Англо-Аро война

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Англо-Аро война
Дата

1901-1902

Место

Юго-Восточная Нигерия

Итог

Уничтожение Конфедерации Аро

Противники
Британская империя с союзниками Конфедерация Аро
Командующие
подполковник. Г.Ф. Монтанаро
Капитан А.Т. Джексон
Майор А.М.Н. Маккензи
Лейтенант-полковник А. Фестинг
Майор Хенекер
Езе (Король) Арочукву Кану Окоро
Окори Тоти
Силы сторон
87 офицеров, 1 550 солдат и 2 100 носильщиков более 7500 солдат Аро и союзников
Потери
700-800 британцев тяжелые, точно не известны

Англо-Аро война (1901—1902) — это конфликт между Конфедерацией Аро, в настоящее время это территория Восточной области (англ.) Нигерии, и Британской империей. Война началась после увеличения напряженности между лидерами Аро и английскими колонизаторами после нескольких лет неудачных переговоров.





Причины войны

Влияние Конфедерации Аро, распространявшееся на Восточную Нигерию и за её пределы, в последние десятилетия XIX века было оспорено за счет проникновения британцев в глубинные районы. Аро и их союзники сопротивлялись проникновению, которое угрожало их культуре, влиянию и суверенитету.

Великобритания заявила следующие причины войны:

Чтобы отменить работорговлю, которая тайно велась на всей территории, принадлежащей Аро, отменить культ оракула Аро, известного как оракул Ибини Укпаби[en] (Лон Джи-Джу), который своим суеверием и мошенничеством доставляет много зол племенам, которые постоянно обращаются к нему. И, наконец, установить на всех этих территориях рынок свободного труда, чтобы занять место рабства

— сэр Ральф Мур, Верховный комиссар протектората побережья Нигера[1]

Сопротивление Аро

Лидеры Аро знали, что британское проникновение разрушило бы их экономическое господство в глубинных районах федерации. Они также выступали против религии британцев (христианство), которая угрожала религиозному влиянию их оракула Ибини Укпаби. С 1890-х годов Аро осуществляли набеги и вторжения с целью подрыва британского проникновения. В то время как британцы готовились к вторжению в Арочукву[en] в ноябре 1901 года, Аро начали своё последнее крупное наступление, упредив «Экспедицию Аро» британских войск. Силы Аро во главе с Окори Тоти напали на Обегу (британского союзника), в результате 400 человек погибло. Эта атака ускорила британскую подготовку к наступлению.

Экспедиция Аро

Сэр Ральф Мур и Королевская Нигерская компания планировали нападение на Конфедерацию Аро и оракул Ибини Укпаби на сентябрь 1899, но из-за отсутствия необходимой живой силы выступление было отложено до ноября 1901 года. 28 ноября подполковник Г. Ф. Монтанаро привел 87 офицеров, 1550 солдат и 2100 носильщиков с четырёх направлений на Арочукву из Огута, Аквете, Анвуна и Иту для борьбы с повстанцами. Как и ожидалось, Аро сильно сопротивлялись на всех направлениях, хотя им не хватало современного оружия. Тем не менее, Арочукву был захвачен 28 декабря после четырёх дней ожесточенных боев в городе и его окрестностях. В результате захвата города Ибини Укпаби, по некоторым данным, взорвали. Сражения между британскими войсками и силами Аро продолжались до весны 1902 года, когда Аро потерпели поражение в последней крупной битве на Абиа Бенде[en]. «Экспедиция Аро» закончилась через три недели.

Результаты войны

Некоторые из лидеров Аро, как Окори Тоти, были арестованы, преданы суду и повешены. Конфедерация Аро была разрушена, а Езе Кану Окоро (король Арочукву) ушел в подполье, но позже был арестован. Хотя господство Аро рухнуло в марте 1902, многие члены племён конфедерации приняли участие в более поздних движениях сопротивления против англичан в регионе, например, в Афикпо[en] (1902—1903), Езза[en] (1905) и других областях, где было особенно значительное присутствие Аро. Поражение Аро помогло британцам в их имперских интересах по преодолению серьёзного сопротивления британскому проникновению в Игболенд, однако, очевидно, что сопротивление не закончилось с окончанием Англо-Аро войны. В последующие годы британцам приходилось иметь дело со многими другими конфликтами и войнами в разных частях Игболенда, такими как конфликт в Нри[en] (1905—1911), Войны Екимеку[en] (1883—1914), Война женщин Игбо[en] (1929) и др.

Основные сражения

  • Сражения в области Огута /Оверри (ноябрь 1901)
  • Битва в Арочукву (декабрь 1901)
  • Битва в Едимма (январь 1902)
  • Битва в Бенде (март 1902)

Напишите отзыв о статье "Англо-Аро война"

Примечания

  1. [www.nigerdeltacongress.com/karticles/longjuju.htm The Longjuju]

Ссылки

  • www.aronetwork.org/
  • www.onwar.com/aced/data/alpha/aro1901.htm
  • www.nigerdeltacongress.com/karticles/longjuju.htm
  • british-colonial-africa-from-1873-to-1955.com/PDFS/1_A_Falkland_Islander_DSO.pdf
  • books.google.com/books?id=WNwgU_0wQukC&pg=PA124&lpg=PA124&dq#v=onepage&q=&f=false
  • books.google.com/books?id=Hd-Jp1t2n4sC&pg=PT32&lpg=PT32&dq#v=onepage&q=&f=false
  • web.archive.org/web/20110610131138/www.army.forces.gc.ca/DLCD-DCSFT/pubs/bushwarfare/BushWarFare.pdf

Отрывок, характеризующий Англо-Аро война

– Ce qu'elle dit? – проговорил он. – Elle m'apporte ma fille que je viens de sauver des flammes, – проговорил он. – Adieu! [Чего ей нужно? Она несет дочь мою, которую я спас из огня. Прощай!] – и он, сам не зная, как вырвалась у него эта бесцельная ложь, решительным, торжественным шагом пошел между французами.
Разъезд французов был один из тех, которые были посланы по распоряжению Дюронеля по разным улицам Москвы для пресечения мародерства и в особенности для поимки поджигателей, которые, по общему, в тот день проявившемуся, мнению у французов высших чинов, были причиною пожаров. Объехав несколько улиц, разъезд забрал еще человек пять подозрительных русских, одного лавочника, двух семинаристов, мужика и дворового человека и нескольких мародеров. Но из всех подозрительных людей подозрительнее всех казался Пьер. Когда их всех привели на ночлег в большой дом на Зубовском валу, в котором была учреждена гауптвахта, то Пьера под строгим караулом поместили отдельно.


В Петербурге в это время в высших кругах, с большим жаром чем когда нибудь, шла сложная борьба партий Румянцева, французов, Марии Феодоровны, цесаревича и других, заглушаемая, как всегда, трубением придворных трутней. Но спокойная, роскошная, озабоченная только призраками, отражениями жизни, петербургская жизнь шла по старому; и из за хода этой жизни надо было делать большие усилия, чтобы сознавать опасность и то трудное положение, в котором находился русский народ. Те же были выходы, балы, тот же французский театр, те же интересы дворов, те же интересы службы и интриги. Только в самых высших кругах делались усилия для того, чтобы напоминать трудность настоящего положения. Рассказывалось шепотом о том, как противоположно одна другой поступили, в столь трудных обстоятельствах, обе императрицы. Императрица Мария Феодоровна, озабоченная благосостоянием подведомственных ей богоугодных и воспитательных учреждений, сделала распоряжение об отправке всех институтов в Казань, и вещи этих заведений уже были уложены. Императрица же Елизавета Алексеевна на вопрос о том, какие ей угодно сделать распоряжения, с свойственным ей русским патриотизмом изволила ответить, что о государственных учреждениях она не может делать распоряжений, так как это касается государя; о том же, что лично зависит от нее, она изволила сказать, что она последняя выедет из Петербурга.
У Анны Павловны 26 го августа, в самый день Бородинского сражения, был вечер, цветком которого должно было быть чтение письма преосвященного, написанного при посылке государю образа преподобного угодника Сергия. Письмо это почиталось образцом патриотического духовного красноречия. Прочесть его должен был сам князь Василий, славившийся своим искусством чтения. (Он же читывал и у императрицы.) Искусство чтения считалось в том, чтобы громко, певуче, между отчаянным завыванием и нежным ропотом переливать слова, совершенно независимо от их значения, так что совершенно случайно на одно слово попадало завывание, на другие – ропот. Чтение это, как и все вечера Анны Павловны, имело политическое значение. На этом вечере должно было быть несколько важных лиц, которых надо было устыдить за их поездки во французский театр и воодушевить к патриотическому настроению. Уже довольно много собралось народа, но Анна Павловна еще не видела в гостиной всех тех, кого нужно было, и потому, не приступая еще к чтению, заводила общие разговоры.
Новостью дня в этот день в Петербурге была болезнь графини Безуховой. Графиня несколько дней тому назад неожиданно заболела, пропустила несколько собраний, которых она была украшением, и слышно было, что она никого не принимает и что вместо знаменитых петербургских докторов, обыкновенно лечивших ее, она вверилась какому то итальянскому доктору, лечившему ее каким то новым и необыкновенным способом.
Все очень хорошо знали, что болезнь прелестной графини происходила от неудобства выходить замуж сразу за двух мужей и что лечение итальянца состояло в устранении этого неудобства; но в присутствии Анны Павловны не только никто не смел думать об этом, но как будто никто и не знал этого.
– On dit que la pauvre comtesse est tres mal. Le medecin dit que c'est l'angine pectorale. [Говорят, что бедная графиня очень плоха. Доктор сказал, что это грудная болезнь.]
– L'angine? Oh, c'est une maladie terrible! [Грудная болезнь? О, это ужасная болезнь!]
– On dit que les rivaux se sont reconcilies grace a l'angine… [Говорят, что соперники примирились благодаря этой болезни.]
Слово angine повторялось с большим удовольствием.
– Le vieux comte est touchant a ce qu'on dit. Il a pleure comme un enfant quand le medecin lui a dit que le cas etait dangereux. [Старый граф очень трогателен, говорят. Он заплакал, как дитя, когда доктор сказал, что случай опасный.]
– Oh, ce serait une perte terrible. C'est une femme ravissante. [О, это была бы большая потеря. Такая прелестная женщина.]
– Vous parlez de la pauvre comtesse, – сказала, подходя, Анна Павловна. – J'ai envoye savoir de ses nouvelles. On m'a dit qu'elle allait un peu mieux. Oh, sans doute, c'est la plus charmante femme du monde, – сказала Анна Павловна с улыбкой над своей восторженностью. – Nous appartenons a des camps differents, mais cela ne m'empeche pas de l'estimer, comme elle le merite. Elle est bien malheureuse, [Вы говорите про бедную графиню… Я посылала узнавать о ее здоровье. Мне сказали, что ей немного лучше. О, без сомнения, это прелестнейшая женщина в мире. Мы принадлежим к различным лагерям, но это не мешает мне уважать ее по ее заслугам. Она так несчастна.] – прибавила Анна Павловна.