Амлаф

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Амлаф
гэльск. Amlaíb mac Ilduilb,
англ. Amlaíb
король Альбы (Шотландии)
973 — 977
Соправитель: Кеннет II (973 — 977)
Предшественник: Кеннет II
Преемник: Кеннет II
 
Смерть: 977(0977)
Род: Макальпины
Отец: Индульф

Амлаф (гэльск. Amlaíb mac Ilduilb, англ. Amlaíb, умер в 977) — король Альбы (Шотландии) (или претендент на шотландский престол) (973—977), сын Индульфа и брат Кулена. Его имя, как и имя его отца, нетрадиционно для Шотландии и имеет старонорвежское или гэльско-норвежское происхождение. Оно является староирландским эквивалентом скандинавского имени Олаф (Улаф) и в настоящее время не используется ни в Ирландии, ни в Шотландии.



Биография

Примерно в середине 970-х годов Амлаф поднял мятеж против Кеннета II и, возможно, подчинил себе часть Шотландии, но в 977 году был убит Кеннетом.

Имя Амлафа не включено ни в один из известных списков королей Шотландии. Он также не упоминается как король при описании встречи Кеннета II и Эдгара Миролюбивого в Честере. Королевский титул применительно к нему встречается только в «Анналах Тигернаха», которые, сообщая о убийстве Амлафа Кеннетом II в 977 году, называют его «Королём Альбы».

Напишите отзыв о статье "Амлаф"

Литература

  • Anderson, Alan Orr. Early Sources of Scottish History A.D 500–1286, volume 1. Reprinted with corrections. — Stamford: Paul Watkins, 1990. — ISBN 1-871615-03-8.
  • Duncan, A.A.M. The Kingship of the Scots 842–1292: Succession and Independence. — Edinburgh: Edinburgh University Press, 2002. — ISBN 0-7486-1626-8.
  • Smyth, Alfred P. Warlords and Holy Men: Scotland AD 80-1000. — Edinburgh: Reprinted, Edinburgh, 1998. — ISBN 0-7486-0100-7.
  • Woolf, Alex. From Pictland to Alba, 789–1070, The New Edinburgh History of Scotland. — Edinburgh: Edinburgh University Press, 2007. — ISBN 0-7486-1234-5.

Ссылки

  • [www.ucc.ie/celt/published/G100002/index.html Анналы Тигернаха]
  • [www.ucc.ie/celt/published/G100001A/index.html Анналы Ольстера]

Отрывок, характеризующий Амлаф

– Эка врать здоров ты, Киселев, посмотрю я на тебя.
– Какое врать, правда истинная.
– А кабы на мой обычай, я бы его, изловимши, да в землю бы закопал. Да осиновым колом. А то что народу загубил.
– Все одно конец сделаем, не будет ходить, – зевая, сказал старый солдат.
Разговор замолк, солдаты стали укладываться.
– Вишь, звезды то, страсть, так и горят! Скажи, бабы холсты разложили, – сказал солдат, любуясь на Млечный Путь.
– Это, ребята, к урожайному году.
– Дровец то еще надо будет.
– Спину погреешь, а брюха замерзла. Вот чуда.
– О, господи!
– Что толкаешься то, – про тебя одного огонь, что ли? Вишь… развалился.
Из за устанавливающегося молчания послышался храп некоторых заснувших; остальные поворачивались и грелись, изредка переговариваясь. От дальнего, шагов за сто, костра послышался дружный, веселый хохот.
– Вишь, грохочат в пятой роте, – сказал один солдат. – И народу что – страсть!
Один солдат поднялся и пошел к пятой роте.
– То то смеху, – сказал он, возвращаясь. – Два хранцуза пристали. Один мерзлый вовсе, а другой такой куражный, бяда! Песни играет.
– О о? пойти посмотреть… – Несколько солдат направились к пятой роте.


Пятая рота стояла подле самого леса. Огромный костер ярко горел посреди снега, освещая отягченные инеем ветви деревьев.
В середине ночи солдаты пятой роты услыхали в лесу шаги по снегу и хряск сучьев.
– Ребята, ведмедь, – сказал один солдат. Все подняли головы, прислушались, и из леса, в яркий свет костра, выступили две, держащиеся друг за друга, человеческие, странно одетые фигуры.
Это были два прятавшиеся в лесу француза. Хрипло говоря что то на непонятном солдатам языке, они подошли к костру. Один был повыше ростом, в офицерской шляпе, и казался совсем ослабевшим. Подойдя к костру, он хотел сесть, но упал на землю. Другой, маленький, коренастый, обвязанный платком по щекам солдат, был сильнее. Он поднял своего товарища и, указывая на свой рот, говорил что то. Солдаты окружили французов, подстелили больному шинель и обоим принесли каши и водки.
Ослабевший французский офицер был Рамбаль; повязанный платком был его денщик Морель.
Когда Морель выпил водки и доел котелок каши, он вдруг болезненно развеселился и начал не переставая говорить что то не понимавшим его солдатам. Рамбаль отказывался от еды и молча лежал на локте у костра, бессмысленными красными глазами глядя на русских солдат. Изредка он издавал протяжный стон и опять замолкал. Морель, показывая на плечи, внушал солдатам, что это был офицер и что его надо отогреть. Офицер русский, подошедший к костру, послал спросить у полковника, не возьмет ли он к себе отогреть французского офицера; и когда вернулись и сказали, что полковник велел привести офицера, Рамбалю передали, чтобы он шел. Он встал и хотел идти, но пошатнулся и упал бы, если бы подле стоящий солдат не поддержал его.