Андреев, Александр Петрович (лётчик)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Александр Петрович Андреев
Дата рождения

5 мая 1923(1923-05-05) (97 лет)

Место рождения

село Берёзово,
Пронский уезд,
Рязанская губерния, РСФСР, СССР[1]

Принадлежность

СССР СССР

Род войск

Военно-воздушные силы

Годы службы

19411989

Звание

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Генерал-полковник авиации
Часть

163-й гвардейский истребительный авиационный полк

Командовал

11-я гвардейская истребительная авиационная дивизия
73-я воздушная армия
17-я воздушная армия

Сражения/войны

Великая Отечественная война

Награды и премии

Иностранные награды:

Александр Петрович Андреев (род. 5 мая 1923 года, с. Берёзово, Рязанская губерния[1]) — советский военный деятель, Генерал-полковник авиации. Герой России. Заслуженный военный лётчик СССР (1973 год), кандидат военных наук.





Биография

Александр Петрович Андреев родился 5 мая 1923 года в селе Березово ныне Пронского района Рязанской области. С окончанием средней школы в 1940 году поступил в Рязанский педагогический институт. В 1941 году был призван в ряды РККА и был направлен в авиационную школу, которую закончил в 1943 году.

С ноября 1943 года принимал участие в Великой Отечественной войне в составе 163-го гвардейского истребительного авиационного полка. Принимал участие в боях на территории Кубани, Таманского полуострова, Крыма, Белоруссии, Польши и Германии.

В 1945 году командир полка представил Александра Петровича Андреева к званию Героя Советского Союза, но звание ему не было присвоено.

Последний боевой вылет совершил 12 мая 1945 года в Балтийское море, где искал вражеские корабли.

В годы войны был воздушным разведчиком и совершил более 300 боевых вылетов, провёл 50 воздушных боёв, в которых лично сбил 4 самолёта противника и 2 — в группе. Был дважды ранен от зенитного огня противника, получил ожоги.

С 1964 по 1970 годы Андреев командовал 704-й учебным авиационным полком в Качинском ВВАУЛ, затем — 11-й гвардейской истребительной авиационной дивизией в Южной группе войск (Венгрия). Вскоре командовал 73-й (Среднеазиатский военный округ), а затем 17-й воздушными армиями (Киевский военный округ).

В 1975 году Александру Петровичу Андрееву присвоено звание «генерал-полковник авиации».

В 1979 году Андреев возглавил кафедру в Военной академии Генерального штаба. Автор 15 научных трудов по вопросам применения авиации. В 1989 году вышел в отставку. Ведёт активную воспитательно-патриотическую работу, возглавляет ветеранские организации.

Указом Президента Российской Федерации № 477 от 8 мая 1995 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов, генерал-полковнику авиации в отставке Александру Петровичу Андрееву присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда» (№ 151).

С 1998 года председатель региональной Ассоциации общественных объединений города Москвы.

Награды

Звания

Память

На здании Рязанского государственного университета имени С. А. Есенина установлена мемориальная доска.

Напишите отзыв о статье "Андреев, Александр Петрович (лётчик)"

Примечания

Литература

  • Постников С. И. В далёких гарнизонах. — М.: Polygon-press, 2004. — 528 с. ISBN 5-94384-020-6.

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=4807 Андреев, Александр Петрович (лётчик)]. Сайт «Герои Страны».

  • [www.airwar.ru/history/aces/ace2ww/pilots/andreev.html Уголок неба]

Отрывок, характеризующий Андреев, Александр Петрович (лётчик)

– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.