отпуск]
  38. 1 2 [oca.org/news/headline-news/holy-synod-appoints-archbishop-nathaniel-locum-tenens-bishop-michael-tempor Holy Synod appoints Archbishop Nathaniel Locum Tenens, Bishop Michael Temporary Administrator].
  39. [www.patriarchia.ru/db/text/2591137.html Избран новый Предстоятель Православной Церкви в Америке]. // Патриархия.Ru

Ссылки

  • [oca.org/ Официальный сайт Православной Церкви в Америке] (англ.)
  • [www.oca.org/DOCstatute.asp?SID=12&ID=1 Устав Американской Церкви] (англ.)
  • [www.sedmitza.ru/index.html?did=4811 Скурат К. Е. Православная Церковь в Америке]
  • [ocanews.org/ Альтернативный сайт на английском]
  • [zarubezhje.narod.ru/org/oca.htm Православная Церковь в Америке на сайте «Религиозные деятели русского зарубежья»]
  • [www.sedmitza.ru/text/2240330.html Православие в Америке (Телепрограмма 26.02.11)]

Отрывок, характеризующий Православная церковь в Америке

«Птицы небесные ни сеют, ни жнут, но отец ваш питает их», – сказал он сам себе и хотел то же сказать княжне. «Но нет, они поймут это по своему, они не поймут! Этого они не могут понимать, что все эти чувства, которыми они дорожат, все наши, все эти мысли, которые кажутся нам так важны, что они – не нужны. Мы не можем понимать друг друга». – И он замолчал.

Маленькому сыну князя Андрея было семь лет. Он едва умел читать, он ничего не знал. Он многое пережил после этого дня, приобретая знания, наблюдательность, опытность; но ежели бы он владел тогда всеми этими после приобретенными способностями, он не мог бы лучше, глубже понять все значение той сцены, которую он видел между отцом, княжной Марьей и Наташей, чем он ее понял теперь. Он все понял и, не плача, вышел из комнаты, молча подошел к Наташе, вышедшей за ним, застенчиво взглянул на нее задумчивыми прекрасными глазами; приподнятая румяная верхняя губа его дрогнула, он прислонился к ней головой и заплакал.
С этого дня он избегал Десаля, избегал ласкавшую его графиню и либо сидел один, либо робко подходил к княжне Марье и к Наташе, которую он, казалось, полюбил еще больше своей тетки, и тихо и застенчиво ласкался к ним.
Княжна Марья, выйдя от князя Андрея, поняла вполне все то, что сказало ей лицо Наташи. Она не говорила больше с Наташей о надежде на спасение его жизни. Она чередовалась с нею у его дивана и не плакала больше, но беспрестанно молилась, обращаясь душою к тому вечному, непостижимому, которого присутствие так ощутительно было теперь над умиравшим человеком.


Князь Андрей не только знал, что он умрет, но он чувствовал, что он умирает, что он уже умер наполовину. Он испытывал сознание отчужденности от всего земного и радостной и странной легкости бытия. Он, не торопясь и не тревожась, ожидал того, что предстояло ему. То грозное, вечное, неведомое и далекое, присутствие которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни, теперь для него было близкое и – по той странной легкости бытия, которую он испытывал, – почти понятное и ощущаемое.
Прежде он боялся конца. Он два раза испытал это страшное мучительное чувство страха смерти, конца, и теперь уже не понимал его.
Первый раз он испытал это чувство тогда, когда граната волчком вертелась перед ним и он смотрел на жнивье, на кусты, на небо и знал, что перед ним была смерть. Когда он очнулся после раны и в душе его, мгновенно, как бы освобожденный от удерживавшего его гнета жизни, распустился этот цветок любви, вечной, свободной, не зависящей от этой жизни, он уже не боялся смерти и не думал о ней.
Чем больше он, в те часы страдальческого уединения и полубреда, которые он провел после своей раны, вдумывался в новое, открытое ему начало вечной любви, тем более он, сам не чувствуя того, отрекался от земной жизни. Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнию. И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную преграду, которая без любви стоит между жизнью и смертью. Когда он, это первое время, вспоминал о том, что ему надо было умереть, он говорил себе: ну что ж, тем лучше.
Но после той ночи в Мытищах, когда в полубреду перед ним явилась та, которую он желал, и когда он, прижав к своим губам ее руку, заплакал тихими, радостными слезами, любовь к одной женщине незаметно закралась в его сердце и опять привязала его к жизни. И радостные и тревожные мысли стали приходить ему. Вспоминая ту минуту на перевязочном пункте, когда он увидал Курагина, он теперь не мог возвратиться к тому чувству: его мучил вопрос о том, жив ли он? И он не смел спросить этого.

Болезнь его шла своим физическим порядком, но то, что Наташа называла: это сделалось с ним, случилось с ним два дня перед приездом княжны Марьи. Это была та последняя нравственная борьба между жизнью и смертью, в которой смерть одержала победу. Это было неожиданное сознание того, что он еще дорожил жизнью, представлявшейся ему в любви к Наташе, и последний, покоренный припадок ужаса перед неведомым.
Это было вечером. Он был, как обыкновенно после обеда, в легком лихорадочном состоянии, и мысли его были чрезвычайно ясны. Соня сидела у стола. Он задремал. Вдруг ощущение счастья охватило его.
«А, это она вошла!» – подумал он.
Действительно, на месте Сони сидела только что неслышными шагами вошедшая Наташа.
С тех пор как она стала ходить за ним, он всегда испытывал это физическое ощущение ее близости. Она сидела на кресле, боком к нему, заслоняя собой от него свет свечи, и вязала чулок. (Она выучилась вязать чулки с тех пор, как раз князь Андрей сказал ей, что никто так не умеет ходить за больными, как старые няни, которые вяжут чулки, и что в вязании чулка есть что то успокоительное.) Тонкие пальцы ее быстро перебирали изредка сталкивающиеся спицы, и задумчивый профиль ее опущенного лица был ясно виден ему. Она сделала движенье – клубок скатился с ее колен. Она вздрогнула, оглянулась на него и, заслоняя свечу рукой, осторожным, гибким и точным движением изогнулась, подняла клубок и села в прежнее положение.
Он смотрел на нее, не шевелясь, и видел, что ей нужно было после своего движения вздохнуть во всю грудь, но она не решалась этого сделать и осторожно переводила дыханье.
В Троицкой лавре они говорили о прошедшем, и он сказал ей, что, ежели бы он был жив, он бы благодарил вечно бога за свою рану, которая свела его опять с нею; но с тех пор они никогда не говорили о будущем.
«Могло или не могло это быть? – думал он теперь, глядя на нее и прислушиваясь к легкому стальному звуку спиц. – Неужели только затем так странно свела меня с нею судьба, чтобы мне умереть?.. Неужели мне открылась истина жизни только для того, чтобы я жил во лжи? Я люблю ее больше всего в мире. Но что же делать мне, ежели я люблю ее?» – сказал он, и он вдруг невольно застонал, по привычке, которую он приобрел во время своих страданий.
Услыхав этот звук, Наташа положила чулок, перегнулась ближе к нему и вдруг, заметив его светящиеся глаза, подошла к нему легким шагом и нагнулась.
– Вы не спите?
– Нет, я давно смотрю на вас; я почувствовал, когда вы вошли. Никто, как вы, но дает мне той мягкой тишины… того света. Мне так и хочется плакать от радости.
Наташа ближе придвинулась к нему. Лицо ее сияло восторженною радостью.
– Наташа, я слишком люблю вас. Больше всего на свете.
– А я? – Она отвернулась на мгновение. – Отчего же слишком? – сказала она.
– Отчего слишком?.. Ну, как вы думаете, как вы чувствуете по душе, по всей душе, буду я жив? Как вам кажется?
– Я уверена, я уверена! – почти вскрикнула Наташа, страстным движением взяв его за обе руки.
Он помолчал.
– Как бы хорошо! – И, взяв ее руку, он поцеловал ее.
Наташа была счастлива и взволнована; и тотчас же она вспомнила, что этого нельзя, что ему нужно спокойствие.
– Однако вы не спали, – сказала она, подавляя свою радость. – Постарайтесь заснуть… пожалуйста.
Он выпустил, пожав ее, ее руку, она перешла к свече и опять села в прежнее положение. Два раза она оглянулась на него, глаза его светились ей навстречу. Она задала себе урок на чулке и сказала себе, что до тех пор она не оглянется, пока не кончит его.
Действительно, скоро после этого он закрыл глаза и заснул. Он спал недолго и вдруг в холодном поту тревожно проснулся.
Засыпая, он думал все о том же, о чем он думал все ото время, – о жизни и смерти. И больше о смерти. Он чувствовал себя ближе к ней.
«Любовь? Что такое любовь? – думал он. – Любовь мешает смерти. Любовь есть жизнь. Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю. Все есть, все существует только потому, что я люблю. Все связано одною ею. Любовь есть бог, и умереть – значит мне, частице любви, вернуться к общему и вечному источнику». Мысли эти показались ему утешительны. Но это были только мысли. Чего то недоставало в них, что то было односторонне личное, умственное – не было очевидности. И было то же беспокойство и неясность. Он заснул.
Он видел во сне, что он лежит в той же комнате, в которой он лежал в действительности, но что он не ранен, а здоров. Много разных лиц, ничтожных, равнодушных, являются перед князем Андреем. Он говорит с ними, спорит о чем то ненужном. Они сбираются ехать куда то. Князь Андрей смутно припоминает, что все это ничтожно и что у него есть другие, важнейшие заботы, но продолжает говорить, удивляя их, какие то пустые, остроумные слова. Понемногу, незаметно все эти лица начинают исчезать, и все заменяется одним вопросом о затворенной двери. Он встает и идет к двери, чтобы задвинуть задвижку и запереть ее. Оттого, что он успеет или не успеет запереть ее, зависит все. Он идет, спешит, ноги его не двигаются, и он знает, что не успеет запереть дверь, но все таки болезненно напрягает все свои силы. И мучительный страх охватывает его. И этот страх есть страх смерти: за дверью стоит оно. Но в то же время как он бессильно неловко подползает к двери, это что то ужасное, с другой стороны уже, надавливая, ломится в нее. Что то не человеческое – смерть – ломится в дверь, и надо удержать ее. Он ухватывается за дверь, напрягает последние усилия – запереть уже нельзя – хоть удержать ее; но силы его слабы, неловки, и, надавливаемая ужасным, дверь отворяется и опять затворяется.
Еще раз оно надавило оттуда. Последние, сверхъестественные усилия тщетны, и обе половинки отворились беззвучно. Оно вошло, и оно есть смерть. И князь Андрей умер.
Но в то же мгновение, как он умер, князь Андрей вспомнил, что он спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собою усилие, проснулся.
«Да, это была смерть. Я умер – я проснулся. Да, смерть – пробуждение!» – вдруг просветлело в его душе, и завеса, скрывавшая до сих пор неведомое, была приподнята перед его душевным взором. Он почувствовал как бы освобождение прежде связанной в нем силы и ту странную легкость, которая с тех пор не оставляла его.
Когда он, очнувшись в холодном поту, зашевелился на диване, Наташа подошла к нему и спросила, что с ним. Он не ответил ей и, не понимая ее, посмотрел на нее странным взглядом.
Это то было то, что случилось с ним за два дня до приезда княжны Марьи. С этого же дня, как говорил доктор, изнурительная лихорадка приняла дурной характер, но Наташа не интересовалась тем, что говорил доктор: она видела эти страшные, более для нее несомненные, нравственные признаки.
С этого дня началось для князя Андрея вместе с пробуждением от сна – пробуждение от жизни. И относительно продолжительности жизни оно не казалось ему более медленно, чем пробуждение от сна относительно продолжительности сновидения.

Ничего не было страшного и резкого в этом, относительно медленном, пробуждении.
Последние дни и часы его прошли обыкновенно и просто. И княжна Марья и Наташа, не отходившие от него, чувствовали это. Они не плакали, не содрогались и последнее время, сами чувствуя это, ходили уже не за ним (его уже не было, он ушел от них), а за самым близким воспоминанием о нем – за его телом. Чувства обеих были так сильны, что на них не действовала внешняя, страшная сторона смерти, и они не находили нужным растравлять свое горе. Они не плакали ни при нем, ни без него, но и никогда не говорили про него между собой. Они чувствовали, что не могли выразить словами того, что они понимали.
Они обе видели, как он глубже и глубже, медленно и спокойно, опускался от них куда то туда, и обе знали, что это так должно быть и что это хорошо.
Его исповедовали, причастили; все приходили к нему прощаться. Когда ему привели сына, он приложил к нему свои губы и отвернулся, не потому, чтобы ему было тяжело или жалко (княжна Марья и Наташа понимали это), но только потому, что он полагал, что это все, что от него требовали; но когда ему сказали, чтобы он благословил его, он исполнил требуемое и оглянулся, как будто спрашивая, не нужно ли еще что нибудь сделать.
Когда происходили последние содрогания тела, оставляемого духом, княжна Марья и Наташа были тут.
– Кончилось?! – сказала княжна Марья, после того как тело его уже несколько минут неподвижно, холодея, лежало перед ними. Наташа подошла, взглянула в мертвые глаза и поспешила закрыть их. Она закрыла их и не поцеловала их, а приложилась к тому, что было ближайшим воспоминанием о нем.
«Куда он ушел? Где он теперь?..»

Когда одетое, обмытое тело лежало в гробу на столе, все подходили к нему прощаться, и все плакали.
Николушка плакал от страдальческого недоумения, разрывавшего его сердце. Графиня и Соня плакали от жалости к Наташе и о том, что его нет больше. Старый граф плакал о том, что скоро, он чувствовал, и ему предстояло сделать тот же страшный шаг.
Наташа и княжна Марья плакали тоже теперь, но они плакали не от своего личного горя; они плакали от благоговейного умиления, охватившего их души перед сознанием простого и торжественного таинства смерти, совершившегося перед ними.



Для человеческого ума недоступна совокупность причин явлений. Но потребность отыскивать причины вложена в душу человека. И человеческий ум, не вникнувши в бесчисленность и сложность условий явлений, из которых каждое отдельно может представляться причиною, хватается за первое, самое понятное сближение и говорит: вот причина. В исторических событиях (где предметом наблюдения суть действия людей) самым первобытным сближением представляется воля богов, потом воля тех людей, которые стоят на самом видном историческом месте, – исторических героев. Но стоит только вникнуть в сущность каждого исторического события, то есть в деятельность всей массы людей, участвовавших в событии, чтобы убедиться, что воля исторического героя не только не руководит действиями масс, но сама постоянно руководима. Казалось бы, все равно понимать значение исторического события так или иначе. Но между человеком, который говорит, что народы Запада пошли на Восток, потому что Наполеон захотел этого, и человеком, который говорит, что это совершилось, потому что должно было совершиться, существует то же различие, которое существовало между людьми, утверждавшими, что земля стоит твердо и планеты движутся вокруг нее, и теми, которые говорили, что они не знают, на чем держится земля, но знают, что есть законы, управляющие движением и ее, и других планет. Причин исторического события – нет и не может быть, кроме единственной причины всех причин. Но есть законы, управляющие событиями, отчасти неизвестные, отчасти нащупываемые нами. Открытие этих законов возможно только тогда, когда мы вполне отрешимся от отыскиванья причин в воле одного человека, точно так же, как открытие законов движения планет стало возможно только тогда, когда люди отрешились от представления утвержденности земли.

После Бородинского сражения, занятия неприятелем Москвы и сожжения ее, важнейшим эпизодом войны 1812 года историки признают движение русской армии с Рязанской на Калужскую дорогу и к Тарутинскому лагерю – так называемый фланговый марш за Красной Пахрой. Историки приписывают славу этого гениального подвига различным лицам и спорят о том, кому, собственно, она принадлежит. Даже иностранные, даже французские историки признают гениальность русских полководцев, говоря об этом фланговом марше. Но почему военные писатели, а за ними и все, полагают, что этот фланговый марш есть весьма глубокомысленное изобретение какого нибудь одного лица, спасшее Россию и погубившее Наполеона, – весьма трудно понять. Во первых, трудно понять, в чем состоит глубокомыслие и гениальность этого движения; ибо для того, чтобы догадаться, что самое лучшее положение армии (когда ее не атакуют) находиться там, где больше продовольствия, – не нужно большого умственного напряжения. И каждый, даже глупый тринадцатилетний мальчик, без труда мог догадаться, что в 1812 году самое выгодное положение армии, после отступления от Москвы, было на Калужской дороге. Итак, нельзя понять, во первых, какими умозаключениями доходят историки до того, чтобы видеть что то глубокомысленное в этом маневре. Во вторых, еще труднее понять, в чем именно историки видят спасительность этого маневра для русских и пагубность его для французов; ибо фланговый марш этот, при других, предшествующих, сопутствовавших и последовавших обстоятельствах, мог быть пагубным для русского и спасительным для французского войска. Если с того времени, как совершилось это движение, положение русского войска стало улучшаться, то из этого никак не следует, чтобы это движение было тому причиною.
Этот фланговый марш не только не мог бы принести какие нибудь выгоды, но мог бы погубить русскую армию, ежели бы при том не было совпадения других условий. Что бы было, если бы не сгорела Москва? Если бы Мюрат не потерял из виду русских? Если бы Наполеон не находился в бездействии? Если бы под Красной Пахрой русская армия, по совету Бенигсена и Барклая, дала бы сражение? Что бы было, если бы французы атаковали русских, когда они шли за Пахрой? Что бы было, если бы впоследствии Наполеон, подойдя к Тарутину, атаковал бы русских хотя бы с одной десятой долей той энергии, с которой он атаковал в Смоленске? Что бы было, если бы французы пошли на Петербург?.. При всех этих предположениях спасительность флангового марша могла перейти в пагубность.
В третьих, и самое непонятное, состоит в том, что люди, изучающие историю, умышленно не хотят видеть того, что фланговый марш нельзя приписывать никакому одному человеку, что никто никогда его не предвидел, что маневр этот, точно так же как и отступление в Филях, в настоящем никогда никому не представлялся в его цельности, а шаг за шагом, событие за событием, мгновение за мгновением вытекал из бесчисленного количества самых разнообразных условий, и только тогда представился во всей своей цельности, когда он совершился и стал прошедшим.
На совете в Филях у русского начальства преобладающею мыслью было само собой разумевшееся отступление по прямому направлению назад, то есть по Нижегородской дороге. Доказательствами тому служит то, что большинство голосов на совете было подано в этом смысле, и, главное, известный разговор после совета главнокомандующего с Ланским, заведовавшим провиантскою частью. Ланской донес главнокомандующему, что продовольствие для армии собрано преимущественно по Оке, в Тульской и Калужской губерниях и что в случае отступления на Нижний запасы провианта будут отделены от армии большою рекою Окой, через которую перевоз в первозимье бывает невозможен. Это был первый признак необходимости уклонения от прежде представлявшегося самым естественным прямого направления на Нижний. Армия подержалась южнее, по Рязанской дороге, и ближе к запасам. Впоследствии бездействие французов, потерявших даже из виду русскую армию, заботы о защите Тульского завода и, главное, выгоды приближения к своим запасам заставили армию отклониться еще южнее, на Тульскую дорогу. Перейдя отчаянным движением за Пахрой на Тульскую дорогу, военачальники русской армии думали оставаться у Подольска, и не было мысли о Тарутинской позиции; но бесчисленное количество обстоятельств и появление опять французских войск, прежде потерявших из виду русских, и проекты сражения, и, главное, обилие провианта в Калуге заставили нашу армию еще более отклониться к югу и перейти в середину путей своего продовольствия, с Тульской на Калужскую дорогу, к Тарутину. Точно так же, как нельзя отвечать на тот вопрос, когда оставлена была Москва, нельзя отвечать и на то, когда именно и кем решено было перейти к Тарутину. Только тогда, когда войска пришли уже к Тарутину вследствие бесчисленных дифференциальных сил, тогда только стали люди уверять себя, что они этого хотели и давно предвидели.


Знаменитый фланговый марш состоял только в том, что русское войско, отступая все прямо назад по обратному направлению наступления, после того как наступление французов прекратилось, отклонилось от принятого сначала прямого направления и, не видя за собой преследования, естественно подалось в ту сторону, куда его влекло обилие продовольствия.
Если бы представить себе не гениальных полководцев во главе русской армии, но просто одну армию без начальников, то и эта армия не могла бы сделать ничего другого, кроме обратного движения к Москве, описывая дугу с той стороны, с которой было больше продовольствия и край был обильнее.
Передвижение это с Нижегородской на Рязанскую, Тульскую и Калужскую дороги было до такой степени естественно, что в этом самом направлении отбегали мародеры русской армии и что в этом самом направлении требовалось из Петербурга, чтобы Кутузов перевел свою армию. В Тарутине Кутузов получил почти выговор от государя за то, что он отвел армию на Рязанскую дорогу, и ему указывалось то самое положение против Калуги, в котором он уже находился в то время, как получил письмо государя.
Откатывавшийся по направлению толчка, данного ему во время всей кампании и в Бородинском сражении, шар русского войска, при уничтожении силы толчка и не получая новых толчков, принял то положение, которое было ему естественно.
Заслуга Кутузова не состояла в каком нибудь гениальном, как это называют, стратегическом маневре, а в том, что он один понимал значение совершавшегося события. Он один понимал уже тогда значение бездействия французской армии, он один продолжал утверждать, что Бородинское сражение была победа; он один – тот, который, казалось бы, по своему положению главнокомандующего, должен был быть вызываем к наступлению, – он один все силы свои употреблял на то, чтобы удержать русскую армию от бесполезных сражений.
Подбитый зверь под Бородиным лежал там где то, где его оставил отбежавший охотник; но жив ли, силен ли он был, или он только притаился, охотник не знал этого. Вдруг послышался стон этого зверя.
Стон этого раненого зверя, французской армии, обличивший ее погибель, была присылка Лористона в лагерь Кутузова с просьбой о мире.