Андреев, Владимир Александрович (адмирал)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Андреев Владимир Александрович

В. А. Андреев — ВРИД Командующего Черноморского флота, ноябрь 1955 года
Дата рождения

13 (26) декабря 1904(1904-12-26)

Место рождения

станция Бугат
(КВЖД)

Дата смерти

28 марта 1994(1994-03-28) (89 лет)

Место смерти

Москва (Россия)

Принадлежность

Российская империя Российская империя
СССР СССР Россия Россия

Годы службы

1923—1968

Звание Адмирал

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Сражения/войны

Бои у озера Хасан,
Великая Отечественная война

Награды и премии

Владимир Александрович Андреев (13 (26) декабря 1904 — 28 марта 1994) — советский военно-морской деятель, участник Великой Отечественной войны, адмирал (с 1951).





Биография

Родился 13 декабря (26 декабря по новому стилю) 1904 года на станции Бугат КВЖД. Со временем судьба привела Владимира в Москву.

Образование получил в Высшем военно-морском училище имени М. В. Фрунзе (1927) и Военно-морской академии (1941).

В 1923 году вступил на службу в ВМФ. Член ВКП(б) с 1925 года. За время обучения в училище побывал в первых заграничных походах кораблей советских морских сил «Аврора» и «Комсомолец» (в 1924 и 1925 годах). После окончания училища Андреев служил командиром взвода Балтийского флотского экипажа (октябрь 1927 — январь 1928 года).

С октября 1929 по сентябрь 1930 года окончил штурманский класс Специальных курсов комсостава ВМС РККА. С октября 1930 до декабря 1932 года Андреев служил младшим штурманом линейного корабля «Марат».

В апреле 1932 года Андреев прибыл на Тихий океан. С мая 1932 до января 1934 года он служил флаг-штурманом бригады заграждения и траления. Затем его назначили командиром минного заградителя. Сначала командовал минным заградителем «Эривань»[1], где получил неплохую практику, а когда на флот поступили новые суда — был назначен командиром минного заградителя «Теодор Нетте».

С декабря 1936 по январь 1938 года Андреев являлся начальником штаба бригады заграждения и траления, а затем до августа 1939 года — командиром этой бригады. Он принимал участие в боях у озера Хасан (1938). С августа 1939 по апрель 1940 года Андреев командовал ОВРом Главной базы Тихоокеанского флота.

Во время Великой Отечественной войны с мая 1941 года — начальник штаба эскадры Черноморского флота. С апреля 1943 — командующий Северо-Тихоокеанской военной флотилией, вице-адмирал.[2]

В августе-сентябре 1945 года руководил операцией по высадке десантов и захвату Южного Сахалина и Курильских островов. С ноября 1945 по июнь 1946 — командующий Сахалинской военной флотилией.

В 1946—1947 годах — начальник штаба, с марта 1947 по август 1952 — командующий 4-м (Балтийским) флотом.

В 1953—1955 годах — заместитель, 1-й заместитель начальника Главного штаба ВМС. В марте-ноябре 1955 — и. о. адмирала-инспектора ВМФ, в ноябре-декабре 1955 года — и. о. командующего Черноморским флотом.

С января 1956 года — адмирал-инспектор ВМФ, с февраля 1957 по ноябрь 1960 — начальник Военно-морской академии.

В 1961—1968 годах — начальник тыла ВМФ.

В марте 1968 года вышел в отставку.

Умер 28 марта 1994 года в Москве. После кремации урна с прахом В. А. Андреева была помещена в колумбарий Кунцевского кладбища.[3]

Награды

  • Награждён орденом Ленина (1948), тремя орденами Красного Знамени (1942, 1944, 1953), орденами Ушакова 1-й степени (1945) и Нахимова 1-й степени (1944), орденами Отечественной войны 1 степени (1985) и Красной Звезды (1984), а также медалями.
  • Также был награждён именным оружием (1954) и американским орденом «Легион почёта».

Память

  • В. А. Андреев — автор мемуаров «Моря и годы» (1982).

См. также

Напишите отзыв о статье "Андреев, Владимир Александрович (адмирал)"

Примечания

  1. [sovnavy-ww2.ho.ua/minelayers/typ_astrahan.htm Минные заградители]
  2. [www.encsakhalin.ru/object/1804576191?lc=ru Андреев Владимир Александрович] (недоступная ссылка с 05-09-2013 (3175 дней) — историякопия)
  3. [archive.is/20130407025305/moscow-tombs.narod.ru/1994/andreev_va.htm Андреев Владимир Александрович (1904—1994)]

Литература

Лурье В. М. [books.google.com/books?id=XTshAQAAIAAJ Адмиралы и генералы Военно-Морского флота СССР в период Великой Отечественной и советско-японской войн (1941—1945)]. — СПб.: Русско-балтийский информационный центр БЛИЦ, 2001. — С. 15. — 280 с. — 2000 экз. — ISBN 5-86789-102-X.

Ссылки

  • [historylib.org/historybooks/Nikolay-Skritskiy_Flagmany-Pobedy--Komanduyushchie-flotami-i-flotiliyami-v-gody-Velikoy-Otechestvennoy-voyny-1941-1945/13 Андреев Владимир Александрович. Командующий Северной Тихоокеанской флотилией]
  • [militera.lib.ru/memo/russian/andreev_va/ill.html Фотографии]

Отрывок, характеризующий Андреев, Владимир Александрович (адмирал)

– Я как? – отвечал холодно Долохов, – как видишь.
Бойкая песня придавала особенное значение тону развязной веселости, с которой говорил Жерков, и умышленной холодности ответов Долохова.
– Ну, как ладишь с начальством? – спросил Жерков.
– Ничего, хорошие люди. Ты как в штаб затесался?
– Прикомандирован, дежурю.
Они помолчали.
«Выпускала сокола да из правого рукава», говорила песня, невольно возбуждая бодрое, веселое чувство. Разговор их, вероятно, был бы другой, ежели бы они говорили не при звуках песни.
– Что правда, австрийцев побили? – спросил Долохов.
– А чорт их знает, говорят.
– Я рад, – отвечал Долохов коротко и ясно, как того требовала песня.
– Что ж, приходи к нам когда вечерком, фараон заложишь, – сказал Жерков.
– Или у вас денег много завелось?
– Приходи.
– Нельзя. Зарок дал. Не пью и не играю, пока не произведут.
– Да что ж, до первого дела…
– Там видно будет.
Опять они помолчали.
– Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков.
Долохов усмехнулся.
– Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму.
– Да что ж, я так…
– Ну, и я так.
– Прощай.
– Будь здоров…
… и высоко, и далеко,
На родиму сторону…
Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.


Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией. Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего. Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата.
– А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор.
– Я только говорю одно, генерал, – говорил Кутузов с приятным изяществом выражений и интонации, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо сказанное слово. Видно было, что Кутузов и сам с удовольствием слушал себя. – Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена. Я давно уже присоединился бы к эрцгерцогу. И верьте моей чести, что для меня лично передать высшее начальство армией более меня сведущему и искусному генералу, какими так обильна Австрия, и сложить с себя всю эту тяжкую ответственность для меня лично было бы отрадой. Но обстоятельства бывают сильнее нас, генерал.
И Кутузов улыбнулся с таким выражением, как будто он говорил: «Вы имеете полное право не верить мне, и даже мне совершенно всё равно, верите ли вы мне или нет, но вы не имеете повода сказать мне это. И в этом то всё дело».
Австрийский генерал имел недовольный вид, но не мог не в том же тоне отвечать Кутузову.
– Напротив, – сказал он ворчливым и сердитым тоном, так противоречившим лестному значению произносимых слов, – напротив, участие вашего превосходительства в общем деле высоко ценится его величеством; но мы полагаем, что настоящее замедление лишает славные русские войска и их главнокомандующих тех лавров, которые они привыкли пожинать в битвах, – закончил он видимо приготовленную фразу.
Кутузов поклонился, не изменяя улыбки.
– А я так убежден и, основываясь на последнем письме, которым почтил меня его высочество эрцгерцог Фердинанд, предполагаю, что австрийские войска, под начальством столь искусного помощника, каков генерал Мак, теперь уже одержали решительную победу и не нуждаются более в нашей помощи, – сказал Кутузов.
Генерал нахмурился. Хотя и не было положительных известий о поражении австрийцев, но было слишком много обстоятельств, подтверждавших общие невыгодные слухи; и потому предположение Кутузова о победе австрийцев было весьма похоже на насмешку. Но Кутузов кротко улыбался, всё с тем же выражением, которое говорило, что он имеет право предполагать это. Действительно, последнее письмо, полученное им из армии Мака, извещало его о победе и о самом выгодном стратегическом положении армии.
– Дай ка сюда это письмо, – сказал Кутузов, обращаясь к князю Андрею. – Вот изволите видеть. – И Кутузов, с насмешливою улыбкой на концах губ, прочел по немецки австрийскому генералу следующее место из письма эрцгерцога Фердинанда: «Wir haben vollkommen zusammengehaltene Krafte, nahe an 70 000 Mann, um den Feind, wenn er den Lech passirte, angreifen und schlagen zu konnen. Wir konnen, da wir Meister von Ulm sind, den Vortheil, auch von beiden Uferien der Donau Meister zu bleiben, nicht verlieren; mithin auch jeden Augenblick, wenn der Feind den Lech nicht passirte, die Donau ubersetzen, uns auf seine Communikations Linie werfen, die Donau unterhalb repassiren und dem Feinde, wenn er sich gegen unsere treue Allirte mit ganzer Macht wenden wollte, seine Absicht alabald vereitelien. Wir werden auf solche Weise den Zeitpunkt, wo die Kaiserlich Ruseische Armee ausgerustet sein wird, muthig entgegenharren, und sodann leicht gemeinschaftlich die Moglichkeit finden, dem Feinde das Schicksal zuzubereiten, so er verdient». [Мы имеем вполне сосредоточенные силы, около 70 000 человек, так что мы можем атаковать и разбить неприятеля в случае переправы его через Лех. Так как мы уже владеем Ульмом, то мы можем удерживать за собою выгоду командования обоими берегами Дуная, стало быть, ежеминутно, в случае если неприятель не перейдет через Лех, переправиться через Дунай, броситься на его коммуникационную линию, ниже перейти обратно Дунай и неприятелю, если он вздумает обратить всю свою силу на наших верных союзников, не дать исполнить его намерение. Таким образом мы будем бодро ожидать времени, когда императорская российская армия совсем изготовится, и затем вместе легко найдем возможность уготовить неприятелю участь, коей он заслуживает».]