Американский институт физики

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Американский институт физики
Тип

Научное общество

Год основания

1931

Расположение

Колледж Парк, Мэриленд
США США

Сборы

126 126 USD[1]

Доход

77 207 USD[1]

Число сотрудников

400

Число членов

135 000

Веб-сайт

[www.aip.org .org]

Америка́нский институ́т фи́зики (англ. American Institute of Physics, AIP) — некоммерческое международное сообщество физиков, объединяющее несколько других обществ в единое целое. Основано в 1931 году.

Миссией общества является развитие физики и обеспечение применения её достижений на пользу человечеству. Это достигается за счёт объединения физиков, обеспечения их эффективной коммуникации, поддержки отдельных исследовательских групп, а также проведение образовательных программ для студентов.





Состав

Являясь «сообществом обществ» Американский институт физики объединяет ряд других обществ[2]. Десять обществ-членов образуют основу института. Эти общества имеют право пользоваться некоторыми профессиональными услугами, предоставляемыми институтом, а также участвуют в таких программах как групповая страховочная программа. В дополнение к этому общества-члены имеют возможность координировать свои действия по воздействию на государственную политику. Кроме этого имеются филиалы института — локальные, региональные и национальные организации, заинтересованные в развитии науки. Организации, являющиеся филиалами Американского института физики, не платят никаких взносов, но получают некоторые выгоды[3], например, дополнительные возможности для обмена информацией, скидки на «Physics Today» и другие журналы, выпускаемые институтом. В общей сложности членами Американского института физики являются более ста тысяч учёных со всего мира[4].

Общества-члены

Американское акустическое общество

Американское акустическое общество (англ. Acoustical Society of America, ASA) было основано в 1929 году[5]. По состоянию на 2010 год в обществе состоят около 7000 акустиков, работающих в США[6]. Общество ведёт издательскую деятельность[7]: выпускает книги, научные журналы («The Journal of the Acoustical Society of America» и «The Journal of the Acoustical Society of America Express Letters»), а также тезисы с конференций, проводимых под эгидой ASA. Обществом вручается ряд наград, среди которых наиболее престижной является Золотая медаль (англ.)[8]. Общество также осуществляет поддержку студентов, молодых учёных, представителей национальных меньшинств и т. п. путём выдачи стипендий и специальных премий[9].

Американская ассоциация медицинских физиков

Американская ассоциация медицинских физиков (англ. American Association of Physicists in Medicine, AAPM) была основана 17 ноября 1958 года в Чикаго[10]. По состоянию на 2010 год в состав ассоциации входят более 7000 медицинских физиков. Годовой бюджет организации — 7 млн долларов США[11]. Ассоциацией издаётся научный журнал «Medical Physics», а также монографии и тезисы конференций[12]. Организацией также вручается ряд научных наград. Наиболее почётными являются Премия Уильяма Кулиджа[13] и Премия за достижения в области медицинской физики[14].

Американская ассоциация учителей физики

Американская ассоциация учителей физики (англ. American Association of Physics Teachers, также иногда переводится как Американская ассоциация преподавателей физики, AAPT) была организована в 1930 году[15]. По состоянию на 2010 год ассоциация включает в себя более 11 000 членов из 30 стран мира[16]. AAPT издаёт два научных журнала[17]: «Американский журнал физики» (англ. American Journal of Physics), предназначенный для преподавателей и студентов университетов и колледжей, и «Physics Teacher», посвящённый проблемам преподавания вводных курсов физики в школах. Ассоциацией вручается ряд наград и премий[18], а также грантов и стипендий[19]. Старейшими наградами общества являются Медаль Эрстеда, вручаемая с 1936 года[20], и Премия памяти Рихтмайера, вручаемая с 1940 года и традиционно сопровождаемая лекцией памяти Рихтмайера (англ.)[21].

Американское астрономическое общество

Американское астрономическое общество (англ. American Astronomical Society, AAS), основанное в 1899 году[22], является крупнейшей в Северной Америке организацией, объединяющей астрономов[23]. По состоянию на 2010 год в общество входит около 7000 членов[23], среди которых кроме астрономов имеются также физики, математики, геологи и представители других профессий, чьи интересы близки к астрономии. Обществом совместно с Институтом физики издаются старейшие астрономические научные журналы «The Astronomical Journal» (организован в 1849 году) и «The Astrophysical Journal» (основан в 1895 году), а также электронный журнал «Astronomy Education Review»[24]. Общество ежегодно вручает 12 престижных наград в области астрономии и астрофизики[25]. Награждённые объявляются 30 июня. Кроме этого, ряд наград вручается отдельными подразделениями общества. Наиболее почётной является Награда Генри Норриса Рассела (англ.), вручаемая с 1946 года за выдающиеся достижения в области астрономических исследований, сделанных в течение всей жизни, награда сопровождается лекцией лауреата.

Американская кристаллографическая ассоциация

Американская кристаллографическая ассоциация (англ. American Crystallographic Association, ACA) была основана в 1949 году путём слияния Американского общества дифракции рентгеновского излучения и электронов (англ. American Society for X-Ray and Electron Diffraction, ASXRED) и Кристаллографического общества Америки (англ. Crystallographic Society of America, CSA)[26]. По состоянию на 2010 год членами ассоциации являются более 2200 учёных, работающих в области кристаллографии и изучающих структуру вещества на атомном и молекулярном уровнях. Ассоциацией вручается ряд профессиональных наград[27] за достижения в области кристаллографии. Старейшими наградами являются Премия Уоррена и Премия Фанкучена, вручаемые раз в три года с 1970 и 1971 года соответственно.

Американский геофизический союз

Американский геофизический союз (англ. American Geophysical Union, AGU) — это профессиональное объединенение учёных, занимающихся геофизикой, основанное в 1919 году как комитет при Национальном совете по исследованиям Национальной академии наук США[28]. С 1972 года выделена в виде отдельной организации[28] и по состоянию на 2010 год включает в себя более 58 000 членов из 135 стран мира[29]. Союз занимается издательством научных журналов[30], членской газеты «Eos»[31] и книг[32]. Наибольшим импакт-факторами среди выпускаемых союзом журналов обладает обзорный журнал «Reviews of Geophysics», а старейшим является «Journal of Geophysical Research», первый выпуск которого вышел в 1896 году. Союзом вручается ряд медалей и премий за вклад в развитие геофизики[33]. Старейшей из них является Медаль Уильяма Боуи (англ.), вручаемая с 1939 года[34].

Американское физическое общество

Американское физическое общество (англ. American Physical Society, APS) было основано 20 мая 1899 года в Колумбийском университете[35]. Цель общества: «развивать и распространять физическое знание» (англ. «to advance and diffuse the knowledge of physics»). По состоянию на 2010 год общество насчитывает около 48 000 членов[36]. Общество издаёт знаменитую серию журналов «Physical Review», включая «Physical Review Letters», а также обзорный журнал «Reviews of Modern Physics»[37], обладающий наивысшим импакт-фактором среди физических журналов. Основным видом деятельности общества является организация регулярных встреч и конференций своих членов[38]. Помимо этого APS ежегодно вручает ряд престижных премий[39] и других наград[40] в области физики и близких к ней наук.

Американское вакуумное общество

Американское вакуумное общество (англ. American Vacuum Society, AVS), основанное в 1953 году, является некоммерческой организацией, обеспечивающей связь между исследовательскими центрами и индустрией с целью распространения знаний в области новых технологий[41]. По состоянию на 2010 год в общество входит около 4500 членов со всего мира. Обществом проводится ежегодный симпозиум[42] и ряд конференций и встреч[43]. Также ведётся издательская деятельность[44]: выпускаются журналы «Journal of Vacuum Science and Technology», «Surface Science Spectra» и «Biointerphases». Кроме того, обществом вручаются профессиональные награды, студенческие премии и стипендии[45].

Оптическое общество (OSA)

Оптическое общество (OSA)(англ. The Optical Society, OSA) было основано в 1916 году[46]. По состоянию на 2012 год членами общества являются более 17 000 учёных, занимающихся вопросами оптики и фотоники, из 100 стран, при этом около 52 % из них проживает за пределами США[47]. Общество ведёт обширную издательскую деятельность, выпуская книги[48], физические журналы[49], а также сборники тезисов с конференций, проводимых при участии общества. Кроме того издаётся журнал «Optics & Photonics News», публикующий новости о последних достижениях в оптике и фотонике[50]. Под эгидой OSA организуются крупнейшие встречи, конференции и форумы, посвящённые оптической науке[51]. Среди них конференция по лазерам и электрооптике и конференция по квантовой электронике и лазерам (CLEO/QELS)[52], конференция по оптоволоконным коммуникациям и национальная конференция оптоволоконных инженеров (OFC/NFOEC)[53], ежегодные встречи Frontiers in Optics и Laser Sciences (FIO/LS)[54]. Обществом вручается ряд наград учёным за достижения в области оптики и фотоники[55], а также разыгрывается несколько грантов[56]. Наивысшей наградой общества является Медаль Фредерика Ива, вручаемая с 1929 года[57].

Реологическое общество

Реологическое общество (англ. The Society of Rheology) объединяет физиков, химиков, биологов, инженеров и математиков, проявляющих интерес к проблемам реологии — науке о деформациях и текучести материалов[58]. Общество было официально сформировано 9 декабря 1929 года. С тех пор ежегодно организуются встречи членов общества[59]. Обществом выпускается научный журнал «Journal of Rheology», посвящённый последним достижениям в области реологии[60]. Также реологическим обществом производится вручение нескольких профессиональных наград[61].

Филиалы

Филиалом института может стать любая локальная, региональная или национальная организация, заинтересованная в развитии физических знаний. Филиалы не платят деньги за своё участие, но имеют некоторые льготы, например, участие в ежегодных съездах Американского института физики, скидки на журнал «Physics Today» и на другие журналы, выпускаемые под эгидой института и др.[62]

Другие организации-члены сообщества

Издательская деятельность

Одной из основных деятельностей общества является издание ряда научных журналов, многие из которых имеют высокий импакт-фактор и высоко ценятся в физическом сообществе.

Научные журналы издаваемые сообществом, включают в себя[63]:

Журнал Сокращение Импакт-фактор (2009)[64] Год учреждения Предыдущие названия Область
AIP Advances 2011 Прикладная физика
Applied Physics Letters Appl. Phys. Lett. 3,554 1962 Прикладная физика
Biomicrofluidics 2,895 2007 Биомикрофлюидика
Chaos 1,795 1991 Теория хаоса
Journal of Applied Physics J. Appl. Phys. 2,072 1931 Прикладная физика
Journal of Chemical Physics J. Chem. Phys. 3,093 1933 Химическая физика
Journal of Mathematical Physics J. Math. Phys. 1,318 1960 Математическая физика
Journal of Physical and Chemical Reference Data J. Phys. Chem. Ref. Data 2,093 1972 Физические и химические данные измерений
Journal of Renewable and Sustainable Energy J. Renewable Sustainable Energy 2009 Альтернативная энергетика
Low Temperature Physics Low Temp. Phys. 0,662 1997 Физика низких температур
Physics of Fluids Phys. Fluids 1,638 1958 Physics Fluids A (1989—1993) Гидрофизика
Physics of Plasmas Phys. Plasmas 2,475 1989 Physics Fluids B (1989—1993) Физика плазмы
Review of Scientific Instruments Rev. Sci. Instrum. 1,521 1930 Научный инструментарий

Помимо чисто научных институтом издаются такие журналы как[65]:

Также Американский институт издаёт большое количество сборников тезисов конференций, проводимых под эгидой института[66].

Для удобства поиска по публикуемым журналам американский институт физики имеет собственную электронную базу публикаций и цитирований Scitation[67].

Медали и премии

Научные награды

Американский институт физики присуждает ряд научных медалей и премий за достижения в различных областях физики. В их число входят[68]:

Литературная премия

Помимо этого институтом вручается Премия в области научной литературы (англ.) за научные публикации, написанные с выдающимся литературным мастерством неспециалистами, по четырём категориям: журналисты, учёные, научная литература для детей, широковещательные СМИ.

Стипендии

Студенты и молодые учёные поддерживаются Американским институтом физики путём награждения стипендиями по нескольким программам, в том числе в сотрудничестве с Обществом студентов-физиков.

История

Основание

Американский институт физики был основан в 1931 году для решения финансовых проблемы, обусловленных периодом Великой Депрессии в США[4]. Институт был основан по инициативе Химического Фонда (англ. Chemical Foundation), обеспечивавшего первоначальное спонсирование. Основными целями создания организации были экономия на публикации журналов и сохранение числа членов физических обществ, вошедших в институт. Другой причиной необходимости создания подобного института стало появление и развитие сложных и абстрактных квантовой и релятивистской теорий, которые были непонятны многим обывателям и отчуждали академическую физику от прикладной. В обществе даже бытовало мнение, что именно развитие науки и технологий стали причиной войн и экономического коллапса. Таким образом, несмотря на то, что основная деятельность AIP всегда была связана с проведением конференций и публикацией научных журналов, созданная организация также занималась вопросами налаживания междисциплинарных связей в физических науках и улучшением понимания основ современной физики широкими массами людей.

Состав

Изначально в состав Американского института физики входило пять обществ[4]: Американское физическое общество, Оптическое общество Америки, Американское акустическое общество, Реологическое общество и Американская ассоциация учителей физики. Общая численность организации составляла 4000 человек. Новый члены начали появляться в середине 1960-х. В 1966 году в состав института вошли Американская кристаллографическая ассоциация и Американское астрономическое общество, в 1973 присоединилась Американская ассоциация медицинских физиков, в 1976 — Американское вакуумное общество, а в 1986 десятым членом стал Американский геофизический союз. При этом общая численность института к началу XXI века превысила отметку в 100 000 человек, в то время как численность штата организации в 2004 году достигла пика и превышала 500 сотрудников. По состоянию на 2009 год согласно официальному отчёту института число сотрудников составляет 400 человек, а число членов — 135 000[1].

Издательская деятельность

С момента основания институтом издаются журналы от имени своих членов, например, журнал «Physical Review» издаётся от имени Американского физического общества. Также был организован ряд журналов, в основном междсциплинарной направленности, не ассоциируемые ни с одним из обществ. Практически с самого основания AIP издаёт журналы «Review of Scientific Instruments», «Journal of Applied Physics» и «Journal of Chemical Physics», однако, начиная с середины 50-х годов XX века их ряды пополняют «Physics of Fluids», «Journal of Mathematical Physics», «Applied Physics Letters» и другие журналы.

В 1948 году выходит первый выпуск журнала «Physics Today», направленного на широкую аудиторию читателей и публикующего результаты последних исследований по самым разным направлениям физики. «Physics Today» распространяется бесплатно членам всех 10 обществ, образующих институт, а также членам Общества студентов-физиков.

В 1955 году стартует совместная программа Американского института физики и школы Ландау «Советская физика» по переводу русскоязычных физических журналов на английский язык. Первым стал переводиться Журнал экспериментальной и теоретической физики, а затем и другие советские журналы[69]. Программа оказалась успешной и продолжалась до 2005 года.

В 1995 году начинают выпускаться первый электронный журнал Американского института физики «Industrial Physicist», просуществовавший 10 лет, и онлайн-версия «Applied Physics Letters». В 1997 году в электронном виде для подписчиков стали доступны все журналы, выпускаемые AIP[4].

В 1960-х годах Американский институт физики начинает развивать и другие направления издательской деятельности, такие как публикация тезисов конференций. В 1984 году стартует программа издательства книг, переименованная в 1993 году в AIP Press. По этой программе публиковались как узкоспециализированные монографии, так и учебники общего назначения. С 1997 года книги AIP Press издаются и распространяются издательством Springer-Verlag (в 1999 году переименованным в Springer Science + Business Media).

В то же время появление и интенсивное развитие компьютерных технологий приводит в 1980-х годах к замедлению роста числа сотрудников института. Часть обществ-членов института начинают сами выполнять ту издательскую работу, которую ранее доверялась институту. В 2004 году эта тенденция привела к тому, что коммерческие вендоры потребовали реорганизовать издательские услуги, предоставляемые институтом, уменьшить их стоимость и увеличить число автоматизированных сервисов[4].

Другие сервисы

С ростом числа публикаций в журналах, выпускаемых под эгидой AIP, увеличивался доход организации, что позволило увеличить штат и ввести новые услуги, предоставляемые членам института[4]. Так, в 1947 году стартовала программа по трудоустройству; в 1950-х годах были созданы программы по оказанию влияния на средства массовой информации и общественное мнение, статистике образования и занятости, поддержке физического образования; в 1960-х был создан Центр истории физики, включающий в себя в том числе библиотеку имени Нильса Бора, содержащую коллекцию книг, манускриптов и аудио-видео материалов; с 1975 года поддерживается Система классификации по физике и астрономии, используемая для маркировки тем научных работ.

В то же время институтом продолжалась деятельность по укреплению связей между членами и направлению их усилий на общие цели. Эта деятельность осуществлялась посредством организации встреч организаций, входящих в состав института, и их руководств[4].

Расположение

Изначально Американский институт физики располагался в Нью-Йорке. В 1979 году большая часть издательских подразделений была перенесена в Вудбери, Лонг-Айленд, штат Нью-Йорк. Начиная с 1980-х годов часть образовательных подразделений и подразделений по связям с общественностью переносится в Вашингтон, чтобы быть ближе к федеральному правительству и к некоторым членам сообщества, располагающимся там же. В 1993 году головной офис, журналы и другие физические программы переехали в Колледж Парк, Мэриленд. Издательство и другие сервисы продолжали оставаться в Лонг-Айленде, сменив прописку только в 1998 году при переезде из Вудбери в Мелвилл.

Напишите отзыв о статье "Американский институт физики"

Примечания

  1. 1 2 3 [www.aip.org/aip/ar2009.pdf AIP 2009 Annual Report]
  2. [www.aip.org/aip/societies.html AIP: A Federation of the Physical Sciences] (англ.). Проверено 19 мая 2010. [www.webcitation.org/66vP46H89 Архивировано из первоисточника 14 апреля 2012].
  3. [www.aip.org/aip/affsoc.html Affiliated Society Program] (англ.). American Institute of Physics. Проверено 19 мая 2010. [www.webcitation.org/66vP4tCfN Архивировано из первоисточника 14 апреля 2012].
  4. 1 2 3 4 5 6 7 [www.aip.org/aip/history.html A short history of the American Institute of Physics] (англ.)
  5. [asa.aip.org/history.html A Brief History of the Acoustical Society of America] (англ.)
  6. [asa.aip.org/intro.html An Introduction to the Acoustical Society of America] (англ.)
  7. [asa.aip.org/map_publications.html Publications of the Acoustical Society of America] (англ.)
  8. [asa.aip.org/awards.html Acoustical Society of America Awards] (англ.)
  9. [asa.aip.org/fellowships.html Acoustical Society of America Fellowships, Scholarships, Prizes, Grants and Student Awards] (англ.)
  10. G. D. Adams [www.aapm.org/org/history/journal/formation2.pdf Formation and early years of the AAPM] (англ.) // Med. Phys.. — 1978. — Vol. 5, no. 4. — P. 290—296.
  11. [www.aapm.org/org/default.asp About the AAPM] (англ.)
  12. [www.aapm.org/pubs/default.asp AAPM Publications] (англ.)
  13. [www.aapm.org/org/history/coolidge.asp William D. Coolidge Award] (англ.)
  14. [www.aapm.org/org/history/achievement.asp Award for Achievement in Medical Physics] (англ.)
  15. [www.aapt.org/aboutaapt/history/aaptformation.cfm History of AAPT — Formation of AAPT] (англ.)
  16. [www.aapt.org/aboutaapt/ About AAPT] (англ.)
  17. [www.aapt.org/Publications/ AAPT Publications] (англ.)
  18. [www.aapt.org/Programs/awards/ Awards and Recognition Program] (англ.)
  19. [www.aapt.org/Programs/grants/index.cfm AAPT Grants & Scholarships] (англ.)
  20. [www.aapt.org/Programs/awards/oersted.cfm AAPT. Oersted Medal] (англ.)
  21. [www.aapt.org/aboutaapt/history/awards.cfm History of AAPT — Awards] (англ.)
  22. History of the American Astronomical Society. [www.aas.org/had/aashistory/1origin.html 1: The Origin of the American Astronomical Society] by Brant L. Sponberg and David H. DeVorkin  (англ.)
  23. 1 2 ASP: [www.astrosociety.org/pubs/mercury/36_01/aas.html The Future for the American Astronomical Society] (англ.)
  24. [aas.org/journals AAS Journals] (англ.)
  25. [aas.org/grants/awards.php AAS Grants, Prizes, and Awards] (англ.)
  26. [www.amercrystalassn.org/content/pages/main-about ACA. About.] (англ.)
  27. [www.amercrystalassn.org/content/pages/main-award-descriptions ACA — Awards Description] (англ.)
  28. 1 2 [www.agu.org/about/history/ AGU History] (англ.)
  29. [www.agu.org/membership/ AGU Membership] (англ.)
  30. [www.agu.org/pubs/journals/ AGU Journals] (англ.)
  31. [www.agu.org/pubs/eos-news/ About Eos] (англ.)
  32. [www.agu.org/pubs/books/ AGU Books] (англ.)
  33. [www.agu.org/about/honors/union/ Union Medals and Awards] (англ.)
  34. [www.agu.org/about/honors/union/bowie/ William Bowie Medal] (англ.)
  35. APS. [www.aps.org/about/history/index.cfm Society History]
  36. [www.aps.org/membership/benefits.cfm Benefits of APS Membership]
  37. [www.aps.org/publications/index.cfm APS Publications]
  38. [www.aps.org/meetings/index.cfm APS Meetings & Events]
  39. [www.aps.org/programs/honors/prizes/index.cfm APS Prizes]
  40. [www.aps.org/programs/honors/awards/index.cfm APS Awards, Medals & Lectureships]
  41. [www.avs.org/inside.aspx What is AVS?] (недоступная ссылка с 05-09-2013 (3940 дней) — историякопия) (англ.)
  42. [www.avs.org/inside.event.aspx AVS International Symposium and Exhibition] (недоступная ссылка с 05-09-2013 (3940 дней) — историякопия) (англ.)
  43. [www.avs.org/meetings.aspx AVS Technical Meetings] (недоступная ссылка с 05-09-2013 (3940 дней) — историякопия) (англ.)
  44. [www.avs.org/literature.aspx AVS Technical Literature] (недоступная ссылка с 05-09-2013 (3940 дней) — историякопия) (англ.)
  45. [www.avs.org/inside.awards.aspx AVS Awards] (недоступная ссылка с 05-09-2013 (3940 дней) — историякопия) (англ.)
  46. W. Lewis Hyde [dx.doi.org/10.1364/OPN.17.1.000018 Why 1916? A Look Back at OSA's Roots] (англ.) // Optics and Photonics News. — 2006. — Vol. 17, fasc. 1. — P. 18—19.
  47. [www.osa.org/About_Osa/Global_Services/ OSA Global Services]
  48. [www.osa.org/publications/books/default.aspx OSA Books]
  49. [www.osa.org/publications/journals/default.aspx OSA Journals]
  50. [www.osa-opn.org/ Optics & Photonics News. Официальный сайт]
  51. [www.osa.org/meetings/default.aspx OSA Meetings]
  52. [www.cleoconference.org/ CLEO/QELS. Официальный сайт]
  53. [www.ofcnfoec.org/ OFC/NFOEC. Официальный сайт]
  54. [www.frontiersinoptics.com/ FIO/LS. Официальный сайт]
  55. [www.osa.org/awards_and_grants/awards/default.aspx OSA Awards]
  56. [www.osa.org/foundation/programs/default.aspx OSA Grant Programs]
  57. [www.osa.org/Awards_and_Grants/Awards/Award_Description/ivesquinn/default.aspx Frederic Ives Medal / Quinn Endowment]
  58. [www.rheology.org/SoR/info/default.htm About The Society of Rheology] (англ.)
  59. The Society of Rheology. [www.rheology.org/SoR/annual_meeting/default.htm Annual Meetings] (англ.)
  60. [www.rheology.org/SoR/publications/j_rheology/default.htm Transactions of The Society of Rheology. Journal of Rheology] (англ.)
  61. The Society of Rheology. [www.rheology.org/SoR/awards/default.htm Awards] (англ.)
  62. [www.aip.org/aip/affsoc.html AIP Affiliated Society Program] (англ.)
  63. [journals.aip.org/ AIP Journals] (англ.)
  64. ISI [thomsonreuters.com/products_services/science/science_products/a-z/journal_citation_reports Journal Citation Reports]. Цифра показывает среднее количество сделанных в 2009 году ссылок на статьи, опубликованные в журнале за 2007—2008 годы. Пустая ячейка означает, что фактор не определён, поскольку журнал начал издаваться позже 2007 года.
  65. [journals.aip.org/ AIP Magazines] (англ.)
  66. [proceedings.aip.org/ AIP Conference Proceedings]
  67. [www.scitation.org/ Scitation.org]
  68. [www.aip.org/aip/awards/index.html Awards and prizes]. American Institute of Physics. Проверено 19 мая 2010. [www.webcitation.org/66vP5LB2k Архивировано из первоисточника 14 апреля 2012].
  69. В. Амбегаокар [dx.doi.org/10.3367/UFNr.0178.200812h.1359 Совместная программа школы Ландау и Американского института физики по переводу научной литературы] (рус.) // УФН. — 2008. — Т. 178. — С. 1359—1363.

Ссылки

  • [www.aip.org/ Официальный сайт] (англ.)

Отрывок, характеризующий Американский институт физики

Тушин испуганно оглянулся. Это был тот штаб офицер, который выгнал его из Грунта. Он запыхавшимся голосом кричал ему:
– Что вы, с ума сошли. Вам два раза приказано отступать, а вы…
«Ну, за что они меня?…» думал про себя Тушин, со страхом глядя на начальника.
– Я… ничего… – проговорил он, приставляя два пальца к козырьку. – Я…
Но полковник не договорил всего, что хотел. Близко пролетевшее ядро заставило его, нырнув, согнуться на лошади. Он замолк и только что хотел сказать еще что то, как еще ядро остановило его. Он поворотил лошадь и поскакал прочь.
– Отступать! Все отступать! – прокричал он издалека. Солдаты засмеялись. Через минуту приехал адъютант с тем же приказанием.
Это был князь Андрей. Первое, что он увидел, выезжая на то пространство, которое занимали пушки Тушина, была отпряженная лошадь с перебитою ногой, которая ржала около запряженных лошадей. Из ноги ее, как из ключа, лилась кровь. Между передками лежало несколько убитых. Одно ядро за другим пролетало над ним, в то время как он подъезжал, и он почувствовал, как нервическая дрожь пробежала по его спине. Но одна мысль о том, что он боится, снова подняла его. «Я не могу бояться», подумал он и медленно слез с лошади между орудиями. Он передал приказание и не уехал с батареи. Он решил, что при себе снимет орудия с позиции и отведет их. Вместе с Тушиным, шагая через тела и под страшным огнем французов, он занялся уборкой орудий.
– А то приезжало сейчас начальство, так скорее драло, – сказал фейерверкер князю Андрею, – не так, как ваше благородие.
Князь Андрей ничего не говорил с Тушиным. Они оба были и так заняты, что, казалось, и не видали друг друга. Когда, надев уцелевшие из четырех два орудия на передки, они двинулись под гору (одна разбитая пушка и единорог были оставлены), князь Андрей подъехал к Тушину.
– Ну, до свидания, – сказал князь Андрей, протягивая руку Тушину.
– До свидания, голубчик, – сказал Тушин, – милая душа! прощайте, голубчик, – сказал Тушин со слезами, которые неизвестно почему вдруг выступили ему на глаза.


Ветер стих, черные тучи низко нависли над местом сражения, сливаясь на горизонте с пороховым дымом. Становилось темно, и тем яснее обозначалось в двух местах зарево пожаров. Канонада стала слабее, но трескотня ружей сзади и справа слышалась еще чаще и ближе. Как только Тушин с своими орудиями, объезжая и наезжая на раненых, вышел из под огня и спустился в овраг, его встретило начальство и адъютанты, в числе которых были и штаб офицер и Жерков, два раза посланный и ни разу не доехавший до батареи Тушина. Все они, перебивая один другого, отдавали и передавали приказания, как и куда итти, и делали ему упреки и замечания. Тушин ничем не распоряжался и молча, боясь говорить, потому что при каждом слове он готов был, сам не зная отчего, заплакать, ехал сзади на своей артиллерийской кляче. Хотя раненых велено было бросать, много из них тащилось за войсками и просилось на орудия. Тот самый молодцоватый пехотный офицер, который перед сражением выскочил из шалаша Тушина, был, с пулей в животе, положен на лафет Матвевны. Под горой бледный гусарский юнкер, одною рукой поддерживая другую, подошел к Тушину и попросился сесть.
– Капитан, ради Бога, я контужен в руку, – сказал он робко. – Ради Бога, я не могу итти. Ради Бога!
Видно было, что юнкер этот уже не раз просился где нибудь сесть и везде получал отказы. Он просил нерешительным и жалким голосом.
– Прикажите посадить, ради Бога.
– Посадите, посадите, – сказал Тушин. – Подложи шинель, ты, дядя, – обратился он к своему любимому солдату. – А где офицер раненый?
– Сложили, кончился, – ответил кто то.
– Посадите. Садитесь, милый, садитесь. Подстели шинель, Антонов.
Юнкер был Ростов. Он держал одною рукой другую, был бледен, и нижняя челюсть тряслась от лихорадочной дрожи. Его посадили на Матвевну, на то самое орудие, с которого сложили мертвого офицера. На подложенной шинели была кровь, в которой запачкались рейтузы и руки Ростова.
– Что, вы ранены, голубчик? – сказал Тушин, подходя к орудию, на котором сидел Ростов.
– Нет, контужен.
– Отчего же кровь то на станине? – спросил Тушин.
– Это офицер, ваше благородие, окровянил, – отвечал солдат артиллерист, обтирая кровь рукавом шинели и как будто извиняясь за нечистоту, в которой находилось орудие.
Насилу, с помощью пехоты, вывезли орудия в гору, и достигши деревни Гунтерсдорф, остановились. Стало уже так темно, что в десяти шагах нельзя было различить мундиров солдат, и перестрелка стала стихать. Вдруг близко с правой стороны послышались опять крики и пальба. От выстрелов уже блестело в темноте. Это была последняя атака французов, на которую отвечали солдаты, засевшие в дома деревни. Опять всё бросилось из деревни, но орудия Тушина не могли двинуться, и артиллеристы, Тушин и юнкер, молча переглядывались, ожидая своей участи. Перестрелка стала стихать, и из боковой улицы высыпали оживленные говором солдаты.
– Цел, Петров? – спрашивал один.
– Задали, брат, жару. Теперь не сунутся, – говорил другой.
– Ничего не видать. Как они в своих то зажарили! Не видать; темь, братцы. Нет ли напиться?
Французы последний раз были отбиты. И опять, в совершенном мраке, орудия Тушина, как рамой окруженные гудевшею пехотой, двинулись куда то вперед.
В темноте как будто текла невидимая, мрачная река, всё в одном направлении, гудя шопотом, говором и звуками копыт и колес. В общем гуле из за всех других звуков яснее всех были стоны и голоса раненых во мраке ночи. Их стоны, казалось, наполняли собой весь этот мрак, окружавший войска. Их стоны и мрак этой ночи – это было одно и то же. Через несколько времени в движущейся толпе произошло волнение. Кто то проехал со свитой на белой лошади и что то сказал, проезжая. Что сказал? Куда теперь? Стоять, что ль? Благодарил, что ли? – послышались жадные расспросы со всех сторон, и вся движущаяся масса стала напирать сама на себя (видно, передние остановились), и пронесся слух, что велено остановиться. Все остановились, как шли, на середине грязной дороги.
Засветились огни, и слышнее стал говор. Капитан Тушин, распорядившись по роте, послал одного из солдат отыскивать перевязочный пункт или лекаря для юнкера и сел у огня, разложенного на дороге солдатами. Ростов перетащился тоже к огню. Лихорадочная дрожь от боли, холода и сырости трясла всё его тело. Сон непреодолимо клонил его, но он не мог заснуть от мучительной боли в нывшей и не находившей положения руке. Он то закрывал глаза, то взглядывал на огонь, казавшийся ему горячо красным, то на сутуловатую слабую фигуру Тушина, по турецки сидевшего подле него. Большие добрые и умные глаза Тушина с сочувствием и состраданием устремлялись на него. Он видел, что Тушин всею душой хотел и ничем не мог помочь ему.
Со всех сторон слышны были шаги и говор проходивших, проезжавших и кругом размещавшейся пехоты. Звуки голосов, шагов и переставляемых в грязи лошадиных копыт, ближний и дальний треск дров сливались в один колеблющийся гул.
Теперь уже не текла, как прежде, во мраке невидимая река, а будто после бури укладывалось и трепетало мрачное море. Ростов бессмысленно смотрел и слушал, что происходило перед ним и вокруг него. Пехотный солдат подошел к костру, присел на корточки, всунул руки в огонь и отвернул лицо.
– Ничего, ваше благородие? – сказал он, вопросительно обращаясь к Тушину. – Вот отбился от роты, ваше благородие; сам не знаю, где. Беда!
Вместе с солдатом подошел к костру пехотный офицер с подвязанной щекой и, обращаясь к Тушину, просил приказать подвинуть крошечку орудия, чтобы провезти повозку. За ротным командиром набежали на костер два солдата. Они отчаянно ругались и дрались, выдергивая друг у друга какой то сапог.
– Как же, ты поднял! Ишь, ловок, – кричал один хриплым голосом.
Потом подошел худой, бледный солдат с шеей, обвязанной окровавленною подверткой, и сердитым голосом требовал воды у артиллеристов.
– Что ж, умирать, что ли, как собаке? – говорил он.
Тушин велел дать ему воды. Потом подбежал веселый солдат, прося огоньку в пехоту.
– Огоньку горяченького в пехоту! Счастливо оставаться, землячки, благодарим за огонек, мы назад с процентой отдадим, – говорил он, унося куда то в темноту краснеющуюся головешку.
За этим солдатом четыре солдата, неся что то тяжелое на шинели, прошли мимо костра. Один из них споткнулся.
– Ишь, черти, на дороге дрова положили, – проворчал он.
– Кончился, что ж его носить? – сказал один из них.
– Ну, вас!
И они скрылись во мраке с своею ношей.
– Что? болит? – спросил Тушин шопотом у Ростова.
– Болит.
– Ваше благородие, к генералу. Здесь в избе стоят, – сказал фейерверкер, подходя к Тушину.
– Сейчас, голубчик.
Тушин встал и, застегивая шинель и оправляясь, отошел от костра…
Недалеко от костра артиллеристов, в приготовленной для него избе, сидел князь Багратион за обедом, разговаривая с некоторыми начальниками частей, собравшимися у него. Тут был старичок с полузакрытыми глазами, жадно обгладывавший баранью кость, и двадцатидвухлетний безупречный генерал, раскрасневшийся от рюмки водки и обеда, и штаб офицер с именным перстнем, и Жерков, беспокойно оглядывавший всех, и князь Андрей, бледный, с поджатыми губами и лихорадочно блестящими глазами.
В избе стояло прислоненное в углу взятое французское знамя, и аудитор с наивным лицом щупал ткань знамени и, недоумевая, покачивал головой, может быть оттого, что его и в самом деле интересовал вид знамени, а может быть, и оттого, что ему тяжело было голодному смотреть на обед, за которым ему не достало прибора. В соседней избе находился взятый в плен драгунами французский полковник. Около него толпились, рассматривая его, наши офицеры. Князь Багратион благодарил отдельных начальников и расспрашивал о подробностях дела и о потерях. Полковой командир, представлявшийся под Браунау, докладывал князю, что, как только началось дело, он отступил из леса, собрал дроворубов и, пропустив их мимо себя, с двумя баталионами ударил в штыки и опрокинул французов.
– Как я увидал, ваше сиятельство, что первый батальон расстроен, я стал на дороге и думаю: «пропущу этих и встречу батальным огнем»; так и сделал.
Полковому командиру так хотелось сделать это, так он жалел, что не успел этого сделать, что ему казалось, что всё это точно было. Даже, может быть, и в самом деле было? Разве можно было разобрать в этой путанице, что было и чего не было?
– Причем должен заметить, ваше сиятельство, – продолжал он, вспоминая о разговоре Долохова с Кутузовым и о последнем свидании своем с разжалованным, – что рядовой, разжалованный Долохов, на моих глазах взял в плен французского офицера и особенно отличился.
– Здесь то я видел, ваше сиятельство, атаку павлоградцев, – беспокойно оглядываясь, вмешался Жерков, который вовсе не видал в этот день гусар, а только слышал о них от пехотного офицера. – Смяли два каре, ваше сиятельство.
На слова Жеркова некоторые улыбнулись, как и всегда ожидая от него шутки; но, заметив, что то, что он говорил, клонилось тоже к славе нашего оружия и нынешнего дня, приняли серьезное выражение, хотя многие очень хорошо знали, что то, что говорил Жерков, была ложь, ни на чем не основанная. Князь Багратион обратился к старичку полковнику.
– Благодарю всех, господа, все части действовали геройски: пехота, кавалерия и артиллерия. Каким образом в центре оставлены два орудия? – спросил он, ища кого то глазами. (Князь Багратион не спрашивал про орудия левого фланга; он знал уже, что там в самом начале дела были брошены все пушки.) – Я вас, кажется, просил, – обратился он к дежурному штаб офицеру.
– Одно было подбито, – отвечал дежурный штаб офицер, – а другое, я не могу понять; я сам там всё время был и распоряжался и только что отъехал… Жарко было, правда, – прибавил он скромно.
Кто то сказал, что капитан Тушин стоит здесь у самой деревни, и что за ним уже послано.
– Да вот вы были, – сказал князь Багратион, обращаясь к князю Андрею.
– Как же, мы вместе немного не съехались, – сказал дежурный штаб офицер, приятно улыбаясь Болконскому.
– Я не имел удовольствия вас видеть, – холодно и отрывисто сказал князь Андрей.
Все молчали. На пороге показался Тушин, робко пробиравшийся из за спин генералов. Обходя генералов в тесной избе, сконфуженный, как и всегда, при виде начальства, Тушин не рассмотрел древка знамени и спотыкнулся на него. Несколько голосов засмеялось.
– Каким образом орудие оставлено? – спросил Багратион, нахмурившись не столько на капитана, сколько на смеявшихся, в числе которых громче всех слышался голос Жеркова.
Тушину теперь только, при виде грозного начальства, во всем ужасе представилась его вина и позор в том, что он, оставшись жив, потерял два орудия. Он так был взволнован, что до сей минуты не успел подумать об этом. Смех офицеров еще больше сбил его с толку. Он стоял перед Багратионом с дрожащею нижнею челюстью и едва проговорил:
– Не знаю… ваше сиятельство… людей не было, ваше сиятельство.
– Вы бы могли из прикрытия взять!
Что прикрытия не было, этого не сказал Тушин, хотя это была сущая правда. Он боялся подвести этим другого начальника и молча, остановившимися глазами, смотрел прямо в лицо Багратиону, как смотрит сбившийся ученик в глаза экзаменатору.
Молчание было довольно продолжительно. Князь Багратион, видимо, не желая быть строгим, не находился, что сказать; остальные не смели вмешаться в разговор. Князь Андрей исподлобья смотрел на Тушина, и пальцы его рук нервически двигались.
– Ваше сиятельство, – прервал князь Андрей молчание своим резким голосом, – вы меня изволили послать к батарее капитана Тушина. Я был там и нашел две трети людей и лошадей перебитыми, два орудия исковерканными, и прикрытия никакого.
Князь Багратион и Тушин одинаково упорно смотрели теперь на сдержанно и взволнованно говорившего Болконского.
– И ежели, ваше сиятельство, позволите мне высказать свое мнение, – продолжал он, – то успехом дня мы обязаны более всего действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой, – сказал князь Андрей и, не ожидая ответа, тотчас же встал и отошел от стола.
Князь Багратион посмотрел на Тушина и, видимо не желая выказать недоверия к резкому суждению Болконского и, вместе с тем, чувствуя себя не в состоянии вполне верить ему, наклонил голову и сказал Тушину, что он может итти. Князь Андрей вышел за ним.
– Вот спасибо: выручил, голубчик, – сказал ему Тушин.
Князь Андрей оглянул Тушина и, ничего не сказав, отошел от него. Князю Андрею было грустно и тяжело. Всё это было так странно, так непохоже на то, чего он надеялся.

«Кто они? Зачем они? Что им нужно? И когда всё это кончится?» думал Ростов, глядя на переменявшиеся перед ним тени. Боль в руке становилась всё мучительнее. Сон клонил непреодолимо, в глазах прыгали красные круги, и впечатление этих голосов и этих лиц и чувство одиночества сливались с чувством боли. Это они, эти солдаты, раненые и нераненые, – это они то и давили, и тяготили, и выворачивали жилы, и жгли мясо в его разломанной руке и плече. Чтобы избавиться от них, он закрыл глаза.
Он забылся на одну минуту, но в этот короткий промежуток забвения он видел во сне бесчисленное количество предметов: он видел свою мать и ее большую белую руку, видел худенькие плечи Сони, глаза и смех Наташи, и Денисова с его голосом и усами, и Телянина, и всю свою историю с Теляниным и Богданычем. Вся эта история была одно и то же, что этот солдат с резким голосом, и эта то вся история и этот то солдат так мучительно, неотступно держали, давили и все в одну сторону тянули его руку. Он пытался устраняться от них, но они не отпускали ни на волос, ни на секунду его плечо. Оно бы не болело, оно было бы здорово, ежели б они не тянули его; но нельзя было избавиться от них.
Он открыл глаза и поглядел вверх. Черный полог ночи на аршин висел над светом углей. В этом свете летали порошинки падавшего снега. Тушин не возвращался, лекарь не приходил. Он был один, только какой то солдатик сидел теперь голый по другую сторону огня и грел свое худое желтое тело.
«Никому не нужен я! – думал Ростов. – Некому ни помочь, ни пожалеть. А был же и я когда то дома, сильный, веселый, любимый». – Он вздохнул и со вздохом невольно застонал.
– Ай болит что? – спросил солдатик, встряхивая свою рубаху над огнем, и, не дожидаясь ответа, крякнув, прибавил: – Мало ли за день народу попортили – страсть!
Ростов не слушал солдата. Он смотрел на порхавшие над огнем снежинки и вспоминал русскую зиму с теплым, светлым домом, пушистою шубой, быстрыми санями, здоровым телом и со всею любовью и заботою семьи. «И зачем я пошел сюда!» думал он.
На другой день французы не возобновляли нападения, и остаток Багратионова отряда присоединился к армии Кутузова.



Князь Василий не обдумывал своих планов. Он еще менее думал сделать людям зло для того, чтобы приобрести выгоду. Он был только светский человек, успевший в свете и сделавший привычку из этого успеха. У него постоянно, смотря по обстоятельствам, по сближениям с людьми, составлялись различные планы и соображения, в которых он сам не отдавал себе хорошенько отчета, но которые составляли весь интерес его жизни. Не один и не два таких плана и соображения бывало у него в ходу, а десятки, из которых одни только начинали представляться ему, другие достигались, третьи уничтожались. Он не говорил себе, например: «Этот человек теперь в силе, я должен приобрести его доверие и дружбу и через него устроить себе выдачу единовременного пособия», или он не говорил себе: «Вот Пьер богат, я должен заманить его жениться на дочери и занять нужные мне 40 тысяч»; но человек в силе встречался ему, и в ту же минуту инстинкт подсказывал ему, что этот человек может быть полезен, и князь Василий сближался с ним и при первой возможности, без приготовления, по инстинкту, льстил, делался фамильярен, говорил о том, о чем нужно было.
Пьер был у него под рукою в Москве, и князь Василий устроил для него назначение в камер юнкеры, что тогда равнялось чину статского советника, и настоял на том, чтобы молодой человек с ним вместе ехал в Петербург и остановился в его доме. Как будто рассеянно и вместе с тем с несомненной уверенностью, что так должно быть, князь Василий делал всё, что было нужно для того, чтобы женить Пьера на своей дочери. Ежели бы князь Василий обдумывал вперед свои планы, он не мог бы иметь такой естественности в обращении и такой простоты и фамильярности в сношении со всеми людьми, выше и ниже себя поставленными. Что то влекло его постоянно к людям сильнее или богаче его, и он одарен был редким искусством ловить именно ту минуту, когда надо и можно было пользоваться людьми.
Пьер, сделавшись неожиданно богачом и графом Безухим, после недавнего одиночества и беззаботности, почувствовал себя до такой степени окруженным, занятым, что ему только в постели удавалось остаться одному с самим собою. Ему нужно было подписывать бумаги, ведаться с присутственными местами, о значении которых он не имел ясного понятия, спрашивать о чем то главного управляющего, ехать в подмосковное имение и принимать множество лиц, которые прежде не хотели и знать о его существовании, а теперь были бы обижены и огорчены, ежели бы он не захотел их видеть. Все эти разнообразные лица – деловые, родственники, знакомые – все были одинаково хорошо, ласково расположены к молодому наследнику; все они, очевидно и несомненно, были убеждены в высоких достоинствах Пьера. Беспрестанно он слышал слова: «С вашей необыкновенной добротой» или «при вашем прекрасном сердце», или «вы сами так чисты, граф…» или «ежели бы он был так умен, как вы» и т. п., так что он искренно начинал верить своей необыкновенной доброте и своему необыкновенному уму, тем более, что и всегда, в глубине души, ему казалось, что он действительно очень добр и очень умен. Даже люди, прежде бывшие злыми и очевидно враждебными, делались с ним нежными и любящими. Столь сердитая старшая из княжен, с длинной талией, с приглаженными, как у куклы, волосами, после похорон пришла в комнату Пьера. Опуская глаза и беспрестанно вспыхивая, она сказала ему, что очень жалеет о бывших между ними недоразумениях и что теперь не чувствует себя вправе ничего просить, разве только позволения, после постигшего ее удара, остаться на несколько недель в доме, который она так любила и где столько принесла жертв. Она не могла удержаться и заплакала при этих словах. Растроганный тем, что эта статуеобразная княжна могла так измениться, Пьер взял ее за руку и просил извинения, сам не зная, за что. С этого дня княжна начала вязать полосатый шарф для Пьера и совершенно изменилась к нему.
– Сделай это для нее, mon cher; всё таки она много пострадала от покойника, – сказал ему князь Василий, давая подписать какую то бумагу в пользу княжны.
Князь Василий решил, что эту кость, вексель в 30 т., надо было всё таки бросить бедной княжне с тем, чтобы ей не могло притти в голову толковать об участии князя Василия в деле мозаикового портфеля. Пьер подписал вексель, и с тех пор княжна стала еще добрее. Младшие сестры стали также ласковы к нему, в особенности самая младшая, хорошенькая, с родинкой, часто смущала Пьера своими улыбками и смущением при виде его.
Пьеру так естественно казалось, что все его любят, так казалось бы неестественно, ежели бы кто нибудь не полюбил его, что он не мог не верить в искренность людей, окружавших его. Притом ему не было времени спрашивать себя об искренности или неискренности этих людей. Ему постоянно было некогда, он постоянно чувствовал себя в состоянии кроткого и веселого опьянения. Он чувствовал себя центром какого то важного общего движения; чувствовал, что от него что то постоянно ожидается; что, не сделай он того, он огорчит многих и лишит их ожидаемого, а сделай то то и то то, всё будет хорошо, – и он делал то, что требовали от него, но это что то хорошее всё оставалось впереди.
Более всех других в это первое время как делами Пьера, так и им самим овладел князь Василий. Со смерти графа Безухого он не выпускал из рук Пьера. Князь Василий имел вид человека, отягченного делами, усталого, измученного, но из сострадания не могущего, наконец, бросить на произвол судьбы и плутов этого беспомощного юношу, сына его друга, apres tout, [в конце концов,] и с таким огромным состоянием. В те несколько дней, которые он пробыл в Москве после смерти графа Безухого, он призывал к себе Пьера или сам приходил к нему и предписывал ему то, что нужно было делать, таким тоном усталости и уверенности, как будто он всякий раз приговаривал:
«Vous savez, que je suis accable d'affaires et que ce n'est que par pure charite, que je m'occupe de vous, et puis vous savez bien, que ce que je vous propose est la seule chose faisable». [Ты знаешь, я завален делами; но было бы безжалостно покинуть тебя так; разумеется, что я тебе говорю, есть единственно возможное.]
– Ну, мой друг, завтра мы едем, наконец, – сказал он ему однажды, закрывая глаза, перебирая пальцами его локоть и таким тоном, как будто то, что он говорил, было давным давно решено между ними и не могло быть решено иначе.
– Завтра мы едем, я тебе даю место в своей коляске. Я очень рад. Здесь у нас всё важное покончено. А мне уж давно бы надо. Вот я получил от канцлера. Я его просил о тебе, и ты зачислен в дипломатический корпус и сделан камер юнкером. Теперь дипломатическая дорога тебе открыта.
Несмотря на всю силу тона усталости и уверенности, с которой произнесены были эти слова, Пьер, так долго думавший о своей карьере, хотел было возражать. Но князь Василий перебил его тем воркующим, басистым тоном, который исключал возможность перебить его речь и который употреблялся им в случае необходимости крайнего убеждения.
– Mais, mon cher, [Но, мой милый,] я это сделал для себя, для своей совести, и меня благодарить нечего. Никогда никто не жаловался, что его слишком любили; а потом, ты свободен, хоть завтра брось. Вот ты всё сам в Петербурге увидишь. И тебе давно пора удалиться от этих ужасных воспоминаний. – Князь Василий вздохнул. – Так так, моя душа. А мой камердинер пускай в твоей коляске едет. Ах да, я было и забыл, – прибавил еще князь Василий, – ты знаешь, mon cher, что у нас были счеты с покойным, так с рязанского я получил и оставлю: тебе не нужно. Мы с тобою сочтемся.
То, что князь Василий называл с «рязанского», было несколько тысяч оброка, которые князь Василий оставил у себя.
В Петербурге, так же как и в Москве, атмосфера нежных, любящих людей окружила Пьера. Он не мог отказаться от места или, скорее, звания (потому что он ничего не делал), которое доставил ему князь Василий, а знакомств, зовов и общественных занятий было столько, что Пьер еще больше, чем в Москве, испытывал чувство отуманенности, торопливости и всё наступающего, но не совершающегося какого то блага.
Из прежнего его холостого общества многих не было в Петербурге. Гвардия ушла в поход. Долохов был разжалован, Анатоль находился в армии, в провинции, князь Андрей был за границей, и потому Пьеру не удавалось ни проводить ночей, как он прежде любил проводить их, ни отводить изредка душу в дружеской беседе с старшим уважаемым другом. Всё время его проходило на обедах, балах и преимущественно у князя Василия – в обществе толстой княгини, его жены, и красавицы Элен.
Анна Павловна Шерер, так же как и другие, выказала Пьеру перемену, происшедшую в общественном взгляде на него.
Прежде Пьер в присутствии Анны Павловны постоянно чувствовал, что то, что он говорит, неприлично, бестактно, не то, что нужно; что речи его, кажущиеся ему умными, пока он готовит их в своем воображении, делаются глупыми, как скоро он громко выговорит, и что, напротив, самые тупые речи Ипполита выходят умными и милыми. Теперь всё, что ни говорил он, всё выходило charmant [очаровательно]. Ежели даже Анна Павловна не говорила этого, то он видел, что ей хотелось это сказать, и она только, в уважение его скромности, воздерживалась от этого.
В начале зимы с 1805 на 1806 год Пьер получил от Анны Павловны обычную розовую записку с приглашением, в котором было прибавлено: «Vous trouverez chez moi la belle Helene, qu'on ne se lasse jamais de voir». [у меня будет прекрасная Элен, на которую никогда не устанешь любоваться.]
Читая это место, Пьер в первый раз почувствовал, что между ним и Элен образовалась какая то связь, признаваемая другими людьми, и эта мысль в одно и то же время и испугала его, как будто на него накладывалось обязательство, которое он не мог сдержать, и вместе понравилась ему, как забавное предположение.
Вечер Анны Павловны был такой же, как и первый, только новинкой, которою угощала Анна Павловна своих гостей, был теперь не Мортемар, а дипломат, приехавший из Берлина и привезший самые свежие подробности о пребывании государя Александра в Потсдаме и о том, как два высочайшие друга поклялись там в неразрывном союзе отстаивать правое дело против врага человеческого рода. Пьер был принят Анной Павловной с оттенком грусти, относившейся, очевидно, к свежей потере, постигшей молодого человека, к смерти графа Безухого (все постоянно считали долгом уверять Пьера, что он очень огорчен кончиною отца, которого он почти не знал), – и грусти точно такой же, как и та высочайшая грусть, которая выражалась при упоминаниях об августейшей императрице Марии Феодоровне. Пьер почувствовал себя польщенным этим. Анна Павловна с своим обычным искусством устроила кружки своей гостиной. Большой кружок, где были князь Василий и генералы, пользовался дипломатом. Другой кружок был у чайного столика. Пьер хотел присоединиться к первому, но Анна Павловна, находившаяся в раздраженном состоянии полководца на поле битвы, когда приходят тысячи новых блестящих мыслей, которые едва успеваешь приводить в исполнение, Анна Павловна, увидев Пьера, тронула его пальцем за рукав.