Анисимов, Иван Иванович

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Иван Иванович Анисимов
Дата рождения:

4 (16) февраля 1899(1899-02-16)

Место рождения:

д. Глотовка, Ельнинский уезд, Смоленская губерния, Российская империя

Дата смерти:

10 июня 1966(1966-06-10) (67 лет)

Место смерти:

Москва, РСФСР, СССР

Страна:

Российская империя Российская империя
СССР СССР

Научная сфера:

литературоведение

Место работы:

Институт мировой литературы

Учёная степень:

доктор филологических наук

Учёное звание:

член-корреспондент АН СССР

Награды и премии:

Иван Иванович Анисимов (4 [16] февраля 1899, д. Глотовка, Смоленская губерния[1] — 10 июня 1966, Москва) — советский литературовед, исследователь западно-европейской литературы. «И. И. Анисимов был блестящим пропагандистом классического литературного наследия»[2].

Член КПСС с 1939 года. Член-корреспондент Академии наук СССР (10.06.1960)[3].

В 1952—1966 годах директор Института мировой литературы им. М. Горького. В 1967 году удостоен премии имени В. Г. Белинского за книгу «Новая эпоха всемирной литературы»[4].

Награждён орденом Отечественной войны II степени (1945), орденом Трудового Красного Знамени (1954)[5], а также медалями.

Лауреат Государственной премии СССР (1978, посмертно) за участие в подготовке и издании 200-томной «Библиотеки всемирной литературы». Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Напишите отзыв о статье "Анисимов, Иван Иванович"



Примечания

  1. Ныне — Угранский район, Смоленская область.
  2. [lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-7/pamati-i-i-anisimova ПАМЯТИ И. И. АНИСИМОВА — Луначарский Анатолий Васильевич]
  3. Отделение литературы и языка (литературоведение)
  4. Борис Александрович Гиленсон [feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke5/ke5-9623.htm Премии литературные] // Краткая литературная энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1962—1978.
  5. [isaran.ru/?q=ru/fund&guid=F130F849-4132-64D1-2A97-D101EC78451F&ida=1 Историческая справка] на сайте Архива РАН

Литература

Ссылки

Предшественник:
Александр Михайлович Еголин
директор Института мировой литературы АН СССР
1952—1966
Преемник:
Владимир Родионович Щербина (и. о.)
Предшественник:
Виктор Владимирович Виноградов
главный редактор серии
«Литературное наследство»

1961—1966
Преемник:
Владимир Родионович Щербина

Отрывок, характеризующий Анисимов, Иван Иванович

И, быстро отворив дверь, он вышел решительными шагами на балкон. Говор вдруг умолк, шапки и картузы снялись, и все глаза поднялись к вышедшему графу.
– Здравствуйте, ребята! – сказал граф быстро и громко. – Спасибо, что пришли. Я сейчас выйду к вам, но прежде всего нам надо управиться с злодеем. Нам надо наказать злодея, от которого погибла Москва. Подождите меня! – И граф так же быстро вернулся в покои, крепко хлопнув дверью.
По толпе пробежал одобрительный ропот удовольствия. «Он, значит, злодеев управит усех! А ты говоришь француз… он тебе всю дистанцию развяжет!» – говорили люди, как будто упрекая друг друга в своем маловерии.
Через несколько минут из парадных дверей поспешно вышел офицер, приказал что то, и драгуны вытянулись. Толпа от балкона жадно подвинулась к крыльцу. Выйдя гневно быстрыми шагами на крыльцо, Растопчин поспешно оглянулся вокруг себя, как бы отыскивая кого то.
– Где он? – сказал граф, и в ту же минуту, как он сказал это, он увидал из за угла дома выходившего между, двух драгун молодого человека с длинной тонкой шеей, с до половины выбритой и заросшей головой. Молодой человек этот был одет в когда то щегольской, крытый синим сукном, потертый лисий тулупчик и в грязные посконные арестантские шаровары, засунутые в нечищеные, стоптанные тонкие сапоги. На тонких, слабых ногах тяжело висели кандалы, затруднявшие нерешительную походку молодого человека.
– А ! – сказал Растопчин, поспешно отворачивая свой взгляд от молодого человека в лисьем тулупчике и указывая на нижнюю ступеньку крыльца. – Поставьте его сюда! – Молодой человек, брянча кандалами, тяжело переступил на указываемую ступеньку, придержав пальцем нажимавший воротник тулупчика, повернул два раза длинной шеей и, вздохнув, покорным жестом сложил перед животом тонкие, нерабочие руки.
Несколько секунд, пока молодой человек устанавливался на ступеньке, продолжалось молчание. Только в задних рядах сдавливающихся к одному месту людей слышались кряхтенье, стоны, толчки и топот переставляемых ног.
Растопчин, ожидая того, чтобы он остановился на указанном месте, хмурясь потирал рукою лицо.
– Ребята! – сказал Растопчин металлически звонким голосом, – этот человек, Верещагин – тот самый мерзавец, от которого погибла Москва.
Молодой человек в лисьем тулупчике стоял в покорной позе, сложив кисти рук вместе перед животом и немного согнувшись. Исхудалое, с безнадежным выражением, изуродованное бритою головой молодое лицо его было опущено вниз. При первых словах графа он медленно поднял голову и поглядел снизу на графа, как бы желая что то сказать ему или хоть встретить его взгляд. Но Растопчин не смотрел на него. На длинной тонкой шее молодого человека, как веревка, напружилась и посинела жила за ухом, и вдруг покраснело лицо.
Все глаза были устремлены на него. Он посмотрел на толпу, и, как бы обнадеженный тем выражением, которое он прочел на лицах людей, он печально и робко улыбнулся и, опять опустив голову, поправился ногами на ступеньке.
– Он изменил своему царю и отечеству, он передался Бонапарту, он один из всех русских осрамил имя русского, и от него погибает Москва, – говорил Растопчин ровным, резким голосом; но вдруг быстро взглянул вниз на Верещагина, продолжавшего стоять в той же покорной позе. Как будто взгляд этот взорвал его, он, подняв руку, закричал почти, обращаясь к народу: – Своим судом расправляйтесь с ним! отдаю его вам!
Народ молчал и только все теснее и теснее нажимал друг на друга. Держать друг друга, дышать в этой зараженной духоте, не иметь силы пошевелиться и ждать чего то неизвестного, непонятного и страшного становилось невыносимо. Люди, стоявшие в передних рядах, видевшие и слышавшие все то, что происходило перед ними, все с испуганно широко раскрытыми глазами и разинутыми ртами, напрягая все свои силы, удерживали на своих спинах напор задних.