Аммон, Фридрих Август фон

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Фридрих Август фон Аммон

Фридрих Август фон Аммон (нем. Friedrich August von Ammon; 10 сентября 1799, Гёттинген — 1861, Дрезден) — немецкий медик, офтальмолог.





Биография

Фридрих Август фон Аммон родился в семье известного немецкого теолога и богослова Кристофа Фридриха фон Аммона. В отличие от своего старшего брата Вильгельма Фридриха Филиппа, который пошёл по стопам отца, Фридрих Август избрал своей профессией медицину.

Август фон Аммон с усердием изучал медицинские науки в Лейпцигском университете, затем в Гёттингенском университете, где получил степень доктора медицины. Начиная с 1823 года практиковал в городе Дрездене, а в 1829 году был назначен профессором дрезденской медико-хирургической академии и директором её поликлиники.

Кроме того, Фридрих Август фон Аммон основал частную лечебницу для глазных и хирургических больных. В 1837 году Аммон был назначен лейб-медиком короля.

Аммон издавал два журнала: «Zeitschrift für Ophtalmologie» (5 т., Дрезден и Гейдельберг, 1830—36) и «Monatsschrift für Medizin, Augenheilkunde und Chirurgie» (3 том, Лейпциг, 1838—40). Помимо статей размещённых в этих журналах, Аммон опубликовал некоторые труды отдельными изданиями. Написанный им атлас глазных болезней одно время был наиболее подробным иллюстрированным пособием по офтальмоскопии.

Фридрих Август фон Аммон был похоронен на местном кладбище Святого Ильи в Дрездене.

Избранная библиография

  • «Klinische Darstellungen der Krankheiten und Bildungsfehler des menschlichen Auges» (4 т., Берлин, 1838—1847);
  • «De genesi et usu maculae luteae iu retina oculi humani obviae» (Вейм., 1830),
  • «De Physiologia Tenotomiae experimentis illustrata» (Дрезд., 1837),
  • «De Iritide» (нем. пер., Берл., 1843),
  • «Die Behandlung des Schielens durch den Muskelschnitt» (Берлин, 1840)
  • «Illustrirte pathol. Anatomie der menschlichen Cornea, Sclera, Chorioidea und des optischen Nerven» (изд. Варнаца, Лейпц., 1862).
  • «Die angeborenen chirurgischen Krankheiten der Menschen» (Берл., 1839—42)
  • «Die plastische Chirurgie» (Берл., 1842).
  • «Die ersten Mutterpflichten und die erste Kindespflege» (24 изд. Винкеля, Лейпц., 1842)
  • «Brunniendiätetik» (7 изд., обраб. Реймером, Лейпц., 1880).

Напишите отзыв о статье "Аммон, Фридрих Август фон"

Примечания

Ссылки

Отрывок, характеризующий Аммон, Фридрих Август фон

– Прекрасный ответ, – сказал Наполеон. – Молодой человек, вы далеко пойдете!
Князь Андрей, для полноты трофея пленников выставленный также вперед, на глаза императору, не мог не привлечь его внимания. Наполеон, видимо, вспомнил, что он видел его на поле и, обращаясь к нему, употребил то самое наименование молодого человека – jeune homme, под которым Болконский в первый раз отразился в его памяти.
– Et vous, jeune homme? Ну, а вы, молодой человек? – обратился он к нему, – как вы себя чувствуете, mon brave?
Несмотря на то, что за пять минут перед этим князь Андрей мог сказать несколько слов солдатам, переносившим его, он теперь, прямо устремив свои глаза на Наполеона, молчал… Ему так ничтожны казались в эту минуту все интересы, занимавшие Наполеона, так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы, в сравнении с тем высоким, справедливым и добрым небом, которое он видел и понял, – что он не мог отвечать ему.
Да и всё казалось так бесполезно и ничтожно в сравнении с тем строгим и величественным строем мысли, который вызывали в нем ослабление сил от истекшей крови, страдание и близкое ожидание смерти. Глядя в глаза Наполеону, князь Андрей думал о ничтожности величия, о ничтожности жизни, которой никто не мог понять значения, и о еще большем ничтожестве смерти, смысл которой никто не мог понять и объяснить из живущих.
Император, не дождавшись ответа, отвернулся и, отъезжая, обратился к одному из начальников:
– Пусть позаботятся об этих господах и свезут их в мой бивуак; пускай мой доктор Ларрей осмотрит их раны. До свидания, князь Репнин, – и он, тронув лошадь, галопом поехал дальше.
На лице его было сиянье самодовольства и счастия.
Солдаты, принесшие князя Андрея и снявшие с него попавшийся им золотой образок, навешенный на брата княжною Марьею, увидав ласковость, с которою обращался император с пленными, поспешили возвратить образок.
Князь Андрей не видал, кто и как надел его опять, но на груди его сверх мундира вдруг очутился образок на мелкой золотой цепочке.
«Хорошо бы это было, – подумал князь Андрей, взглянув на этот образок, который с таким чувством и благоговением навесила на него сестра, – хорошо бы это было, ежели бы всё было так ясно и просто, как оно кажется княжне Марье. Как хорошо бы было знать, где искать помощи в этой жизни и чего ждать после нее, там, за гробом! Как бы счастлив и спокоен я был, ежели бы мог сказать теперь: Господи, помилуй меня!… Но кому я скажу это! Или сила – неопределенная, непостижимая, к которой я не только не могу обращаться, но которой не могу выразить словами, – великое всё или ничего, – говорил он сам себе, – или это тот Бог, который вот здесь зашит, в этой ладонке, княжной Марьей? Ничего, ничего нет верного, кроме ничтожества всего того, что мне понятно, и величия чего то непонятного, но важнейшего!»